Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Основной источник____________________________________ 2 страница

Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

Некоторые нормы, например табу в отношении инцеста или каннибализма, струк­турируют действия в широком многообразии контекстов и культур. Большинство же норм носят весьма ограниченную область применения. Например, нормы, регулирующие при­ветствие и невербальную коммуникацию существенно варьируются от культуры к культу­ре и от субкультуры к субкультуре. Более того, они могут существенно изменяться при социокультурных изменениях. Так в подростковой среде часто проявляются попытки от-


Нормативное поведение в малой группе 607

клонения от норм, выступающие как форма подчеркивания собственной независимости от мира взрослых. Поэтому знание культурной специфичности или имики норм является важным аспектом налаживания продуктивной коммуникации как раз в этом случае при­менима поговорка - «со своим уставом в чужой монастырь не лезут». Точно также про­дуктивность взаимоотношений воспитателя с воспитанниками должна предполагать ин­формированности первого о специфических нормах, принятых в группе подростков.

Феномен формирования и функционирования норм являлся предметом многочис­ленных исследований, проводившихся в рамках разных традиций и подходов. Характери­зуя существующие исследовательские подходы к проблематике групповых норм, Р.Л. Кричевский и Е.М. Дубовская предлагают объединить их в три крупных блока:

• исследования, изучающие влияние норм, разделяемых большинством членовгруппы;

• исследования, изучающие влияние норм, разделяемых меньшинством членовгруппы;

• исследования, изучающие последствия отклонения индивидов от групповых
норм (2001, с. 120).

Исследования нормативного влияния группового большинства.Исследования этого направления во многом стимулированы ставшими теперь уже классическими рабо­тами Соломона Аша (Asch, 1951: 1955), по существу положившими начало эксперимен­тальному изучению феномена конформного поведения, в котором фиксировался факт со­гласия личности с мнением группового большинства - своего рода групповой нормой. В современной литературе представлены подробные описания этих экспериментов, вызы­вающих несомненный интерес (Аронсон, 1998; Майерс, 1997, Пайнс и Маслач, 2000; и др.). Как правило функционирование групповых норм изучалось в контексте группового давления. Одной из наиболее иллюстративных в этом смысле вариаций экспериментов Аша является ситуация в детском саду когда у детей, сидящим за одним столом просят оценить пищу. Причем у большинства она вкусная, а у одного - нет. Опрос организован таким образом, что ребенок, у которого пища не вкусная, должен отвечать последним. Вы­слушав положительные отзывы сверстников. Ребенок оказывается перед дилеммой - от­стаивать свою позицию или подчиниться мнению большинства. У маленьких детей прева­лирует тенденция к подчинению, у подростков - к неподчинению. Как показали исследо­вания Аша в случае группового давления возможны четыре типа реакций, связываемых им с личностными особенностями: некритическое подчинение мнению большинства, приво­дящее к полному согласию и изменению собственных оценок - внушаемость; внешнее подчинение мнению группы при внутреннем разногласии с ним во имя избегания возмож­ного конфликта- конформность; отстаивание собственной позиции вне зависимости от ее совпадения с мнением большинства - нонконформность; наконец, демонстрация несогла­сия с любым мнением группы, даже при внутреннем согласии с ним, во имя самоутвер­ждения - негативизм.



В многочисленных эмпирических исследованиях феномена конформного поведения изучался целый ряд индивидуальных и личностных характеристиках членов группы, пред­расположенных к нему. В литературе (см., например, Аронсон, 1998; Кричевский, Дубов­ская, 2001; и др.) приводятся данные, свидетельствующие об отрицательной зависимости между склонностью членов группы к конформному поведению и такими их личностными



Социально-психологические характеристики малой группы 608

чертами, как интеллект, способность к лидерству, толерантность к стрессу, социальная активность и ответственность. Показано также, что лица женского пола более конформны, чем лица мужского пола. Кроме того, изучались возрастные колебания конформного пове­дения. М. Шоу и Ф. Костанзо (Shaw, 1971) показали наличие криволинейной зависимости между возрастом и конформностью, причем своего максимума конформность достигает к 12 - 13 годам, затем, постепенно снижаясь (были взяты четыре возрастные группы испы­туемых: 7 - 9, 11 - 13, 15 - 17 лет, 19 - 21 год). Культуральная специфика отечественной аудитории была показана А.П. Сопиковым (он работал с испытуемыми в возрасте 7-18 лет). В его экспериментах степень конформности с возрастом снижалась и наименьшие ее проявления приходились на 15—16 лет, после чего заметных изменений в падении кон­формности не наблюдалось (Баранов, Сопиков, 1970). Здесь следует отметить, что разли­чия в конформности весьма вариативны не только от культуры к культуре, но и субъек­тивной значимости изучаемого нормативного давления, субкультурного и ситуативного контекстов. Человек может проявлять высокую конформность в одном ситуативном кон­тексте и низкую - в другом.

К числу изучавшихся исследователями групповых факторов конформного поведе­ния, как показывают Р.Л. Кричевский и Е.М. Дубовская (2001), относятся величина груп­пы, структура коммуникативных сетей, степень групповой сплоченности, особенности композиции группы. Показано, что конформность возрастает с увеличением единодушно­го в своих ответах группового большинства, как правило, до 3 - 4 человек. Однако стоило в этом большинстве хотя бы одному человеку проявить инакомыслие (оно выражалось в противоречии его ответа с мнением остального большинства), как процент конформных реакций тотчас же резко падал. Были выявлены также позитивные зависимости между усилением децентрализации коммуникативных сетей и групповой сплоченности, с одной стороны, и ростом конформного поведения, с другой (там же). Установлено, что гомоген­ные, т. е. однородные по какому-либо признаку, группы отличаются большей конформно­стью, чем гетерогенные группы. Причем влияние фактора гомогенности на усиление кон­формности связано с тем, насколько релевантен для последней признак, лежащий в основе гомогенности группы. Важным условием конформного поведения являются, кроме того, оценка так называемым наивным (по терминологии С. Аша) субъектом, олицетворяющим собой групповое меньшинство, как собственной компетентности, так и компетентности группового большинства. В частности, высокая степень уверенности наивного субъекта в собственной, компетентности уменьшает его зависимость от мнения группового большин­ства. Однако эта зависимость будет возрастать, если компетентность группового большин­ства оценивается наивным субъектом высоко.

Рассмотрение специалистами феномена конформного поведения неизбежно затра­гивает и вопрос, связанный с его оценкой. Действительно, как трактовать такого рода по­ведение: как сугубо негативный по своей сути феномен, означающий бездумное, рабское следование моделям поведения, установленным другими, или сознательное приспособ­ленчество индивида в социальной группе? В литературе обнаруживаются попытки более глубокого его анализа, сосредоточивающегося, в частности, на процессах соответствия внешнего согласия индивидуума с групповыми нормами (публичная конформность) их внутреннему (личному) одобрению, т.е. фактически на поиске разновидностей комфорт­ного поведения (Кричевский. Дубовская, 2001; Shaw, 1971). На наш взгляд такого рода


Нормативное поведение в малой группе 609

оценочные дебаты малопродуктивны. Если тенденция имеет место, то нет смысла ее нега-тивизировать, а гораздо более продуктивно нахождение в том числе и утилитарно-рациональной подоплеки. Такого рода осмысление феномена конформности представлено в ряде теоретических подходов, к анализу которых мы и переходим.

Еще в начале 1950-х годов Л. Фестингер (Festinger, 1953) предположил, что публич­ная конформность будет сопровождаться личным одобрением норм только в том случае, если субъект хочет остаться в группе. Причем угроза наказания вызовет лишь внешнее согласие с группой, не затрагивая подлинного изменения во взглядах. Несколько позднее М. Дойч и Г. Джерард (Deutch, Gerard, 1955) указали на два типа социального влияния в группе: нормативное и информационное. В первом случае конформность вызывается же­ланием личности действовать в соответствии с групповыми предписаниями, во втором -поведение большинства используется как источник информации, помогающей личности принять наиболее подходящее для нее в данной ситуации решение.

Дальнейшее развитие обсуждаемый вопрос получает в уже упоминавшейся работе В.Э. Чудновского (1981), вы­деляющего два типа конформного поведения: внешнее и внутреннее подчинение индиви­дуума группе. Внешнее подчинение проявляется в двух формах: во-первых, в сознатель­ном приспособлении к мнению группы, сопровождающемся острым внутренним кон­фликтом, и, во-вторых, в сознательном приспособлении к мнению группы без сколько-нибудь ярко выраженного внутреннего конфликта. Внутреннее подчинение состоит в том, что часть индивидуумов воспринимает мнение группы как свое собственное и придержи­вается его не только в данной ситуации, но и за ее пределами. Автором были выявлены следующие виды внутреннего подчинения: а) бездумное принятие неверного мнения группы на том основании, что «большинство всегда право», и б) принятие мнения группы посредством выработки собственной логики объяснения сделанного выбора. По мнению автора, подобная логика выполняет функцию примирения двух противоречивых тенден­ций: стремления индивидуума быть в согласии с группой и вместе с тем в согласии с са­мим собой.

В модели социального влияния в малой группе, предложенной Г. Келменом (Kelman, 1967), обращается внимание на факторы, обусловливающие активность самой личности в принятии решения в ситуации возникающего перед ней выбора Автором опи­сываются три качественно отличных уровня конформного поведения: подчинение, иден­тификация и интернализация. В случае подчинения принятие влияния другого лица или группы носит чисто внешний, прагматический характер, а сама продолжительность по­добного поведения ограничивается ситуацией присутствия источника влияния.

Следующий уровень принятия влияния другого лица или группы - идентификация. Рассматриваются две ее разновидности: классическая идентификация и идентификация в форме реципрокно-ролевого отношения. В первом случае субъект идентификации стре­мится частично или полностью уподобиться агенту влияния (будь то отдельные члены группы, ее большинство, или группа в целом) в силу испытываемой к нему симпатии и наличия у него желательных для усвоения черт. Во втором случае принятие влияния осу­ществляется в форме реципрокно-ролевого отношения: каждый участник взаимодействия ждет от другого определённого поведения и сам старается оправдать ожидания партнера (или партнеров). Причем, если сложившиеся отношения удовлетворяют человека, он будет вести себя так вне зависимости от того, наблюдает за ним партнер или нет, поскольку для

Социально-психологические характеристики малой группы 610

его собственного самоуважения существенно оправдать ожидания другого. Идентифика­ция может частично напоминать подчинение, если имеет место принятие личностью навя­зываемого поведения, не вызывающего у нее чувство удовлетворения. Вместе с тем иден­тификация отличается от подчинения тем, что в этом случае, как считает автор, субъект большей частью верит в навязываемые ему мнения и формы поведения. В любом случае, как полагает Г. Келмен, мнения, принятые через посредство идентификации, не интегри­рованы с ценностной системой личности, а скорее изолированы от нее.

Такая интеграция характерна для третьего уровня принятия социального влияния -интернализации. Отличительной особенностью последней является совпадение (частичное или полное) мнений, высказываемых отдельным лицом или группой, с системой ценно­стей данной конкретной личности. Фактически в этом случае элементы оказываемого влияния становятся частью самой личностной системы субъекта, которую автор пытается отдифференцировать от системы социально-ролевых ожиданий. Благодаря действию про­цесса интернализации поведение члена группы становится относительно независимым от внешних условий: присутствия агента влияния, побудительных воздействий соответст­вующей социальной роли. Однако, как отмечает Г. Келмен, субъект не может полностью освободиться от влияния ситуационных переменных. В некоторых случаях, столкнувшись с множеством ситуационных требований, ему приходится выбирать из ряда конкурирую­щих ценностей.

Модель Г. Келмена позволяет достаточно дифференцированно подойти к анализу проявлений нормативного поведения в малой группе, беря за основу столь мощный дина­мизирующий и в то же время селективный по своей природе фактор активности личности, каким являются присущие ей ценности. Вместе с тем эта модель может, как отмечают Р.Л. Кричевский и Е.М. Дубовская (2001, с. 127), быть дополнена за счет включения в нее, как минимум, еще одного уровня нормативного поведения, также предполагающего обраще­ние к ценностному моменту поведения личности, но в связи уже с собственно групповыми целями и ценностями, порождаемыми совместной групповой деятельностью.

В подходе Г. Джерарда представлена попытка связать рассмотрение, конформного поведения личности с процессом поиска ею соответствующей информации в группе (Deutsch, Gerard; 1955). Она реализовалась в построении информационной теории кон­формности (Gerard; 1972), основывающейся на идее о том, что конформность должна рас­сматриваться как часть более общей теории, затрагивающей последствия поиска инфор­мации, связанной с межличностными отношениями в ситуациях сравнения и оценки соб­ственного поведения с поведением других членов группы. Джерард выделяет два типа со­циального сравнения: сравнительное и отраженное оценивание, определяя два общих типа зависимости от других членов группы - информационную зависимость и зависимость влияния, т.е. зависимость, обусловленную либо присутствием других членов группы в ка­честве источника информации, либо наличием власти одного субъекта над другим. Оба типа зависимости делают личность повышенно чувствительной к социальному воздейст­вию. Рефлексивное оценивание, по мнению Джерарда, основывается на обоих типах зави­симости, в то время как сравнительное оценивание включает в себя преимущественно ин­формационную зависимость. Таким образом, информационный подход позволяет рас­сматривать конформность в аспекте процессов социального сравнения, трактуя ее как одно из проявлений тенденции сравнения.


Нормативное поведение в малой группе 611

Несколько попыток объяснения феномена конформного поведения осуществлен в рамках подхода с позиции теории психологического обмена. Основатель данного подхода Джордж Хоманс распространил свое понимание обмена на феномены группового поведе­ния (Homans, 1961). По его мнению, личность ведет себя конформно не ради соответствия групповой норме, а с целью заслужить одобрение других членов группы. Отсутствие группового одобрения приводит к отказу от конформного поведения. Так как члены груп­пы считают, что конформность групповым нормам является обладает утилитарной ценно­стью, то социальное одобрение выступает в качестве механизма его подкрепления. Сход­ную точку зрения высказывают Холландер и Виллис (Hollander, Willis, 1967), подчерки­вающие инструментальную функцию конформности как специфического вознаграждения для других членов группы, облегчающего процесс взаимодействия и содействующего дальнейшему обмену вознаграждениями.

По мнению РЛ. Кричевского и Е.М. Дубовской, трактовка конформного поведения с позиций теорий психологического обмена отличается несомненным прагматизмом. пы­таясь вынести оценочное суждение в отношении данного феномена эти же авторы прихо­дя к своеобразному компромиссу признавая конформность к групповым нормам в одних ситуациях как позитивный, а в других ситуациях - негативный фактор функционирования группы (2001, с. 129-130). Действительно, следование некоторым установленным стандар­там поведения важно, а иногда и просто необходимо для осуществления эффективных групповых действий, в частности, в экстремальных условиях (Harrison, 1984). Кроме того, рядом исследований показано, что в отдельных случаях конформность может иметь своим результатом даже альтруистическое поведение или поведение, согласующееся с мораль­ными критериями самой личности (Shaw, 1971).

Рассмотрение нормативного функционирования в контексте конформного поведе­ния не представляет одну позицию, характеризующуюся в большей степени эксперимен­тально-эмпирической подоплекой. Представляя «взгляд со стороны» представители дан­ного подхода сталкиваются с целым рядом сложностей объяснительного свойства. Более глубинный взгляд представлен в разработках французской школы, к рассмотрению осо­бенностей которой мы и переходим.

Исследования нормативного влияния группового меньшинства.Оформившись в качестве самостоятельного направления в социально-психологических исследованиях к 1970-м годам, французская школа исходно выступала как альтернатива американской экс-перименталистской традиции академического толка. Исходя из стремления приблизить социальную психологию к феноменологии реальной, а не лабораторной, социальной жиз­ни, французские социальные психологи (Maas, Clark, 1984; Moscovici, Faucheux, 1972; Moscovici, Pauicheler, 1983; Nemeth, 1986) разработали альтернативу уже анализировав­шемуся выше конформистскому подходу. По мнению одного из крупнейших представи­телей этого подхода Серджо Московичи (1983), традиционный подход делает акцент на рассмотрении трех аспектов проблемы: социальном контроле за поведением индивидуу­мов, исчезновении различий между ними, выработке единообразия группового поведения; Такое понимание нормативного (уже - конформного) поведения составляет основу некоей функционалистской модели социального взаимодействия, согласно которой поведение личности в группе есть адаптивный процесс, призванный уравновесить ее с окружающей социальной средой. Способствуя этой адаптации, конформность фактически выступает


Социально-психологические характеристики малой группы 612

как определенное требование социальной системы (группы), предъявляемое к ее членам с целью выработки между ними согласия, способствующего установлению равновесия в системе. Поэтому индивидуумы, следующие групповым нормам, должны в логике модели рассматриваться действующими в функциональном и адаптивном ключе, а отклоняющие­ся от принятых норм воспринимаются как ведущие себя дисфункциональным и дезадап-тивным образом.

Согласно Московичи (1983), функционалистская модель социального взаимодейст­вия содержит следующие шесть фундаментальных положений.

1. Влияние в группе распределяется неравномерно и осуществляется одно­
сторонне. Точка зрения большинства пользуется уважением, поскольку
считается, что она правильна и «нормальна», в то время как точка зрения
любого меньшинства, расходящаяся с взглядами большинства, непра­
вильна и девиантна. Одна сторона (большинство) рассматривается как ак­
тивная и открытая изменениям, а другая (меньшинство) - как пассивная и
сопротивляющаяся переменам.

2. Функция социального влияния состоит в том, чтобы сохранять и укреп­
лять социальный контроль. Согласно функционалистской модели, для
осуществления социального контроля необходимо, чтобы все члены
группы придерживались сходных ценностей, норм, оценочных критериев.
Сопротивление им или отклонение от них угрожает функционированию
группы, поэтому в интересах последней, чтобы влияние являлось, прежде
всего, средством «исправления» девиантов.

3. Отношения зависимости обусловливают направление и величину соци­
ального влияния, осуществляемого в группе. В исследовании процесса
влияния зависимость рассматривается как фундаментальный детермини­
рующий фактор. Каждый индивидуум принимает влияние и проявляет
согласие, чтобы заслужить одобрение остальных членов группы. И каж­
дый из них зависит от остальных в получении информации, поскольку
все индивидуумы стремятся построить правильную и устойчивую карти­
ну мира, делающую валидной их оценки.

4. Формы, в которых выступает процесс влияния, зависят от состояния не­
определенности, испытываемого субъектом, и его потребности редуциро­
вать эту неопределенность. В частности, когда возрастает неопределен­
ность в оценке наличной ситуации, собственного мнения и т.п., а объек­
тивные критерии такой оценки размыты, состояние внутренней неуве­
ренности личности усиливается, делая ее более податливой к влиянию
других.

5. Согласие, достигаемое благодаря взаимному обмену влиянием, основы­
вается на объективной норме. Но когда таковой не оказывается, людям не
остается ничего другого, как обратиться к общепринятому мнению, заме­
няющему объективный критерий.

6. Все процессы влияния должны быть поняты как проявления конформно­
сти. Ее понимание может принимать, однако, крайние формы, когда объ-


Нормативное поведение в малой группе 613

ективная реальность элиминируется из проводимого исследователем ана­лиза (приводится по: Кричевский, Дубовская, 2001, с. 131-132). Московичи разработал дескриптивная модель влияния меньшинства (1983), пред­ставляющую собой альтернативу изложенной выше функционалистской модели, включа­ет следующие «блоки» анализа. (приводятся по Кричевский, Дубовская, 2001, с. 133-140).

1. Аргументы в пользу существования модели.Утверждается,. что функциони­
рование социальных групп зависит от согласия их членов относительно- каких-то фунда­
ментальных жизненных принципов. Усилия меньшинства должны быть направлены на
расшатывание этого согласия. Конечно, группа постарается оказать давление на меньшин­
ство, чтобы восстановить имевшееся ранее единообразие взглядов. Однако какие-либо
жесткие санкции к отклоняющихся (в виде, например, их изгнания) во многих группах не
столь уж часты, поэтому большинство членов группы должно какое-то время довольство­
ваться отношениями с упорствующим в своем мнении меньшинством, что оказывается
весьма существенным для развертывания влияния не только по пути, ведущему от боль­
шинства к меньшинству, но и, главное, в обратном направлении. Кроме того, необычные
виды поведения (маргинальность, девиантность и т.п.) обладают весьма притягательной
силой для окружающих и, содержа в себе элементы неожиданности, оригинальности, спо­
собны, в конечном счете, вызвать одобрение других членов группы.

Одним из первых строгих эмпирических доказательств влияния, оказываемого меньшинством, явились ставшие теперь уже классическими эксперименты Московичи с сотрудниками (1972; 1983), в которых участвовали группы испытуемых из шести человек (двух «сообщников» экспериментатора и четырех «наивных» субъектов). Испытуемым предъявлялся тест цветового восприятия будто бы с целью установления их перцептивной компетентности. Стимульным материалом служили слайды голубого цвета, однако «со­общники» экспериментатора при каждом предъявлении постоянно называли зеленый цвет, оказывая тем самым влияние на большинство. Полученные результаты состояли в сле­дующем. Во-первых, «сообщники», т. е. меньшинство, действительно оказывали влияние на ответы «наивных» субъектов (8,42% выборов в экспериментальной группе относилось к зеленому цвету, тогда как в контрольной группе таких выборов оказалось лишь 0,25%). Во-вторых, менялся порог цветового различения. При предъявлении испытуемым после­довательного ряда оттенков между чисто-голубым и чисто-зеленым цветом в эксперимен­тальной группе обнаружение зеленого цвета происходило на более ранней стадии, чем в контрольной. Таким образом, влияние меньшинства выступило не только как одномо­ментно фиксируемый факт, но и характеризовалось определенной устойчивостью.

2. Поведенческий стиль меньшинства.Как показали исследования (1984; 1972;
1983), стиль поведения, демонстрируемый меньшинством, может в значительной мере
обусловливать его способность к влиянию. В этом смысле особенно важны такие характе­
ристики стиля, как его устойчивость, уверенность индивидуума в правоте своей позиции;
изложение и структурирование им соответствующих аргументов. В частности, если вер­
нуться к уже упоминавшемуся «цветовому» эксперименту, то следует сказать, что в одной
из серий «сообщники» вместо постоянного ответа «зеленый» в одних случаях говорили
«зеленый», а в других - «голубой», вследствие чего показатель влияния меньшинства в
экспериментальной группе (1,25%) лишь незначительно отличался от аналогичного пока­
зателя в контрольной группе.


Социально-психологические характеристики малой группы 614

3. Социальное изменение.По мнению Московичи и Пейчеле (Moscovici, Paicheler, 1983), социальное изменение и инновация, подобно социальному контролю, являются проявлениями влияния. Оспаривая точку зрения, согласно которой изменения и инновации дело рук только лидера, они отстаивают и право меньшинства инициировать эти процессы. Примером может служить ситуация с изменением групповых норм, олицетворяющих со­бой достаточно устоявшиеся законы большинства. При определенных условиях, однако, меньшинство способно «выдвинуть» свою норму и взять верх над консервативным боль­шинством.

Рассуждения исследователей опираются на ряд экспериментов. В одном из них, вы­полненном Немесом и Вочтлером (Nemeth, Wachtler, 1983), испытуемым в случайном по­рядке были предъявлены слайды с изображением образцов будто бы итальянской и немец­кой живописи. Испытуемые контрольных групп обнаруживали преимущественное пред­почтение образцов «итальянской» живописи, квалифицировавшееся экспериментаторами как своеобразная групповая норма. Вводимые в экспериментальные труппы «сообщники» экспериментаторов представлялись остальным их членам как лица либо итальянского, ли­бо немецкого происхождения. Эти «сообщники» открыто заявляли о преобладающем у них интересе к работам «своих соотечественников». В результате независимо от участия в эксперименте «сообщника - немца» или «сообщника - итальянца» испытуемые экспери­ментальных групп к картинам «немецких» мастеров отнеслись с большим предпочтением, чем испытуемые контрольных групп. Подобный факт интерпретируется Московичи и Пейчеле (Moscovici, Paicheler, 1983) как следствие значительного влияния не совсем обыч­ной позиции группового меньшинства. Та же исследовательская линия была продолжена в серии экспериментов Paicheler (там же), позволивших получить аналогичные данные. В ситуации групповой дискуссии было показано, что меньшинство может ускорить процесс нормативного изменения, и одновременно определены условия, при которых это должно произойти. Суть исследования состояла в изучении слияния, оказываемого крайним и твердым в своих взглядах субъектом («сообщником» экспериментатора) на установки членов группы (речь шла об установках относительно равноправия женщин), вследствие чего они определенным образом менялись. В самом начале эксперимента испытуемые де­монстрировали весьма умеренные феминистские установки, в ходе последующей дискус­сии становившиеся более однозначно выраженными как в сторону феминизма, так и в противоположном направлении. В этот момент в группу вводился «сообщник» экспери­ментатора - человек с резко выраженными либо феминистскими (в логике обсуждаемого подхода - новатор), либо антифеминистскими (в логике обсуждаемого подхода - консер­ватор) настроениями. В то время как «сообщник-феминист» оказывал значительное влия­ние на установки членов группы, усиливая в

Следует отметить, что Пейчеле, исходя из социологического и исторического анали­за тенденций жизни современного ей общества (в данном случае - французского), рас­сматривала установки с более выраженной феминистской окраской в качестве своеобраз­ной социальной нормы в их феминистское начало, высказывания «сообщника-антифеминиста» вызывали в группе поляризацию мнений. При этом феминистски настро­енные субъекты еще больше укреплялись в своих убеждениях, а нейтралы и антифемини­сты попадали под сильное влияние антифеминистских взглядов сообщника. В этой связи


Нормативное поведение в малой группе 615

Московичи и Пейчеле замечают, что было бы наивным рассматривать влияние меньшин­ства как работающее только в позитивном или прогрессивном направлении.

4.Конфликт.Процессы влияния, полагает Московичи, неизбежно связаны с пре­
одолением конфликта, возникающего между наличным мнением индивида и тем, что ему
предлагают (или навязывают) другие. Однако решается конфликт по-разному, в зависимо­
сти от того, кто предлагает (или навязывает) иное мнение: большинство или меньшинство.
При воздействии большинства нередко происходит лишь сравнение личностью своей по­
зиции с мнением большинства, а демонстрация согласия с последним определяется поис­
ком одобрения и нежеланием показывать свое несогласие. В случае же влияния меньшин­
ства человек побуждается к поиску новых аргументов, подтверждению своей позиции,
рассмотрению большего числа возможных мнений. Отмечается также (Nemeth, 1986), что,
несмотря на возникновение своеобразного когнитивного конфликта, сдвиг индивидуаль­
ной точки зрения в сторону позиции большинства происходит на самых ранних этапах
принятия решения или же на первых минутах дискуссии, в то время как сдвиг к мнению
меньшинства происходит гораздо позже, «пробиваясь» сквозь сильную негативную уста­
новку окружающих. Причем согласие с меньшинством носит, как правило, более непря­
мой и латентный характер, нежели согласие с большинством.


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 10; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Основной источник____________________________________ 1 страница | Основной источник____________________________________ 3 страница
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.02 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты