Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Бизнес и религия




Читайте также:
  1. E) трепещущая неоднородность мифического времени и ее различие в разных религиях.
  2. АНЕКДОТЫ ДЛЯ БИЗНЕС-ТРЕНИНГОВ ПО УПРАВЛЕНИЮ
  3. Бизнес без шор
  4. Бизнес наслаждения
  5. Бизнес Чернякова
  6. Бизнес-ланч
  7. Бизнес-слой в российском обществе
  8. Ветхозаветная религия и христианство
  9. Возникновение новой инфраструктуры бизнеса

Зомбарт насмешливо говорит о «страшных принципах» которые Пфефферкорн, Айзенменгер, Ролинг, доктор Юстус, и другие выбрали из религиозных книг евреев. Было бы хорошо, если бы он представил пример таких «ужасов» своим читателям, потому что часто эти «принципы» рассматриваются другими добросовестными учеными, они – принципы, неизменно сохраняют те же аспекты. И когда объяснительные уловки евреев приводятся в действие, согласно рецепту, данному в пятой главе, можно понять что еврей может истолковывать совершенно по иному, и смысл тех доктрин, может оказаться еще более ужасным, чем в переводах добросовестных христианских переводчиков. Тот же Зомбарт, который сообщал нам некоторое время назад, как из-за Талмуда весь еврейский духовный мир впал в оцепенение, и что каждая точка, каждая буква, каждое слово имеют свое важное значение, заходит так далеко, что беззаботно говорит через несколько страниц:

«Разумеется в течении веков эти особые доктрины полностью изменили значение».

Это ложь. Верно то, что в Талмуде с его комментариями, звучат наиболее расходящиеся мнения раввинов, и что доктрины содержащиеся в нем, часто противоречат друг другу, однако это все равно что сказать что каждому верующему еврею доступно понимание любой доктрины как подлинной и данное изложение может лучше всего подходить его целям в данное время. Таким образом когда в одном отрывке читают: «ты не должен лгать чтобы обмануть или ограбить гоя», а другой раввин говорит: «По обстоятельствам ты можешь так поступить» то предоставляется больше свободы совести еврея, который верит в свой Талмуд. Он может сделать либо так, либо иначе, и все равно будет находиться в согласии с законом и оставаться благочестивым и ортодоксальным евреем.

Из массы несоответствий и противоречий содержащихся в писаниях раввинов возникает та дешевая форма отвлечения, которая всегда осуществлялась раввинами в отношении гоев. Если кто-то обращает внимание на отрывок из Талмуда, в котором говорится: ты можешь нанести гою ущерб, то раввин сразу же может найти другой отрывок, где сказано: тебе не следует этого делать. Нравственность Талмуда как коробка фокусника с двойным дном, откуда по желанию может быть выведена нравственность и безнравственность. Таким образом Зомбарт тратит наше время, когда ссылаясь на серьезное научное изучение Талмуда, сделанное христианскими учеными, говорить о «совершенно глупой игре» которую ведут антисемиты и их христианские или иудейские противники с давних времен». Зомбарт сам вовлекается в изнуряющую и таинственную игру когда говорит ссылаясь на эти вопросы:



«Поскольку религиозные писания читаются самими мирянами, мне кажется необходимым, чтобы вообще говоря, было выражено устойчивое мнение в отношении любого конкретного вопроса. Совершенно не важно, если одновременно противоположное мнение так же представлено, для набожного человека которого наставляют эти писания, довольно принять точку зрения, которая совпадает с его собственными интересами, так что таким образом он находится в лучшем положении для защиты последней».

Согласно этой логике можно вполне поверить что Зомбарт тоже посещал талмудическую школу, ибо это подлинный образец раввинского выражения мнения: один конкретный взгляд или манера понимания достаточны если это в точности подходит читателю! – превосходно. Но если имеют место быть два совершенно противоположных мнения, набожный человек имеет возможность выбрать то, которое ему нравится больше. Поэтому следует признать это очень пустым видом нравственности. Зомбарт добавляет: «с тех пор как все, в этом случае, имеет божественное откровение, один отрывок настолько же ценен, насколько и другой». Совершенно верно! Здесь мы имеем дело с моралью с двойным дном, открыто защищаемую ученым, который не желает быть евреем!



Писания раввинов будучи безусловно написанными самыми умными среди евреев, фактически доказывают то, что среди евреев чувство настоящей нравственности, нравственного сознания, полностью отсутствует. Для них нет добра и зла, все измеряется сиюминутной выгодой. Наивный мыслитель, такой как Фридрих Ницше с восхищением смотрел на все это, на «высшую форму нравственности», и почувствовал искушение написать свою «По ту сторону добра и зла». Он не имел понятия как его действие сгладило и подготовило путь безнравственному еврейству. Нет «другой стороны» добра и зла для творческих и производительных людей, для народов настоящей культуры; они требуют строгих стандартов и точного баланса чтобы определить что является созидательным а что разрушительным и чтобы показать, что сохраняет, а что разрушает. Только еврей не создавая ничего, может позволить себе роскошь «другой стороны добра и зла».

Зомбарт более честен, когда признает:

«Я нахожу в еврейской религии те же ведущие идеи, как и те, которые характеризуют капитализм: я вижу, что последний заполнен тем же духом что и иудаизм».

На самом деле бессовестный хищнический дух который отличает современный капитализм в его худшей форме – мамонизме, удовлетворяет так же талмудической раввинской доктрине. Следует быть благодарным Зомбарту за это признание. Он продолжает говорить, и это заявление должно тоже быть одобрено по причине его правдивости – что эта религия



«не возникла не из непреодолимого порыва, и не из сильной страсти сердец тех, чьи души были изуродованы, не из религиозного экстаза любящих душ, но из преднамеренного плана как хорошо продуманной теоремы, похожей на дипломатическую проблему».

Он указывает, что это осмысленная работа, рассчитанная на слом и порабощение всего нормального мира. Как странно это мнение соответствует мнению осмеянных антисемитов, которые утверждали то же самое десятилетиями!

Несомненно, еврейская доктрина возникает из понимания, основанного на тщеславии, которое потеряло всякую связь с фундаментальными законами натурального роста и развития, и хочет превратить жизнь, лишенную души и разума, в арифметическую задачу. Слово Рационализм, которое только одно хотелось бы применить к этой структуре ума и этому способу отношения к жизни, здесь не подходит. Рацио всегда означает рассудок, то есть мысль, гармонирующую с природными законами; рассудок это не просто понимание, но и во всяком случае понимание соединенное с инстинктом или чувством, наделенное острой чувствительностью относительно неотъемлемой природы вещей. Просто понимание это арифметика без инстинкта, без чувства. И еврейский метод мышления следует поместить в эту категорию. Если согласно всеобщему убеждению дьявола следует рассматривать как глупца, то это очень уместно указывает на интеллектуальную природу расчета и тайного планирования, которые происходят от зла. Ибо этот расчет, лишенный инстинкта, неизменно кончается самообманом по простой причине что какое бы допущение не делалось в отношении природы, расчет опирается на ложную основу. Когда Зомбарт говорит: «Рационализм является основной чертой иудаизма равно как и капитализма» он подразумевает просто механизм понимания – бездушный расчет. И когда он дальше говорит: «еврейская религия не признает ничего мистического», то наверное он хотел сказать еще вернее, что она не признает ни идеализм, ни настоящую нравственность, и вообще ничего этичного. Когда он далее утверждает что древние религии всегда были готовы приписать любое действие, которое вызвало чувство стыда или раскаяния, богу, одна только еврейская доктрина полностью оправдывает обвинение. Уже во время упоминаемое в Ветхом Завете, все виды позорных деяний, совершенных иудеями против других народов, всегда предпринимались якобы по приказу их бога Яхве или Иеговы, и такое же отвлечение внимания продолжается в Талмуде. Яхве не только одобряет все виды злодеяний, но и сам как персонификация еврейской сущности, лжет и обманывает. Философ Людвиг Фойербах уже обозначил так называемую еврейскую религию как ничего более, чем просто деловой договор между евреями и богом. В этих законах и доктринах нет ничего такого, что не намекает на некоторую материальную выгоду для детей Израиля. Яхве требует повиновения от своих людей и в свою очередь обещает им: богатства и долгую жизнь. «Утилитаризм – выгода – определяющий принцип еврейства» говорит Фойербах. «Евреи сохранили свою специфичность до сегодняшнего дня: их божество наиболее практичная основа в мире: эгоизм и эгоизм в форме религии». Эрнест Ренан говорит то же самое.

Зомбарт ссылаясь на еврейскую доктрину, не оригинален:

«Нет такого соглашения или партнерства между человеком и богом, которое бы не заканчивалось в форме представления человеком чего-либо приятного богу, и соответственно вознаграждаемого за это богом». Но даже Яхве ничего не делает для своих избранных людей кроме как за наличный расчет. Он не бог самоотверженной любви, но прожжённый делец как и сам еврей, и таким образом во всей еврейской религии нет высшего нравственного ориентира. Там нет ничего возвышающего человека над самим собой, никаких бескорыстных жертв, никакого воодушевления. Всегда только:

«Постоянное взвешивание и сравнение выгоды или убытка, которые могут вызвать каждое действие или бездействие, самый сложный вид бухгалтерии, чтобы сохранить дебетовую сторону каждого индивидуального счета».

Согласно Зомбарту это еврейское богоугодное дело. Как и в соответствии с еврейским методом мышления, все решается действием и противодействием, оплатой и приобретением, так что в так называемой еврейской религии получение денег рассматривается как высшая и единственная цель жизни. Еврей обнаруживает торгашеский дух даже в отношении богослужения, и Зомбарт сообщает, что эти церемонии развились во многих случаях в официальный аукцион. Так официальные посты Торы в Синагоге продается тем, кто больше заплатит (Зомбарт стр.249). Он так же подтверждает что раввины по большей части были известными дельцами, и поэтому мы обязаны согласиться когда он намекает что еврейская религиозная система сильно помогла капиталистической карьере еврейства. Другими словами, так называемая еврейская религия является не более чем обверткой остроумных методов бизнеса в религиозную одежду.

Народу конечно нечего гордится изобретением и сохранением даже до наших дней свода нравоучений, который на самом деле лишен всякой морали. Но почему еврею не следует крепко цепляться за эту традиционную доктрину; ибо благодаря ее помощи успех на его стороне. Почему бы ему не любить Яхве, который является для него превосходным советником по деловым вопросам. Роковой слабостью других народов является то, что до сих пор не способны ощутить, что из себя на самом деле представляют их отношения с евреями и неспособны обнаружить способы, с помощью которых евреи обогащаются. Поэтому еврей до сих пор воображает что он не только умнее остальных, но и его религия превосходит остальные. Он начинает трезво мыслить только тогда, когда другие народы наконец то поквитаются с ним, и когда он обнаружит что счетовод, Яхве, разоблаченный и скинутый с трона, больше не может ему помочь.

В самом деле, не может быть более яркого контраста, чем тот что представлен сильным, неземным идеализмом Христа, отвергающим материальный мир, и раввинским духом, который всецело ведет в направлении материальной выгоды и земного наслаждения. Зомбарт говорит:

«В этом отношении евреи наиболее контрастируют с христианами, чья религия изо всех сил пытается наполнить горечью все радости в этом мире. Так же часто как богатства восхваляются в Ветхом Завете, они проклинаются, а бедность превозносится в Новом Завете».

Таким образом ясно, почему набожный христианин и религиозный еврей играют такие разные роли в жизни. Христианин стремится к приобретению чтобы обеспечить себе жизнь; еврей же желает увеличить богатства чтобы контролировать и наслаждаться. И на этом этапе возникает вопрос: не была ли оторванная от жизни христианская религия возможно невольным посредником чтобы заковать в золотые оковы еврейства арийские народы?

Но в то время как взгляды взятые из жизни, и моральные обязательства арийских народов изменились со временем и стали свободнее и гуманнее, то тоже самое нельзя сказать о еврействе. Их закон остается жестким и неизменным до настоящего времени: в течении 3000 лет еврейство не могло засвидетельствовать какого-либо нравственного улучшения. Что написано, то написано, и так же действительно сегодня, как и в первый день, когда согласно приданию он был продиктован непосредственно Яхве Моисею на вершине горы Синай. Еврейский закон базируются на вере абсолютного и буквального восприятия исключая всякий здравый смысл и свободные взгляды. Он сводит своих приверженцев до уровня тупых рабов. Иудаизм на самом деле религия раболепия. Когда бы не повторялась сказка о том что евреи были нашими учителями по нравственным и религиозным вопросам, и подарили нам религию, повторение обнаруживает либо полное незнание темы, либо преднамеренное искажение фактов. Евреи никогда не были нравственными и набожными в нашем понимании этих слов; они не обладают способностью восприятия в этом отношении. И любой, кто рассматривает слепое подчинение еврея буквальности как высшей степени набожности, не способен распознать духовную и нравственную природу настоящего человека. По настоящему религиозен тот, кто неустанно ищет глубочайшие и самые интимные связи между натуральными и моральными явлениями, кто постоянно увеличивает свои знания, кто постоянно изучает и оценивает свои действия согласно их результата, и кто слепо не цепляется за буквальность. Кстати Лагард говорит: «Религия живет пока ее культивируют». На самом деле только постоянное стремление к нравственному совершенству, постоянный поиск и углубление нравственного понимания образуют сущность настоящей религиозности. Там где они отсутствуют нет и религии; а они отсутствуют в иудаизме. Рабу буквальности, который подчиняется устаревшей доктрине без всякой критике, и который в лучшем случае пытается проложить путь с помощью трусливой хитрости между различными инструкциями к одному и тому же, ничего так сильно недостает, как религиозного сознания. И таким образом с этой точки зрения, еврейская религия не может притязать на то чтобы называться религией. Зомбарт говорит касательно Торы:

«Приказы и запреты бога содержащиеся там (в Торе) должны соблюдаться наиболее строго религиозным человеком, неважно большие они или маленькие, разумные или бессмысленные, они должны исполняться в самом строгом смысле слова, как они и написаны, по простой причине – потому что они являются приказами бога».

Таким образом здравый смысл и индивидуальное размышление, индивидуальное нравственное ощущение и совесть исключаются по необходимости чтобы снарядить еврейство для конкретной задачи, которая была назначена ему в качестве мировой миссии: а именно разложить другие нарды нравственно и физически, и захватить их имущество. Евреи – бездушный инструмент отвлеченной идеи которая была вознесена даже до уровня божества, и чья конечная цель – ограбление и уничтожение честного человечества. Ведущая сила в этой борьбе это ненависть к человечеству, враждебное отношение к жизни, злой дух.

С поверхностной точки зрения так сказать с точки зрения всех тех, кому не знакома сущность настоящей религии, еврейская доктрина может безусловно показаться образцовой религией, потому что она касается низших функций жизни, (например поведением в туалете и т. д) и представляет все подобные заповеди как прямые приказы от бога. Кроме того иврит обладает особенным пафосом, факт, на который Гете уже обратил внимание, и легко пользуется экстравагантными выражениями. Но мы не должны запутаться в громких словах. В повседневной жизни часто бывает что человек, имеющий богатейший словарный запас и наиболее трогательные фразы в своем распоряжении бессердечен, в то время как другой, чья душа почти задавлена непреодолимыми эмоциями, не способен произнести и слова. Как письменный так и устный язык евреев порой использует экстравагантные выражения в отношении того что является низким, мирским и даже аморальным, и таким образом возникает видимость религиозности, но где на самом деле ее нет. С другой стороны увеличивается слепое подчинение, которое раболепно следует букве закона, который составляет могущество управляющих этой «религией», а именно раввинов. Таким образом понятно если видимая набожность евреев является образцовой для священников, жадных до власти.

На самом деле евреи позаимствовали множество благочестивых слов от более древних и более глубоко чувствующих народов, чтобы те служили им для прикрытия их эгоистичный и мирских желаний. Когда сравнительно честный еврей как доктор Якоб Фромер заявляет что в еврействе все этично,45 все что он подразумевает сказать, это то, что все в еврействе рассматривается с практической точки зрения, ибо понятие морали так же чуждо этому человеку. Я склонен верить что еврей подразумевает Искусство когда говорит Нравственность, чтобы придать всем сделкам даже самым незначительным, приличный вид, и окутать их мантией благочестия, хотя обман не может быть расширен за пределы представления, что сделка о которой идет речь находится в компетенции бога. Например еврей который собирается ограбить человека, фактически заходит так далеко что покрывает свое намерение следующими словами: «Господи, ты дал своему слуге власть над товарами гоя, и ты видишь, я спешу осуществить твою божественную волю».

45 См. Доктор Якоб Формер: «Сущность еврейства», автор подвергался свирепым нападкам со стороны многих своих одноверцев из-за своей откровенной и частой критики.

В таком духе еврей внедрил элемент лживости и лицемерия в жизнь человечества, лишенной всей непринужденности и нравственности и намерен отделить остальное человечество от любой зависимости от природы и здравого смысла. И этот враждебный принцип работает с удивительными результатами и к настоящему времени неуклонно и непреодолимо тянут человечество вниз по лестнице дегенерации, подготовленной для него евреем.

Можно сказать: еврейство пытается отделить существование человечества от природы и сделать из него разновидность интеллектуальной арифметической задачи. Под этим понимается сильно расхваленная еврейская «интеллектуальность». Жизнь без зависимости от природы не может продолжаться сколь-нибудь долго, если не сказать больше, и как и еврей со своим разрушающим интеллектом никогда не преуспел в создании своего собственного государства, не имел успеха в создании независимого, самостоятельного общества и культуры, поэтому он навязывает дух распада среди тех народов которые верят в культуру. Какой бы вопрос он не рассматривал, еврей обнаруживает качества паразита. Он не выводит свои способы существования непосредственно из природы – из земли – но только с помощью посреднической системы жизни важнейших участников которой он высасывает досуха. Но это привычка паразита, если он не обнаружен, полностью высосать соки и энергию своей жертвы а затем, если не способен переместиться к свежему источнику пищи, он гибнет вместе с жертвой. Таким образом немногое может рассматриваться как рациональное в природе паразита, но так же с другой стороны существует слепая и жадная тупость, которая в конечном счете уничтожает основу существования самого паразита. Таким образом евреи не являются, как часто считает Зомбарт, «рационалистами», а скорее недальновидными существами, у которых отсутствует чувствительность, и которые ничем не лучше паразитов. Его отвращение ко всему натуральному не позволяет еврею чувствовать любое неподдельное удовольствие в простом выражении природы. Восхитительный цветок, пение птицы бессмысленны для него, он вряд ли знает о них46. Человеческие чувства, такие как любовь, сострадание к другим, препятствуют его холодной и расчетливой погоне за наживой, и являются для него просто глупостью. В доктрине Талмуда нет места для этого. Раввинизм - суровая школа для еврейской души, которая обнаруживает свой эквивалент может быть только в умениях, принципах и практиках Иезуитов. Все рассчитывается и приспосабливается к цели сделать ученика жестким инструментом чужой воли. Доброе сердце и мягкий характер не должны поощряться потому что они наносят вред целям торговли. Зомбарт называет еврейскую доктрину «Механизм методов осуществления цели».

Конечно многое что содержится в писаниях раввинов звучит прекрасно и целомудренно, особенно безостановочное рвение направленное против греха, которое заходит так далеко что отвергает женщин и все естественные наслаждения от чувств. «Не позволяй своим глазам возжелать женщину, обращать глухое ухо к их голосам, отведи свой взгляд от их тел. Тебе не следует даже смотреть на одежду женщины с одобрением!». И так продолжается в том же тоне, но как все это согласуется с тем, что практикуется на самом деле? С незапамятных времен до настоящих дней евреи известны нам как наиболее бесстыдные преследователи женщин. И любой кто взялся написать историю еврейского блуда, будет вынужден продолжать ее в бессчётном количестве томов.

Если талмудические раввины настолько ревностно предупреждают своих людей против блуда, принципиальная причина этого возникает из страха относительно их собственной специфической немощи. Даже Зомбарт признает, что в случае евреев, мы имеем дело с людьми сильно склонными к сексуальным излишествам, которых уже Тацит описал как «projectissima ad libidenem gens». Так же как еврей неестественен во всем остальном, он неестественен и в этом отношении, его сексуальные наклонности и желания превосходят все обычные границы и совершенно не обузданы. 45 См. Доктор Якоб Формер: «Сущность еврейства», автор подвергался свирепым нападкам со стороны многих своих одноверцев из-за своей откровенной и частой критики.


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 11; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты