Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Генезис и развитие малой группы




Читайте также:
  1. I. Духовное развитие
  2. I.3.1) Развитие римского права в эпоху Древнего Рима.
  3. II. Организм как целостная система. Возрастная периодизация развития. Общие закономерности роста и развития организма. Физическое развитие……………………………………………………………………………….с. 2
  4. II. Системы, развитие которых можно представить с помощью Универсальной Схемы Эволюции
  5. III РАСШИРЕНИЕ ГРУППЫ И РАЗВИТИЕ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ
  6. III.2.2) Основные группы и виды преступлений.
  7. Nbsp;   7 Определение реакций опор для группы Ассура
  8. VI. Развитие навыков счета.
  9. VII. Выполнение задания на развитие внимания, смекалки.
  10. XX столетие нередко характеризуется как "атомный век", что связано не только с появлением атомного оружия, но и с развитием атомной энергетики.

Приступая к изложению феноменологии группового процесса, мы постараемся, прежде всего - и это основная задача данной главы - показать, как происходит складыва­ние малой группы; во-первых, раскрыть лежащие в его основе причины; во-вторых, рас­смотреть последовательность движения группы по пути обретения ею признаков действи­тельной коллективности, учитывая при этом многообразие далеко не всегда совпадающих между собой точек зрения и подходов; в-третьих, описать некоторые механизмы, группо­вой динамики. С обращения к первому из выделенных выше вопросов мы и начнем свой анализ.

Детерминанты возникновения малой группы

Вопрос психологических детерминант возникновения малой группы детально про­анализирован в работах Р.Л. Кричевского и Е.М. Дубовской (1991; 2001). Отвечая на во­прос какие факторы лежат в основе возникновения малой социальной группы, авторы по­казывают всю сложность и многоаспектность ответов на него. Они пишут: «Вопрос этот на первый взгляд может показаться излишним. Ведь если исходить из уже излагавшегося выше понимания малой группы как своеобразной функциональной единицы в системе общественного разделения труда, как макроячейки той или иной социальной структуры, то в этом случае ответ оказывается чрезвычайно прост: возникновение малой группы следует интерпретировать как обусловленное запросами общественно-экономического характера, рожденными в недрах социальных институтов и организаций. Иными словами, необходи­мость решения последними определенных социальных задач порождает потребность в создании внутри них элементарных функциональных подразделений типа малых групп, специально на эти задачи ориентированных. В логике подобного рассуждения резонно заключить, опираясь на мысль Г.М. Андреевой, что "причины .возникновения малой группы лежат вне ее и вне индивидов, ее образующих, в более широкой социальной сис­теме"» (1991, с. 46).

Итак, появление малой социальной группы в организационной структуре не зави­сит, как мы выяснили, от составляющих ее (группу) индивидов. Правомерно ли, однако, считать, что от рядовых человеческих индивидов, в частности от их потребностей, ценно­стных ориентаций и т. п., не зависит наполнение той или иной малой социальной группы? Последняя, конечно, может быть объявлена на табло организации, и в этом смысле она независима от устремлений тех, кто заполнит ее в будущем, но вопрос состоит в том, при­дут ли необходимые, люди в эту группу, будет ли она рассматриваться как укомплекто­ванная (а значит, и способная полноценно функционировать) для решения наличной орга­низационной задачи? И вот здесь-то оказывается, что мы не можем, если хотим дать адек­ватное объяснение обсуждаемому феномену, элиминировать из проводимого анализа мо­мент личного предпочтения индивида, базирующегося на ряде факторов социального и психологического характера» (1991, с. 46-47).



Что же касается преимущественно психологических детерминант вхождения в оп­ределенную социальную группу, то наиболее демонстративным их примером может слу-


Детерминанты возникновения малой группы 585

жить стремление индивидов к удовлетворению потребностей, связанных со сферой чело­веческого общения. В этом случае малая группа выступает как своеобразная микросреда общения, в которой индивид находит источники удовлетворения соответствующих по­требностей. К числу таких источников М. Шоу (1981) относит, в частности, межличност­ную аттракцию и групповое членство per se, рассматривая последнее как источник удовле­творения аффилиативной потребности.



Разумеется, деление факторов личного предпочтения индивидом той или иной группы (в совокупности они представляют собой не что иное, как мотивацию группового членства) на социальные и психологические оказывается во многих случаях весьма отно­сительным, и, конечно же, не сугубо психологические моменты оказываются, как правило, доминирующими в выборе индивидом той или иной организованной (да и не только, как показывает жизнь, организованной) малой группы, тем не менее, учет всех названных вы­ше обстоятельств является, на наш взгляд, весьма существенным в целях получения более содержательного объяснения картины реально возникающего процесса. При этом необхо­димо подчеркнуть, что факторы, побуждающие индивида к вхождению в группу, не ис­черпываются единственно лишь системой его потребностей и ценностей, но включают в себя и ряд других переменных: например, социальный опыт индивида, сформировавшую­ся у него самооценку, ожидания, связанные с предстоящим групповым членством, особен­ности группы будущего членства с точки зрения ее целей, программ, специфики деятель­ности и т.д.

Таким образом, возвращаясь теперь к вопросу, с которого мы начинали, Р.Л. Кри-чевского и Е.М. Дубовская отвечают, что «есть основание ответить на него следующим образом. Возникновение организованной малой группы следует рассматривать как двух­ступенчатый процесс, состоящий, во-первых, в объявлении ее в качестве формального, официального звена социальной организаций и, во-вторых, в наполнении ее конкретными индивидами, способными квалифицированно решать организационные задачи. Что каса­ется первого из указанных этапов 'возникновения группы, то он .полностью детерминиро­ван предписаниями организационной структуры и не зависит от входящих в группу инди­видов. Что же касается второго этапа, то он обусловлен не только предписаниями и, заме­тим, активностью организационной структуры, но зависит и от личных побуждений вхо­дящих в группу индивидов» (1991, с. 480.



Этапность развития малой группы

Возникшей малой группе предстоит дальнейшая жизнь. Каким окажется ее течение, как и посредством чего, будет разворачиваться процесс групповой жизнедеятельности, какова его этапность? Эти и иные, подобные им, вопросы не могут не интересовать иссле­дователей, пытающихся предложить свои варианты ответа, далеко не во всем, однако, ме­жду собой совпадающие. Тем не менее, при всем разнообразии имеющихся точек зрения на характер развития малой группы в них, как мы увидим далее, обнаруживается и ряд общих моментов, а главное - в совокупности своей они позволяют составить довольно широкую, хотя и весьма пеструю, картину динамики реально разворачивающегося про­цесса. Остановимся подробнее на некоторых представляющихся нам наиболее значитель­ными подходах к анализу обсуждаемого аспекта группового функционирования.

Межличностное взаимодействие в малой группе 586

Модели коллективообразования.Одна из них содержится в стратометрической концепции коллектива, разрабатывавшейся А.В. Петровским с сотрудниками (1982, 1986) и берущей в качестве критериев построения гипотетической типологии групп, во-первых, степень опосредствованности межличностных отношений в группе содержанием совмест­ной деятельности и, во-вторых, общественную значимость последней, имея в виду уровень ее позитивности - негативности с точки зрения общественного прогресса. Исходя из пред­ложенных критериев, развитие группы - описывается как движение в своеобразном континууме, положительным и отрицательным полюсами которого являются соответст­венно коллектив (высокие позитивные показатели по обоим критериям); корпорация (вы­сокий позитивный показатель по первому и высокий негативный показатель по второму критериям); в центральной точке располагается так называемая диффузная группа (общ­ность, в которой практически отсутствует совместная деятельность); а промежуточное положение между диффузной группой и положительным и отрицательным полюсами континуума занимают соответственно просоциальная и асоциальная ассоциации, т. е. группы с низкой степенью опосредствования межличностных отношений совместной дея­тельностью (Петровский, 1982, с. 164—167).

Безусловно, сильной стороной подобной схемы группового развития является от­четливая реализация в ней принципа деятельности, позволяющая вывести анализ пробле­мы за пределы отдельно взятой малой группы и рассмотреть ее в системе широких соци­альных детерминант. В этом смысле изложенная схема как бы задает определенный мето­дологический норматив исследования проблемы. Более сложно, однако, обстоит дело с конкретным приложением обсуждаемой схемы к множеству реально функционирующих групп, поскольку процесс развития представлен в ней в слишком обобщенной 'форме, ми­нуя многие возможные этапы и 'не отражая складывания отдельных компонентов жизне­деятельности группы как составляющих целостного социального организма. И. видимо, в силу трудностей операционализации схемы специалисты, работающие в рамках страто­метрической концепции, в конкретных эмпирических исследованиях, дифференцируя группы по уровню развития, как правило, апеллируют к традиционному житейскому кри­терию: низкий - средний - высокий уровень (Уманский, 1975).

Близким к предыдущему и по исходным теоретическим позициям, и по общему аб­рису динамики группового развития, и, наконец, по ряду выделяемых при этом этапов ока­зывается (параметрический подход к исследованию группы, предложенный Л. И. Уман-ским ((1975, 1980). В основу концептуальной схемы Л.И. Уманского положено представ­ление о социально-психологических параметрах группы, являющихся своеобразными кри­териями - отличительными признаками развития группы как коллектива. К числу таких параметров, в частности, относятся: содержание нравственной направленности группы -интегративное единство ее целей, мотивов, ценностных ориентаций; организационное единство группы; групповая подготовленность в сфере той или иной деятельности; психо­логическое единство - интеллектуальная, эмоциональная, волевая коммуникативность, характеризующая соответственно процесс межличностного познания и взаимопонимания в группе, межличностные контакты эмоционального характера, стрессоустойчивость и надежность группы в экстремальных ситуациях (1975, с. 79.)

В зависимости от выраженности каждого из .параметров группа располагается по степени своего развития в континууме, срединную точку которого занимает группа-


Детерминанты возникновения малой группы 587

конгломерат, т. е. группа, состоящая из незнакомых между собой людей, а полюсами яв­ляются коллектив и антиколлектив. Движение группы к позитивному полюсу - коллекти­ву сопряжено с последовательным прохождением ею двух качественно новых стадий -кооперации и автономизации. Причем между группой-конгломератом и группой-кооперацией возможно появление таких промежуточных уровней, как номинальная груп­па и группа-ассоциация (1980, с. 77-80).

Интересной особенностью проводимого Л.И. Уманским и его сотрудниками анали­за группообразования являются прослеживание развивающихся в группе процессов и фе­номенов, фиксация постепенного превращения ее в действительно коллективного субъекта деятельности. Так, если на уровне группы-ассоциации контуры групповой структуры лишь. просматриваются, то группа-кооперация уже отличается .развитой и успешно дей­ствующей организационной структурой, высоким уровнем групповой подготовленности и сотрудничества, тогда как для группы-автономии характерными оказываются «синтетиче­ские» процессы типа групповой идентификации, обособления, эталонизации (монорефе-рентности), внутренней слитности и спаянности, создающие основу для перехода на выс­ший уровень (1980, с. 78-79].

Заслуживает также внимания и своеобразие динамики коллективообразования, вы­являвшейся, как правило, во временно функционирующих организованных юношеских группах в условиях лагерей комсомольского актива. В частности, был показан неравно­мерный и пульсирующий характер движения изучавшихся групп от «не коллектива» к коллективу, сопровождавшегося наличием различных динамических, форм коллективооб-разования (прямовосходящей, пульсирующе-восходящей, прямого и пульсирующего пла­то, прямонисходящей и пульсирующе-нисходящей) и разнообразием их сочетания Кир­пичник, 1980).

Как и представители стратометрической концепции, исследователи, опирающиеся на идеи параметрического подхода, выделяют особую стадию развития группы - приобре­тение ею элементов корпоративности, становление корпорацией. Однако в рамках обсуж­даемого подхода корпорация не рассматривается как асоциальное образование. Скорее это группа с гипертрофированными чертами автономизации, ведущими к «групповому эгоиз­му». Следует заметить, что позднее Л.И. Уманский представил несколько более расши­ренный перечень социально-психологических параметров группы, рассматривая их в каче­стве составляющих групповой структуры (см. 1980).

По мнению Л.И. Уманского, своевременное обнаружение и устранение в группе, достигшей стадии автономии, элементов корпоративности, эффективное включение ее в межгрупповое взаимодействие, коррекция групповой направленности (придание послед­ней подлинно общественного характера) способны вывести группу, хотя бы по наличному состоянию, на уровень коллектива.

Что же касается другой выделяемой в контексте обсуждаемого подхода линии раз­вития группы - движения ее в направлении отрицательного полюса - антиколлектива, то общности, располагающиеся в этой части континуума, характеризуются как «группы, замкнутые извне, но отличающиеся внутригрупповой антипатией, межличностным эго­центризмом и эгоизмом (интраэгоизмом), активной дезинтеграцией, конфликтностью и агрессивностью» (там же. с. 80), и классифицируются по двум уровням, условно называе­мым «дезинтеграцией» и «интраэгоизмом». Заметим, однако, что путь движения группы в

Межличностное взаимодействие в малой группе 588

сторону антиколлектива пока исследователями скорее намечен, нежели обстоятельно изу­чен.

А вот схема позитивной ветви описанного выше континуума и в теоретическом и в эмпирическом плане проработана, на наш взгляд, 'весьма серьезно. Причем исследовате­лям удалось найти разнообразные пути ее операционализации применительно к реально функционирующим группам, в одних случаях опираясь на общепринятые методические средства, а .в других, как это отражено, например, в известном варианте параметрической классификации коллективообразования, предложенном А.Н. Лутошкиным (1977), прибе­гая к нетрадиционным образно-символическим приемам (так, номинальная группа пред­ставлена А.Н. Лутошкиным в образе «песчаной россыпи», группа-кооперация - в образе «мерцающего маяка», а группа-автономия - в образе «алого паруса» и т.д.).

Вместе с тем было бы преждевременным считать резервы совершенствования об­суждаемой схемы исчерпанными. Они видятся нам, во-первых, в дальнейшем уточнении выделяемых этапов коллективообразования (а возможно, и расширении их списка), во-вторых, в более дифференцированном поэтапном анализе развития различных сфер жиз­недеятельности группы, в-третьих, в разработке нормативных (в том числе и строго коли­чественных) характеристик различных уровней групповой динамики. И, конечно же, нуж­дается в серьезном изучении заявленная в параметрическом подходе деструктивная линия жизни коллектива.

Двухмерные модели развития группы. Описанными выше схемами анализ этапно-сти развития группы, однако, не ограничивается. Как можно убедиться из приводившихся ранее материалов, такой анализ во многом зависит от общих представлений исследователя о группе, от его видения картины разворачивающегося группового процесса. Подобная точка зрения получила реализацию и в ряде подходов к исследованию стадийности груп-пообразования (здесь и далее термин «группообразование» используется как синоним термина «групповое развитие»).

Одни из них, получивший широкую известность за рубежом, связан с именем Б. Такмена (Tuckman, 1965). Предложенная им двухмерная, или двухфакторная, модель яви­лась результатом анализа пятидесяти зарубежных публикаций, посвященных изучению стадий временного развития терапевтических, тренинговых, естественных профессио­нальных и лабораторных групп.

Б. Такмен описывает динамику группового процесса, исходя из учета условий, в ко­торых формируется группа; наличия двух сфер (измерений, факторов) групповой активно­сти - деловой (решение групповой задачи) и ,межличностной (развитие групповой струк­туры); положения группы в гипотетической последовательности развития, т.е. в соответст­вующей стадии. Согласно модели в каждой из указанных сфер предполагается прохожде­ние группой четырех последовательно сменяющих друг друга этапов. В сфере межлично­стной активности (именно с нее начинает анализ группообразования Б. Такмен) к ним от­носятся: 1) стадия «проверки зависимости», предполагающая ориентировку членов груп­пы в характере действий друг друга и поиск взаимоприемлемого межличностного поведе­ния в группе; 2) стадия «внутреннего конфликта», основная особенность которой - нару­шение взаимодействия и отсутствие единства между членами группы; 3) стадия «развития групповой сплоченности», достигаемая посредством постепенной гармонизация отноше­ний, исчезновения межличностных конфликтов; 4) стадия «функционально-ролевой соот-


Детерминанты возникновения малой группы 589

несенности», в основном связанная с образованием ролевой структуры группы, являю­щейся «своеобразным резонатором», посредством которого «проигрывается» групповая задача» (там же, с. 387).

В сфере деловой активности Б. Такмен выделяет: 1) стадию «ориентировки в зада­че», т. е. поиск членами группы оптимального способа решения задачи; 2) стадию «эмо­ционального ответа на требования задачи», состоящую в противодействии членов группы требованиям, предъявляемым им содержанием задачи вследствие несовпадения личных намерений индивидов с предписаниями последней; 3) стадию «открытого обмена реле­вантными 'интерпретациями», понимаемую автором как этап групповой жизни, на кото­ром имеет место максимальный информационный обмен, позволяющий партнерам глубже проникнуть (в число этих публикаций входит и известная советскому читателю работа У. Бенниса и Г. Шепарда (Современная зарубежная социальная психология. Тексты, 1984), в намерения друг друга и предложить альтернативную трактовку информации; 4) стадию «принятия решений» - этап, характеризующийся конструктивными попытками успешного решения задачи.

Б. Такмен обращает внимание .на связь между обеими сферами групповой активно­сти, не раскрывая, к сожалению, конкретно, в чем содержательно состоит эта связь. Не по­лучает конкретизации -и другой важный авторский тезис - о взаимовлиянии сфер. По мнению автора, их развитие идет параллельно друг другу: изменение в одной из сфер со­провождается изменением в другой. Но как реально соотносятся обе сферы, какая из них генетически является первичной, основной - ответ на этот вопрос у Б. Такмена отсутству­ет. А между тем вопрос этот представляется нам достаточно серьезным, поскольку за ним стоит вполне определенное понимание развития группового процесса: либо как совер­шающегося по каким-то своим внутренним, особым, только данной группе присущим за­кономерностям, либо - как обусловленного более широкими, лежащими за пределами данной группы причинами. Нужно заметить, что, исходя из имеющейся литературы (Кри-чевский, Дубовская, 1991; 2001; Уманский, 1975, 1980; Hare, 1983; и др.), есть основание рассматривать развитие структурных компонентов группы, в том числе и лидерства, в ка­честве одного из показателей ее развития в целом.

Но вернемся непосредственно к обсуждавшейся выше модели Б. Такмена. Спустя более чем десятилетие после ее публикации автор вновь провел анализ современных ему исследований группового развития, придя к заключению о справедливости (.в целом) предложенной ранее схемы (1977). Вместе с тем имеют место попытки ее трансформации применительно к конкретному роду деятельности естественных малых групп. В этом смысле интерес представляет работа Г. Стенфорда и А. Роарка, изучавших развитие такой малой группы, как школьный класс, и выделивших при этом следующие семь стадий группообразования (Stanford, Roark, 1974).

Первая, начальная, стадия характеризуется, по мнению исследователей, ориентаци-онными тенденциями в поведении учащихся. На этом этапе групповой жизни формируют­ся представления учащихся о классе и друг друге. Первые межличностные взаимодействия в это время, еще очень осторожны и ведут к образованию диад. Учитель воспринимается как основной авторитет в классе. Вторая стадия - период формирования групповых норм, начало складывания группового самосознания.


Межличностное взаимодействие в малой группе 590

Авторы полагают, что на данной стадии возможно неравномерное развитие группы в деловой и эмоциональной сферах. Третья стадия получила название «стадии конфликта», когда наблюдаются столкновения между отдельными членами класса в силу переоценки 'ими своих возможностей и стремления решать все проблемы самостоятельно, не .консультируясь с учителем. Четвертая стадия характеризуется как переходная от состоя­ния конфликта к состоянию сбалансированности в отношениях между учащимися. Обще­ние становится более конструктивным и открытым, чем на предыдущих этапах, появляют­ся элементы групповой солидарности и сплоченности. Пятая стадия группового развития интересна тем, что здесь впервые, как полагают исследователи, возникает сложившаяся группа с отчетливо выраженным чувством «МЫ», в котором проявляется забота всех уча­щихся о классе, интерес к нему и сплочение. На этой стадии заметна тенденция к интегра­ции групповой и индивидуальной цели, причем ведущими становятся учебные цели. В плане соотношения развития сфер групповой .активности отмечается значительное преоб­ладание деловой сферы. Считается, что это наиболее удобный для учителя этап функцио­нирования класса

На следующей, шестой, стадии картина меняется, доминирующую роль теперь иг­рает сфера эмоциональной активности, резко возрастает значение отношений типа «Я— ТЫ», личные взаимодействия становятся особенно тесными, происходит переоценка групповых норм. По мнению авторов, группа на этой стадии напоминает очень удачную семью. Седьмая стадия—актуализация — относится к высшему этапу групповой зрелости, когда уровни развития обеих сфер выровнены и степень сплочения группы весьма высока. Группа является открытой для проявления и разрешения конфликта. Признается разнооб­разие индивидуальных учебных стилей. Единодушие становится единственным призна­ваемым путем принятия решений, и расхождение во взглядах допускается до тех пор, пока не выработана общая точка зрения на проблему (Бодалев, 1982, с. 56—68).

Следует подчеркнуть, что Г. Стэнфорд и А. Роарк гораздо детальнее и содержатель­нее, нежели Б. Такмен, раскрывают динамику развития группы, показывая неравномер­ность складывания основных сфер ее активности и останавливаясь на поэтапных характе­ристиках отдельных групповых феноменов и процессов. Однако, как и Б. Такмен, они не выносят свой анализ за рамки отдельно взятой организованной малой группы, фактически снимая тем самым весь пласт социальной детерминации группового процесса. В парамет­рической схеме коллективообразования; обнаруживаются и признаки неравномерности развития основных сфер жизнедеятельности группы: например, для группы-кооперации характерно преобладающее развитие системы деловых отношений, тогда как в группе-автономии динамические: процессы в обеих сферах жизнедеятельности, по-видимому, достаточно сбалансированы (Stanford, Roark, 1974, с. 78-79].

С другой стороны, четвертая - пятая стадии группообразования в схеме Г. Стенфор-да и А. Роарка содержательно во многом соответствуют уровню группы-кооперации, а шестая - седьмая стадии - уровню группы-автономии. И эти совпадения, несомненно, спо­собствуя интеграции разрозненных элементов научного знания, являются, на наш взгляд, важным условием создания в будущем более адекватных моделей реального группового процесса.


В.А. Янчук

Механизмы групповой динамики

Одним из наиболее сложных и важных вопросов, касающихся функционирования малой группы является вопрос о лежащих в его основании механизмах. Без понимания того, что происходит в группе, что меняется в ней, благодаря чему она изменяется невоз­можно углубление в суть проблемы. Простая констатация того, что нечто меняется и ме­няется с определенными особенностями вряд ли прибавляет ясности. Отвечая на вопрос, как происходит развитие малой группы, Р Л. Кричевский и Е.М. Дубовская отмечают, что «следуя естественной исследовательской логике, неизбежно затрагиваем другой, смежный с ним вопрос, посредством чего оно происходит. Тем самым обсуждение проблемы пере­водится как бы в иную плоскость - в план выяснения скрытых пружин развертывания процесса группообразования, в более широком смысле - раскрытия механизмом группо­вой динамики». (1991, с. 60

К сожалению, упомянутый выше вопрос («посредством чего?») до сих пор относит­ся к категории малоизученных. Во всяком случае, сведения о какой-либо целенаправлен­ной систематической его разработке, подкрепленной необходимым эмпирическим мате­риалом, в литературе отсутствуют. Это не значит, конечно, что данные о механизмах раз­вития группы отсутствуют вообще, но в исследованиях, посвященных группообразова-нию, они содержатся в весьма фрагментарном виде, и удельный их вес в общем объеме получаемого здесь знания крайне невелик. Правда, как мы увидим далее, ряд фактов, имеющих непосредственное отношение к механизмам групповой динамики, получен в ходе изучения других аспектов жизнедеятельности малой группы, вне, однако, рассмотре­ния процесса ее развития в качестве самостоятельной задачи.

Те же Р.Л. Кричевский и Е.М. Дубовская выделяют три основных механизма груп­повой динамики.: 1) разрешение внутригрупповых противоречий, 2) «идиосинкразический кредит» и 3) психологический обмен. Поскольку первый из названных механизмов наибо­лее релевантен идее развития, именно с него мы и начнем последующее изложение (1991, с. 60—61).

Разрешение внутригрупповых противоречий.Исследователи группового разви­тия указывают на наличие нескольких типов внутригрупповых противоречий. Так, изучая динамику коллективообразования во временных юношеских группах (работа осуществля­лась в рамках параметрического подхода Л. И. Уманского), А.Г. Кирпичник обратил вни­мание на противоречия, во-первых, между возрастающими потенциальными возможно­стями группы и ее актуальной деятельностью и, во-вторых, между растущим стремлением членов группы к самореализации и самоутверждению и одновременно усиливающимися тенденциями включения личности в групповую структуру, интеграции ее с группой. Об­наружилось, что «переход группы с одного уровня развития на другой происходит скачко­образно в результате обострения противоречий и их последующего разрешения» (1980, с. 13).

Еще один тип внутригрупповых противоречий описывает Ф. Шамбо (Shambaugh, 1978), основывающий свой анализ развития малой группы на материалах большого числа исследований психоаналитического толка, начиная с известной работы 3. Фрейда по груп­повому влиянию (1925). «Если очистить этот анализ от специфической для соответствую

Межличностное взаимодействие в малой группе 592

щего направления терминологии, переведя его на «нормальный» социально-психологический язык, - отмечают Р.Л. Кричевский и Е.М. Дубовская - то суть рассужде­ний Ф. Шамбо сводится к следующему. Развитие группы есть результат столкновения противоречивых тенденций, периодически возникающих в ней вследствие рассогласова­ния поведения лидера с ожиданиями, связываемыми с его действиями последователями. Подобное рассогласование приводит группу к дестабилизации и конфликту. Разрешение конфликта заканчивается наступлением «фазы гармонии», характеризующейся стабилиза­цией отношений и оптимистической направленностью межличностного восприятия, после чего вновь появляются «возмущения» в системе, связанные с очередными противоречия­ми между лидером и последователями. Лишь по мере прохождения группой целой серии конфликтных фаз и выработки у ее членов общих «культурных» критериев оценки дейст­вительности структура группы окончательно стабилизируется» (1991, с. 61).

Вряд ли, конечно, прав Ф. Шамбо, сводя все причины развития группы исключи­тельно к конфликту между лидером и последователями, но трактовка подобного противо­речия в качестве одной из таких причин представляется нам вполне правомерной.

«Идиосинкразический кредит».В еще большей степени с анализом поведения ли­дера связано выделение нами другого механизма развития группы, получившего в работах Е. Холландера (Hollander, 1964; 1970) название феномена «идиосинкразического кредита». Правда, сам Е. Холландер указанный феномен с развитием группы не связывал, рассмат­ривая его в ракурсе иной проблемы - проблемы соотношения уровня нормативного пове­дения (в более узком смысле - конформности) и величины статуса субъекта в группе. Хотя традиционно (Homans, 1950)) считалось, что между этими переменными имеет место, чуть ли не линейная зависимость, предложенная Е. Холландером модель, намечает альтерна­тивный подход к проблеме. Предполагается, что, вопреки традиционным представлениям, высокостатусный субъект (лидер) не обязательно жестко реализует нормы группы, но привносят в ее жизнь некоторые новшества, хотя бы и ценою отхода от ряда прежних норм, способствуя тем самым более эффективному достижению групповой цели и перево­дя группу на иной, более высокий уровень функционирования. Причем, согласно модели, члену группы может быть позволено отклонение от групповых норм пропорционально его прошлому вкладу в достижение групповых целей, вследствие чего и возникает феномен «идиосинкразического кредита», представляющий собой своеобразное разрешение группы на девиантное поведение (поведение, отклоняющееся от групповых норм, характеризуется Е. Холландером как идиосинкразическое). Поскольку, исходя из эмпирических данных, считается (1969)), что субъект с высоким статусам, т. е., как правило, лидер, гораздо силь­нее других членов ориентирован на группу (фактор мотивации), обладает наибольшей компетентностью в групповой задаче и вносит значительный вклад в ее решение, ему в большей мере, чем низкостатусному субъекту, позволено отклоняться от групповых норм, если это способствует лучшему достижению целей группы. Таким образам, феномен «.идиосинкразического кредита», как он описывается Е. Холландером, выступает в качест­ве одного из условий внедрения в жизнь группы элементов инновационности (1970), соз­давая тем самым предпосылки перехода группы на новую, более высокую ступень жизне­деятельности. И именно это обстоятельство позволяет, на наш взгляд, отнести «идиосин­кразический кредит» к числу возможных механизмов группового развития.


Механизмы групповой динамики 593

Правда, справедливости ради заметим, что экспериментальная. проверка обсуждае­мой модели не дала достаточно однозначных результатов: в то время как данные самого Е. Холландера и его сотрудников (Hollander, 1964; 1970) хорошо поддерживают гипотезу «идиосинкразического кредита», материалы других авторов (Tuckman, 1965) во многом с ней не согласуются. И, кроме того, как будет показано ниже, иногда в литературе (Moscovici, Paicheler, 1983) ставится под сомнение сама валидность подобного гипотетиче­ского конструкта.

Психологический обмен.Остановимся теперь на последнем, из выделенных нами механизмов групповой динамики - психологическом обмене. Здесь, прежде всего, хоте­лось бы подчеркнуть, что в психологии (особенно в ее социальной ветви) понятие «обмен» пользуется большой популярностью. В задачу нашей работы, в том числе настоящего. ее раздела, не входит специальный анализ этимологии этого понятия в контексте социально-психологической проблематики: вопрос этот довольно подробно освещался уже в литера­туре (Современная зарубежная социальная психология. Тексты, 1984). Обратим только внимание на тот факт, что, возникнув в недрах классической политэкономии, оно было перенесено затем в социальную антропологию, а оттуда - в социологию и ряд областей психологии (там же). Учитывая данное обстоятельство, мы решили использовать не про­сто понятие «обмен», но «психологический обмен», дабы отдифференцировать последний от обмена, совершающегося в системе экономических отношений людей и являющегося исходным, базисным в ряду других возможных проявлений человеческого обмена

Чтобы лучше объяснить суть психологического обмена, обратимся к одной из его разновидностей - так называемому ценностному обмену, в качестве механизма межлично­стного взаимодействия в малой социальной группе теоретически и эмпирически изучае­мому одним из нас (Кричевский, 1985). Краткое описание некоторых ключевых положе­ний разрабатываемого подхода мы начнем с определения, ценности, понимаемой как ма­териальный или идеальный предмет, представляющий значимость для человека, т. е. спо­собный удовлетворять его потребности, отвечать его интересам. Применительно к взаимо­действию людей в малой социальной группе имеется в виду, что в многообразии формам совместной деятельности, ценности могут выступать в виде каких-либо значимых харак­теристик членов группы, относящихся к свойствам их личности, ее направленности, уме­ниям, опыту и т.п. (как будет показано ниже, возможно и более дробное, «молекулярное» проявление ценности) и реализуемых ими в ходе решения стоящих перед группой задач с пользой для отдельных партнеров и группы в целом.

Достаточно ярким примером ценностного обмена служат отношения партнеров по группе в феномене лидерства, когда эффективная актуализация членами группы значи­мых, или ценностных, характеристик (один из «предметов» обмена) приносит им автори­тет и признание (другой «предмет» обмена) ключевые компоненты статуса - в группе, также являющиеся важными человеческими ценностями. Иными словами, психологиче­ское содержание ценностного обмена, исходя из соответствующего понимания ценности, состоит в обоюдном удовлетворении сторонами-участницами взаимодействия определен­ных социальных потребностей друг друга путем взаимного предоставления каждой из них другой стороне соответствующих ценностей. Подобное понимание позволяет трактовать ценностный обмен - и на этом его аспекте мы еще остановимся ниже - как развернутый в пространстве и времени процесс.

Межличностное взаимодействие в малой группе 594

В связи с анализом процесса ценностного обмена применительно к межличностно­му взаимодействию вводится понятие ценностного вклада индивида относительно отдель­ных партнеров и группы в целом (обобщенно-ценностный вклад в жизнедеятельность группы). Под ценностным вкладом понимаются любые полезные, т.е. представляющие ценность и, следовательно, работающие на удовлетворение потребностей как отдельных субъектов, так и «совокупного субъекта» - социальной группы, действия, адресованные как отдельным членам группы, так я группе в целом и имеющие самые разные формы проявления.

Принимая во внимание вышесказанное, рассмотрим теперь некоторые примеры функционирования ценностного (или психологического) обмена в качестве одного из ме­ханизмов групповой динамики.

Первый из этих примеров основывается на данных изучения И. Олтменом, Д. Тей­лором и их сотрудниками (Altman, Taylor, 1973; Taylor, Altman, 1983) феномена социаль­ного, проникновения, характеризующего экстенсивность (широту) и интенсивность (глу­бину) развития межличностных отношений в диадическом общении. Как подчеркивают сами авторы, они «ввели термин «социальное проникновение», чтобы объяснить открытые типы межличностного поведения в социальном взаимодействии и внутренние субъектив­ные процессы, которые предшествуют, сопровождают и преследуют эти открытые обме­ны» (Taylor, Altman, 1983, с: 17). Одна из типичных разновидностей социального проник­новения личностное взаимораскрытие партнеров по общению.

В серии исследований, в одних случаях носивших характер кратковременного лабо­раторного экспериментирования, а в других - проводившихся в условиях многодневной изоляции испытуемых, было показано, что развертывание процесса социального проник­новения есть следствие обоюдности, или реципрокности, действий членов диады, репре­зентирующихся наблюдателю в виде разнообразных вербальных и невербальных проявле­ний, взаимных пространственных расположений и т.д. Причем, содержательно (с точки зрения субъективной значимости для общающихся) эти действия могут быть квалифици­рованы как своего рода ценностные вклады индивидов относительно друг друга, в сово­купности им во взаимозависимости, составляющие своеобразный молекулярный уровень ценностного обмена

Прослеживая динамику социального проникновения, И. Олтмен и Д. Тейлор выде­ляют ряд условных этапов, через которые проходят в своем развития по мере интенсифи­кации и расширения актов обмена межличностные отношения, а именно стадии: ориента­ции (отношения носят характер ограниченных, поверхностных контактов), пробного эмо­ционального обмена

В отличие от зарубежных исследователей, использующих в качестве ключевых эле­ментов концептуализации переменные «вознаграждений» и «затрат». (контакты часты, но поверхностны), полного эмоционального обмена (контакты глубоки, но охватывают огра­ниченные области взаимодействия), установившегося обмена (контакты охватывают раз­нообразные «личностные» области общающихся и развертываются как на интимном, так и на поверхностном уровнях), Р.Л. Кричевский склонен акцентировать внимание именно на ценностном обмене (1991, с. 65). По мере прохождения этих стадий отношения в диаде все более синхронизируются, взаимосвязываются, растет интенсивность обмена вербальными, невербальными и пространственными типами поведения. Показательно, однако, что в слу-


Механизмы групповой динамики 595

чае несовместимости членов диады в личностных и поведенческих аспектах (она обеспе­чивалась специальным подбором пар), в первую очередь, имели место нарушения именно в сфере ценностного обмена и взаимодействие прерывалось на самом начальном этапе, в стадии ориентации.

Таким образом, уже на уровне диады, этой элементарной разновидности малой группы, процесс психологического обмена выступает в качестве существенного условия развития и построения системы межличностных отношений. В еще большей степени этот процесс обнаруживается в «нормальных» по объему малых группах, т.е. таких, с которыми мы сталкиваемся в повседневной жизни как с микроячейками соответствующих социаль­ных организаций.

В соответствии с разрабатываемой Р.Л. Кричевским моделью, предполагается по-уровневый характер ценностного обмена в малой группе, обусловливающий определен­ную последовательность ее развития, этапность (стадийность) складывания в единый со­циальный организм (1991, с. 65-71). По его мнению, эмпирически возможно зафиксиро­вать как минимум два уровня ценностного обмена, соотносимых с разными этапами жизни группы. Во-первых, диадный уровень - наиболее типичный для начального этапа жизни группы, когда она еще не сложилась как целое. В этом случае обмен развертывается между любыми двумя членами группы, а, в конечном счете, - внутри множества диад, образуе­мых партнерами по группе, и имеет своим следствием, принимая во внимание акцентиро­ванный выше контекст рассмотрения обмена, приписывание индивидами друг другу опре­деленного статуса. И если Олтмен и Д. Тейлор, по существу, описали молекулярный уро­вень внутридиадного обмена, то применительно к обсуждаемой модели речь идет о мо­лярном его уровне, дополнительно учитывая. При этом, и такой еще момент, как значи­тельная соподчиненность диадных целей общегрупповым.

Второй вычленяемый согласно модели уровень ценностного обмена - собственно групповой - более всего характеризует сложившуюся группу. В этом случае обмен рас­сматривается как выходящий за узкодиадные рамки: одной из сторон - участниц обмена выступает уже сама группа, выступающая как совокупный, коллективный субъект, опре­деляющий в итоге статус своих членов в зависимости от их ценностных вкладов в жизне­деятельность группы.


Ключевые слова:

Групповая социализация Двухмерные модели

Модели коллективообразования
Механизмы групповой динамики
Развитие группы____________________________________


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 85; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.031 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты