Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Месяц Первого Зерна, 4 - Второго Зерна, 27, год 434 Третьей Эры. Услуги для коллекционера. 4 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

За аркой оказался довольно большой зал, вытянутой формы, затянутый той голубоватой светящейся дымкой, которая не столько освещает пространство, сколько слепит глаза. В центре зала на невысоком постаменте возвышался простой каменный трон. Тот самый, о котором, судя по всему и говорил Умбакано. А вот то, что я увидел вдоль стен, заставило меня непроизвольно поёжиться и отступить на шаг.

Чёрные камни варла. Самое, на мой взгляд, отвратительное порождение извращённого разума исчезнувшей расы айлейдов. И самое совершенное из всех придуманных ими средств уничтожения живых существ. Мощное - один-два магических удара и жертва превращается в промороженный кусок мяса. Или прожаренный - в зависимости от наложенных чар. Не требующее специальной перезарядки - камни сами непрерывно поглощают магию из окружающего пространства. И, ко всему прочему, удивительно точное. Всё это я проверил на себе. И совершенно не жажду повторения.

Присмотревшись сквозь дымку к стенам, я не увидел в них ничего похожего на дверные проёмы, но это ничего не значило. Кроме того, что проходы открываются магически. Или с помощью скрытых механизмов, вроде ловушек с ядом, активирующихся при нажатии на плиты пола вокруг резервуара. В одну такую я как-то попался - совершенно незабываемый опыт...

Альтмер повернулся к нам с Мариком.

- Что ж, - произнес он, - ваши услуги мне более не нужны. Можете идти, - тонкий рот скривился в отвратительной усмешке - Умбакано увидел опущенную лестницу за нашими спинами. - Удачи, господа расхитители гробниц. Все, что вы сможете вынести из Неналаты - ваше, - и, повернувшись к нам спиной, направился к трону.

Я торопливо пнул бретона в лодыжку, прежде чем он успел открыть рот. Ни к чему. Дэйдров ублюдок дал понять, что Марик ему не нужен. Отлично. Думаю, бретон не откажется поучаствовать в спасении собственной жизни. Если учесть, что деваться нам отсюда некуда, а исчезнувшие айлейды оставили о себе весьма недобрую память, оброненная Умбакано фраза делает такой вариант развития событий более, чем вероятным... Во всяком случае, теперь я, кажется, понимаю, для чего предназначались каменные столы, на один из которых Марик так беспечно уселся.

- Какого дэйдра?.. - прошипел разъярённый наёмник мне в ухо.



- Заткнись, - отрезал я. - Хочешь, чтоб он тебя зажарил? Уверен, ты будешь гореть гораздо лучше тех сушёных айлейдских ублюдков, которые так радовались нашему появлению в этом проклятом подземелье.

Ответом мне стало очередное заковыристое ругательство.

- Лучше скажи мне, что он тебе пообещал за сопровождение, - хмыкнул я, внимательно следя за действиями коллекционера.

Умбакано тем временем неторопливо прошел к трону, лишь раз покосившись на камни варла вдоль стен. Черные кристаллы, вблизи похожие на куски обливионского обсидиана, вопреки моим ожиданиям, остались безжизненны.

- Всё, что я смогу отсюда вынести, - сердито выплюнул Марик.

- Кто бы сомневался... - пробормотал я, входя в зал - торчать в комнате без выхода и дальше было бессмысленно, поэтому я решил попытаться активировать какую-нибудь из возможных потайных дверей. - Мне он пообещал то же самое. Вот только скажи мне, мой коварный друг - много ли ценных вещей ты заметил по пути сюда?

Бретон покачал головой.

- Кошкины слёзы... Ну, тварь!.. Он же заранее это рассчитал!

- Не обязательно. Он не всеведущ всё-таки. Хотя и не исключено - если он собирался "возродить былую славу" айлейдов, он мог выяснить достаточно.



- Почему тогда он нас просто не убил?

- Вероятно, это он собирается сделать позже. В конце концов, известный нам путь наверх заблокирован, так что деваться нам как бы некуда, - Умбакано коротко оглянулся на нас и отбросил сумку, которую до этого прижимал к груди.

В руках у него остался только знакомый мне по предпоследнему визиту в его дом айлейдский церемониальный шлем. Корона Неналаты.

- Барра агеа ри соу каран(4), - произнёс коллекционер, поднимая её над головой.

- Известный путь... - медленно повторил Марик, вместе со мной наблюдая, как альтмер торжественно водружает шлем на себя. - Ну, конечно же... Парень, ты гений!

- Для начала нам надо найти неизвестный, - умерил я его восторги. - И как-то остановить этого... не говоря о тех, кто будет этот путь охранять.

Коллекционер как раз уселся на трон. Глубоко вздохнул...

- Ноу альдмерис матмелди адмиа ауран гандра сепредиа, - медленно, почти нараспев произнёс он.

Варла ожили. Я ясно видел пробегающие по поверхности ближайшего кристалла серебристые искры.

- Что он говорит? - нахмурился Марик.

- Не знаю, что-то про изгнанных предков... Я не слишком хорошо знаю альдмерский. Точнее, почти не знаю.

- Жаль.

- Угу, - я внимательно осматривал пол и стены в надежде разглядеть блок, задействующий опускной механизм.

Тщетно.

- Ав молаг аниаммис, ав латта маджика, - прозвучала следующая строка заклинания.

- А сейчас?

- Что-то про огонь... Отстань, лучше давай поищем, как открыть проход, - я направился к потайной двери слева, благо, ауры тех, кто за ней скрывался, были отлично видны даже сквозь камень.



Вдруг нам повезёт и она откроется, как решетки на пути к тронному залу?

- Агеа латтиа маллари ав малату. Агеа аниамма не джоране эмеро лалориа...

- Почему тут?

- А какая разница? Да и вдруг повезёт?

- Вабриа френса, са белле, са бауне, амаралдане альдмерис адонеи, - провозгласил Умбакано.

Кристаллы засветились красным. Я невольно шарахнулся к стене, увлекая за собой бретона, благо тому не потребовалось объяснений - искры на поверхности оживающих с каждой произнесенной коллекционером строкой заклинания варла он видел не хуже, чем я. Как раз вовремя - через то место, где мы только что стояли, пронёсся сильнейший разряд молнии, от которого кожу немилосердно защипало, а волосы попытались встать дыбом. Что сейчас происходило с сидящим на троне Умбакано, можно было только гадать. Судя по всему, корона должна была дать ему какую-то защиту, иначе происходящее неминуемо окончилось бы его гибелью. И, откровенно говоря, меня бы это полностью устроило.

- Чтоб тебя испепелило, мразь, - негромко, но с чувством пожелал я альтмеру, невидимому во вспышках молний.

Впрочем, ни я, ни молчаливой усмешкой поддержавший моё пожелание бретон старались не смотреть на трон и бушующую вокруг него магическую грозу. Зрение было дорого обоим.

- Боюсь, нам не повезло, - мрачно прокомментировал Марик, когда всё стихло.

Умбакано переменился. Нет, на первый взгляд это вроде бы был все тот же холёный альтмер в имперском наряде, расшитом золотой канителью и с пропитанным засохшей кровью рукавом, который на всем пути сюда изводил нас просьбами и требованиями поторопиться... Но при более внимательном рассмотрении было заметно, как провалились глазницы, а сами глаза затянула белизна, как высохла и истончилась кожа на превратившемся в костлявую маску лице.

Не было больше коллекционера. Был король Неналаты. Король-маг, сжимающий в иссохших руках неведомо откуда появившийся второй символ своей власти - магический посох.

- Какого дэйдра... - прошептал так же, как и я, прилипший к стене Марик. - Он вообще живой?

- Условно живой, - таким же шёпотом ответил я, до рези в глазах пытаясь определить, так ли это.

Заклинание не различало живых и не-живых, когда дело касалось людей. Как не различало людей и дэйдра. Сидящего на троне по-прежнему окружала розоватая аура, присущая живым... но вот лицо его принадлежало скорее мертвецу. Особенно глаза.

- В каком смысле?

- Я не уверен, что это по-прежнему наш с тобой наниматель, - признался я.

Умбакано медленно огляделся. Когда жуткие белые глаза остановились на нас с Мариком, он встал с трона, проскрипев ничуть не похожим на звучный тенор альтмера голосом:

- Пеллани?! Пеллани ва Неналата? Ва сель аран?!(5)

Смысл восклицания был ясен без перевода - высохшее лицо исказилось такой лютой ненавистью, что у меня по спине поползли мурашки.

Потому что на меня этот... король Неналаты... уставился не менее ненавидящим взглядом, чем на замершего справа от меня бретона.

- Знаешь, - напряжённо заметил Марик, - я уверен, что это не наш наниматель.

- Не поверишь, но я уже тоже, - я шарахнулся влево, спасаясь от заклинания, выпущенного в меня Умбакано.

И едва не свалился под ноги подскочившему сзади зомби - Умбакано, или как там он собирался теперь себя называть, открыл проходы в потайные камеры. Один из проходов оказался как раз у меня за спиной.

Марик с яростным воплем бросился на то, что прежде было нашим нанимателем. Вот только тот на клинок меча, вонзившийся ему в грудную клетку, обратил внимания не больше, чем на сильный толчок. А еще, похоже, "хамелеон" ему не помеха. Во всяком случае заклинание в бретона, отлетевшего в сторону после ответного удара посохом, полетело вполне прицельно.

Дальнейший ход их схватки я не видел - на меня насели сразу два лича вместе с призванными ими низшими дэйдра, принявшими облик зомби. Как я определил, что они призванные? Да очень просто - обычные зомби, несмотря на остановленный магией процесс разложения, воняют, как и положено несвежим мертвецам. И выглядят по-разному. Не бывает двух одинаковых зомби, как не бывает двух одинаковых людей. А призванные, во-первых, принимают один и тот же облик, а во-вторых, не обладают запахом - дух, даже воплощённый, остаётся духом. То же относится и к другим видам призванной нежити. Кроме духа предка. Хотя теперь я в этом не уверен.

Справившись с первой парой неупокойников, я ринулся на помощь бретону, на которого насели сразу четверо, загнав его в угол и непрерывно поливая заклятиями. Еще один раскинув костлявые руки, распластался перед троном. Разрубленный надвое посох валялся в локте от сухой кисти, а шлем сполз с отрубленной головы, частично прикрыв желтое пергаментное лицо, по-прежнему искаженное в гримасе ненависти - король Неналаты был мертв. Окончательно и бесповоротно.

А вот Марику приходилось совсем туго. От части заклинаний он уворачивался, остальные действовали едва ли не вполсилы, но и этого хватало с лихвой. Долго он не продержится, в отличие от окруживших его личей, способных колдовать практически бесконечно, пока тело сохраняет достаточную целостность, чтобы впитывать и накапливать магию из пространства.

К счастью, занятые попытками обезвредить бретона, на меня они не обращали внимания. И это было хорошо. Примерившись, я точным движением снёс голову самому неповреждённому из мертвецов, надёжно выводя из его из строя. И тут же, пока они не осознали появления ещё одного противника, развалил второго, вытянувшего в сторону измученного и покрытого ожогами наёмника костлявую руку, светящуюся от формируемого заклинания.

Оставшиеся двое развернулись ко мне, но тут уже не сплоховал Марик. Голова одного развалилась вместе со шлемом от мощного удара мечом, а второго я сильным толчком насадил на ближайший камень варла. Чёрный кристалл доделал остальное, мгновенно вытянув из лича всю магию.

Марик обессилено осел на пол, выронив меч - в последний удар он, по-видимому, вложил все имевшиеся силы. Счастье, что всю нежить мы уже перебили. Выглядел он страшно и чувствовал себя явно не лучшим образом. Кожа на лице и руках полопалась и была покрыта ожогами и запёкшейся кровью, от левого виска к затылку тянулась длинная пролысина, а брови и волосы на голове были изрядно опалены. Торс расчертили полузажившие порезы и раскрасили синяки и ожоги - зачарованная кираса превратилась в груду стеклянных осколков на полу, без малейших признаков волшебства, так что бретона я мог рассмотреть во всех подробностях. На левой щеке красовалась длинная резаная рана. Но взгляд был по-прежнему ясным и цепким.

- М-да... Красавчик, - выдохнул я, осторожно опускаясь рядом.

Почти рядом - место я выбрал такое, чтобы до меня было невозможно дотянуться даже в рывке - теперь, когда общий враг был мертв, старые разногласия не преминули напомнить о себе. Бретон был явно обессилен, но расслабляться не стоило - я давно уяснил, что излишняя доверчивость наказуема. Особенно, когда имеешь дело с такими, как он. Ощупав пояс, разочарованно ругнулся - во время драки один из огнешаров попал как раз в него. Звон взорвавшихся от жара фиалов я расслышал сразу, но до сих пор надеялся, что лопнули не все. А от осколков меня защитил доспех. Вот только надежда оказалась напрасной - весь мой запас зелий, взятый с собой, полетел скампу под хвост. С другой стороны, может, оно и к лучшему - не придётся объяснять Марику, почему в этот раз я не делюсь с ним лекарствами. А лечить его магией я не обязан. В конце концов сам он тоже кое-что умеет, вот пусть и займётся.

- Должен признать - ты лучше меня, - вздохнул бретон. - Я даже... как бы это поточнее сказать... не в обиде на тебя за это - я умею признавать свои промахи, - он невесело усмехнулся. - Напротив, я рад, что ты оказался здесь.

- Вот как? - осторожно заметил я.

- Да. Я и не подозревал, что Умбакано мог задумать такое, - он замялся, подбирая слова, - скажем так, нехорошее дельце. Похоже, он был настолько же безумен, насколько богат.

- Похоже, - кивнул я, размышляя о том, куда девать корону и как объяснить бретону, почему она должна достаться именно мне.

- Что теперь? - после довольно продолжительного молчания спросил он.

- Теперь? Надо поискать выход наверх.

- Это и так ясно, - отмахнулся он, болезненно поморщившись при этом движении. - Что мы будем теперь делать?

Я сделал вид, что задумался. Потом, выждав некоторое время, поинтересовался:

- А что бы предложил ты?

- Я? - Марик задумался и помолчал. - Не знаю.

Взгляд его при этом был направлен на голову Умбакано с по-прежнему напяленной на неё короной Неналаты.

- О короне забудь, - предупредил я.

- Мы могли бы продать её и озолотиться! - возмутился бретон.

- Эту вещь заберу я. Во-первых, она, как ни крути, ворованная. Если я не ошибаюсь, настолько приметную вещь не возьмёт ни один скупщик краденого. А к обычным торговцам её нести бессмысленно - краденые вещи не покупает ни один.

Марик нахмурился, обдумывая мои доводы.

- Во-вторых, продать её какому-нибудь коллекционеру - значит, обеспечить себе жилье в северо-восточном бастионе Имперского города. Коллекционеры редкостей, насколько я сумел разобраться - это очень узкий круг людей, где все друг друга хорошо знают и знают, у кого что есть из редкостей. Предъявить кому-то из них вещь, которой владела Герминия Цинна, не так давно убитая, и за которой охотился Умбакано - пропавший без вести, ведь сообщать, что с ним стало и кто, а также как и почему, его остановил, скажем так, не следует - как думаешь, какая реакция на это последует? Я лично думаю, что вместо мешка с золотом мы увидим рожи легионеров. И будем видеть их ещё долгое время. Дай предки, чтобы не всю оставшуюся жизнь.

- Да уж... - неохотно согласился бретон.

Я вздохнул и поднялся.

- Есть ещё и в-третьих.

- Что? - Марик шевельнулся было, но остался сидеть.

- Где гарантия, что следующий её обладатель - очередной собиратель редкостей - не окажется таким же ненормальным поклонником айлейдов и не притащится сюда, как Умбакано? Что-то мне подсказывает, что ты прикончил его раньше, чем он успел войти в силу... или как там это называется. А если того, следующего, окажется некому остановить? Умбакано, если ты помнишь, обмолвился, что собирался - не больше, не меньше - возродить цивилизацию айлейдов.

- Хорошо-хорошо, - он вскинул руки, словно защищаясь, - ты меня убедил. Забирай эту дэйдрову корону себе. Только что ты собираешься с ней делать?

- Спрячу. Там, где её не будут искать. И поверь - лучше, чем это место, защищен разве что императорский дворец. Хотя я бы с этим поспорил.

- Ясно, - кивнул Марик.

Двигаясь так, чтобы не поворачиваться к бретону спиной - просто на всякий случай - я обошел залу, собирая уцелевшие посохи айлейдских колдунов. Обломки посоха Неналаты повертел в руках и с сожалением выбросил - посох восстановлению не подлежал.

Когда я вернулся к Марику, тот уже встал и теперь с грустью рассматривал осколки стекла.

- Кирасу жалко, - вздохнул он в ответ на мой молчаливый вопрос.

А себя ему, видимо, не жалко. Мне лично страшно представить, какими заклятьями нужно было садить, чтобы доспех из оружейного стекла превратился вот в это...

- Держи, - я, подумав, отдал ему четыре из шести посохов. - На новую кирасу должно хватить.

- Угу, - нерадостно согласился он, принимая свою долю добычи. - Хотя вторую такую я вряд ли найду. А просить зачаровать кого-то из университетских артефакторов - она обойдётся втрое дороже.

- Знаешь, - я помедлил... а потом отдал ему два оставшихся. - Эти тоже забирай.

Сам я вытряхнул из короны Неналаты голову Умбакано - при ближайшем рассмотрении выяснилось, что коллекционер превратился в лича. Во всяком случае, при сравнении с другой оттяпанной черепушкой различий было не так уж много. Вряд ли так было задумано изначально, скорее всего, с исчезновением айлейдов на Нирне, магия их стала постепенно угасать и для того, чтобы передать претенденту на трон знания и что там ещё подлежало передаче, Неналате пришлось использовать не только накопленные запасы магии, но и энергию самого Умбакано, включая его жизненные силы.

Именно об этом я думал, когда мы с Мариком шли по обнаруженному мной проходу, примеряя произошедшее так и этак на имеющиеся у меня обрывочные знания. Об отданных бретону трофеях я не жалел - магический посох, конечно, вещь достаточно недешёвая... но уж больно неудобно её везти, а я уже не настолько беден, чтобы хватать все, что имеет хоть какую-то ценность. К тому же у меня имелись трофеи, собранные с верхнего уровня подземелий. Немного, но все же. И несколько интересных вещей, снятых с трупов некромантов из часовни напротив. Ну, и сама корона Неналаты, разумеется. Нет, продавать я её не собирался, хотя и лукавил, объясняя Марику насчёт скупщиков краденого. Не знаю, что тому причиной, но тот айлейдский шлем, который лежал сейчас у меня в заплечной сумке, заметно отличался от того, который Умбакано демонстрировал мне в своем особняке и который потом напяливал на голову. Хотя в чем именно заключаются отличия, я так и не понял. Просто устав пытаться выявить конкретные изменения, плюнул и принял сам факт их наличия, как данность. И успокоился. Так что, если быть полностью честным, корону вполне можно было продать без неприятных последствий, которые я живописал собеседнику, но... в любом случае оставался вариант "в-третьих". В Храме Повелителя Туч, куда я собирался её отвезти, корона Неналаты будет в безопасности - альтмеров там нет, а люди вряд ли захотят вернуть ушедшие времена. А если вдруг, предки сохрани, что-то подобное и случится, к тому времени, думаю, айлейдская магия окончательно иссякнет. Корона Неналаты станет просто сильным артефактом, увеличивающим магические способности. И не более того.

Когда мы оказались на поверхности, уже начинало смеркаться - в подземельях Неналаты мы пробыли почти весь день. Я распрощался с Мариком, загрузил свои немногочисленные трофеи на обрадованную моим появлением Егозу и отправился к Желтой дороге. Да, я был вымотан, но оставаться рядом с бретоном не хотел - он, конечно, мне благодарен, но айлейдский шлем в моей сумке слишком соблазнительная добыча, и вообще, я просто хотел убраться подальше от развалин. К тому же, моя лошадка, в отличие от меня, неплохо отдохнула, а я несколько часов пути до столицы как-нибудь выдержу, не вывалившись из седла. А от опасности, если таковая встретится, можно просто ускакать, не вступая в схватку. В конце концов, вороные как раз и славятся своей резвостью. Ну и самое главное - я хотел повидаться с Лютером. Хотя бы для того, чтобы сообщить ему, что он хитрый старый козёл... и поблагодарить за советы.

____________________________________________________________________________________________________

1 - драугры - особый вид нежити. Ожившие трупы нордов, совершивших при жизни ужасные преступления. Сильнее и опаснее обычных ходячих мертвецов. TES-V: Skyrim.

2 - Неналата Сель Аран Арпена (альдм.) - "Зал Великих королей Неналаты"

3 - адмиа ауран амарал... йе дане... адми ауран гандра, Неналата (альдм.) - здесь:услышал весть... ипришел... услышь мое приветствие, Неналата.

4 - здесь и далее - слегка изменённые куски оригинального текста из игровой книги "Айлейдский текст"(квест Гильдии магов):

Барра агеа ри соу каран - носи знания, как броню.

Ноу альдмерис матмелди адмиа ауран гандра сепредиа - наши изгнанные предки слышали приветствия мира.

Ав молаг аниаммис, ав латта маджика - из огня - жизнь, из света - магия.

Агеа латтиа маллари ав малату. Агеа аниамма не джоране эмеро лалориа - знание/мудрость воссияет золотом истины. Мудрость жизни не оставит носящего в тёмные времена.

Вабриа френса, са белле, са бауне, амаралдане альдмерис адонеи - пенящаяся волна, такая грозная, такая мощная, возвещает о прибытии благородных эльфов.

5 - Пеллани?! Пеллани ва Неналата? Ва сель аран?! (альдм.) - дословно: Чужаки?! Чужаки в Неналате? В зале королей (королевской зале)?!

 


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.028 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты