Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Раздел II. Взаимодействие власти и этносов как средство повышения эффективности управления




Читайте также:
  1. ECR (Efficient Customer Response) - Эффективное взаимодействие с потребителем
  2. F. Область управления временем
  3. FDDI. Кадр. Процедуры управления доступом к кольцу и инициализации работы кольца.
  4. I стадия. Подразделяется на период А и Б.
  5. I. ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ
  6. I. По механизму разделения
  7. I.Организационно-методический раздел
  8. I.Формы государственного управления
  9. II. ЕДИНСТВЕННО ПРАВИЛЬНЫЙ СПОСОБ УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ
  10. II.4.1) Исторические формы единоличной власти.

Проблема взаимодействия власти и этносов становится актуальной из-за ряда обстоятельств: вызовы глобализации, обострение этнонациональных движений в странах Ближнего Востока, СНГ, периодичность конфликтов в субъектах РФ. Тонкая ткань этничности остро реагирует на любые формы разногласий с властью. Поэтому поиск путей управления этнонациональными противоречиями – это путь к стабильности и эффективности отношений между властью и наиболее уязвимой частью гражданского общества.

Исторический опыт нашей страны показывает, что нарушение баланса интересов центра и властных элит в регионах во многом предопределили распад СССР.

Образование на постсоветском пространстве субъектов федерации национального и территориального (полиэтнического) типа способствовало формированию специфической структуры власти в регионах и форм управления национально-этническими отношениями. Возникла своеобразная пирамида власти, на вершине которой находится центр, а у основания – субъекты федерации.

Федеральная власть продемонстрировала способность управлять этнонациональными процессами на основе Конституции РФ. Власть, реализуемая как способность управлять этническими процессами, после принятия Конституции РФ прошла два основных этапа. Первый охватывает время с 1993 г. по 2000 г. и характеризуется сдерживанием сепаратизма, выработкой национальной политики (Указ Президента 1996 г.), издание ряда законов о защите прав национальных меньшинств. Второй этап реализации конституционных основ этнополитики можно охарактеризовать как интегративные действия федеральных властных структур, поиск объединяющей национальной идеи, обращение внимания на государствообразующий, русский, народ.

В своей предвыборной статье «Россия: национальный вопрос»[56] В.В. Путин сделал заявление об интегрирующей роли русского народа, о специфическом культурном коде, о толерантности и самобытности русских людей. Впечатляет также обращение его внимания на необходимость воздействия власти на деструктивные явления путем выработки общенациональной идеи.

Вместе с тем, говорить о согласованности федеральной политики и субъектов РФ пока еще преждевременно.

Следует отметить выполнение основных функций власти в полиэтничных регионах: это прежде всего защита интересов различных социальных групп, этносов, регулирование социально-этнических отношений, поддержание пропорций во взаимоотношениях этносов по вопросам труда и потребления. Важным механизмом реализации названных функций служат Концепции или программы национально-культурного развития.



В таких регионах, как Саратовская, Волгоградская, Самарская области, помимо комплексных программ национально-культурного развития практикуются также специальные программы развития культуры, в которых определенное место занимает этническая культура и культура этносов. Политическая сущность программ национально-культурного развития проявляется и на уровне их исполнения. В Саратовской области, например, основными исполнителями являются: Совет по общественным отношениям при губернаторе области, Министерство образования, Министерство молодежной политики, спорта и туризма.[57]

В Саратовской области, учитывая ее этническое многообразие[58], комплексное планирование национально-культурного развития начало осуществляться уже с 1998 года. Динамика программирования национально-культурного развития в Саратовской области демонстрирует совершенствование программных установок. Так, если в 1998-2001 гг. акцент делается преимущественно на сохранение и развитие культур народов области, то в 2003-2006 годах усилено внимание к роли общественных объединений, созданию институтов самоорганизации этнических групп в процессе формирования гражданского общества. Учитывая проявления экстремизма в целом ряде регионов нашей страны, комплексная программа стала предусматривать ряд мер, направленных на профилактику и нейтрализацию национального экстремизма.



В ходе разработки областной целевой программы «Развитие культуры на 2006-2010 годы» особое внимание было уделено сохранению и развитию традиционной культуры народов, проживающих в Саратовской области. Наряду с программой национально-культурного развития был принят Закон Саратовской области «О культуре».[59] Учитывая потребность в национально-культурном самоопределении, закон «О культуре» подтвердил, что национально-культурная автономия – это форма национально-культурного самоопределения, представляющая собой объединение граждан Российской Федерации, относящих себя к определенной этнической общности, находящихся в ситуации национального меньшинства на определенной территории, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры.[60]

Таким образом, программирование национально-культурных отношений дало толчок к развитию политической активности этносов, созданию национально-культурных автономий, общественных организаций, к оживлению политической жизни в регионе. Уже в ходе выполнения программы 1998-2001 гг. в области было создано более 30 национальных объединений и культурных центров. Первыми национально-культурными автономиями стали объединения российских немцев Поволжья и городская национально-культурная автономия саратовских татар.[61]



В национально-этнических регионах ситуация иная. Власть здесь осуществляется прежде всего в интересах «титульного» народа. Огромная самостоятельность, которой изначально пользовались национальные субъекты федерации, позволяла им управлять отдельными процессами практически без вмешательства центра. Внушителен и их удельный вес в составе РФ. На долю национально-территориальных образований приходится 50 % территории России, в них проживает 46 % населения страны.[62] Формально к этническим регионам принято относить 25 субъектов, среди которых 21 республика и 4 автономных округа. Этнизация власти в национальных субъектах достаточно высока и зачастую достигает 100 % (Ингушетия, Дагестан, Чечня).[63] Доступ к власти русских в этнических субъектах существенно ограничен. Социологические исследования, проведенные, например, в республике Татарстан, показывают, что шансы русских продвинуться в высшие социальные слои ниже, чем у татар. У них меньше возможности устроиться на работу, сделать карьеру.[64] Этнополитическая сущность власти в национальной республике Татарстан приводит к разрастанию «клановости», создающей не только этническую напряженность, но и подпитывающей коррупцию.[65] При этом следует иметь в виду, что аналогичная ситуация в других этнических субъектах просматривается еще в большей мере. Исследователи разных исторических эпох давно заметили тенденцию взаимосвязи клановости с коррупцией и сепаратизмом.[66] Поэтому власть должна своевременно реагировать на подобные проявления. К сожалению, сам центр в этом плане не является образцом взвешенной этносоциальной политики. Так, по данным газеты «Труд» в 2008 г., в управление делами министерства экономического развития и торговли 69 % чиновников были приняты по знакомству.[67] При Ельцине ведущие властные структуры подпитывались свердловской элитой. При В.В. Путине усиливается роль петербургской элиты.[68] И хотя перестановка кадров идет, тем не менее эта тенденция сохраняется. Так, Т. Голикова, недавно возглавившая счетную палату, хотя и имеет «московскую» биографию, но была заместителем министра финансов А. Кудрина, который является выходцем из Петербурга.

Следовательно, этнический и региональный ресурс власти используется не в полной мере. Для того, чтобы обеспечить баланс интересов регионов и этносов, целесообразно сформировать каналы вхождения в федеральную власть региональных и этнических представителей. На уровне субъектов федерации каналом вхождения этносов во власть могли бы стать парламентские клубы с активным участием в них молодежи.

Гражданское общество в общепринятом смысле представляет собой общественную (социальную) систему, элементами которой являются не только граждане и государственные органы с существующими между ними вертикальными связями, но и некоммерческие организации (НКО), действующие на горизонтальных принципах. Изучение опыта построе­ния гражданского общества в современной России помогает раскрыть сущность общественных объединений, рассмотреть общественный сектор макроэкономического анализа, определить публичное финансирование общественных структур.

Следует отметить постепенное изменение отношения государства к общественному сектору как участнику общественно-политических процессов (будь то выборы, массовые акции протеста или законодательные инициативы). Возросшая значимость и влияние НКО на общественное мнение и политический процесс побудили внести поправки в законодательство, направленные на усиление контроля над НКО со стороны государства, ужесточение требований к отчетности, ограничение возможности иностранного финансирования деятельности российских некоммерческих организаций.[69]

Конечной целью и вероятным результатом преобразований могут стать, с одной стороны, повышение прозрачности деятельности и финансирования некоммерческих организаций, с другой – консолидация обще­ственного сектора: развитие и поддержка успешных (самоокупаемых) форм общественной самоорганизации граждан, создание определенных барьеров (фильтров) для появления новых некоммерческих организаций, ликвидация ряда некоммерческих организаций (бездействующих, иностранных либо российских, работающих преимущественно за счет иностранных грантов).

Современное российское законодательство относит к некоммерческим довольно большое число разных по организационно-правовым формам, целям и задачам хозяйствующих субъектов: общественные организации различной направленности (спортивные, общества инвалидов, ветеранские, социальной поддержки), политические партии, негосударственные пенсионные фонды, организации, действующие в сфере жилищно-коммунального хозяйства (ТСЖ, ЖСК[70]), автономные НКО (в сфере образования, здравоохранения и т.д.), ассоциации и союзы (в том числе биржевые), благотворительные фонды, саморегулируемые организации и профес­сиональные сообщества (коллегия адвокатов, адвокатское бюро и юри­дическая консультация), государственные компании и государственные корпорации (Агентство по страхованию вкладов, Внешэкономбанк, Роснанотех», Фонд содействия реформированию ЖКХ, «Олимпстрой», Росатом», «Ростехнологии»).

В соответствии с п. 1 ст. 50 ГК РФ некоммерческие организации – это юридические лица, не имеющие в качестве основной цели извлечение прибыли и не распределяющие полученную прибыль между участниками; согласно п. 3 той же статьи «некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям».[71]

Разные выполняемые некоммерческими организациями социальные роли вынудили власть ввести дополнительную градацию, выделив в общественном секторе собственно социально ориентированные НКО Понятие «социально ориентированная некоммерческая организация», введенное в российское законодательство, разграничило общественный сектор, определив организации, не только соответствующие статусу некоммер­ческой организации, но и выполняющие перед обществом (физическими или юридическими лицами) определенные социальные обязательства.[72]

В условиях либерализации партийного законодательства требования к некоммерческим организациям становятся все более жесткими. Доволь­но не простой остается процедура создания НКО, еще более усложняется отчетность НКО перед государственными органами. Лишь примерный перечень форм отчетности НКО включает в себя более десятка наимено­ваний документов, сдаваемых как ежеквартально, так и ежегодно.

При этом механизм регистрации (создания) некоммерческой организации более сложен по сравнению с процедурой создания коммерческого юридического лица. Регулируют данную процедуру сразу два государственных органа – территориальные управления Министерства юстиции РФ и Федеральной налоговой службы. Размер государственной пошлины за регистрацию некоммерческой организации составляет 4000 руб., что, к примеру, выше, чем пошлина за регистрацию политической партии (2000 руб.) (п. 1 ст. 333.33 НКРФ).[73] Достаточно сложный и затратный механизм создания некоммерческой организации свидетельствует об умеренном сдерживании со стороны государства гражданских инициатив по созданию организаций общественного сектора.

Вместе с тем начиная с 2012 г. активно реализуются механизмы оказания государственной поддержки уже существующим социально ориентиро­ванным некоммерческим организациям. Основным администратором преобразований в общественном секторе выступает Министерство эко­номического развития РФ. Государственная поддержка НКО включает следующие:

– увеличение конкурсного финансирования в социальной сфере;

– программы консультационной поддержки и распространения опыта;

– социальный налоговый вычет для граждан в отношении пожерт­вований;

– пониженные тарифы страховых взносов на 2012-2013 гг.;

– программу краткосрочного повышения квалификации;

– упрощенную систему ведения бухгалтерского учета и отчетности.[74]

По мнению одних исследователей, поскольку общественный сек­тор не имеет адекватных финансовых ресурсов, достаточной свободы выбора стратегии и мотивации, необходимо, чтобы государство однократно осуществило серьезные материальные затраты на развитие информа­ционной структуры общественного сектора российской экономики, что в дальнейшем принесет свои результаты в виде роста качества общественных услуг, повышения степени интеграции общественно значимых систем и их реальной конкурентоспособности в новых экономических условиях.[75]

Другие исследователи предполагают, что государству следует управлять общественным сектором посредством формирования повестки дня, создавая операторов (посредников из числа НКО) для оказания государственной поддержки. В качестве субъектов воздействия могут выступать средства массовой коммуникации; органы власти, заинтересованные в привлечении НКО к решению тех или иных проблем; аудитория (а точнее, некритичная ее часть) – потребитель услуг; лидеры мнения.[76]

Вместе с тем участие в процессе формирования повестки дня не гарантирует органам власти достижения своих целей в части воздействия (согласования) на характер активности организаций общественного сек­тора, так как наличие актуальных проблем в пространстве публичного обсуждения вызывает лишь интерес, но отнюдь не мотивирует к актив­ным действиям. Проблемы только тогда выступают в качестве детермини­рующего фактора, когда уровень рассогласования между ожиданиями людей и возможностями по решению имеющихся проблем достигает определенной степени.

Итак, следует отметить, что основные тенденции развития общественного сектора связаны, во-первых, с повышением публичности и про­зрачности деятельности российских НКО; во-вторых, с их дальнейшей профессионализацией. Усложнение законодательства (обязанности по ве­дению бухгалтерской отчетности, сдаче отчетности в территориальные управления Министерства юстиции РФ, Федеральной налоговой службы, отделения Пенсионного фонда России, Фонда социального страхования) вынуждает «общественников» пользоваться услугами профессиональных бухгалтеров либо становиться ими.

Затруднения в выполнении «правил» деятельности вынуждает НКО к поиску необходимой правовой информации – обращению в органы власти, региональные и местные сообщества НКО и в конечном итоге ведет к консолидации российских НКО на уровне определенной террито­рии (региона, района). Центрами консолидации выступают грантодатели (органы исполнительной власти, органы местного самоуправления, биз­нес-сообщества), региональные общественные палаты и другие саморегулируемые сообщества некоммерческих организаций, крупные ресурсные НКО. При этом значимой является не только финансовая поддержка, но и информационно-правовое консультирование в процессе деятельности российских НКО.

В общественном секторе также наблюдается выстраивание общероссийских вертикально ориентированных НКО, обладающих сетью регио­нальных и местных отделений; переориентация государственной поддержки НКО с федерального постатейного финансирования на конкурсное (грантовое). В таких условиях самостоятельные региональные и местные НКО становятся все более зависимы от региональных и местных властей, их финансовой поддержки.

Таким образом, роль и значение общественного сектора возрастают: с одной стороны, наблюдается структурирование сектора и встраива­ние НКО в систему общественно-государственного взаимодействия; с другой стороны, идет развитие «теневой» части общественного сектора, действующей вне правовых рамок российского законодательства, ослабление связей между федеральными и региональными (местными) обществами.

 

Раздел III. Национальный вопрос и национальная структура России (историческое наследие и современность)

 

Существуют две основные трактовки национального вопроса, вытекающие из формационного и цивилизационного подходов к изучению этносов и их специфики.

Согласно марксистскому формационному подходу национальный вопрос представляет собой совокупность политических, экономиче­ских, территориальных, правовых, идеологических и культурных отношений между нациями, национальными группами и народностями в различных общественно-экономических формациях.[77] Марксизм рас­сматривает национальный вопрос как подчиненный общему вопросу о социально-политическом прогрессе общества и исходит из того, что главным в национальном вопросе является объединение трудящихся вне зависимости от национальной принадлежности в борьбе против всех видов угнетения, за передовой общественный строй. Развивая учение К. Маркса, В.И. Ленин сформулировал понятие двух эпох наци­онального движения и особенности национального вопроса в России. Первая эпоха охватывает период краха феодализма, возникнове­ния и консолидации наций, массовых национальных движений.

Вторая эпоха связана с империализмом. Это «эпоха вполне сложившихся капиталистических государств... с сильно развитым антагонизмом пролетариата и буржуазии, – это эпоха, которую можно назвать кануном краха капитализма».[78]

В трудах В.И. Ленина «Национальный вопрос в нашей программе» (1903), «Рабочий класс и национальный вопрос» (1913), «Критические заметки по национальному вопросу» (1913), «О праве наций на самоопределение» (1914) содержатся учения о путях разрешения национального вопроса, о сути права на самоопределение, о двух тенденци­ях в национальном вопросе. Первая тенденция, в частности, означает пробуждение национальной жизни и национальных движений. Вторая предполагает развитие и учащение связей между нациями, проявляю­щееся в единстве капитала, науки, политики, мирового рынка.

Суть цивилизационного подхода к осмыслению национального во­проса состоит в росте национального самосознания и потребности в углублении межнациональных связей, вызванных современными про­цессами мирового экономического, научно-технического и культурно­го развития. Национальный вопрос в современных условиях из вну­тригосударственного превращается в мировой. Он несет на себе от­печаток бывшего колониального и полуколониального господства, но­вых явлений глобализации. Особую значимость приобретает в много­национальных государствах. В странах развитой демократии решение национального вопроса осуществляется по таким направлениям, как урегулирование взаимоотношений между доминирующей и меньшей по численности этносоциальными общностями, решение этнических проблем с помощью государства, выравнивание социальных статусов этносов и ряд других, в т.ч. политических, мер. В ходе решения нацио­нального вопроса появилась новая форма власти – этнократия.

Этнократия – доминирование или беспредельное господство в органах власти или управления политической элиты определенной этнической группы и осуществление ею власти в интересах данного этноса.

Решение национального вопроса зависит от целого ряда фак­торов, среди которых особое место занимает этнополитическая структура. Под указанным термином следует понимать соотноше­ние различных этносов в многонациональном государстве, степень проникновения во властные структуры, уровень жизни, культуры и образования, способы проявления политической активности.

По данным переписи населения 1897 г., в России насчитывалось 146 языков и наречий, свыше 190 этнических общностей. Инородцы составляли 6,6 %.[79]

В.И. Ленин, отмечая политическую сущность этнической струк­туры России, отмечал, что в конце XIX – начале XX в. русские со­ставляли 43 %, а инородцы – 57 % населения, подразумевая под инородцами все нерусские народы. Ставка в ходе революционных преобразований на угнетенных инородцев способствовала расши­рению социальных слоев, втянутых в борьбу за национальное са­моопределение. Главным политическим лозунгом, обращенным к угнетенным народам, стало программное требование права наций на самоопределение. На Поронинском совещании ЦК РСДРП право наций на самоопределение было определено как право на отделение и образование самостоятельного государства. В полемике с оппор­тунистами В.И. Ленин доказывал, что «под самоопределением на­ций разумеется государственное отделение их от чуженациональных коллективов, разумеется образование самостоятельного, национального государства».[80]

Кроме того, Ленин отверг политику культурно-национальной ав­тономии, сформулированную австрийскими социал-демократами Бауэром и Рэннером, согласно которой каждый человек мог «запи­саться» в ту или иную нацию.

Национальная доктрина большевиков стала воплощаться в жизнь после Октября 1917 г. и получила поддержку у национальных дви­жений, поскольку признавала этническую группу в качестве основы нации, а главными условиями развития нации считалось наличие у нее собственной государственности. В конце 1917 г. произошло при­знание самостоятельности Польши и Финляндии. К середине 20-х гг. XX в. признана самостоятельность Украины и Белоруссии, созданы советские республики в Азербайджане, Армении и Грузии. Этниче­ские группы, отличавшиеся более высоким уровнем модернизации, получили статус социалистических наций, а менее модернизирован­ные – статус социалистической народности.[81]

В декабре 1922 г. был образован СССР, основными учредителями которого стали РСФСР, УССР, БССР и ЗСФСР.

С 1923 г. началась политика коренизации населения, означавшая формирование национальных отрядов интеллигенции. Кадровая по­литика в решении национального вопроса способствовала образо­ванию национальных элит, в среде которых выделились группы, в конце 80-х гг. XX в. провозгласившие «парад суверенитетов».[82]

В 1930 г. И. Сталин выдвинул формальные критерии для обра­зования союзной республики: наличие границ с независимым госу­дарством; преобладание в населении титульной нации; численность населения – не менее миллиона человек.

Автономные республики, 16 из которых располагались в преде­лах РСФСР, имели необходимые символы государственности, но не обладали суверенностью. У автономной республики не было своих парламента, Совмина, компартии, комсомола, союзов творческой интеллигенции или академии наук. Автономные области и округа создавались, как правило, на территориях, где проживали малые этнические группы, и были лишены государственных атрибутов.[83] В 1989 г. в СССР насчитывалось 15 союзных республик, 20 автоном­ных республик, 8 автономных областей и 10 автономных округов.

Национальную структуру СССР накануне распада можно изобра­зить в виде таблицы 2.

Таблица 2

Крупнейшие этносы СССР и РСФСР по переписи 1989 г., тыс. чел.

 

Этносы СССР Количество Этносы РСФСР Количество
Русские Русские
Украинцы Татары
Узбеки Украинцы
Белорусы Чуваши
Казахи Башкиры
Азербайджанцы Белорусы
Татары Мордва
Армяне Чеченцы
Таджики Ненцы
Грузины Удмурты
Молдаване Марийцы
Литовцы Казахи
Туркмены Аварцы
Киргизы Евреи
Немцы Армяне

* Таблица составлена на основе данных: Национальный состав населения СССР. М., 1991. С. 5, 28.

 

В советский период проводилась политика по выработке на­циональной идеологии. Национальная идеология представляет со­бой совокупность взглядов, идей, цементирующих идентичность многонационального государства. В XIX в. такой идеологией была триада графа Уварова: «православие – самодержавие – народность». В СССР сложилась новая историческая общность – «советский на­род». С распадом Союза она перестала существовать.

Итоги переписи населения 2002 г. показали, что в современной России проживают представители 160 различных этнических общностей. Одних только народов с населением свыше 100 тыс. человек насчитывается примерно 4 десятка.[84]

Более подробно изучить этническую структуру современной Рос­сии можно обратившись к таблице 3.

Таблица 3

Изменение численности населения наиболее многочисленных национальностей (по России)*

Национальный состав населения Численность населения, млн. человек Лица, указавшие национальную принадлежность, %
2002 г. 2010 г. 2002 г. 2010 г.
Все население 145,17 142,86    
в том числе указавшие национальную принадлежность 143,71 137,23 100,0 100,0
русские 115,89 111,02 80,64 80,90
татары 5,55 5,31 3,87 3,87
украинцы 2,94 1,93 2,05 1,41
башкиры 1,67 1,58 1,16 1,15
чуваши 1,64 1,44 1,14 1,05
чеченцы 1,36 1,43 0,95 1,04
армяне 1,13 1,18 0,79 0,86
аварцы 0,81 0,91 0,57 0,66
мордва 0,84 0,74 0,59 0,54
казахи 0,65 0,65 0,46 0,47
азербайджанцы 0,62 0,60 0,43 0,44
даргинцы 0,51 0,59 0,35 0,43
удмурты 0,64 0,55 0,44 0,40
марийцы 0,60 0,55 0,42 0,40

* Национальности перечислены в порядке убывания численности населения.

 

Изменения в национальном составе характерны и для регионов, о чем свидетельствуют, например, данные по Саратовской области.

Согласно Всероссийской переписи населения 2002 г., на террито­рии области проживают представители 135 национальностей. Наи­более крупные этнические группы: русские – 85,9 %, казахи – 2,9 %, украинцы – 2,5 %, татары – 2,16 %. Также в области проживают: мордва – 0,6 %, чуваши – 0,6 %, белорусы – 0,48 %, немцы – 0,45 %, армяне – 0,94 %, азербайджанцы – 0,62 %.

В пределах муниципальных районов области компактно про­живают различные этнические группы населения: казахи – в Александрово-Гайском, Озинском, Перелюбском, Дергачевском, Питерском, Краснокутском, Ершовском, Федоровском, Краснопартизанском, Марксовском, Энгельсском, Ровенском районах; нем­цы – в Марксовском, Энгельсском, Саратовском, Красноармейском, Ровенском, Советском, Калининском районах; чеченцы – в Кали­нинском, Татищевском, Марксовском и Саратовском районах; та­тары – в Базарно-Карабулакском, Балаковском, Дергачевском, Ер­шовском, Новобурасском, Петровском, Ровенском, Саратовском районах; курды – в Дергачевском, Ершовском, Краснокутском, Озинском районах; украинцы – в Балаковском, Самойловском, Лысогорском, Саратовском, Татищевском, Федоровском районах; баш­киры – в Перелюбском, Пугачевском районах; армяне – в Саратове, Балаковском, Вольском, Лысогорском, Марксовском, Пугачевском, Балтайском и Татищевском районах; чуваши и мордва – в Базарно-Карабулакском, Балаковском, Вольском, Петровском, Татищевском районах.

Русское население на территории области в целом расселено равномерно. В абсолютном большинстве районов его численность яв­ляется преобладающей, за исключением 8 муниципальных районов, где русские составляют менее 70 % от общего количества населения: Александрово-Гайский (41 %), Дергачевский (53,2 %), Краснокутский (54,2 %), Перелюбский (62,7 %), Новоузенский (56,6 %), Озинский (63,9 %), Питерский (67 %) и Турковский (69,5 %) районы.[85]

Национальный состав населения Саратовской области по данным переписи населения 2010 г. представлен в таблице 4.

Таблица 4

Национальный состав Саратовской области

(итоги переписи населения 2010 года)[86]

 

  Численность лиц, указавших соответствующую национальность, тыс. чел. Удельный вес лиц данной национальности среди лиц, указавших национальную принадлежность, %
Саратовская область – все население  
Лица, указавшие национальную принадлежность 100,0
Русские 87,6
Казахи 3,1
Татары 2,2
Украинцы 1,7
Армяне 1,0
Азербайджанцы 0,6
Чуваши 0,5
Мордва 0,4
Белорусы 0,3
Немцы 0,3
Чеченцы 0,2
Другие национальности (не перечисленные выше) 2,1

 

Изменения, произошедшие в национальной структуре населения России, были незначительными. Так, численность русских в 1989 г. составляла 81,5 %, а в 2002 г. – 79,8 %. Носители восточнославян­ской идентичности (русские, украинцы, белорусы) сейчас составля­ют 84 % жителей страны.

В 2002 г. на четвертое место среди российских этносов вышли башкиры (были на пятом). Численность и удельный вес чеченцев, армян, азербайджанцев резко возросли, а немцев, евреев – резко со­кратились. Увеличился приток китайцев. По состоянию на 2002 г. их насчитывалось 35 тыс. человек.

В новых исторических условиях возросло стремление к националь­ной самобытности, укреплению роли титульных наций. Понятие ти­тульная нация закрепляется за нацией, давшей название государству или национально-государственному образованию в составе полиэтнического государства. Этот термин рассматривается как синоним понятия корен­ная нация[87], однако термин «титульная нация» выделяет только тот этнос, этноним которого отражен в названии данного национально-культурного образования. Практика деления этносов на «титульных» и «нетитуль­ных» может стать причиной этнонациональной напряженности.[88]

Если при советской власти коренными народами признавались те, которые в рамках СССР реализовали право на самоопределение (Узбекистан – узбеки, Якутия – якуты), то в сегодняшней интерпре­тации – это малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Вос­тока. В современном законодательстве РФ к коренным народам от­несены народы, проживающие на территориях традиционного рас­селения своих предков, сохраняющие традиционный образ жизни, хозяйствование и промыслы, насчитывающие менее 50 тыс. человек и осознающие себя самостоятельными этническими общностями. В 1989 г. в Российской Федерации проживало 26 таких народов: але­уты, доманы, ительмены, чукчи, эвены и др. Общая численность их составляла 181,5 тыс. человек.[89]

О неблагополучии в процессе формирования высших эшелонов власти в этнических регионах свидетельствует таблица 5.

Таблица 5

Доля титульного этноса в составе правительства*

 

Регион Этнизация правительства Регион Этнизация правительства
Дагестан 100 % Башкортостан 59 %
Ингушетия 100 % Мордовия 52 %
Чечня 100 % Бурятия 50 %
КБР 86 % Саха (Якутия) 50 %
Татарстан 84 % Адыгея 47 %
КЧР 80 % Удмуртия 43 %
Тыва 79 % Алтай 31 %
Сев. Осетия 76 % Хакасия 30 %
Чувашия 74 % Коми 11 %
Калмыкия 64 % Карелия 8 %
Марий Эл нет данных

* Федерализм и этническое разнообразие в России. М., 2010. С. 101.

 

Таким образом, национальная структура современной России находится в состоянии поиска путей как формирования новой общ­ности, так и упрочения национальной самобытности. Вместе с тем появляются и проблемы, связанные с миграцией населения. К нача­лу 2010 г. в страну прибыли 12 млн. мигрантов.[90] За последние годы из России выехали 1 млн. 300 тыс. ученых и ИТР.[91] По данным про­веденного Левада-центром в мае 2011 г. опроса о своем желании уе­хать насовсем из страны заявили около 22 % взрослого населения3. В современной России проживают 180 народов и народностей.[92]


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 12; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.028 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты