Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Оцениваемое Эквивалентность оценок Разделяемые значения




Читайте также:
  1. Автоматизация процесса назначения IP-адресов
  2. Алгоритм динамического назначения адресов
  3. Антидепрессанты. Классификация и механизм действия. Тактика назначения антидепрессантов. Показания к применению в психиатрии и соматической медицине.
  4. Аренда земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения.
  5. Буквенные обозначения видов фабричных сортов им­портного чая
  6. В зависимости от форм потребления, назначения в питании человека ПСП можно подразделить на обеденную и прочую продукцию.
  7. В курсовой работе значения этих КПД принимаются такими же.
  8. В РФ 89 субъектов, в том числе: 21 республика, 6 краев, 49 областей, 2 города федерального значения, 1 автономная область и 10 автономных округов.
  9. В эту формулу значения
  10. Верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федерального значения, суд автономной области, суды автономных округов

Приводится по: Duck S. Meaningful relationships: Talking, sense and relating. - L.: Sage publications, 1994, с. 118.

Важным моментом является не только установление различий между декларированием и оценкой, но и определение их места в социальном процессе серийного конструирования их значений (Рис. 2). Сход­ство конструируется и реконструируется серийно в процессе признания исходной общности и предшест­вует формированию моделей значений. Рисунок 2 представляет процесс во временной перспективе, в рам­ках которой общность предшествует взаимности, взаимность предшествует эквивалентности, наконец, эк­вивалентность предшествует разделению значений. На этом же рисунке схематично представлено про­грессирующее развитие конструкций партнеров по взаимодействию относительно друг друга примени­тельно к вопросу Х. на уровне общности А и Б относятся к вопросу Х независимо друг от друга. На уровне взаимности они совместно рассматривают вопрос Х в контексте выяснения того, что переживает каждый из них (жизненное переживание = событие). На уровне эквивалентности они осознают как оценивают Х (жизненные переживания = субъективная интерпретация). На уровне разделения они осознают то, как они оценивают не только Х, но и ряд других вопросов, событий и жизненных переживаний, контекстуализи-рующих их оценку Х. (т.е., они обладают общей организацией значений, связанных с вопросом Х).

Представленная модель может быть применена к анализу как внутренне, так и внешнеприсущих взаимоотношениям вопросов. Можно предположить, что в иерархии факторов, определяющих процесс развития взаимоотношений, разделение значений оказывает решающее континуальное и трансформирую­щее влияние. Представленная схема не описывает какой-то единичный или обособленный процесс, а опи­сывает общий процесс развития взаимоотношений со всеми, включенными аспектами и фокусами внима­ния, ревизующимися во взаимоотношениях. Эта же схема может быть применена и к анализу различий, представляя модель прогрессирующего конструирования взаимоотношений между самостью и жизнен­ными переживаниями, мыслями и системами значений участников.

Как отмечает Дак, «эта модель помещает (не) сходство в социально трансактивный контекст конст­руирования значений. Она предоставляет социально ролевой взгляд на конструирование значений, стоя­щий над сходством (или над чем-либо еще) и не рассматривающий его как какое-то абсолютное, глобаль­ное и недифференцированное мыслительное взаимоотношение двух людей» (Duck, с. 120).



Данный подход предлагает процесс, моделирующий изменения во взаимоотношениях субъекта А и субъекта Б по мере их продвижения на различные уровни конструирования систем значений друг друга в отношении обсуждаемых вопросов. В процессе развития взаимоотношений реализуется постоянное рас­ширение и уточнение представлений о системах значений друг друга, приводящее, в свою очередь, к их переосмыслению и дальнейшему уточнению, трансформирующему характер взаимодействия и социаль­ных ролей, исполняемых ими друг по отношению к другу. Изучение сходства как основания понимания систем значений участников взаимоотношений предполагает, по мнению Дака, рассмотрение ряда важных вопросов: (1) Существует ли объективно оцениваемое «сходство», локализуемое в соотнесении объектив­ных характеристик (т.е. общности) двух людей? Знают ли оба человека о существовании общих элементов в их истории друг друга (общность) (которое является состоянием знания, «локализованного» в мышлении двух людей как результата самораскрытия общности)? Знает ли каждый из людей о том, как другой чело­век оценивает явление (эквивалентность) (состояние знания, локализованного в выводах, полученных в процессе разговора)? (4) Знает ли каждый из людей о системе взглядов, на основе которой порождается общность и том, как она организована (разделяемое значение)» (там же, 121).



Предложенная модель, построенная на основании сходства может быть применена и к основанию различий, порождающих процессы совершения выведения, рассуждений и договаривания или трансфор­мации взаимоотношений, обусловленных выяснением наличия различий во взглядах подходах и т.п. и, соответственно, существующих системах значений. Как сходство, так и различия могут увеличивать по­стижение систем значений друг друга. Осознание существующей асимметрии систем значений выступает в качестве основания для более глубокого понимания друг друга.

Подводя итоги рассмотрения сходства как основания формирования единого поля значений, Дак де­лает следующие выводы: (1) Сходство продуцирует своеобразное взаимослияние и помогает партнерам аккомодироваться друг к другу. (2) Сходство в каких либо точках систем значений способствует общему пониманию другого человека в обсуждаемом вопросе. (3) Сходство на одном уровне создает основания


Межличностное взаимопонимание как процесс построения взаимоотношений



для достижения сходства на других уровнях посредством уточнения представлений об организации знаний партнера и расширения представлений о своеобразии его системы значений. (4) Сходство осуществляет имплицитную валидизацию собственного способа мышления. (5) Сходство инициирует социальный про­цесс дискурса и сравнения, приводящих к формированию большей взаимозависимости, близости и тесно­сти взаимоотношений (там же, с. 124).




 

А   В

В

   
А В
 
     

 




 


 


(А) Общность переживаний


(В) Взаимность


 


В


В


               
   
 
     


 

А В
           
           

М N O X Y Z P


(С) Эквивалентность оценок


(D) Разделение значений


 


Рис. 2 Общая модель серийного конструирования значений.

Приводится по: Duck S. Meaningful relationships: Talking, sense and relating, cations, 1994, с. 119.


L.: Sage publi-


B современных психологических подходах сходство рассматривается как основывающееся на об­щей интерпретации и конструировании ряда событий, а не на нахождении подтверждений сходства инди­видуально-специфических ценностей, суждений, представлений, отдельных эпизодов жизненного опыта и т.п., как это считалось раньше. Такое изменение представлений связано со своеобразным переходом от психологии описательной и объяснительной к психологии понимающей. В основе последней лежит идея о конструируемости знаний о психологической феноменологии и динамическом интерактивном характере этого знания. С позиций данного подхода сходство скорее включает сходную организацию различных элементов значений, нежели идентификацию сходства отдельных выводов и решений по определенным вопросам, производимую по критерию сходства их текстовых выражений. Введение измерений интери-рорности (внутренней присущности) и экстериорности (внешней присущности) существенно расширило и углубило рамки анализа и понимания. Внешнее сходство далеко не всегда является гарантом сходства внутреннего. Более того, сходство не носит изоморфного характера, оно скорее гомоморфно. Индивиды могут быть сходными в одних областях и не сходными в других. Они могут использовать сходные слова и фразы, но вкладывать в них разные смыслы и системы значений. Сложность (как для осуществляющего социальные действия, так и для исследователя) заключается в идентификации не только специфических, но и более широких общих направлений, по которым два человека являются «психологически сходными».


Межличностное взаимодействие 554

Психологическое сходство по своему существу является организующим понятием и задачей партне­ра по взаимоотношениям является постижение организации как мышления другого, так и специфического содержания отдельных аспектов обсуждаемых вопросов. Причем осознание направлений размышлений партнера как бы задает каркас, рамки понимания, уточнение же содержания приводит к приближению к системам значений друг друга, но только приближению и не более. Это сближение систем значений носит циклический, уточняющий характер, предполагающий на каждом последующем шаге или цикле более широкое и глубокое понимание друг друга и содержания транслируемых сообщений.

Является ли развитие взаимоотношений просто процессом взаимного открытия самостей все боль­шей и большей информационной глубины? И да и нет. Очевидно что мы узнаем о партнере все больше и больше по мере развертывания взаимоотношений, но это корреляционное утверждение. Ранее мы уже упоминали о том, что информация может быть внутренне и внешне присущей взаимоотношениям и нико­гда не является инертной. Взаимоотношения включают конструирование, совершение выводов и транс­формацию во всеохватывающем социальном процессе, включающем в себя общение. Традиционное рас­смотрение целостного процесса развития взаимоотношений, как отмечает Дак, «как накопления все боль­шей и большей информации друг о друге является ограниченным в силу уделения малого внимания роли диалога в выражении информации, изменении этого выражения, трансформации фактов в соответствии с целями, преследуемыми выражающим, наконец, конструировании разделяемых значений слушателем» (1994, с. 128). Именно «разделение значений» является существенным и решающим для построения взаи­моотношений, т.к. без такового, по существу, не происходит взаимопроникновения в мир друг друга и не­зримо присутствует возможность внешнего понимания при его отсутствии в реальности. Транслируя неко­торую систему знаков, партнеры по взаимоотношениям рискуют оставаться в мирах собственных значе­ний, не проводя скрупулезной работы по уточнению степени их пересечений, т.е. разделенности. Такого рода обособленность друг от друга выражается в разговоре «глухих», когда каждая из взаимодействующих сторон проецирует свои системы значений друг на друга, не заботясь о выяснении степени их совпадения, что традиционно ассоциируется с барьерами коммуникации или общения.

Где же локализовано это разделение (или сходство или близость значений)? Представлено ли оно в наблюдаемом поведении людей или в их мышлении или в чем-то, находящемся между ними? Нахождение ответов на эти вопросы становится возможным лишь при обращении к общению или речевой активности партнеров по взаимоотношениям. В этом контексте оказывается полезной предложенная Рейсом и Шейве-ром (Reis, Shaver, 1988) процессуальная модель, описывающая близость или разделяемость систем значе­ний как продукт взаимодействия. Для понимания специфики этого «продукта» полезно обращение к рас­суждениям выдающегося представителя символического интеракционизма Джорджа Герберта Мида. Мид предположил, что значение действий в социальных обстоятельствах отчасти происходит из вопросов, зада­ваемых слушателем говорящему: «Действие или регулятивный ответ второго организма предоставляет сигнал первому организму о значении, которым он обладает» (1934, с. 78). Этот сигнал является своеоб­разным ориентиром для говорящего в том, удалось ли ему донести соответствующее значение для слуша­теля. Причем сложность процесса заключается именно в том, что вывод об адекватности реагирования, опять-таки, осуществляется через обращение не к самому значению, а его знаку или символическому вы­ражению. Так как знак или символическое выражение переданного значения, в свою очередь, требуют ин­терпретации, всегда возникает вопрос об ее адекватности. Отсюда, получая некоторую систему знаков или наблюдаемых реакций от партнера мы получаем возможность их субъективной интерпретации, отличаю­щейся от оригинальной. В силу невозможности к непосредственного и исчерпывающего доступа к систе­мам значений друг друга у партнеров по взаимоотношениям появляется единственная возможность регу­лирования взаимодействия - конструирование разделяемой системы значений, находящейся между ними, а не в них по отдельности. Шоттер (Shotter, 1987) отмечает в этой связи, что ответ другого конструирует социальное значение для обоих партнеров. У говорящего всегда присутствует возможность корректировки интерпретации переданного значения слушателем, основываясь на собственной интерпретации внешнего выражения его понимания. Как следствие, люди могут говорить об одном и том же, не понимая друг друга или приписывая расходящиеся системы значений.

В повседневной практике реальность взаимоотношений порождается в процессе диадических тран­сакций. Ответ другого человека является основание для формирования и определения значений взаимо­действий и социальных действий. Действия всегда включают некоторое количество неопределенностей и остается не полностью определенным до того момента пока действующий не придет к выводу о том, как его действия проинтерпретированы партнером. Такого рода интерпретация не может быть исчерпываю­щей или изоморфной в принципе, т.к. жизненные опыты партнеров по взаимоотношениям исходно раз­личны. А именно жизненные опыты и являются основанием для означивания или наделения смыслами, понимания друг друга. Если жизненные опыты не пересекаются, то взаимопонимание становится не воз-


Межличностное взаимопонимание как процесс построения взаимоотношений 555

можным в принципе. Оно становится возможным только при условии формирования некоторых согласо­ванных позиций о том, что это есть это, а не нечто другое. Лишь формирование поля сходных значений создает саму возможность взаимоотношений. Возможность такого рода сходства определяется общностью культуры и жизненных опытов, позволяющая найти некоторые точки пересечения значений, в свою оче­редь, создающих основания для взаимопонимания. Чем больше партнеры постигают друг друга тем боль­ше они научаются друг о друге и узнают о ряде социальных действий, принимаемых партнером. Такая ра­бота по взаимоуточнению позиций по обсуждаемому вопросу создает как фундамент для нахождения то­чек пересечения, так и для будущих ожиданий.

Нахождение сходства (или значений) утверждений во многом определяется ситуативным контек­стом и аудиторией, которой они адресованы. Вот почему основополагающим условием взаимопонимания становится сходство индивидуальных жизненных опытов, культур и субкультур, задающих системы зна­чений. Однако даже принадлежность к одной культуре или субкультуре, обладание пресекающимся жиз­ненным опытом не делает транслируемые системы значений абсолютными, т.е. однотрактуемыми. Отно­сительная однотрактуемость становится возможной лишь в крайне ограниченном спектре простейших си­туаций первичного знакомства при отсутствии какого-либо исходного знания друг о друге. В такого рода обстоятельствах люди вынуждены полагаться скорее на культурные нежели индивидуальные скрипты (представления об особенностях ситуации), определяющие возможные пути развития взаимоотношений, причем, варьирующиеся от культуры к культуре и, частично, от субкультуры к субкультуре (Althen, 1993). Но, как отмечает Дак, эти абсолютные значения практически не играют никакой роли по отношению к взаимоотношениям, определяемым как близкие (1994, с. 134). И далее: «Мы должны быть очень осмотри­тельны предоставляя приоритет культурным усреднениям значений по отношению к значениям, диадиче-ски конструируемым во взаимоотношениях в конкретных обстоятельствах или примерах жизненных опы­тов» (там же). По отношению к взаимоотношениям имеют значения и те и другие. «Центральное культур­ное ядро значений должно быть локализовано в отдельном диадическом, личностном и временном контек­стах, к которым оно адаптировано. Ища только ядро значений, имеющее общее применение мы можем добиться успеха в описании общности, как в случае прогноза погоды, адресованного ряду локальных ре­гионов и весьма некорректного по отношению к конкретному городу. Не определившись в значении, кото­рым обладают слово, объект, предложение, высказывание, действие, событие или личность в индивиду­альной личностной системе значений в конкретном временном, личностном или физическом контекстах, мы игнорируем символическое влияние такого рода единиц на одного или обоих партнеров» (там же). Между тем это влияние очень велико, т.к. партнеры создают свои собственные личностно значимые сим­волы взаимоотношений. С течением времени они приходят к пониманию символов, представленных в соз­нании друг друга и того как они возникли. Когда символы разделяются во взаимоотношениях партнерами конкретные формы слов и жестов начинают приобретать индивидуальные значения (Baxter, 1987). Более того, представление о том, что значение разделяется партнерами усиливает его влияние на развитие взаи­моотношений. В этом смысле «значения находятся в сознании людей, а не в вещах и словах» (Duck, 1994, с. 135).

Пространственное расположение значений

Еще одним не менее фундаментальным вопросов является - где находятся значения? В классиче­ской реалистической традиции ответ достаточно однозначен - значения вещей внутренне присущи им. Наблюдатель просто распознает, раскрывает или открывает их. В релятивистском подходе значение скорее представлено в восприятии познающего нежели является внутренне присущим объекту. С этой точки зре­ния вещь означает то, что она означает потому, что так думает познающий - и действует он с ней в соот­ветствии с собственными представлениями о вещи, а не ее объективными характеристиками. В данном случае речь идет о социально конструктивистском подходе, исходящем из положения о том, что познание объекта определяется состояние культуры, а не его внутренне присущими свойствами (Pidgeon, Henwood, 1998). При внешней радикальности этот подход имеет под собой достаточно серьезные основания, утвер­ждая, что в силу нашей вплетенности в общество и систему языка и жизненный опыт социализации люди интернализуют соответствующие системы значений и полагаются в своих интерпретациях наблюдаемого именно на них. Конвенциальная природа значений выражается в том, что они представляют собой не неко­торые научно подтвержденные, т.е. объективные, свойства реальности, а представления о них, основанные скорее на интернализованном культурном содержании. Конвенциальное согласие является скорее эмпири­ческим нежели естественным или объективным, что создает основание для существования различных то­чек зрения. Люди могут менять взгляды на определения под влиянием различных факторов. Определяю­щим является то, что в своем понимании реальности они полагаются на свои собственные системы значе-


Цикличность конструирования единого поля значений в межличностном взаимодействии 557

распознания того, что любое необычное утверждение одновременно замещает, опровергает или отрицает привычные или ожидаемые ответы.

Эта декомпозиция различных влияний на конструирование значений взаимоотношений позволяет нам исследовать не только специфические высказывания в контексте, но и пути научения партнерами осо­бенностям циклического выстраивания значений и их организации. В случае если партнеры не знакомы друг с другом большее влияние будет оказывать общее содержание и контекст. С другой стороны, индиви­дуальный компонент будет оказывать большее внимание в случае знакомства партнеров друг с другом.

Особая роль во взаимопостижении и формировании разделяемого поля значений принадлежит по­вседневной речи, в которой представлена не только трансляция некоторого содержания и отношения к не­му, но информация об особенностях систем значений друг друга. Повседневная речь является не только нейтральным средством или простым экспрессивным действием, но также и организатором миров взаимо­отношений, а также путей их поддержания, сохранения м продолжения. Повседневная речь во взаимоот­ношениях происходит между людьми, обладающими идентичностью и историей (некоторые обладают совместной историей) и каждое речевое высказывание формируется и формирует их влияние, как отмечал Бахтин (1981,1984). Общение также продолжает идентичность и историю и распространяет их реальность на будущее взаимодействие.

В повседневном общении возможно получение очень ценной информации в любой момент времени, например: (1) о путях расщепления потока жизненных переживаний, которое может отражать особенности индивидуального способа действий (и который требует объяснения со стороны партнера); (2) выборах, которые каждый из партнеров делает описывая и антиципируя поток жизненных переживаний; способах конструирования и реконструирования воспоминаний о прошлом; (4) желании адекватно интерпретиро­вать (обсуждать и уточнять значения друг с другом); и т.п. речь также создает фундаментальное основание для организации значений во взаимоотношениях.

Наряду с регуляцией взаимодействия общение создает фундаментальное основание для организации значений взаимоотношений. Это включает прямое влияние общения(например, уточняющие вопросы, ад­ресованные друг к другу, предложения, аргументация и т.п.), а также пути, которыми разговоры о чем либо снабжают нас дополнительной информацией для выводов или заключений об особенностях взаимоотно­шений. Wood (1993) рассматривает общение как основное средство выстраивания взаимоотношений. Она утверждает, что « культура отношений порождается в коммуникации и становится все возрастающе влия­тельной на способы познания партнеров, бытия и действий во взаимоотношениях друг с другом и внеш­ним миром. Именно через общение люди определяют самих себя и свои взаимоотношения и посредством общения сформированные определения включаются и пересматриваются на протяжении взаимоотноше­ний» (1982, с. 75).

Общение также создает предпосылки для совместного конструирования значений. Вполне очевид­но, процесс создания совместного понимания является результатом и производной многих других процес­сов. Он основывается на индивидуальной циклической переработке информации, создании индивидуаль­ных идиоматических кодов, ассимилируемых партнерами, договаривания о согласовании (разделяемых значениях) о совместном поведении. Исходной точкой отсчета взаимосогласия должна быть индивидуаль­ная система значений, которую партнеры помещают во взаимоотношения и последующие взаимодействия между ними. Партнеры могут делать сравнения между собой и другими только исходя из своих исходных представлений, основанных на первом впечатлении. В последующем они начинают осознавать степень, в которой их индивидуальные представления пересекаются или согласовываются друг с другом. Процесс взаимного конструирования мысленных пересечений является расширяющимся и комплексным, делая взаимоотношения также расширяющимися и комплексными процессами. Эти процессы включают нечто большее чем простое прояснение значений друг друга. В реальной жизни, кооперирование, согласованное поведение и взаимопостижении являются не просто абстракциями, о которых пишут исследователи, а дей­ствиями, осуществляемыми через взаимодействие и речь (Duck, 1994, c. 1964). Процесс совместного кон­струирования значений действует как на индивидуальном, так и совместном уровнях. Он находит свое вы­ражение как в повседневном общении так и в обыденном поведении.

По мнению Дака, партнеры по взаимоотношениям продвигаются в трех типах значений одновре­менно: (а) того, что было собрано двумя обособленными индивидами до их встречи, представляющего их личный взгляд на мир, проецируемый на взаимоотношения (две индивидуальные личностные системы значений); (b) того, что сконструировано двумя участниками взаимоотношений по мере их знакомства друг с другом (реконструкции жизненного опыта, интерпретации систем значений друг друга,); (с) того, что совместно выработано на протяжении совместных взаимоотношений по мере продвижения и разделе­ния исходных и пересмотренных систем значений (1994, с. 146). Начиная согласовывать системы значе­ний, партнеры обогащают их, делясь друг с другом и обсуждая их с самими собой. Согласовывая исходно


Межличностное взаимодействие 558

отличные взгляды на жизнь, они конструируют систему совместных значений, присутствующую только во взаимоотношениях друг с другом. Природа совместной системы взаимоотношений диадична и выражается в новых взглядах, являющихся результатом обсуждения и согласовывания. Две отличные системы значе­ний или способов характеристики событий соединяются вместе и образовавшаяся связь создает новый способ концептуализации той или иной области знания. Сформировавшаяся общая система значений оп­ределяет и процесс переосмысления как собственной истории, так и истории совместных взаимоотноше­ний.

Межличностное взаимодействие как культурно-исторически детерминированный диалог

Нахождение дополнительных ресурсов социально-психологического изучения особенностей меж­личностного взаимодействия определяется в смещении акцентов с отстраненного объективного описания к пониманию специфики внутренних переживаний личности и их динамики, т.е. развития. Схватывание это­го развития становится невозможным без включения контекста культурно-исторической детерминирован­ности (Л.С. Выготский) и диалогического характера познания и понимания (М. Бахтин, В.Н. Волошинов). Как подчеркивает в этой связи Джером Брунер (J. Bruner, 1990), центральной категорией психологии должна стать категория «значение», а не стимулы и реакции и непосредственно наблюдаемое поведение. Значения не транслируются в раз и на всегда заданном содержании, они формируются во взаимоотноше­ниях, опосредованных культурой и субкультурой. Язык приобретает способность к значению из взаимоот­ношений между людьми, в которых они устанавливаются, уточняются и развиваются. Любой, в том числе и научный дискурс, произрастает из сообщества пользователей языка и каждое такое сообщество, как и отдельный индивид, привносят в его содержание свое индивидуально специфичное значение, понятное в наибольшей степени членам этого сообщества, обладающего наиболее пересекающимся, общим опытом жизненных переживаний. Но даже в рамках наиболее близкого сообщества не идет речи о тождественно­сти систем значений, т.к. каждый индивид привносит в него свою собственную уникальность и неповто­римость, без приближения к осознанию которой невозможно утверждение о наличии понимания и взаимо­понимания. Координирующий характер значений определяет их новый порядок, в свою очередь, опреде­ляющий новые формы активности. Так как значения формируются во взаимоотношениях, приспособляясь к условиям координации взаимодействия, они всегда открыты для изменений. Любое взаимодействие соз­дает условия для уточнения и изменения существующих значений, что, в свою очередь, приводит к гене­рированию нового порядка значений. Это, в свою очередь, предполагает переход от психологии описа­тельной, через психологию объяснительную, к психологии понимающей.

Предметом понимающей психологии становится рассмотрение вопросов взаимопонимания как формирования единого поля значений в процессе межличностного взаимодействия в системах различного уровня сложности (обыденное сознание - обыденное сознание, исследуемый - исследователь и т.п.). Об­щая схема этого процесса представлена ниже на Рис. Х.

Как следует из приведенной схемы, основной проблемой взаимопонимания является его знаковая опосредованность, которая проявляется в потенциальной возможности неадекватного означивания транс­лируемых символических сообщений партнерами друг другу. Эта неадекватность обусловлена исходными отличиями в опытах жизненных переживаний, выступающих в качестве необходимых оснований заполне­ния присутствующих в любом знаковом сообщении пустот или лакун без которого становится невозмож­ным реконструкция смысла. И если на этапах формирования дискурса и его материализации содержание сообщения соотносится с жизненным опытом автора, то на этапе материлизации дискурса происходит его отчуждение и он становится статичным. Заполнение пустот материализованного дискурса на уровне полу­чателя сообщение осуществляется посредством обращения к его собственному опыту, который может су­щественно отличаться от опыта отправителя.


Янчук В.А.


 
 

СУБКУЛЬТУР­НЫЙ КОНТЕКСТ

СОЦИОКУЛЬ­ТУРНЫЙ КОН­ТЕКСТ

РЕКОНСТРУИ- I РОВАННЫЙ !  

СОГЛАСО­ВАННЫЙ ДИСКУРС

индивидуАльнрш опыт п

ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ *• ОПЫТI

СОВМЕСТНЫЙ опыт

СИТУАТИВНЫЙ КОНТЕКСТ

ПСИХОЛОГИЧЕ­СКИЕ БАРЬЕРЫ


Рис. Х.Х. Взаимопонимание как процесс формирования единого поля значений


Межличностное взаимодействие как культурно-детерминированный диалог

Единственная возможность уточнения адекватности интерпретации полученной системы значений представлена в обратной связи, т.е. обращении к отправителю за уточ­нением правильности понимания. Но даже в случае подтверждения правильности следует иметь в виду, что вывод о нем, опять-таки, знаково опосредован и включает элемент не­адекватности интерпретации в связи с расхождением индивидуальных опытов жизненных переживаний. В частности, именно это различие в индивидуальных опытов и лежит в ос­новании так называемой проблемы взаимопонимания «родителей и детей». Так как в ин­дивидуальном опыте родителей присутствует ряд последующих наслоений жизненных переживаний, не присутствующих в опыте детей, это приводит, в случае детей к недопо­ниманию а в случае родителей - «перепониманию», т.е. приписыванию значений, в реаль­ности не представленных в сообщении.

Представленный выше анализ показывает, что без идентификации индивидуальных опытов друг друга всех, участвующих во взаимодействии сторон, взаимопонимание обре­чено на неадекватность. Более того, даже в случае идентификации границ опытов друг друга присутствует искажающий эффект привязанности этих опытов к соответствующему историко-культурному, субкультурному и ситуативному контекстам, что наглядно пред­ставлено на схеме. Именно эта разнокачественность даже пересекающихся индивидуаль­ных опытов вкупе с влиянием общекультурального, субкультурального и ситуативного контекстов приводит к тому, что взаимодействующие стороны могут интерпретировать происходящее несколько по иному.

В частности, именно по этой причине возникают конфликты отцов и детей, во мно­гих случаях связанные с тем, что конфликтующие по разному интерпретируют происхо­дящее, исходя так сказать «из собственной колокольни». По идее, для того, чтобы понять ребенка родителю необходимо, очиститься от более «поздних наслоений» опыта, иденти­фицировавшись с опытом собственного ребенка. В этом случае появляется возможность приближения к пониманию, но не более. Это приближение к пониманию ребенка предпо­лагает «говорение с ним на одном языке», оперирование одним и тем же опытом, т.е. при­мерами, ценностями, приоритетами, привязанностями и многим многим другим. Сделать это весьма не просто. Например, чтобы приблизиться к пониманию состояния влюбивше­гося подростка родителю надо вспомнить свою первую любовь, причем, приблизив свои воспоминания к реальности, освободившись от «позднейших наслоений» всех последую­щих влюбленностей с учетом, увы, огрубелости чувств и «несколько поменявшейся» си­туации. Современный подросток любит уже несколько по другому по сравнению с его родителями. На многие вещи он смотрит проще, на многие же сложнее и не учитывать этого нельзя. Но даже гипотетически очистившись от этих искажающих наслоений все равно невозможно достичь полной идентичности, т.к. нынешние дети социализировались уже в другой культурной ситуации. сегодняшние дети это дети интерент-культуры, иной массовой коммуникации, иных фильмов и книжек, наконец, иных ценностей и приорите­тов, которых взрослому уже никогда не понять так, как это понимает ребенок. Тем не ме­нее, приближение к пониманию необходимо. Достижение его становится возможным в постоянном диалоге, сопровождаемом постоянным уточнением того что кажется с тем, что есть на самом деле. Причем этот диалог должен быть непрерывным и взаимоуточняющим. В этом случае у родителя, да и у ребенка, будет возможность постоянной ориентировки в происходящем и со-развития с его ребенком. Если такое взаиморазвитие не обременитель-


Глоссарий 561

но для обеих сторон, оно создает основания для расширения совместного опыта, который, как это было показано выше, расширяет и углубляет возможности взаимопонимания за счет оперирования близкими по содержанию системами значений и эмоциональным от­ношением. Вот почему родителям необходимо постоянно общаться со своими детьми да­бы не сталкиваться с неожиданными открытиями того, что они не понимают друг друга.

Таким образом, первичным условием взаимопонимания является идентификация своеобразия индивидуальных опытов, уточнение адекватности сформировавшихся систем значений в отношении транслируемого содержания и построение совместного опыта, т.е. единого поля значений. Вписывание нового содержания с необходимостью предполагает якорение нового опыта с уже имеющимся, т.е. социальное репрезентирование (Moscovici, 1998), описанное нами в разделе социально-познавательной активности. Лишь вписывая и вписываясь в системы значений друг друга мы и обретаем возможность взаимопонимания. В то же время без такого рода взаимовписывания в системы значений друг друга и по­строения собственных, общих систем значений всегда присутствует вероятность жития в собственной виртуальной реальности, сильной отличающейся от реальности реальной, разделяемой другими людьми. В частности так называемые барьеры общения как раз и возникают в ситуациях несопрягаемых систем значений и индивидуальных опы­тов жизненных переживаний. Мы можем приписывать другим свои системы зна­чений, мы можем создавать видимость их верификации ни на йоту не приближа­ясь к взаимопониманию. Родитель может произносить ритуальные фразы - как дела - выслушивать ответы и оставаться в собственном поле значений, которое может быть весьма далеко от поля значений ребенка. Он может просвещать со своей собственной позиции, часто не понимая, что она может быть совершенно непонятна и неадекватна как возрастным, так и субкультуральным особенностям партнера. Самое интересное заключается в том, что такого рода «просвещение» сохраняет у просветителя иллюзорное чувство абсолютной истинности и понятно­сти. Хотя на самом деле она понятна только самому «просветителю» и никому другому.

Итак мы рассмотрели одну из наиболее сложных и интересных областей со­циальной психологии - межличностного взаимодействия. Ознакомившись с эво­люцией теоретических представлений и многообразием подходов, мы получили возможность осознания всей многогранности явления межличностных взаимоот­ношений. Так же мы получили возможность ориентировки в путях и средствах гармонизации межличностных отношений, возможных способах взаимодействия и взаимовлияния.

Будучи существом социальным человек буквально «воткан» в эти взаимоот­ношения, точно так же как он воткан в различные социальные общности, окру­жающие его и функционирующие по своим специфическим законам. Одной из наиболее часто встречаемых таких общностей является малые группы, к рассмот­рению которых мы и приступим в следующем разделе.

| Глоссарий


Межличностное взаимодействие 562

Значение - выступая в качестве одного из необходимых компонентов понимания и взаимопонимания может быть определено, по крайней мере в трех аспектах: 1) то, что стремится передать говорящий; 2) представление, ассоциируемое с используемым физическим знаком и описываемым им объектом; 3) понятое и осознанное читателем или слушателем представление о переданном в знаках.

Знак - в наиболее широком понимании индикатор, сигнал, намек. В контексте меж­личностного взаимодействия - событие или действие, символизирующее определенное значение, находящееся за рамками воспринимаемого.

Интеракция - процесс межличностного взаимодействия и взаимовлияния. В социаль­ном взаимодействии поведение одного участника межличностного взаимодействия вы­ступает в качестве стимула для поведения другого и наоборот.

Вопросы для обсуждения

1. Каково соотношение взаимодействия и общения?

2. В чем различие основных теоретических подходов к проблеме межличност­
ного взаимодействия?

3. Каково соотношение интерактивного, коммуникативного и аффективного
компонентов общения?

4. Каковы основные условия координации и синхронизации межличностного
взаимодействия?

5. В чем заключаются основные сложности адекватной передачи систем значе­
ний в процессе межличностной коммуникации?

6. Какова роль обратной связи в процессе формирования единого поля значе­
ний?

7. Что надо учитывать, стремясь понять партнера по взаимодействию?

Для дополнительного чтения

1. Знаков В.В. Понимание и познание в общении. - М: ИПАН РАН, 1994. - 340
с.

2. Крижанская, Ю.С., Третьяков В.П. Грамматика общения. - Л.: ЛГУ, 1990.

3. Куницына В.Н., Казаринова Н.В., Погольша В.М. Межличностное общение.
Учебник для вузов. - СП б.: Издательство «Питер», 2001.

4. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой
реальности. 2-е, испр. изд. - М.: Смысл, 2003.

5. Хьюстон, М. Введение в социальную психологию. Европейский подход:
Учебник для студентов вузов / М. Хьюстон, В. Штребе. - М.: ЮНИТИ-
ДАНА, 2004.

6. Социальная психология: учебное пособие / Отв. Ред. А.Л. Журавлев. - М.:
ПЕРСЭ, 2002.

7. Сушков И.Р. Психология взаимоотношений. - М: Академический проект, ИПАН РАН,
Екатеринбург: Деловая книга, 1999.__________________________


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 10; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.032 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты