Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Социалистический реализм




Читайте также:
  1. V. Особенности развития реализма на рубеже 19-20вв.
  2. ИТАЛЬЯНСКИЙ НЕОРЕАЛИЗМ.
  3. Критический реализм
  4. Научное знание. Критический, научный реализм
  5. Номинализм и реализм
  6. Общая характеристика европейского просветительского движения. Просветительский классицизм, просветительский реализм, сентиментализм как основные литературные направления эпохи.
  7. Основные особенности реализма
  8. Полемика реализма и номинализма
  9. Постнеореализм.
  10. Реализм XIX века

 

Понятие о социалистическом реализме как качественно новой разновидности реалистического искусства сложилось, как известно, в конце 20-х — начале 30-х годов. Тогда же, накануне Первого съезда советских писателей, появился и термин «социалистический реализм» и было дано емкое определение сущности нового искусства, которое значительно опередило последующие специальные научные исследования.

В дальнейшем изучали связи нового искусства с разными областями общественного сознания и практической жизни, определяли задачи, которые ставило социалистическое общество перед искусством на каждом новом историческом этапе, выясняли особенности разных сторон содержания и формы в искусстве социалистического реализма в целом и в творчестве его отдельных представителей, устанавливали отношение этого искусства к другим художественным системам прошлого и настоящего. Особенно плодотворными в этом отношении явились последние два десятилетия, в течение которых было создано наибольшее количество содер-

 


жательных монографий и коллективных трудов1. Однако и ныне у нас еще нет достаточно убедительных и согласованных теоретических обоснований того синтетического определения сущности социалистического реализма, которое было записано в Уставе Союза советских писателей в 1934 году.

Первое значение уставной формулы социалистического реализма состоит в том, что она указывает на принадлежность этой художественной системы к конкретно-историческому типу реализма («правдивое конкретно-историческое изображение жизни»). Тем самым установлено место искусства социалистического реализма в мировом художественном развитии. Это качественно новая разновидность конкретно-исторического типа художественного творчества, такая разновидность, необходимость которой заключалась в самой природе этого типа художественного освоения мира.

Конкретно-историческое воспроизведение жизни только тогда поднимается до уровня великого искусства, то есть до всемирно-исторической художественной значимости, когда оно правдиво осваивает конкретно-историческую связь отдельного индивида с жизнью человеческого общества в целом, когда оно воспроизводит реальный человеческий характер как конкретно-исторический результат и перспективу общеисторического развития. Решая эту задачу, критический реализм создал такую художественную систему, в которой конкретно-историческая связь индивида с обществом объективно осваивалась как его связь со своей социально-классовой средой, а более широкие общественные связи устанавливались лишь субъективно — в виде отрицания узкосоциальной замкнутости как враждебной человеку и утверждения внутреннего, волевого стремления индивида к внеклассовым, свободным, гармоническим отношениям с обществом. И поэтому, как только критический реализм пытался придать таким отношениям облик художественной реальности, он тут же отходил от принципа конкретно-исторической правдивости, сбивался на художественную иллюзию. Здесь проходит последняя граница конкретно-исторической правдиво-



 

1 См.: Проблемы социалистического реализма. М., 1961; Иванов В. О сущности социалистического реализма. М., 1965; Овчаренко А. И. Социалистический реализм и современный литературный процесс. М., 1968; Актуальные проблемы социалистического реализма. М., 1969; Асадуллаев Г. С. Историзм, теория и типология социалистического реализма. Баку, 1969; Петров С. М. Возникновение и формирование социалистического реализма. М., 1970; Метченко А. И. Кровное, завоеванное. М., 1971; Проблемы художественной формы социалистического реализма. В 2-х т. М., 1971; Марков Д. Проблемы теории социалистического реализма. М., 1975.



 


сти в искусстве критического реализма. Оно не в состоянии освоить внутреннюю, субъективную устремленность человека к гармоническим отношениям с обществом в единстве с объективной необходимостью этого в самом обществе, даже если конкретно воспроизводится организованная борьба за социализм, как это было показано на примере «Железной пяты» Джека Лондона. В искусстве, которое сформировалось в составе общедемократического типа сознания и деятельности, невозможно было выявить и освоить объективную необходимость внеклассовых, свободных отношений между человеком и обществом. Чтобы осуществить это, мало просто воспроизвести борьбу за социализм, мало и выступить на ее защиту — надо было стать составной частью этой борьбы, одной из форм конкретно-чувственной реализации всемирно-исторической необходимости социалистического и коммунистического преобразования мира. Это и осуществилось в результате качественного обновления творческих принципов конкретно-исторического типа реализма в искусстве социалистического реализма.

Теоретически диалектика связи индивида с его социально-классовой средой и поступательным развитием общества в целом была раскрыта марксизмом еще в середине XIX века. Но художественно она была освоена значительно позже. Это объясняется прежде всего тем, что для искусства необходимо было, чтобы связь социально закрепленного индивида с поступательным развитием человечества приобрела характер непосредственного, конкретно-чувственного процесса социального раскрепощения человека и реального утверждения нового типа общественных отношений — неантагонистических, равноправных, освобождающихся от узкосоциальной замкнутости. Необходимость такого состояния мира для появления искусства нового типа вполне осознавалась классиками марксизма в XIX веке. В сущности, именно об этом идет речь в известном письме Энгельса к М. Каутской, когда он пишет, что для их времени «писатель не обязан преподносить читателю в готовом виде будущее историческое разрешение изображаемых им общественных конфликтов» 1, а также в его известном письме к Лассалю, где говорится, что «полное слияние большой идейной глубины, осознанного исторического содержания... с шекспировской живостью и богатством действия будет достигнуто, вероятно, только в будущем...» 2.



 

1 К. Маркс и Ф. Энгельс об искусстве. В 2-х т., т. 1, с. 5.

2 Там же, с. 23.

 


Некоторые наши ученые полагают, что художественное творчество типа социалистического реализма зародилось еще в XIX веке, а именно как пролетарское искусство с социалистической направленностью, — например, поэзия Г. Веерта, Ф. Фрейлиграта, Э. Потье1. Мотивируется это тем, что в пролетарской поэзии появился новый герой — пролетарий-революционер, что она непримирима к классовым врагам трудящегося народа и утверждает идеи социалистического гуманизма. Такая литература действительно была уже в XIX веке, и, безусловно, по своей социально-идеологической позиции она ближе всего стоит к искусству социалистического реализма. Но при этом не учитывается или недостаточно учитывается, что по своему творческому методу пролетарская литература с социалистической направленностью могла принадлежать и к романтической художественной системе и к системе критического реализма, образуя в них особые, революционно-пролетарские литературные течения. Ведь и та и другая художественные системы включали в себя писателей с очень разными социально-идеологическими позициями. Подобно тому как в литературе критического реализма наряду с либерально-дворянским и консервативно-патриархальным течениями существовало революционно-демократическое течение с социалистической направленностью, в ней существовало и революционно-пролетарское течение, социалистическое по своему общественному идеалу.

Высшие достижения художественного творчества Веерта и Фрейлиграта относятся к тому времени, когда они вместе с Марксом и Энгельсом сотрудничали в «Новой Рейнской газете». Веерт осуществлял при этом преимущественно критическое, остросатирическое художественное изобличение врагов революции и рабочего класса, в поэзии Фрейлиграта преобладал пафос революционной борьбы. Оба они пламенно выступали против угнетения рабочего класса и возлагали свои надежды на то, что пролетариат найдет в себе силы и добьется своего социального освобождения. Но расчет делался именно на протест рабочего против своего положения в антагонистическом классовом обществе и на его внутреннее стремление и субъективную волю к социальному осво-

 

1 См.: Недошивин Г. Теоретические проблемы современного изобразительного искусства. М., 1972, с. 316; Тураев С. В. Генезис социалистического реализма и проблема традиции. — В кн.: Генезис социалистического реализма в литературах стран Запада. М., 1965, с. 12 — 13; Петров С. М. Возникновение и формирование социалистического реализма, с. 222; Марков Д. Проблемы теории социалистического реализма, с. 24 — 25.

 


бождению и общественной гармонии, а не на объективно-историческую, действительную возможность такого освобождения. А это как раз и является отличительной особенностью и критического и утверждающего начала в литературе критического реализма, хотя разные ее представители ориентировались на разные социальные слои.

Как известно, после поражения революции 1848 года Фрейлиграт постепенно отошел от своей прежней революционной позиции, а Веерт, который был более цельной личностью революционно-пролетарского типа, не видел для себя далее «в писательстве ни смысла, ни цели». Вместе с тем Веерт видел глубокий смысл в теоретической деятельности Маркса после революции. «Если ты пишешь что-то по вопросам политической экономии, — писал он Марксу, — то это осмысленно и разумно. А я 1 Это и было осознание, по существу трагическое осознание того, что художественное творчество, однотипное с марксистской теорией, исторически могло сложиться лишь на более позднем этапе общественно-исторического развития.

Освободительная борьба пролетариата и идеи научного социализма — необходимые условия для формирования искусства социалистического реализма. Но сами по себе они еще недостаточны. Необходима, кроме того, соответствующая конкретно-историческая ситуация. Такая ситуация сложилась только в начале XX века прежде всего в России, когда появилась реальная историческая возможность освобождения человека от социального гнета и узкосоциальной замкнутости и установления неантагонистических, социалистических общественных отношений. Чтобы реализовать эту возможность, требовалась мобилизация всех революционных и прогрессивных сил во всех областях общественной жизни, в том числе и в области художественного творчества. Ленин, как известно, обратился тогда к писателям-социалистам со специальным призывом активно включаться в великое дело социалистического обновления жизни в качестве одной из составных частей коммунистической общественно-преобразовательной деятельности. Этим была определена всемирно-историческая задача и обозначена конкретно-историческая сущность реалистического искусства нового типа. Сущность эта заключается не только в том, чтобы отражать действительность в свете социалистических идей, что, безусловно, очень важно, но и в том, чтобы оплодотворять «последнее слово революционной мысли человечества опытом и живой

 

1 Цит. по: К. Маркс и Ф. Энгельс об искусстве. В 2-х т., т. 2, с. 323.

 


работой социалистического пролетариата», создавать «постоянное взаимодействие между опытом прошлого (научный социализм...) и опытом настоящего»1.

Совершенно ясно, что искусство может осуществлять взаимодействие между идеями научного социализма и живой социалистической практикой только тогда, когда оно в состоянии и само по себе, своими собственно художественными средствами творчески осваивать жизнь по принципу, однородному с практическим освоением ее в духе социализма. Становление таких принципов в искусстве и означало становление творческого метода социалистического реализма и, следовательно, образование принципиально новой художественной системы.

Итак, новая художественная система — составная часть коммунистического типа освоения мира, который возник на почве всемирно-исторической необходимости перехода человечества от классово-антагонистического общества к бесклассовому и сформировался как последовательно революционное движение в интересах трудящегося большинства, и прежде всего рабочего класса, наиболее заинтересованного — уже в силу общественного характера своего труда — в социалистическом и коммунистическом преобразовании мира. Как и всякое общественное движение всемирно-исторической значимости, коммунистическое движение, возникнув, стремится утвердить свои принципы освоения жизни во всех ее областях и поэтому включает в себя соответствующие этим областям составные части: теоретическую, политическую, экономическую, нравственную, художественную. Вместе они составляют единый в методологическом отношении тип деятельности, предусматривающий революционное преобразование общества в социалистическое и коммунистическое. Но в каждой из них этот типологический принцип освоения жизни складывается по-своему в зависимости от специфической функции данной сферы деятельности и в соответствии с внутренней закономерностью ее исторического развития.

Марксистско-ленинская теория (с ее тремя составными частями) дает научные знания о мире и определяет на их основе программу его переделки. Политика, практически осуществляя эту программу, организует под руководством Коммунистической партии борьбу революционных сил народа за разрушение старой и утверждение новой общественно-политической системы и руководит строительством нового мира во всех его областях. В области экономики создается

 

1 В. И. Ленив о литературе и искусстве. М., 1969, с. 90.

 


новая система производственных отношений. Нравственность воспитывает коммунистический принцип в сфере непосредственного общения человека с окружающей его средой, воспитывает коммунистическое отношение к жизни в ее конкретно-чувственной повседневности («...чтобы каждый день в любой деревне, в любом городе молодежь решала практически ту или иную задачу общего труда, пускай самую маленькую, пускай самую простую» 1). Искусство отражает реальный опыт коммунистического освоения мира и по-своему продолжает и приумножает его — с помощью художественно-творческого воображения.

Являясь одной из составных частей коммунистического движения, искусство социалистического реализма специфически художественным образом реализует общий для этого движения тип творческого освоения жизни. Оно органически связано с другими частями общего дела — и с марксистско-ленинской теорией, которая вооружает художников знаниями о мире и путях его изменения, и с политикой Коммунистической партии, которая направляет творческое внимание художников на важнейшие задачи социалистического (коммунистического) строительства, и с социалистической экономикой, которая определяет новый характер общественных отношений — собственный предмет искусства социалистического реализма, и, наконец, с коммунистической нравственностью как почвой, непосредственно питающей это искусство. Однако и теоретические знания, и политическое руководство, и характер общественных отношений, и нравственный облик строителей нового мира — все это приобретает собственно художественное значение только в процессе художественно-творческого воспроизведения жизни, только в преломлении через специфику этой сферы общественной деятельности, только в виде художественного сплава объективного и субъективного жизненного содержания, осуществленного на основе собственно художественных принципов творческого освоения мира. Сами же эти принципы (метод социалистического реализма) складываются прежде всего в результате качественного обновления прежней художественной культуры за счет собственно художественного освоения всемирно-исторической закономерности социалистического преобразования жизни и благодаря активному участию художников своим творчеством в коммунистическом типе общественного движения. Освоение марксистско-ленинской теории или участие в практическом созидании новой жизни

 

1 В. И. Ленив о литературе и искусстве, с. 453.


служит лишь первоначальным толчком, «исходной позицией», как выразился В. Иванов, внешним первоисточником для искусства социалистического реализма, в целом же эта художественная система возникает и развивается в рамках коммунистического движения как принципиально новый этап собственно художественного прогресса, как качественно новая разновидность реалистического искусства конкретно-исторического типа, являющегося самым значительным завоеванием прогрессивного художественного творчества на предшествовавшем этапе. Важно, однако, учитывать, что произошло не просто соединение конкретно-исторической правдивости художественного воспроизведения с революционным содержанием жизни, а дальнейшее развитие, качественное обновление, принципиальный сдвиг в конкретно-историческом типе художественного творчества.

Если определять своеобразие социалистического реализма в сравнении с критическим реализмом по типу связи характеров и обстоятельств, то оно состоит прежде всего в особом качестве конкретно-исторических обстоятельств, которые формируют характеры героев художественных произведений. В произведениях на тему досоциалистической действительности это, с одной стороны, силы социального подавления людей, обесчеловечивание их, например рабочих — на первых страницах романа Горького «Мать»: «...люди привыкли, чтобы жизнь давила их всегда с одинаковой силой, и, не ожидая никаких изменений к лучшему, считали все изменения способными только увеличить гнет». В критическом реализме такого рода обстоятельства являются единственными социально-историческими обстоятельствами, которые определяют судьбу человека, делая ее безвыходной. В социалистическом реализме — это лишь одна из сторон конкретно-исторических типических обстоятельств, которая хотя и может целиком поглотить человека или целую группу людей, но не означает единственного исхода для всех остальных людей. Другой стороной типических обстоятельств в социалистическом реализме является борьба против социально-классового и всякого иного закрепощения вообще за непосредственное, свободное общение человеческих личностей.

Вовлекаясь в эту борьбу, человек преодолевает чуждую его личности силу социального подавления, освобождается от нее и уже совершенно добровольно — и в этом смысле свободно — вступает в союз с другими такими же личностями независимо от того, из какой социальной среды они вышли, ради освобождения всего человеческого общества от

 


всякого рода социальных антагонизмов и, таким образом, ради своего окончательного освобождения. Вот как представляет себе Андрей Находка это будущее свободное общество свободных человеческих личностей, борьбе за которое он отдает свою жизнь: « — Я знаю, — будет время, когда люди станут любоваться друг другом, когда каждый будет как звезда перед другим! Будут ходить по земле люди вольные, великие свободой своей, все пойдут с открытыми сердцами, сердце каждого чисто будет от зависти и беззлобны будут все. Тогда не жизнь будет, а — служение человеку, образ его вознесется высоко, для свободных — все высоты достигаемы! Тогда будут жить в правде и свободе для красоты, и лучшими будут считаться те, которые шире обнимут сердцем мир, которые глубже полюбят его, — лучшими будут свободнейшие — в них наибольше красоты! Велики будут люди этой жизни».

В социалистическом реализме эта вдохновенная мечта о будущей свободе всех и каждого отнюдь не иллюзорна, она глубоко правдива, так как опирается не просто на субъективные пожелания положительного героя, как это было в литературе критического реализма, а на субъективное осознание им объективной исторической необходимости коренного преобразования жизни и на его активную деятельность ради практического осуществления этой необходимости. Поэтому в «Матери» так много внимания уделяется учебе, самообразованию рабочих и крестьян, а ход событий развертывается в виде все более организованной практической деятельности, осуществляемой на основе объективных знаний и точного учета конкретных условий.

Ведущий положительный герой в искусстве социалистического реализма — это самоценная личность с осознанием своего места и роли в революционно-преобразовательном движении всемирно-исторической значимости. Он — «очень умный», как рекомендуют одного из таких героев в пьесе «Враги». «Греков! Идем с нами, ты — умный!» — обращаются к нему и его товарищи по работе.

Греков — «умный», он обладает определенными знаниями о законах общественного развития, понимает, в чем состоит особая роль его класса в истории общества, знает, что надо делать лично ему и его товарищам, чтобы эта роль была выполнена. Он знает также, что борьба за утверждение новой жизни на земле потребует больших жертв и, может быть, одной из них будет его собственная жизнь, — и он идет на это. «Вас, наверное, тоже арестуют», — говорит Грекову один из персонажей пьесы. Греков отвечает: «Посидим!»

 


Уверенность положительного героя в своей правоте и в будущем торжестве своего дела проистекает в литературе социалистического реализма из сознания своей непосредственной причастности ко всемирно-историческому прогрессу в качестве его активной движущей силы, практического творца истории. Он всем своим существом связан с будущим человечества, и в этом его непреоборимая сила, несмотря на все муки, которые выпадают на его долю, несмотря на все препятствия, которые стоят на его пути, в том числе и такие, которые пока невозможно преодолеть.

Приобщение самоценной личности, субъективно устремленной к гармоническим отношениям с обществом, к объективно-историческому прогрессу, по-новому осветило и силы социального подавления человека, социального отчуждения его от общества. Если в критическом реализме эти силы просто отрицались как враждебные личной свободе человека, то в социалистическом реализме они стали воспроизводиться в их отношении к поступательному общественному развитию как исторически преходящие, бесперспективные, подлежащие уничтожению. В творчестве Горького, где эти силы выступают еще как господствующие, их историческая несостоятельность выражается, как правило, во внутренней неуверенности, в ощущении внутренней беспомощности при всем внешнем превосходстве над силами будущего. Вот как это передается, например, в реплике Клеопатры («Враги»), которую она в яром озлоблении бросает в сторону арестованного Грекова и его товарищей: «Вы видите, какие разбойничьи рожи у этих арестантов? Они знают, что хотят, они это знают. И они живут дружно, они верят друг другу... Я их ненавижу! Я их боюсь! А мы живем все, враждуя, ничему не веря, ничем не связанные, каждый сам по себе... Мы вот на жандармов опираемся, на солдат, а они — на себя... и они сильнее нас».

Итак, социалистический реализм дал принципиально новое решение труднейшей задачи конкретно-исторического типа творчества — правдивого освоения конкретно-исторической связи отдельного человека с жизнью всего человечества. Он установил непосредственную связь внутренней, субъективной устремленности человека к лучшей жизни со всемирно-исторической необходимостью и конкретно-исторической возможностью социалистического и коммунистического преобразования мира и выработал на этой основе принципы художественно-творческого воспроизведения жизни в виде конкретно-исторического процесса, в котором идет объективно оправданное и субъективно обеспеченное освобождение

 


человека и общества, высвобождение человеческой личности из условий социального отчуждения и гнета и установление в этом процессе все более свободных, взаимозаинтересованных отношений между людьми.

Такова внутренняя закономерность, по которой создается и существует художественный мир социалистического реализма, его принципиальная основа, принципиальные особенности этого творческого метода. «Социалистический реализм, — говорил М. Горький в докладе на Первом съезде советских писателей, — утверждает бытие как деяние, как творчество, цель которого — непрерывное развитие ценнейших индивидуальных способностей человека ради победы его над силами природы, ради его здоровья и долголетия, ради великого счастья жить на земле, которую он сообразно непрерывному росту его потребностей хочет обработать всю как прекрасное жилище человека, объединенного в одну семью»1.

Существует убеждение, что новый характер содержания в искусстве социалистического реализма является не собственным завоеванием этого искусства, а завоеванием его эпохи, «что советская литература отличается в этом отношении от старой литературы не тем, что она самостоятельно нашла реальные пути перестройки общества, а тем, что она — литература новой эпохи, открывшей перед всеми, в том числе и перед литературой, пути коренного общественного переустройства» 2. При всей кажущейся на первый взгляд верности этого утверждения оно построено в действительности на логической ошибке, исключающей часть из целого, литературу из ее эпохи. Игнорируется, что новая литература явилась составной частью того революционно-преобразовательного движения, которое и придало этой эпохе новый облик. Совершенно не учитывается творческая природа художественного содержания, относительная самостоятельность принципов художественного освоения жизни в составе коммунистического типа общественного движения.

В книге Г. С. Асадуллаева «Историзм, теория и типология социалистического реализма» приводятся замечательные высказывания некоторых деятелей искусства 30-х годов о творческой природе социалистического реализма, в том числе следующая в высшей степени ценная мысль Луначарского: «Он (социалистический реализм. — И. В.) не просто познает

 

1 М. Горький о литературе, с. 441 — 442.

2 Бушмин А. С. Методологические задачи литературоведения. — В кн.: Вопросы методологии литературоведения. М. — Л., 1966, с. 37.

 


мир, а стремится его переделать. Ради этой переделки он и познает его, поэтому на всех его картинах лежит своеобразная печать, которую вы сразу чувствуете» 1. Но автор книги, ссылаясь на вышеприведенную мысль Бушмина, считает это замечание Луначарского ошибочным, якобы механически приписывающим литературе то, что Маркс относил к философии. Что же касается искусства, то оно, по мнению Асадуллаева, вполне справляется со своей задачей, если создает произведения, о которых можно сказать: «Вот это замечательно сделал автор, прямо как в жизни» 2.

Нет, Луначарский говорил именно о художественно-преобразовательной функции социалистического реализма, указывал на собственно художественный смысл его коммунистической партийности. Да и в одиннадцатом тезисе Маркса о Фейербахе сформулирована, в сущности, всемирно-историческая задача для всего передового человечества во всех сферах духовной и практической деятельности людей, в том числе и в художественной. Марксистская философия осуществляет эту задачу в области теоретического сознания, литература — в области «непосредственного», конкретно-чувственного сознания, творчески реализуя в сфере отражения конкретно-исторические возможности действительной переделки мира на социалистический и коммунистический лад.

Конечно, первоосновой художественного творчества служит сама реальная действительность, ее образное отражение в сознании писателя, его впечатления о событиях, характерах, внешнем облике реального мира. Но все это само по себе не может передать естественное движение жизни, непосредственный жизненный процесс невозможно восстановить в его первоначальном виде, но его можно воспроизвести, сотворить заново на основе творческих принципов, однородных с теми или иными принципами практического освоения жизни.

Чтобы художественно воспроизвести социалистическую революцию, надо совершить ее еще и еще раз, в сфере конкретно-чувственного отражения, художественного воображения, а это возможно только благодаря художественно-творческим принципам, однородным с теми принципами, по которым совершалась революция практически. Эти художественно-творческие принципы вырабатываются искусством социалистического реализма в процессе своего собственного

 

1 «Лит. наследство», т. 74. М., 1985, с. 50.

2 Асадуллаев Г. С. Историзм, теория и типология социалистического реализма. с. 88.

 


художественно-творческого участия в социалистическом и коммунистическом обновлении жизни и поэтому являются ее собственным достоянием.

Неправда, что «старый реализм» не показал «реальные пути для коренной перестройки общества» только потому, что их еще не было в реальной действительности. Он не смог этого сделать и тогда, когда социалистическое движение стало практически прокладывать эти пути и когда художники критического реализма увидели их и отразили в своих художественных произведениях. Роман Джека Лондона «Железная пята» имеет в этом отношении принципиальное значение. Субъективно в своих идейно-эмоциональных оценках различных общественных сил Джек Лондон стоит всецело на стороне социалистического движения, но внутренний строй этого произведения, «естественное» течение жизни в нем не заключает в себе объективной необходимости социализма, потому что жизненный процесс воспроизведен, сотворен писателем согласно принципам критического реализма.

Напротив, роман Горького прежде всего своим внутренним строем, принципом развития своего конкретно-чувственного содержания утверждает необходимость социалистического преобразования жизни, потому что реальный жизненный материал творчески освоен здесь по принципу социалистической (коммунистической) переделки мира, предусматривающему субъективное осознание и реализацию объективной необходимости социализма. В романе «Мать», как и в «Железной пяте», силы реакции физически превосходят силы социалистического движения, и последние терпят поражение. Это указывает на конкретно-исторический характер реализма в том и другом произведении. Но если в «Железной пяте» поражение социалистов увековечивает, в сущности, классово-антагонистическую структуру общества, то в «Матери» оно определяет лишь границу реальных возможностей социалистического движения в данной конкретно-исторической ситуации, в то время как весь ход действия в романе непосредственно претворяет эти возможности в художественную действительность и тем самым наглядно доказывает, художественно подтверждает необходимость и конкретно-чувственную результативность социалистической переделки мира. Для того времени, когда роман Горького вышел в свет, это явилось убедительным оправданием, художественно-творческим подтверждением необходимости и непреходящей исторической значимости революционных событий 1905 года для будущей борьбы за социализм. Этим

 


прежде всего роман и заслужил столь высокую оценку В. И. Ленина.

Самоценность принципов социалистического реализма по отношению к «старому реализму» становится еще более очевидной, когда искусство социалистического реализма осваивает историю прошлого, в том число и далекого прошлого человеческого общества. Оказывается, и в эпоху «старого реализма» были характеры и события, которые позволяют творить художественные произведения по принципам социалистического реализма, когда эти принципы уже сложились в искусстве. Новое искусство и там обнаруживает конкретно-историческую связь отдельной личности не только с ее социальной средой, но и с общественно-историческим развитием в целом и непосредственно воспроизводит эту связь, художественно творит ее как социально опосредованную субъективную деятельность, неповторимым образом осуществляющую объективную необходимость общеисторического прогресса в его созвучии с современным социалистическим преобразованием мира. Далекое прошлое тем самым получает вторую, художественно сотворенную жизнь и начинает непосредственно работать на социализм, становится его художественной составной частью. Именно в этом, например, принципиальное значение романа А. Толстого «Петр I» как произведения социалистического реализма.

Важнейшим завоеванием литературы социалистического реализма является художественное освоение диалектики объективного и субъективного в общественно-историческом процессе. Этого не знала и не знает ни одна другая художественная система в мировом искусстве. Субъективное там или целиком поглощается объективным, или само поглощает его, или сосуществует с объективным как совершенно самостоятельная субстанция. Даже не все художники, которые лично участвуют в практической борьбе за социализм, обладают как художники принципом воспроизведения общественной деятельности в виде субъективной реализации объективно-исторической необходимости. Бабель, например, был активным участником гражданской войны в рядах буденновской армии и как художник талантливо отразил некоторые эпизоды войны и характеры ее участников. Но эти эпизоды и характеры оказались в «Конармии» в принципе не связанными ни с объективно-исторической необходимостью социализма, ни с ее конкретно-историческим осуществлением, частью которого они были в действительности. Если для литературы социалистического реализма характерно воспроизведение гражданской войны как конкретно-исторического

 


процесса высвобождения человека и общества из условий социального отчуждения и гнета, то у Бабеля эта война представлена, по существу, в виде кровавой междоусобной розни, бессмысленного, тупого самоуничтожения человеческого рода, то есть как еще одна форма подавления человеком человека. В качестве бойца легендарной армии Бабель внес свой вклад в социалистическое преобразование жизни, но социалистический тип освоения мира не преломился в специфике его художественной деятельности, не стал его творческим методом.

Серафимович не принимал участия в походе Таманской армии, но он совершил его художественно, воспроизведя в виде живого исторического потока, в котором стихийная устремленность к лучшей жизни необходимым образом перерастает в сознательную борьбу революционного народа за новый общественный миропорядок. «Железный поток» непосредственно подтвердил еще раз историческую необходимость гражданской войны и дальнейших социалистических преобразований и наглядно, конкретно-чувственно продемонстрировал принципы такого преобразования, утверждая и воспитывая их через посредство художественного творчества у практических строителей новой жизни. Тем самым этот роман стал неотъемлемой составной частью социалистической и коммунистической переделки мира на всех ее исторических этапах.

Этот глубинный смысл искусства социалистического реализма в Уставе Союза советских писателей определен как «изображение жизни в ее революционном развитии» в целях «идейной переделки и воспитания трудящихся в духе социализма». Поскольку «изображение жизни в ее революционном развитии» относится к характеристике творческого метода, то это означает, что революционное развитие жизни является для нового искусства не только предметом изображения (таким предметом для искусства социалистического реализма может быть в конечном счете любая область и любое состояние конкретно-чувственного бытия человека), но и принципом изображения, той закономерностью общественно-исторического развития XX века, которая творчески осваивается художником и становится «строем его души» — основным принципом художественно-творческого освоения всего конкретного многообразия жизни.

Принцип изображения жизни в ее революционном развитии или, иначе говоря, принцип художественно-творческого освоения конкретных явлений жизни в их отношении к поступательному развитию общества к коммунизму —

 


именно это отличает прежде всего искусство социалистического реализма от произведений с социалистической направленностью в иных художественных системах, а также от тех многочисленных произведений с социалистическим содержанием, которые обычно называют малохудожественными или слабыми в художественном отношении. Имеются в виду произведения, в которых авторы ограничиваются в основном лишь отражением явлений жизни и их оценкой, а главного для искусства — творческого освоения мира в целом через посредство этого отражения — не осуществляют или осуществляют не в полную меру, так что еще не происходит качественного скачка от реального жизненного материала и авторского мировоззрения к собственно художественному явлению. Социалистический реализм, как и романтизм и критический реализм, — это искусствоведческое понятие, то есть такое понятие, которое характеризует определенный тип именно художественного творчества.

В нашей науке есть специальный термин для обозначения всех форм художественного творчества, которые несут в себе социалистические идеи и утверждают социалистический идеал, — «социалистическое искусство». Общая ценность этого искусства состоит в том, что оно является социалистическим по своей идеологической направленности и поэтому воспитывает людей в духе социализма. Однако неправомерно относить все социалистическое искусство к художественной системе социалистического реализма, как это делают некоторые исследователи1. Это неправомерно прежде всего потому, что не учитывается собственная природа искусства социалистического реализма как такого искусства, которое в наибольшей мере соответствует принципам социалистической жизнедеятельности, так как оно не просто несет в себе социалистические идеи, а является одной из форм социалистического (коммунистического) типа творческого освоения жизни.

Искусство социалистического реализма не только отражает процесс социалистического и коммунистического обновления мира, но и само творит этот процесс. Отражая реальные характеры и события, оно создает на этой основе свою художественную действительность, свой художественный поток жизни, который всегда «течет» в сторону коммунизма, так как реальный жизненный материал в искусстве социа-

 

1 К этому, в сущности, сводится концепция социалистического реализма в кн. Д. Маркова «Проблемы теории социалистического реализма». См., например, с. 32, 85, 243, 276 — 277, 281.

 


листического реализма всегда так или иначе творчески осваивается в его конкретно-историческом отношении ко всемирно-исторической необходимости коммунистического преобразования мира. А это создает уверенность в возможности и реальной осуществимости полной победы социалистического (коммунистического) типа общественных отношений в будущем.

Таким образом, главное в искусстве социалистического реализма — творческое воспроизведение конкретного жизненного процесса в его исторически необходимом движении к полному освобождению человека и общества от социального, политического и всякого иного подавления человека человеком, к действительно свободному, взаимозаинтересованному общению человеческих личностей друг с другом. Конкретно содержание этого процесса всегда неповторимо, так как является художественной реализацией именно данных конкретно-исторических возможностей и именно данной творческой личности, ее собственным вкладом в созидание нового мира, одним из возможных вариантов социалистической преобразовательной деятельности.

Например, в повести В. Тендрякова «Кончина» рассказывается в основном о судьбе одного колхоза и его «вечного» председателя Лыкова Евлампия Никитича, бессменно руководившего колхозом «Власть труда» в течение тридцати с лишним лет, вплоть до своей кончины. В момент образования колхоза на должность председателя претендовали двое — бедняк Матвей Студенкин, участник гражданской войны, организатор первого коммунального хозяйства в селе, самый решительный сторонник сплошной коллективизации, и середняк Иван Олегов, образцовый хозяин, постигший научные основы сельскохозяйственного производства и вступивший в колхоз с надеждой развернуть там свои незаурядные способности руководителя. Однако колхозники избрали председателем не Матвея Студенкина и не Ивана Слегова, а Пийко, как они звали тогда Евлампия Никитича. Основная масса крестьян уже поняла к тому времени, что колхозы необходимы, что с колхозом связано их будущее, и поэтому проявила кровную заинтересованность в том, кто будет руководить их коллективным хозяйством. Матвей подготовил в селе почву для коллективизации, но, как показала коммуна, оказался неспособным практически руководить общественным производством. Слегову крестьяне не вполне доверяли и не вполне понимали его. Пийко уже в коммуне проявил преданность коллективному хозяйству, умение самоотверженно трудиться и увлекать за собой других.

 


Став председателем, Евлампий Никитич целиком отдал себя организации колхозной жизни, мобилизовал для этого всех колхозников, подчинил своей воле Ивана Слегова и сумел использовать его знания и способности на общее благо. В результате сложилась устойчивая система коллективного хозяйства, способного удовлетворять общественные потребности и обеспечивать личные нужды колхозников. Колхоз прошел через все испытания, которые в разное время выпали на долю деревни и всей страны, и вышел из этих испытаний еще более окрепшим и уверенным в своем будущем. Правда, эти испытания и успехи сделали Евлампия Никитича крутым, самонадеянным, порой грубым и несправедливым по отношению к другим. Это стало тормозить дальнейшее совершенствование колхозной жизни, сковывать творческие возможности и усилия лучших и более передовых тружеников колхоза, таких, как племянник председателя Сергей Лыков, талантливый бригадир с высшим агрономическим образованием, уже зарекомендовавший себя среди рядовых колхозников человеком, способным вести общее хозяйство более эффективно, чем это делалось раньше, и с большим доверием и уважением к другим членам коллектива. В сущности, кончина прежнего председателя и означает в повести переход от одного этапа в жизни советской деревни к другому, более совершенному.

Повесть В. Тендрякова замечательна тем, что в ней на основе отдельных фактов реальной действительности создан собственно художественными средствами полнокровный, насыщенный, противоречивый жизненный процесс, в котором историческая необходимость поступательного развития нашего общества практически реализуется благодаря активной деятельности и творческой энергии все новых и новых общественных сил.

Реальное значение художественно-творческого опыта на основе метода социалистического реализма состоит в том, что он «непосредственно» демонстрирует человечеству всемирно-историческую необходимость и конкретно-историческую возможность коммунистической переделки мира и вовлекает человека в созидательный процесс, заражает его социалистическими принципами жизнедеятельности, учит видеть вокруг себя и творчески превращать конкретную историческую возможность в реальную социалистическую действительность.

По своей общественно-исторической природе, в качестве составной части коммунистического движения искусство социалистического реализма преследует цель максимально

 


эффективного воздействия на реальный жизненный процесс ради его поступательного развития. Поэтому оно и находится в преемственной связи с конкретно-историческим типом художественного творчества в прошлом и является новым этапом в развитии этого художественного типа. Именно на пути творческого освоения реальных характеров как конкретно-исторического результата и перспективы общеисторического развития и возможно максимально эффективное воздействие литературы на реальный процесс социалистического преобразования общества.

Принадлежность к конкретно-историческому типу художественного творчества во многом определяет не только содержательные принципы в литературе социалистического реализма, но и принципы образной детализации в этой литературе. Социалистический реализм предусматривает в принципе конкретно-историческую правдивость художественно-образной детализации, то есть по меньшей мере закрепление художественно освоенной жизненной характерности за ее временем, местом и средой. Но так как эта художественная система творчески осваивает связь данной конкретно-исторической ситуации с общеисторическим движением человечества к его коммунистическому будущему, то в целом образная система в произведениях социалистического реализма определяется всякий раз характером реального жизненного материала и индивидуальной творческой способностью художника. Это дает широкое многообразие форм и стилей в искусстве социалистического реализма.

Например, в тех случаях, когда конкретные исторические характеры и события, на основе которых писатель творит мир художественных образов, сами по себе имеют всемирно-историческое значение, тогда и весь художественный процесс может осуществляться в конкретно-исторических формах, вернее, в жизнеподобных конкретно-исторических формах. Таковы классические произведения советского искусства социалистического реализма, посвященные теме революции, гражданской войны, Отечественной войны, теме практического созидания социалистического общества.

Но бывают ситуации, когда конкретно-историческая форма реальной действительности оказывается в художественном отношении малоэффективной, когда она не позволяет передать подлинное значение творчески освоенной художником связи между конкретным жизненным материалом и общеисторическим прогрессом. Тогда художник по необходимости создает так называемую условную (условно-фантастическую) конкретно-чувственную форму. Например, к

 


концу 20-х годов, когда социалистическое движение в нашей стране после великих политических и военных побед стало распространяться в глубь и в ширь общественной жизни советского народа, случилось так, что па поверхности жизни стали укрепляться силы, чуждые коммунизму, но с претензией на руководство новым обществом — главначпупсы победоносиковы и их прислужники. Победоносиков: «Директивы провожу, резолюции подшиваю, связь налаживаю, партвзносы плачу, партмаксимум получаю, подписи ставлю, печать прикладываю. Ну, просто уголок социализма...»

А вот его «концепция» социалистического искусства. В ответ на реплику Режиссера, что в пьесе есть свой «ход действия», Победоносиков поучает: «Действия? Какие такие действия? Никаких действий у вас быть не может. Ваше дело показать, а действовать, не беспокойтесь, будут без вас соответствующие партийные и советские органы».

Победоносикова раздражает главное в искусстве социалистического реализма — его общественно заинтересованный, действенный характер, его расчет на свободное творческое участие каждого человеческого индивида в общем процессе коммунистического преобразования жизни. Победоносикова же устраивает только такое «строительство» коммунизма, когда он, Победоносиков, диктует свою волю, остальные же исполняют ее или «изображают», если это касается искусства. Поэтому победоносиковы и искусство социалистического реализма — непримиримые противники.

Но как искусству социалистического реализма бороться против Победоносикова, каким образом вышвырнуть его из вновь созидаемого общества, когда реальные победоносиковы еще наращивали свои силы, когда «управлению по согласованию» предстояло еще долго препятствовать свободной творческой деятельности людей, подавляя их инициативу, нивелируя их личности, вытравливая революционно-созидательное содержание из их общественной практики. И тогда писатель своими, собственно художественными средствами как бы ускоряет всемирно-исторический процесс, создает Машину времени, Фосфорическую женщину и с помощью этих фантастических образов творит коммунистическую перспективу дальнейшего исторического развития. Фантастика эта художественно правдива, правдива в конкретно-историческом смысле, так как выявляет связь вполне определенного конкретно-исторического момента с общеисторической перспективой коммунистического преобразования жизни. Это, так сказать, собственная фантастика литературу социалистического реализма.

 


Конечно, пример с «Баней» Маяковского далеко не исчерпывает всех форм фантастической образности в литературе социалистического реализма. В принципе социалистический реализм предусматривает художественное освоение более широких и сложных по своему общественно-историческому значению связей человека с миром и его будущим и значительно более эффективное воздействие на реальный ход жизни, чем литература критического реализма. Задача искусства социалистического реализма — проникнуть в конце концов во все стороны человеческой жизни, включая сферу глубоко скрытых подсознательных процессов и сферу высокого сознания, самых смелых полетов человеческой мысли, с тем чтобы всюду установить конкретно-чувственную связь индивидуально неповторимого бытия с общеисторическим движением человечества к коммунизму. А это предполагает все новые и новые творческие открытия как в области содержания, так и в области художественной формы. Главное, чтобы невозможное или невероятное по форме, когда оно художественно необходимо, выражало возможное или вероятное по существу.

 

* * *

 

Задача всестороннего освоения жизни в искусстве социалистического реализма определяется самой сущностью этого искусства как художественной сферы коммунистического движения. Это движение предусматривает в конечном счете качественное обновление всех областей общественной и личной жизни людей и установление гармонии между ними, а также между общественной жизнью человека и природой. В результате перед искусством социалистического реализма открывается такая перспектива исторического развития, какой не знала и не знает ни одна другая система мировой художественной культуры. Каждая из них, как бы широко она ни охватывала связи человека с миром, осваивает эти связи так или иначе с какой-то одной стороны. Например, искусство Возрождения и Просвещения воспроизводило реальную действительность прежде всего через призму естественной природы человека, искусство классицизма осваивало главным образом отношения человека к государству и отвлеченным нормам нравственности, романтизм сосредоточил внимание на личной самоценности человека, критический реализм — на социальном положении людей.

Каждая из этих художественных систем сделала много в творческом освоении своей стороны жизни, и этим в какой-то

 


мере определяется их реальное значение для нашей современности, в том числе и для социалистического общества, так как они продолжают удовлетворять соответствующие духовные потребности людей. Поэтому одна из важнейших задач искусства социалистического реализма — творчески воспринять опыт других художественных систем и по-своему продолжить его. Отсюда совершенно закономерно появление таких разновидностей внутри нового искусства, которые оказываются созвучными другим художественным системам, хотя и являются качественно новым образованием по сравнению с ними. И реальный опыт искусства социалистического реализма дает уже достаточно богатый материал для установления такого созвучия и с древними памятниками героического эпоса, и с классицизмом, и с искусством Просвещения, романтизма, критического реализма. И все это, конечно, необходимо учитывать при изучении внутреннего многообразия искусства социалистического реализма, при выявлении внутри этого искусства разных типов творчества (направлений).

В отличие от других художественных систем, например романтизма или критического реализма, для которых характерны разные социально-идеологические позиции художников и, следовательно, наличие разных идейных течений, искусство социалистического реализма едино по своей социальной основе и идеологическим взглядам. Это обусловлено прежде всего его коммунистической партийностью, которая предусматривает глубоко осознанную творческую деятельность в интересах «миллионов трудящихся», а в условиях социализма — в интересах всего социалистического общества. Конечно, и в социалистическом реализме творчество художника непосредственно может быть связано по преимуществу с какой-то одной социальной средой, и эта связь может определять особенности содержания и формы его произведений, как, например, связь с крестьянской жизнью в творчестве Шолохова или Пластова. Но в любом случае конкретный жизненный материал творчески осваивается художником социалистического реализма с позиций «социалистического пролетариата» или социалистического общества в цепом.

Вместе с тем искусство социалистического реализма значительно богаче других художественных систем по многообразию внутренних типов творчества (направлений). Такие типы вполне закономерно складываются в результате творческого освоения определенных сторон жизни в определенном их освещении. Это, во-первых, борьба за социализм и защита его завоеваний. Во-вторых, соотношение общественных и личных интересов в условиях утверждения сопиалистиче-

 


ских отношений и их дальнейшего развития. Далее, самоценное значение личности при социализме, ее желаний, стремлений, мечты, творческих порывов, собственных возможностей. И наконец, борьба против отрицательных явлений жизни, препятствующих поступательному развитию общества и развертыванию личной самоценности человека.

В общеисторическом плане все эти стороны равно значительны для коммунистического движения, но в конкретных исторических условиях какая-то сторона приобретает особое значение, например защита социализма в годы войны, борьба с недостатками — когда они слишком существенны и опасны, всестороннее развитие личности — в условиях развитого социализма. Кроме того, каждый художник и по характеру своего воспитания, и по своему жизненному опыту, и по своей внутренней устремленности особо пристрастен, как правило, к какой-то одной стороне жизни и связанной с ней проблематике, живет этим и придает всему своему творчеству соответствующую внутреннюю направленность, пафос. В результате в искусстве социалистического реализма складываются особые разновидности, свои внутренние типы художественного творчества.

Некоторые исследователи сомневаются в правомерности попыток «расчленить» действительность и «прописать» на каждом из ее участков какой-то один из ...типов творчества» 1. Но такие сомнения могут исходить лишь из совершенно отвлеченного требования, чтобы художник в одном произведении осветил непосредственно и в равной мере все стороны человеческого бытия. Общеизвестно, однако, что когда, скажем, писатель или кинорежиссер руководствуется таким требованием, то чаще всего получаются очень рыхлые и скучные произведения, демонстрирующие и то, и другое, и третье, но лишенные внутреннего содержательного стержня. В подлинно художественных произведениях, когда они многосторонне охватывают жизнь, художники так или иначе сосредоточивают свое основное внимание на какой-то одной стороне жизни и на ее связях с другими сторонами, в результате чего и создается содержательная целостность художественных произведений. Например, при всем необъятно широком эпическом размахе «Тихого Дона» Шолохова здесь все в конечном счете сходится к единому содержательному центру — отношению старого крестьянского уклада к социалистической революции. Через художественное исследование этого отно-

 

1 Пархоменко М. Рубежи познания. — «Нов. мир», 1975, № 12, с. 232.

 


шения писатель подводит и к более общей идее о неизбежности социалистического преобразования всей действительности. Но та же идея неодолимого движения социалистической революции достаточно убедительно воплощена и Грековым в образе всего только одной буденновской тачанки («Тачанка»).

Высочайший смысл искусства — в конкретно-чувственном освоении сущности человеческой жизни в целом. Но специфика искусства такова, что оно это делает через посредство конкретной жизненной характерности того или иного типа. Из этого прежде всего и следует исходить при выявлении внутренней типологии социалистического реализма 1.

Совершенно ясно, что дать систему всех разновидностей в искусстве социалистического реализма возможно лишь в результате творческих усилий многих и многих специалистов в различных областях художественного творчества. Поэтому здесь будут намечены лишь некоторые, наиболее значительные и вполне сложившиеся типы творчества, главным образом с опорой на опыт советской литературы, а также таких близких к ней видов искусства, как драматургия, кино, отчасти живопись и скульптура. При этом речь будет идти только о преобладании той или иной разновидности содержания и формы в художественных произведениях, а не о полной отграниченности их друг от друга. А это означает, что при всестороннем анализе отдельных произведений можно обнаружить в них наличие разных типов конкретного содержания и художественных форм.

Героический тип творчества. В прошлом расцвет героического типа творчества относится к периодам формирования и политического объединения народностей в древней и средневековой истории. На этой почве возникли в древнегреческой литературе «Илиада» Гомера, а в средневековье такие произведения феодального героического эпоса, как французская «Песнь о Роланде», русское «Слово о полку Игореве». Это произведения с преимущественно или исключительно героическим содержанием, причем очень характерные для своего времени. В последующем на протяжении длительного времени героическое не занимало столь значительного места

 

1 К этому в настоящее время приходит большинство советских литературоведов, занимающихся вопросами типологии социалистического реализма. См., например, книгу Л. П. Егоровой «Проблемы типологии социалистического реализма» (Ставрополь, 1971), где дан содержательный анализ разных принципов типологического исследования советской литературы и сделаны во многом убедительные предложения в атом направлении.

 


в художественной культуре, появляясь преимущественно в качестве составного элемента произведений с преобладанием иного содержания: трагического, как в древнегреческой и классицистической трагедии; комического, как в «Гаргантюа и Пантагрюэле» Рабле и «Дон Кихоте» Сервантеса.

В XX веке героический тип творчества, качественно обновленный на основе принципов социалистического реализма, получил широкое развитие и определил в значительной мере общую содержательную направленность нового искусства. Реальную жизненную основу героического в социалистическом реализме составляют прежде всего такие исторические ситуации, в которых решается судьба коммунистического движения и его завоеваний и которые требуют от его активных участников высочайшего, крайнего напряжения и отдачи всех физических и духовных сил. «Сущность героизма, — пишет один из специалистов по советской литературе, — состоит в том, что противоречие — «сделать нельзя, но не сделать тоже нельзя» — он решает особым, только героизму доступным способом: он делает «через нельзя» 1.

Конечно, в буквальном смысле если чего-то нельзя сделать, то уж не сделаешь и «через нельзя». Но в данном случае имеется в виду нечто невозможное при обычном течений жизни, но возможное в результате максимальных усилий человека, в результате напряженной борьбы всех передовых, революционных сил народа. Именно в результате такой самоотверженной борьбы народам России удалось совершить революционный социалистический переворот в Октябре 1917 года и отстоять свои завоевания в годы гражданской войны, построить новое, социалистическое общество и защитить его от фашистской чумы в годы Великой Отечественной войны.

Художник, осваивающий жизнь в героическом ключе, воспроизводит реальную героическую ситуацию в виде такой художественной действительности, в которой самоотверженная борьба за социализм утверждается в качестве высшего смысла человеческого существования, а коллектив товарищей по борьбе выводится в качестве главной или даже единственной формы общественной и личной жизни человека. Наиболее значительные достижения этого типа творчества — хорошо известные, ставшие хрестоматийными произведения социалистического реализма: «Мать» и «Враги» Горького, «Железный поток» Серафимовича, «Чапаев» Фурманова,

 

1 Штут Т. Каков ты, Человек? Героическое в советской литературе. М., 1964, с. 28 — 29.

 


«Разгром» и «Молодая гвардия» Фадеева, «Владимир Ильич Ленин» и «Хорошо!» Маяковского, «Как закалялась сталь» Островского, «Шторм» Билль-Белоцерковского, «Тачанка» Грекова, «Левый марш» Дейнеки и многие другие.

Именно для таких произведений прежде всего характерен многоликий образ крепко спаянного, политически сплоченного коллектива, неудержимо устремленного к победе новых общественных сил, к защите нового, социалистического миропорядка. Все другие связи человека с миром переводятся в этом типе творчества на задний план, а на передний план выдвигается одна связь — с коллективом товарищей по борьбе.

«Нэма у мени ни отца, ни матери, ни жены, ни братьев, ни близких, ни родни, — размышляет о своей судьбе Кожух, командир железного потока в романе Серафимовича, — тильки одни эти, которых вывел я из смерти. Я, я вывел. А таких миллионы, и округ их шеи петля, и буду биться за них. Тут мой отец, дом, мать, жена, дети...». «И что за народец собрался! — читаем в романе Фурманова о чапаевцах. — Как только лицо — так тебе и тип: садись и пиши с него степную поэму. У каждого свое. Нет двоих, чтобы одно: парень к парню, как камень к камню. А вместе все — перевитое и свитое молодецкое гнездо. Одна семья! Да какая семья!»

«Коллектив — вот моя семья. Революция — вот моя любовь!» — с задором отвечает «товарищ Иванова», одна из героинь пьесы Билль-Белоцерковского «Шторм», на вопрос пожилой учительницы: «А как вы смотрите на семью, на брак, на любовь?» Эту реплику «товарища Ивановой» можно было бы поставить эпиграфом ко всему героическому типу искусства социалистического реализма.

Отличительные особенности героического типа творчества, определившиеся в искусстве 20-х годов, устойчиво сохраняются и в последующих произведениях этого типа, вплоть до наших дней. Например, в повести Б. Васильева «А зори здесь тихие...», очень характерной для современного искусства героического типа, сначала перед нами группа людей, объединенных общей необходимостью военных лет, но лично мало связанных между собой. Это всего лишь пять мало приспособленных к войне и еще во многом по-мирному настроенных девчат и один по-настоящему военный человек. Но вот они оказываются перед лицом значительно превосходящего и до зубов вооруженного врага, которого им нельзя пропускать дальше, которого они должны победить. И они не пропускают его, побеждают, мобилизуя все свои силы, отдавая ради этого свои жизни. В результате между ними устанавли-

 


вается совершенно новый тип отношений, новый тип родства. Теперь они уже не просто солдаты под руководством старшины, а самые близкие, самые родные люди — сестры во главе со своим старшим братом. В живых остается один старшина, но он всю свою остальную жизнь хранит память о погибших сестрах, живет этой памятью, усыновляет и воспитывает сына одной из них, продолжая вновь обретенное родство.

Героическое начало заключено в самой природе коммунистического движения: чтобы коренным образом переделать жизнь и отстоять достигнутое, требуются колоссальные усилия активных участников движения и постоянная готовность совершить ради этого героический подвиг. Поэтому жизнь питает искусство героическим содержанием на всех этапах развития социалистического общества. Но все же наиболее полное и массовое проявление героизма происходит в особые, критические периоды истории социализма, требующие от человека отдачи всех сил, всего себя делу утверждения и защиты нового общества. Этим и объясняется, что большинство произведений с преимущественно героическим содержанием появилось в нашем искусстве именно в такие периоды или посвящалось им впоследствии.

В целом же искусство социалистического реализма осваивает не только героические ситуации, свершения и возможности людей, но и все другие связи человека и общества в сложном и многообразном процессе коммунистического обновления мира. Внимание художника может сосредоточиться именно на этих других связях, и тогда содержание его творчества приобретает в целом иной характер, даже если воспроизводится эпоха крайне напряженной борьбы за социализм.

«Полифонический» тип творчества. Имеются в виду как раз такие произведения, в которых воспроизводятся разные стороны общественной и личной жизни людей в их взаимосвязи, часто в сложных, напряженных, а в некоторых случаях и трагически неразрешимых противоречиях, например «Города и годы» Федина, «Хождение по мукам» А. Толстого, «Любовь Яровая» Тренева, «Тихий Дон» и «Судьба человека» Шолохова, «Страна Муравия» и «За далью даль» Твардовского, «Про


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 29; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.067 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты