Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ГЛАВА I. Философия, еЁ роль в жизни человека и общества




Читайте также:
  1. III-яя глава: Режим, применяемый к почетным консульским должностным лицам и консульским учреждениям, возглавляемым такими должностными лицами.
  2. Вторая глава
  3. Глава 1
  4. Глава 1
  5. Глава 1
  6. Глава 1
  7. Глава 1
  8. Глава 1
  9. Глава 1
  10. Глава 1

Философия,
еЁ роль в жизни человека и общества

 

1. Понятие предмета философии.

2. Предмет, объект и субъект философского познания.

3. Природа философского знания.

4. Проблемы и структура философии.

5. Философия и мировоззрение, право и правоохранительная деятельность.

Ключевые понятия:

Онтология—учение о бытии, существующем независимо от воли и сознания людей.

Логика —наука о всеобщих законах и формах мышления.

Гносеология —или теория познания, учение о его закономерностях, всеобщих предпосылках, условиях достоверности и истинности.

Философия человека —учение о человеке как целостном существе, как части природы и творца культуры.

Мировоззрение —обобщенная система представлений о мире и месте в нем человека.

Мифология – способ освоения природной и социальной действительности в период дописьменной культуры.

Миф– сказание как символическое выражение событий, имевших место у определенных народов на заре их истории, сама жизнь этих народов.

Религия – особое мировоззрение и соответствующее ему поведение, определяемое верой в сущность и существование бога.

Философия – (буквально) любовь к мудрости; форма общественного сознания, учение об общих принципах бытия и познания, об отношении к миру; науке о всеобщих законах развития природы, общества и мышления; обобщенная система взглядов на мир и место в нем человека.

Методология —учение о методах познания и преобразования действительности.

1. Понятие предмета философии

Философия (phylosophpya — любовь к мудрости), — форма общественного сознания, представляющая собой совокупность теоретически осмысленных взглядов на человека, мир и взаимоотношения между человеком и миром. Дословно это понятие переводится как любовь к мудрости или, как говорили наши предки, как любомудрие. Поэтому философия – это не просто любовь к знанию, это именно любовь к мудрости, которая обретается человеком по мере накопления огромных знаний о мире и жизненного опыта в процессе длительного по времени формирования человеческой личности.

Эта особенность определяет главным образом отличие философского знания, которое должно быть, прежде всего, личностным знанием. Знанием, выбираемым самим человеком и формируемым для себя на уровне убеждения. А убеждения человека – не просто знания, это значительно шире, то есть, это знания, в которые человек верит, которые определяют его отношение к миру и другому человеку. Такие знания вырабатывают его способ жизнедеятельности в условиях непринужденного и свободного выбора.



Итак, что же такое философия? Существует два возможных варианта ответа на этот вопрос – эмпирический и теоретический. На эмпирическом уровне требуется разобраться с проблемами, решаемыми философией, и на этой основе определить ее место и роль в жизни человека и общества.

По этому варианту ответа Б. Рассел подчеркивал: «Философия, как я буду понимать это слово, является чем-то промежуточным между теологией и наукой. Подобно теологии она состоит в спекуляциях по поводу предметов, относительно которых точное знание оказывалось до сих пор недостижимым; но, подобно науке, она вызывает скорее к человеческому разуму, чем к авторитету, будь то авторитет традиции или откровения. Все точное знание, по моему мнению, принадлежит к науке; все догмы, поскольку они превышают точное знание, принадлежат к теологии. Но между теологией и наукой имеется Ничья Земля, подвергающаяся атакам с обеих сторон; эта Ничья Земля и есть философия.



Почти все вопросы, которые больше всего интересуют спекулятивные умы, таковы, что наука на них не может ответить, а самоуверенные ответы теологов более не кажутся столь же убедительными, как в предшествующие столетия». (См.: История Западной философии: В 2ч.- М.,1993.).

Определяя таким образом место философии, Б. Рассел раскрывает затем ее содержание путем перечисления основных проблем, решаемых ею. «Разделен ли мир на материю и дух, а если да, то, что такое дух и что такое материя? Подчинен ли дух материи или он обладает независимыми способностями? Имеет ли Вселенная какое-либо единство или цель? Развивается ли Вселенная по направлению к некоторой цели? Действительно ли существуют законы природы или мы просто верим в них благодаря лишь присущей нам склонности к порядку? Является ли человек тем, чем он кажется астроному, - крошечным комочком смеси углерода и воды, бессильно копошащимся на меленькой и второстепенной планет? Или же человек является тем, чем он представлялся Гамлету? А может быть, он является и тем и другим одновременно? Существует ли возвышенный и низменный образы жизни или же все образы жизни являются только тщетой? Нужно ли добру быть вечным, чтобы заслуживать высокой оценки, или же к добру нужно стремиться, даже если Вселенная неотвратимо движется к гибели? Существует ли такая вещь, как мудрость, или же то, что представляется таковой, - просто максимально рафинированная глупость? На такие вопросы нельзя найти ответа в лаборатории. Теологи претендовали на то, чтобы дать на эти вопросы ответы, и притом весьма определенные, но сама определенность их ответов заставляет современные умы относится к ним с подозрением. Исследовать эти вопросы, если не отвечать на них, - дело философии». (Б. Рассел. История Западной философии: В 2 ч. – М., 1993.).



Второй, теоретический вариант состоит в попытке дать определение понятия философии и тем самым раскрыть сущность данного понятия. По этому поводу в современных условиях существует множество определений философии, но в этом океане можно выделить три основных подхода к пониманию сущности философии. Но прежде чем говорить об этих подходах, на наш взгляд, важно иметь в виду, что философия является учением о предельных, всеобще-универсальных основаниях бытия мира, его познания и практического преобразования и преследует цели построения единой системы представлений о мире и месте в нем человека.

Согласно Аристотелю, философия — это наука, исследующая первые начала и причины, «сущее как таковое, а также то, что ему принадлежит само по себе. Эта наука не тождественна ни одной из так называемых частных наук, ибо ни одна из других наук не исследует общую природу сущего как такового, а все они, отделяя себе какую-то часть его, исследуют то, что присуще этой части, как, например, науки математические. А так как мы ищем начала и высшие причины, то ясно, что они должны быть началами и причинами чего-то самосущего»[1].

Как известно, философия и медицина имеют один объект исследования: человек и окружающий его мир — «мир человека». По этому поводу Гиппократ писал: «Из всех наук самые великими и почитаемыми мыслю философию и медицину. Они целебно возделывают тело и душу человека».

В философии разумное мышление обретает способность усмотрения «первых начал», общих природе и культуре. Благодаря прогрессу разума, достигнутому развитием теоретического мышления в философии, человек становится свободным, творческим существом, способным к самоопределению в отношении мифопоэтического и религиозного мировоззрений, к преодолению диктата требований «здравого смысла» и ограниченности узконаучных истин.

За пределами явлений видимого, чувственно воспринимаемого мира философское умозрение открывает иную, недосягаемую для непосредственного наблюдения и эмпирического опыта «невидимую» реальность всеобщих причин и законов бытия. Их истолкование вне предмета философии всегда относилось и сейчас принадлежит к области исключительной компетенции различного рода мифологизирования, религиозной мистики и произвола фантазии «оккультных наук». Исторические и современные попытки естествознания, математики или социогуманитарных наук выявить и объяснить «первые начала и причины» мирообразования, человеческой жизни и общественной истории не достигают успеха и служат лишь дополнительным источником распространения мистики, скептицизма и иррационализма.

Философия, представляющая возможность увидеть в разумном созерцании внутреннее единство и гармонию многообразия явлений природы и истории, рассматривалась Платоном (427—327 гг. д. н. э.) как величайшее благо, ни с чем не сопоставимый, поистине божественный дар, ниспосланный олимпийцами человеку. И эта оценка едва ли преувеличена, если учесть, что в философии человеческий разум превращается в могущественную творческую силу, которая по своей социально-исторической энергии и масштабам вполне сопоставима с действиями стихийных сил природы, подвигами мифологических героев, свершениями богов языческих и мировых религий. Не случайно, с момента возникновения философии и до наших дней, обращение к доводам разума становится столь же важным аргументом в пользу выбора способов решения конкретных практических задач, как и получение санкций со стороны обычая и традиции, или освященных религией соответствующих предзнаменований.

Согласно такому подходу к развитию философского мышления есть необходимость рассмотреть и выделить основные подходы к пониманию природы и сущности философии, которые всегда носили конкретно-исторический характер и зависели от места, времени и условий ее создания.

Религиозный подход.Суть его, прежде всего в том, что философское знание при таком подходе рассматривается как дар или творение Бога. Соответственно сущность философии в религиозном сознании видится в том, что она есть несовершенное (человеческое) отражение божественной премудрости. Религиозная философия, формировавшаяся в эпоху Средневековья, признает вечную и абсолютную сущность, которая творит человека и мир и которая оказывает решающее влияние на их существование и развитие. Из этого же постулата выводится принципиальное разделение знания и веры с утверждением приоритета веры над знанием.

Соответственно сущность философии в религиозном сознании видится в том, что она представляет собой рациональное средство толкования и разъяснения некоей высшей истины, полученной непосредственно от Абсолютной сущности путем толкования божественного откровения, то есть, задача такой философии – не поиск истины, а рациональное обоснование и подкрепление самой божественной истины. Исходя из этого, в религиозной философии существуют две трудности.

Первая трудность состоит в том, что положения религиозной философии имеют смысл только для верующего человека, а для неверующего они лишены смысла и основания. Вторая трудность заключается в невозможности выяснения того, чтонепосредственно относится к теологии, а где начинается философия.

Идеалистический подход. Суть этого подхода заключается в том, что философия есть продукт деятельности сознания. В зависимости от понимания природы сознания философия трактуется или как продукт деятельности объективно существующего сознания (объективный идеализм) или как продукт сознания субъекта (субъективный идеализм). При этом остается неясным откуда сознание, будь то объективное или субъективное. И поскольку в идеализме этот вопрос остается открытым, то все его философские построения вызывают большие сомнения.

Материалистический Подход рассматривает философию как специфическое, сугубо человеческое знание человека о самом себе, об окружающем мире и о своем месте в этом мире. При таком подходе философия есть специфическая форма отражения, осмысления и понимания человеком самого себя, своего бытия и окружающего мира. Она есть особая форма общественного сознания, направленная на выработку целостного взгляда на мир, на человека и его место в этом мире.

Мало того, как форма общественного сознания ее содержание и развитие определяется тремя основными группами причин:

1.Конкретно-исторической обстановкой, в которой она возникает и функционирует. Обусловленность философии этой причиной позволяет выделять различные исторические этапы и периоды в ее развитии.

2. Уровнем развития теоретического мышления в целом и уровнем развития естественных, социально-гуманитарных и технических наук в частности.

3. Социально-политическими, нравственными духовными установками в целом. В этом смысле философия в социально неоднородном обществе всегда отражала и отражает интересы, цели и идеалы определенных классов и социальных групп. В силу этого она всегда носит социально обусловленный, партийный характер, причем основными партиями в философии всегда являлись материализм и идеализм.

При таком всестороннем понимании философии человек и мир рассматриваются в ней не изолированно друг от друга, не непосредственно, а сквозь «призму» и на основе изучения взаимоотношений между ними, и в этом смысле, опосредованно. Тем самым создается возможность понимания бытия человека в мире в единстве с бытием мира в человеке, а значит и адекватного определения исходных смысложизненных ориентаций, обусловливающих программу социального поведения людей.

В состав предмета философии включается всеобщее в материальном бытии, всеобщее в бытии человека и взаимоотношениях между ними. Вместе с тем предметом философии в материальном бытии, так же как и в духовной жизни людей, является не всякое всеобщее, а только то, которое связано с отношением к нему человека. Иначе говоря, проблема всеобщего формулируется и исследуется в пределах предмета философии лишь при условии понимания всеобщего как выражения различий духовного и естественно-природного, идеального и материального составляющих содержание понятия «бытия».

Вопрос об отношении мышления к бытию выявляет, что первично: дух или природа. Смысловое поле этой философской проблемы образуют различные отношения человека, наделенного сознанием, к объективному, реальному миру, принципы практических, познавательно-теоретических способов освоения мира. Одним из таких является, например, принцип познаваемостиили непознаваемости (агностицизм) мира.

Данный вопрос является не только основным, но и специфическим вопросом философии. Такие науки, как физика, астрономия, биология пытаются, например, ответить на вопросы: как устроена Вселенная, каковы законы движения элементарных частиц или распространения света, что такое жизнь. Общественные науки (история, политическая экономия, политология) стремятся дать ответы на вопросы, как возникло человечество, каковы законы общественного производства. Есть также психология и логика о мышлении и психической деятельности, как возникают наши представления и чувственные образы, что такое гнев, восторг, печаль, радость, любовь; какими правилами руководствоваться, чтобы наши рассуждения и доказательства не приводили к ошибочным выводам.

Однако ни одна из этих наук не занимается вопросом об отношении человека к миру в целом, т.е. об отношении мышления к материальному миру в целом, к материи, природе. А между тем, ответ на этот вопрос важен не только для ученых-естествоиспытателей и обществоведов, но и политических деятелей, работников правоохранительных органов, всех людей. Например, политическому деятелю, стремящемуся улучшить общественную жизнь, надо знать, с чего начинать социальные преобразования: с изменения сознания людей или с изменения материального общественного бытия, развития промышленного и аграрного производства или рыночных отношений.

В зависимости от того, как философы понимали данное соотношение, что принимали за исходное, определяющее, они составили два противоположных направления: идеалистическое(признание первичности сознания: абсолютной идеи, мирового духа - объективный идеализм; сознание субъекта, отдельного человека- субъективный идеализм) и вторичности материи; материалистическое (признание первичности материи и вторичности сознания как свойства высоко организованной материи).

Существование этих противоположных направлений определяется не только теоретическими причинами, но и социально-экономическими, политическими и духовными условиями развития общества. Сложное взаимодействие бытия и сознания, материального и духовного выросло также из всей человеческой практики и культуры. При этом жизненный опыт большинству людей подсказывает, что в начале наличия мира, существования природы, а потом — людей, способных практически и духовно освоить этот мир. Именно потому подавляющее большинство людей являются стихийными материалистами. Однако в существовании и объективного, и субъективного идеализма нет ничего особенного, а есть только причины исторического и гносеологического характера.

Кроме того, основной вопрос философии имеет и вторую сторону о том, в состоянии ли наше мышление правильно познать окружающий мир. В зависимости от того, какую позицию занимают те или иные философы, они также разделились на два направления. К первому относятся сторонники познаваемости мира (материалисты и значительная часть объективных идеалистов). Ко второму относятся противники познаваемости мира (субъективные идеалисты), которых называют агностиками.

Сущность противоположностей мышления и бытия, сознания и материи, духа и природы, границы не только их различия, но и тождества, в полной мере обнаруживаются в многообразии взаимоотношений между человеком и миром и становятся доступными рациональному истолкованию и правильному пониманию в пределах предмета философии. Являясь учением в предельных основаниях, то есть изначальных причинах и условиях бытия, философия сосредоточивает внимание на изучении не отдельно взятых, не частных, а всеобщих форм взаимоотношений человека и мира.

Акцентируя внимание на изучении всеобщего, философия редуцирует, сводит все наличное многообразие взаимоотношений между миром и человеком к трем основным типам, или способам освоения мира человеком: практическому, духовному и ценностному (т.е. аксиологическому). Их выделение — необходимое условие предметного самоопределения философии, начала продвижения философского познания по пути раскрытия сущности, предельных оснований бытия мира и человека. Практический, духовный и ценностный способы освоения мира представляют собой всеобщие формы реализации творческой активности человека как субъекта познания и чувственно-предметной деятельности, преобразующего объективную, независимо от него существующую естественно-природную и социальную реальность в соответствие с сознательно поставленными целями. Таким образом, основные способы освоения мира (природы и общества), как объекта творческой активности людей, одновременно служат выражением определенного к нему отношения человека, как субъекта, то есть носителя познавательной и практической деятельности. Изучение природы и специфики субъект-объектных отношений, или отношений мышления и бытия, сознания и материи, духа и природы в составе практического, духовного и ценностного способов освоения мира человеком является главной задачей философского познания. Ее правильная постановка и решение, то есть выяснение сущности органической связи противоположностей мышления и бытия, духа и природы, сознания и материи, служат источником формирования истинных знаний о мире, месте в нем человека и смысле социальной истории.

2. Предмет, объект и субъект философского познания

Следует различать предмет и объект философии. Философия, по определению ее предмета, есть совокупность теоретически осмысленных представлений о мире, человеке и взаимоотношениях между миром и человеком. Однако, нет нужды доказывать, что и мир, и человек, и взаимоотношения между ними являются объектом не только философского, но и мифологического, религиозного, научного и обыденного сознания, существующих в настоящее время в виде многообразия соответствующих типов знания (т.е. мифологического, религиозного, научного и др.). Известно, например, что человек является объектом исследования целого ряда научных дисциплин — от биологической и медицинской до социальной, педагогической и философской антропологии. Окружающий человека мир природы и общественной жизни выступает в качестве объекта познания для корпуса естественных и социальных наук (от физики и химии до социологии и культурологи). Наконец, мир, человек и взаимоотношения между ними служат объектом мифологического и религиозного мировоззрений.

В связи с этим возникает вопрос, почему, в силу каких причин один и тот же объект отражается в многообразии видов наличного комплекса мировоззренческих, естественнонаучных, социогуманитарных и других знаний? Без ответа на этот вопрос невозможно сформировать сколько-нибудь ясное понимание предмета философии, ее места в системе накопленных к настоящему времени представлений о мире и человеке, а стало быть и о ее роли в решении насущных проблем сегодняшнего дня (теоретических и практических).

Уже в немецкой классической философии (Г.В.Ф. Гегель — 1770—1831 гг.) было строго установлено, что отношение человека к миру как субъекта к объекту не является непосредственным. Оно опосредовано предметной сферой. Оказалось, что в составе отношений между миром и человеком наличествует особое промежуточное звено в виде совокупности предметов, которые характеризуются той же степенью реальности существования как мышление и бытие, но вместе с тем качественно отличаются от них. Предмет является продуктом взаимодействия субъекта и объекта. Любой объект, независимо от его природы, — будь он материальный или духовный, — неизбежно превращается в предмет, как только вовлекается в сферу познавательной или практической деятельности человека. Предмет, как особая вещь, явление или процесс, представляет собой своего рода «сплав» субъективного и объективного, идеального и материального, а стало быть и выступает в качестве специфической и универсальной формы связи, единства противоположностей бытия и сознания.

Предмет философии, также как и предметы любой области знания (естествознание, гуманитарные науки и др.), выделяется из системы явлений, процессов и отношений действительности под влиянием действия абстрагирующей силы мышления и, по существу, представляет собой своего рода теоретическую, «мысленно-вещественную» модель объекта.

Объект (от лат. objectum — бросаю вперед, противопоставляю) философии — все то, что противостоит субъекту философского познания, на что направлена его познавательная активность, то есть существующие независимо от воли и сознания людей, — человек, мир и взаимоотношения между миром и человеком во всем многообразии их субстанциальных, пространственно-временных и процессуальных свойств. Иначе говоря, объект философии включает всю совокупность явлений материального мира, социальной реальности, духовной жизни человека и общества, которые характеризуются единственным свойством, свойством бытия, существования по отношению к субъекту, а значит и сами по себе не дифференцированы, не различимы ни в качественном, ни в количественном отношениях. Отсюда проистекает и общепринятое сугубо внешнее, отрицательное, чисто функциональное определение объекта познания вообще и философского познания в частности как того, на что направлена духовная активность субъекта. Поэтому любые подразделения объектов, их градация оказываются возможными лишь при учете особенностей отношения субъекта к объекту, характера самой направленности философского познания на объект. Имея в виду изменения гносеологического статуса объекта в процессе движения рационального познания в направлении перехода от эмпирического уровня к теоретическому, принято различать эмпирические и теоретические объекты, объекты наблюдаемые и ненаблюдаемые, а также выделять особый класс так называемых абстрактных объектов.

Теоретические, ненаблюдаемые и абстрактные объекты не представляют собой принципиально отличную от эмпирических объектов сферу реальности. Это положение справедливо и для тех случаев, когда речь идет об идеальных объектах, не существующих и не осуществимых в действительности (например, «идеальные газы», «абсолютно твердые тела», «всесторонне развитая личность», «идеальное государство» и др.), а являющихся всего лишь необходимым для построения теоретических знаний способом выделения и рациональной осмысленности некоторых сторон объекта, которые ускользают из поля зрения эмпирического познания, находятся за пределами досягаемости его методов и форм. Вместе с тем, для идеальных объектов, также как и для ненаблюдаемых и абстрактных, могут быть указаны существующие в реальном мире соответствующие естественно-исторические прообразы. Направленность же познания на их выделение и освоение может быть понята как выражение конкретных потребностей и интересов человеческого существования. В конечном счете, объект философии оформляется именно под влиянием насущных потребностей жизни человека.

Объекты философии принадлежат к классу теоретических, непосредственно не наблюдаемых и абстрактных объектов, таких как Истина, Добро, Красота, Справедливость и др. В своей совокупности они образуют особую область умопостигаемой реальности и становятся доступными для изучения и рационального истолкования в пределах предмета философии. Понимание природы Истины, Добра, Красоты, Справедливости, Смысла человеческой жизни невозможно, если оно не опирается на систематическое исследование закономерностей духовного, практического и ценностного способов освоения человеком мира, составляющих содержание предмета философской рефлексии.

Конечно, потребности постижения Истины, уяснения сущности Добра, Красоты, Справедливости, Смысла человеческой жизни и Субстанциональных оснований мирообразовательного процесса определяют направленность не только философского, но и других видов исследовательского поиска (теологического, естественнонаучного, социогуманитарного и др.). Истина, например, является единым объектом рационального познания в физике, биологии, социологии и др. научных дисциплинах, но становится доступной изучению лишь при условии строгого определения данного объекта в качестве предмета исследования соответствующих отраслей знания, каждая из которых не претендует и не может претендовать на всеобщность и универсальность своих выводов. И дело здесь не только в ограниченности узконаучных истин, а в том специфическом способе, каким истина полагается в качестве его предмета.

В силу необходимости выполнения требований антипсихологизма и объективности, вне поля зрения наук о природе и культуре оказывается та сторона истины, которая является продуктом духовной и практической активности субъекта, формой реализации сознательной деятельности преследующего свои цели человека. И если в философии истина рассматривается как всеобщая форма отношения человека к миру, то в физике, биологии, социологии и др. науках она представлена в виде некой изначальной данности, без учета причин (социальных, антропологических и др.) и особенностей методов ее мысленного конструирования субъектом.

Следует подчеркнуть, что неоднозначность способов освоения истины совсем не следует и не может вытекать положение о множественности истин. Истина едина, неделима и для всех отраслей знания одна. Речь может идти лишь о формах ее проявления в зависимости от конкретных условий определения предмета познания. Ошибочные представления о множественности истины всегда были и остаются питательной почвой для постоянного возрождения крайних форм субъективизма и скептицизма, и как следствие этого, распространения одной из наиболее агрессивных видов идеологической репрессии — идеологии так называемого «плюрализма мнений». Масштабность и эффективность заряда ее разрушительной энергии достигаются за счет проведения несложной операции по подмене истины индивидуальными или групповыми «мнениями» с последующим чисто риторическим изображением факта многообразия мнений в качестве показателя достигнутого уровня свободы и творчества.

Абсолютизация как отношений тождества, так и, наоборот, отношений различия между предметом и объектом недопустима, поскольку служит главной причиной распространения субъективизма и безграничного произвола воображения в философском и научном познании.

Субъект (от лат. subjectus — лежащий внизу, находящийся в основе, от sub — под и jacio — бросаю, кладу основание) познаниявообще, и философского познания, в частности, — источник и носитель духовной и практической активности (индивид или социальная группа), направленной на объект.

Поскольку философия представляет собой форму общественного сознания, то и отдельно взятый человек, индивид, выступает как субъект, с присущим ему самосознанием, в той мере в какой он овладел достижениями культурно-цивилизационного творчества людей, включая систему средств предметно-практической деятельности, формы языка, логические категории, нормы нравственного поведения, художественно-эстетического восприятия и др. Действительным субъектом философского познания является общество, сложно структурированный, противоречивый, но вместе с тем в высшей степени целостный, живой, а значит чувствующий и мыслящий надындивидуальный организм, осознающий себя и свое бытие в мире в многообразии форм общественного сознания (мораль, наука, право, религия, искусство и др.), к числу которых принадлежит и философия.

Активная деятельность субъекта является необходимым условием выделения и включения тех или иных сторон бытия мира и человека в поле зрения философского познания в качестве его объектов. Поэтому их теоретическое воспроизведение в системе философского знания отражает не только свойства бытия мира и человека как объективной реальности, но, одновременно, обнаруживает очевидную зависимость от форм предметно-преобразующей деятельности субъекта. Иначе говоря, философские знания формируются под влиянием объекта в той же мере, в какой являются продуктом мысленного конструирования субъектом.

Поскольку по своему составу философское знание представляет собой результат органичного синтеза форм духовной активности и объективного содержания, то и решение вопросов о закономерностях происхождения и критериях истинности знаний оказывается непосредственно связанным с задачами выяснения сущности человека как субъекта познания и практики.

Впервые в истории философии проблема субъекта познания была строго поставлена Р. Декартом (1596—1650 гг.), указавшим на принципиальное различие между духовной и физической субстанциями, а стало быть, и между внутренним миром человека и внешним миром объективной действительности. Ограниченность критериев субъективной (логической) достоверности знаний была выявлена Г. Лейбницем (1646—1716 гг.), который выдвинул требование о необходимости эмпирической, опытно-фактологической проверки теоретических представлений и тем самым акцентировал внимание на вопросах специфики субъекта по сравнению с объектом. Однако выделение субъекта из общих связей и отношений действительности, его противопоставление объекту, оставляло открытым вопрос об условиях взаимодействия субъекта и объекта, об источниках и роли творческой активности субъекта в процессах познания мира и человека.

Ответить на этот вопрос возможно лишь в рамках решения проблемы сущности субъекта. Попытки его идентификации с отдельно взятым, изолированным от системы общественных отношений человече­ским индивидом никогда не имели и до настоящего времени не имеют успеха, так как ограничивают процесс познания сферой психологических переживаний и, следовательно, исключают возможность рационального истолкования связи между субъектом и объектом. Поэтому вплоть до немецкой классической философии считалось, что объект обнаруживается и воспринимается субъектом сознанием интуитивно, в интеллектуальном или чувственно-эстетическом созерцании.

Первые шаги к преодолению альтернативы субъекта и объекта были сделаны у истоков немецкой классической философии И. Кантом (1724—1804 гг.). В его концепции «трансцендентального субъекта» человек рассматривается не в полной изоляции от каких-либо взаимоотношений с другими людьми, но как связанное с ними естественными, кровными узами родовое существо. Это позволило в определенной мере выйти за пределы чисто психологической трактовки познания, путем выведения общезначимости, и в этом смысле, объективности философских и научных истин, из факта принадлежности субъекта духовной активности к человеческому роду как целостному образованию. Однако, опираясь на понимание человека как родового существа, Кант вынужден констатировать, что объект находится за пределами досягаемости познавательных способностей субъекта, представляет собой абсолютно непроницаемую для мышления и эмпирического опыта «вещь в себе».

Развитие представлений об обществе как особом, реально существующем, на индивидуальном организме и о человеке как социальном существе послужило основой преодоления ложной альтернативы субъекта и объекта. Уже В. Гегель смог показать, что связь между ними обеспечивается посредством механизмов предметной деятельности, и рассмотреть процесс познания с точки зрения достигающегося в нем единства объекта с творчески-созидательной активностью человека.

Сознательное отношение к процессу воспроизведения объекта в системе знаний предполагает, что субъект как носитель языка, логических категорий, предметно-преобразовательных и познавательных операций, является себя осознающим, обладает способностью самосознания. Самосознание служит выражением факта своего рода раздвоения субъекта в силу потребности постоянного сопоставления своих познавательных операций с содержанием познаваемого объекта. Таким образом, посредством самосознания как отношения сознания к самому себе в процессе духовного освоения естественно-природной и социальной реальности субъект достигает целей осознания своего места в мире объектов. Поэтому выдвинутый еще в античности и сейчас в высшей степени актуальный призыв — «познай самого себя!» — может быть реализован только при условии отнесения субъекта к миру объектов за счет проведения мысленной операции по превращению субъекта в объект. Никаких различий в форме восприятия субъектом объектов окружающего мира или самого себя не существует.

Неверными являются как утверждения о непосредственной данности субъекта в процессах самопознания (Р. Декарт, Э. Гуссерль, М. Хайдеггер), так и представления, отрицающие возможность познания сущности субъекта в силу его принадлежности к миру объектов, загадочных «вещей в себе» (И.Кант, А. Шопенгауэр). Благодаря изучению основных способов освоения человеком мира, объективированных и опредмеченных в формах материальной и духовной культуры, субъект познает самого себя, осознает свое место в природе и обществе, уясняет смысл и цели своего бытия.

3. О природе философского знания

Острая постановка вопроса о природе философского знания обусловлена, во-первых, внутренними причинами развития философии, а во-вторых, постоянно возрастающей потребностью ее предметного самоопределения в составе существующих представлений о мире и человеке (наука, искусство, мораль, право и др.).

Проблема природы философского знания находится в центре внимания столетиями не прекращающейся полемики, хотя на первый взгляд представляется ясным и понятным положение философии в духовной жизни человека и общества. Все дело в том, что философия занимает только ей свойственное и уникальное место в культуре. С одной стороны, она выступает в качестве обобщенного выражения всех знаний о мире и человеке, а с другой, — служит важнейшим фактором их развития.

Почему философия, имея свой собственный предмет исследования, оказывается способной выполнять обобщающую и стимулирующую функции по отношению ко всем другим областям интеллектуальной и практической деятельности людей? Насколько оправданы право философии на существование ее претензии на выражение всеобщих интересов и выдвижение высших телеологических задач социокультурного творчества в целом? В какой мере философия может рассматриваться в качестве естественного результата развития реальных человеческих потребностей, или же она является продуктом всего лишь политико-идеологических фантазий, либо абстрактного мудрствования по поводу актуальных и не решенных проблем науки и практики?

Наличие полярно противоположных ответов на эти вопросы и их выдвижение на передний план современных дискуссий обусловлено, прежде всего, внутренними причинами развития философии, главной из которых является проблематичность самого предмета философии.

Дело в том, что в истории философии, как и в настоящее время, сам предмет философии представляет собой особую самостоятельную проблему и определяется далеко не однозначно. Его понимание изменялось не только в процессе смены этапов культурно-исторического развития общества (античность, средневековье и др.). В границах каждого из них наблюдается одновременное сосуществование целого ряда версий предмета философии. Едва ли не каждая из философских школ, существовавших в прошлом или сформировавшихся в ХХ столетии, может быть охарактеризована свойственным только ей пониманием предмета и общих задач философии.

По словам видного немецкого историка философии В. Виндельбанда (1848—1915 гг.), «если мы обратимся к истории с вопросом о том, что, собственно, есть философия, и справимся у людей, которых называли и теперь еще называют философами, об их воззрениях на предмет их занятий, то мы получим самые разнообразные и бесконечно далеко отстоящие друг от друга ответы; так что попытка выразить это пестрое многообразие в одной простой формуле и подвести всю эту пеструю массу мнений под единое понятие была бы делом совершенно безнадежным»[2].

У Пифагора (580—500 гг. до н.э.), который ввел в научный обиход сам термин «философия», она рассматривается как система метафизических, умозрительных построений, касающихся соотношений между числами и причинными силами сущего. По мнению Сократа (469—399 гг. до н.э.), единственным предметом исследования философии является человек. Платон (427—347 гг. до н.э.) склонен видеть в философии учение о диалектике идеи и материи. Плотин (205—270 гг.), основатель школы неоплатоников в эпоху позднего эллинизма, считает, что философия есть конструктивно-диалектическая теория Единого. Уже, Иоанн Дамаскин (ок. 675—ок. 750 гг.), пытливый византийский ученый, выдающийся теоретик-энциклопедист, один из отцов православия, систематизировавший достижения античной науки, дает шесть определений предмета философии: «Философия есть познание сущего, поскольку оно сущее, то есть познание природы сущего. И еще философия есть познание вещей божественных и человеческих, то есть видимых и невидимых. Далее, философия есть помышление о смерти как произвольной, так и естественной. Далее, философия есть уподобление богу. Уподобляемся же мы богу через мудрость, которая есть истинное познание блага; и через справедливость и через праведность. Философия есть искусство искусств и наука наук, ибо философия есть начало всякого искусства. Через нее изобретается всякое искусство и всякая наука.

Философия есть любовь к мудрости; истинная же мудрость есть Бог. А потому любовь к Богу есть истинная философия»[3]. Но эти средневековые взгляды категорически отвергаются безусловным лидером католического богословия Фомой Аквинским (1225—1274 гг.), утверждавшим, что философия и теология представляют собой два совершенно различных по своему происхождению типа знания: источником философских знаний является разум, а теологических — вера и откровение. Философия является наукой о сотворенном, посюстороннем мире, открывающемся естественному свету разума.

Самобытная теоретическая мысль и русского средневековья оформлялась также под влиянием замысла отыскания единства духовной жизни на путях ее рационализации и предметного самоопределения как религиозно-философское учение о человеке, смысле его жизни. Изначально русская философия была антропоцентрична и ориентирована на задачи религиозно-философского синтеза знаний о человеке в составе единой системы представлений.

В эпоху нового времени предмет и задачи философии истолковываются в целом иначе, чем в античности и средневековье. Начиная с Ф. Бэкона (1561—1626 гг.), основателя новой науки и философии, философия начинает рассматриваться как дисциплина, призванная обслуживать потребности научно-технического прогресса. По мнению Ф. Бэкона, философия есть учение о научном методе, как методе технических изобретений и открытий. Т. Гоббс считает философию наукой о действиях причин, Г. Лейбниц (1646—1716 гг.) — наукой о достаточном основании, Р. Декарт (1596—1650 гг.) — наукой о вещах, выводимых из первых принципов, И. Кант (1724—1802 гг.) — наукой об отношении познания к интересам человеческого разума, Г.С.Сковорода (1722—1794) — учением о «внутреннем человеке», И. Фихте (1762—1814 гг.) — наукоучением, или «наукой наук». Святой Тихон Задонский (1723—1783 гг.) рассматривал философию как форму разумного уяснения в мистическом созерцании сокровенного смысла бытия мира с целью его духовного преображения. Теоретик немецкого романтизма и один из лидеров немецкой классической философии В. Шеллинг отождествлял философию с учением об Абсолюте, а в системе диалектического идеализма Г.В.Ф. Гегеля она есть «мышление и знание того, что представляет собой субстанциальный дух ее эпохи, делает его своим предметом»[4].

В марксизме, развивающем традиции немецкой классики, философия рассматривается как наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления. С точки зрения А. Шопенгауэра (1788—1860 гг.), философия преследует цели выяснения связи «между силой, создающей феномен мира, и, следовательно, определяющей его устройство, и моральностью образа мыслей и таким образом показать, что моральный миропорядок составляет основу миропорядка физического»[5]. Л.Н.Толстой (1828—1910 гг.) отстаивал взгляды, согласно которым философия есть учение о морально-нравственных основаниях человеческой жизни, о ее смысле и предназначении.

Э. Гуссерль (1859—1938 гг.), основатель феноменологического направления в современной философии, определяет ее как строгую науку «об истине самой по себе, об идеальности»[6]. По мнению Н.А. Бердяева, «философия есть, прежде всего, учение о смысле человеческого существования, о человеческой судьбе»[7]. К. Поппер (1902—1994 гг.), говоря о предмете философии, доказывает, что в действительности нет реальных оснований, оправдывающих ее существование, а содержание этого понятия определяется сугубо конвенционально, путем соглашения членов научного сообщества. На взгляд Ж.П. Сартра (1905—1980 гг.) и М. Хайдеггера (1889—1976 гг.), философии как таковой не существует; философия есть просто философствование как некоторый способ самопознания человеком своего существования, а потому в действительности всегда есть много философий.

Оценивая состояние сложившихся представлений о предмете философии, В.С. Соловьев отмечает, что хотя само понятие «философии» не имеет одного, точно определенного значения и употребляется во многих, весьма между собой различных смыслах, возможно все-таки выделить два основных направления в его истолковании. В соответствии с первым из них «философия есть только теория, есть дело только школы; по второму она есть более чем теория, есть преимущественно дело жизни, а потом уже и школы. По первому понятию философия относится исключительно к познавательной способности человека; по второму она отвечает так же и высшим стремлениям человеческой воли, и высшим идеалам человеческого чувства, имеет таким образом не только теоретическое, но так же нравственное и эстетическое значение, находясь во внутреннем взаимодействии со сферами творчества и практической деятельности, хотя и различаясь от них»[8].

Представленные примеры иллюстрируют не только различия в подходах к определению предмета философии, но и наглядно демонстрируют очевидные черты сходства между ними. Несмотря на многообразие определений предмета философии, они объединены, во-первых, ориентацией на изучение проблемы всеобщего в бытии мира и человека, во-вторых, стремлением рассматривать всеобщее не само по себе, а с точки зрения выраженных в нем отношениях между человеком и миром. И исторические, и современные представления о предмете философии едины, поскольку совпадают в главном: в центре внимания всегда была и остается проблема всеобщего, которая формулируется и решается в контексте анализа взаимоотношений мышления и бытия, сознания и материи, духа и природы.

Сам факт многообразия определений предмета философии не исключает единства и универсальности свойственного ей видения проблем бытия мира и человека. Он лишь подтверждает, что прогресс философских, так же как и научных знаний, осуществляется на основе развития предметов их исследования. Под влиянием процессов накопления знаний о человеке, мире, взаимоотношениях между миром и человеком изменяются и представления о предмете философии. Эти изменения, в сочетании с конкретными социально-историческими потребностями выдвижения на передний план и актуализации тех или иных проблем философии, — логических, антропологических, методологических, социальных и др., — обусловливают оформление различий в подходах к определению предмета философии, а также распространение мнений, что «философская истина всегда может быть подвергнута сомнению свободной ищущей личностью»[9], «наука одна для всего человечества; философий, по существу, несколько»[10] и «не может быть и речи об их согласовании и нахождении какого-нибудь единого, общего, всеобъемлющего представления»[11]. Однако единство философского знания (так же, как и научного) объясняется отнюдь не формальным сходством множества определений предмета философии, а общностью методов постановки и разрешения соответствующего круга проблем.

Постоянно сохраняющаяся актуальность вопросов предмета философии, природы и специфики философского знания обусловливается также уникальностью ее положения в системе духовной культуры и, как следствие этого, объективной сложностью точного указания границ, отделяющих философию от других видов знания (науки о природе, о культуре, о человеке и т.д.).

Из приведенных примеров определения предмета философии, суждения, о ее месте и роли в духовной и материальной сферах жизни человека и общества представлены широким спектром различных точек зрения, которые разделяются в пределах двух основных, взаимно исключающих друг друга позиций.

Согласно первой из них, философия является итогом обобщения и широкого синтеза всего богатства содержания конкретных наук и как своего рода «наука наук» обладает способностью к наиболее исчерпывающему и адекватному отражению бытия мира и закономерностей его познания. Сторонники противоположной позиции, напротив, считают, что философия давно исчерпала себя и ее построения не имеют никакого сколько-нибудь реального смысла.

Две полярно противоположные оценки места и роли философии в системе культуры проистекают из одного и того же источника и порождаются действием одних и тех же причин: и первый и второй случаи представляют собой всего лишь различные версии факта всеобщности методов и универсальности истин философии. Действительно, исходя из фактов, свидетельствующих о всеобщности и универсальности философского знания, развивается аргументация в пользу понимания философии как «науки наук», призванной решать кардинальные проблемы не только научного поиска, но и общественно-политической и экономической жизни общества, выполнять, наряду с религией, роль мировоззрения и т.д.

Справедливость данных взглядов косвенно подтверждается тем, что в духовной культуре нет иных, за исключением философии, видов рациональности, способных обеспечить преодоление неупорядоченности, хаотичности, межотраслевой и междисциплинарной разобщенности научных знаний, послужить основой их систематизации и интеграции. С этой точки зрения, если философия утрачивает значение «науки наук», то неизбежно возникает угроза распада целостности знаний, разрушения единства духовной культуры как естественной основы практических действий.

С другой стороны, все те же притязания философии на всеобщность и универсальность своих выводов нередко рассматриваются как доказательство ее несостоятельности и с исторической, и с современной точек зрения. Считается, что в древности философия возникла в виде нерасчлененной системы рационально осмысленных, по сути своей протонаучных представлений о мире в целом. Их развитие сопровождалось дифференциацией предмета философии посредством выделения, своего рода «отпочкования» предметных областей современных наук естественного и социогуманитарного профиля. Философия — это давно отжившая, реликтовая, исторически преодоленная форма развития науки на этапах ее зарождения. В настоящее время предмет философии полностью освоен и «растворен» в составе предметов специальных отраслей научного знания.

В сущности, современная наука является продуктом исторического развития философии. Сейчас, утратив предмет своего исследования, философия существует за счет декларируемых, но совершенно не обоснованных претензий на провозглашение общеобязательных истин, активно вторгается в предметную сферу науки, спекулируя по поводу недостаточно изученных проблем. Согласно этим взглядам, уже давно философия превратилась в область беспредметных, псевдонаучных спекуляций и существует в виде хорошо разработанной системы технических средств искусственного конструирования различного рода политико-идеологических доктрин, в которых эгоистическим и групповым интересам придается видимость необходимых и общезначимых социальных целей.

Акцентируя внимание на проблемах всеобщего, философия не может не включать в поле своего зрения все наличное многообразие видов духовной и практической активности как моментов единого целостного процесса освоения человеком мира, и, в этом смысле, «вторгаться» в предметную сферу науки, политико-правовой и экономической жизни общества и т.д. Однако это так называемое «вторжение» отнюдь не означает подмены науки и других видов знания философией. Именно из такого неправильного понимания сути дела вытекают альтернативные взгляды: либо отрицающие право философии на существование, либо, напротив, возводящие ее в ранг «науки наук». Обе стороны данной альтернативы неверны. Предмет философии не совпадает с совокупностью предметов наук, а развитие научных знаний не предполагает лишения права философии на свой предмет.

По существу, отрицание права философии на существование проистекает из положения о том, что она не является наукой. С другой стороны, стремления рассматривать философию как «науку наук» непосредственно связаны с убеждениями, что истинной формой развития научного знания, наукой в высшей степени этого слова, является философия.

Общую основу обоих случаев истолкования предмета и природы философского знания составляет широко распространенное мнение, будто единственной истинной формой познания является научная рациональность в том виде, как она представлена в современных отраслях механико-математического естествознания. Поэтому и сторонники, и противники философии предъявляют к ней одни и те же требования: чтобы иметь право на существование, она должна доказать свою принадлежность к науке, а поскольку она является наукой, то в своих рассуждениях обязана использовать строгие методы объяснения и доказательства, принятые в математике и естествознании (наблюдение, моделирование, эксперимент и т.д.).

Методологическая установка, предполагающая оценку состояния или уровня развития философских, а также каких-либо других знаний (например, правоведения, политологии и т.д.) на основе признания ­безусловного лидерства научной рациональности в системе духовной культуры получила название сциентизма (от англ. science — наука). Сциентизм — продукт того недосягаемо высокого престижа, который был приобретен механико-математическим естествознанием, благодаря его решающему вкладу в развитие промышленности и построение технических цивилизаций ХХ века. Превращение изобретений научной рациональности (математика, физика, техника и т.д.) в предметы своего рода религиозного культа ХХ столетия послужило одной из важнейших причин укрепления и распространения не только антифилософских, но и антирелигиозных умонастроений. Атеизм, как известно, принадлежит к числу неизбежных следствий развития непомерных амбиций человеческого разума вообще и научной рациональности в частности. Сциентистские умонастроения порождают и отрицательное отношение к философии, и отношение к ней как к науке наук.

В первом случае философия подвергается уничтожающей критике в силу недоказуемости и принципиальной опытно-экспериментальной непроверяемости ее истин. Содержание основных категорий философии, таких как материя, сознание, пространство, движение и др. — не схватывается, ускользает из поля зрения методов математики и механико-математического естествознания. Значит, положения философии не имеют никакого научного смысла, это псевдопредложения.

Второй случай также предлагает ликвидацию философии как самостоятельной дисциплины, но лишь под прикрытием призывов к ее возрождению и прогрессу. По мнению сторонников данной формы сциентизма, философия, будучи «наукой наук», должна развиваться по пути уподобления классическим изобретениям научной рациональности, — математике и физике, — и активного освоения их методов. Понятно, что превращение философии в науку, подобную физике и математике, исключает всякие надежды не только на «возрождение», но и на существование философии.

Но раз философия не является рациональной научной конструкцией как физика и математика, то, может быть, она основывается на внерациональных, иррациональных способах усмотрения истины? Положительный ответ на этот вопрос представлен антисциентистскими взглядами, согласно которым философия есть форма иррационального, интуитивного уяснения сущности бытия мира и человека, недоступной научно-рациональному восприятию. С этой точки зрения, философия и наука являются полярно противоположными типами знания, а потому методы научного познания в принципе не применимы для исследования собственно философских проблем. Более того, антисциентизм, решительно выступая против универсализации научных истин, нередко требует отказаться от достижений научного и технического прогресса вообще. Антисциентизм в форме экзистенциализма, теорий контркультуры и идеологии «зеленых» и др. рассматривает научную рациональность, науку в целом, не только как сферу ограниченных, узко утилитарных знаний, но прежде всего — как внешнюю, враждебную человеку силу, создающую реальную угрозу существованию природы и культуры. В пользу обоснованности позиций антисциентизма и иррационализма приводятся доводы, которые свидетельствуют о крупномасштабных отрицательных последствиях научно-технического прогресса, обнаруживающихся в явлениях глобального экологического кризиса и кризиса европейских цивилизаций.

Сциентизм и антисциентизм представляют собой две крайние точки зрения, демонстрирующие высокий уровень сложности вопроса о соотношении философии и науки, но не выражают его существа. Как показывает исторический опыт, правильная постановка данного вопроса должна основываться на признании того факта, что наука и философия являются двумя различными, вполне самостоятельно существующими типами рациональности. Черты сходства философии и науки не могут служить поводом для их отождествления, также как и различия, — для доказательства абсолютной несовместимости. В процессе постижения истины разумное мышление использует самые различные средства, движется многими путями, к числу которых принадлежат и наука, и философия.

Научное знание строится на базе данных наблюдения и эксперимента, а его положения формулируются с учетом требований антипсихологизма и объективности. Иначе говоря, научные истины объективны, не зависят от воли и сознания людей, имеют внеличностный характер. Философские знания так же объективны, как и научные, поскольку предметом философии является независимо существующая от субъективных интересов человека объективная сфера его взаимоотношений с миром. И хотя философия, в отличие от науки, не опирается на данные наблюдения и эксперимента в доказательстве истинности выдвигаемых ею положений, они вместе с тем рационально обосновываются и подтверждаются всем течением жизненной практики.

В отличие от науки, объективность философских знаний не исключает их личностного характера. Личностное содержание философских знаний совсем не означает, что они являются продуктом произвола субъективизма или результатом индивидуального вклада какого-либо конкретного, отдельно взятого человека. Личностный смысл философских знаний заключается в их особой способности отражать предмет со стороны условий реализуемого в нем конкретного единства, совпадения субъективных интересов человека и объективных законов природы и истории. Поэтому, как система объективных, рационально обоснованных знаний, философия мало, чем отличается от науки, в особенности от ее построений общетеоретического уровня. Но философия — это не только наука. Как форма личностного знания, она во многом сродни морали и искусству, так как стремится к сочетанию собственно научно-теоретических и нормативно-аксиологических методов в познании человека и мира.

Благодаря органичному синтезу научно-теоретического и нормативно-аксиологического момента в составе методов духовного освоения мира, философия приобретает способность выполнять роль теоретической основы мировоззрения.


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 9; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.052 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты