Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



IV. НАУКА И КУЛЬТУРА. много холодных, салонных портретов)




Читайте также:
  1. I. Введение. Понятие культуры. Материальная и духовная культура.
  2. I. КУЛЬТУРА - ОБ'ЄКТ НАУКОВОГО ДОСЛІДЖЕННЯ
  3. II. Наука и техника.
  4. II. Чувственная культура
  5. III. Физкультура и холодная вода.
  6. III.1.2. Культура поведения
  7. IV. НАУКА И КУЛЬТУРА
  8. IV. СЕРЕДНЬОВІЧНА ЄВРОПЕЙСЬКА КУЛЬТУРА
  9. А. Наука и просвещение

ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО


 


много холодных, салонных портретов). Когда же в произведении соче­таются свойственные этому живописцу элегантность и утонченность лег­кость и виртуозность письма со стремлением постичь образ, Сарджент-портретист достигает подлинных высот реалистического искусства, например в портретах «Роберт Луис Стивенсон (1834—1887, музей Таф­та, Цинциннати), «Госпожа Пуарсон» (1885, Институт искусств, Дет­ройт) или в портрете «Ашер Вертхеймер» (1898, галерея Тэйт, Лондон).

Сарджент неоднократно бывал в США, стремясь оставить свой след в культуре страны. Кроме ряда портретов, созданных на американской земле, среди которых выделяется портрет «Госпожа Эдвард Л. Дэвис и ее сын Ливингстон» (1890, коллекция А. Хаммера, Лос-Анджелес), на­писанных под влиянием картин Дж. С. Копли, Сарджент сделал фрески в Бостонской публичной библиотеке (1889), а также в Музее изящных искусств в Бостоне (1916-1925). Творчество Сарджента, отмеченное как взлетами, так и неудачами, тем не менее представляет собой явле­ние мировой культуры и связано с поисками, характерными для искус­ства Англии, Франции, России конца XIX в.

Таким образом, во второй половине XIX в. американская живопись развивается в нескольких направлениях. В самих Соединенных Штатах художники стремятся упрочить и развить национальные реалистические традиции, ясно понимая то, о чем великолепно написал Г. Адамc: «Что нам необходимо, так это школа. Нам необходим в национальном масшта­бе круг молодых людей, таких, как мы, или лучше нас, чтобы положить начало новым веяниям не только в политике, но и в литературе... в обществе...» 42. Художники Соединенных Штатов, жившие в Европе, не связанные с традициями культуры своей страны, во многом способст­вовали развитию новых тенденций в европейском искусстве. Они были новаторами отнюдь не в меньшей степени, чем их великие совре­менники.

В 70-е годы XIX столетия переживает расцвет американская скульп­тура, чему способствует творчество Огастеса Сент-Годенса (1848— 1907) — поистине великого скульптора. В скульптуре, так же как и в живописи, влияние европейской культуры было чрезвычайно сильным. Наиболее известные скульпторы — Олин Леви Варнер, Огастес Сент-Годенс и Даниэл Честер Френч — учились в Париже в конце 60-х го­дов, в Школе изящных искусств. Вернувшись после гражданской войны в США, они попали в общее движение преодоления провинциального натурализма и поисков новых идей и направлений.



Сент-Годенс родился в Дублине и был привезен в Соединенные Шта­ты ребенком. С 13 лет занимался резьбой по камню, затем учился в Национальной академии рисунка. В 1867 г. был отправлен отцом учить­ся в Париж, в мастерскую Жюффруа — одного из самых известных тогда академистов. Затем два года провел в Риме. Его первой крупной работой, созданной в Нью-Йорке в 1874 г., стала мраморная статуя «Тишина» (Дом массонов, Нью-Йорк). Сент-Годенс стал одной из наибо­лее обещающих фигур «нового движения». Когда его работы не были допущены на очередную академическую выставку, он принял участие в организации Общества художников р 1877 г. Затем скульптор вернулся в Париж, где работал над панельными рельефами для композиции «По-

42 Литературная история США. М., 1979, т. 3, с. 179.


клонение Христу» для церкви св. Троицы в Нью-Йорке - прекрасный пример академического эклектизма - парафраз итальянских рельефов XV в (погибли при пожаре 1905 г.). Но главным созданием тех лет был грандиозный памятник в бронзе адмиралу Дэвиду Фаррагуту-герою гражданской войны (поставлен в Мэдисон-парке в Нью-Йорке). Памятник Фаррагуту сразу принес признание Сент-Годенсу, сумевшему в этом произведении соединить высокий стиль великих мастеров Италии, в частности Донателло, и суровость американского реализма в традициях Гудона. Памятник Фаррагуту стал ярким достижением американской реалистической скульптуры XIX в.



ОГАСТЕС СЕНТ-ГОДЕНС. НАДГРОБИЕ М-С АДАМС. 1891. КЛАДБИЩЕ РОК-КРИК, ВАШИНГТОН

C 1881 г. Сент-Годенс постоянно живет в Нью-Йорке, и созданные им произведения в течение двух десятилетий ставят его в число веду-



IV. НАУКА И КУЛЬТУРА


ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО



 


щих скульпторов страны. В 1887 г. он создает памятник Линкольну
(для Линкольн-парка, Чикаго). Несмотря на некоторую литературность
«академичность» в постановке фигуры, скульптор раскрыл одухотворен­
ный образ президента-противника рабства. Самой известной и по­
жалуй, лучшей работой Сент-Годенса стал надгробный памятник на
могиле м-с Адаме, на кладбище Рок-Крик в Вашингтоне (1886-1891).
Аллегорическая статуя «Мир господень» решена предельно обобщенно.
В сидящей женской фигуре, закутанной в плащ, пластически монумен-
тально выражена идея скорби. В этом надгробии талант Сент-Годенса,
большого художника, проявился особенно ярко. Последней работой Сент-
Годенса стала конная статуя генерала Шермана в Нью-Йорке (1897-
1905, Центральный парк).

Независимым от изобразительного искусства представляется путь развития американской архитектуры этого периода. С 70-х годов XIX в. в архитектуре усилилась борьба двух направлений. С одной стороны

продолжалось развитие эклектизма, а с другой - функционализма. Это была не только эстетическая, но и моральная дилемма современного человека изменить мир с его устаревшими традициями и концепциям. Американские архитекторы стали искать новые формы сотрудничест­ва между архитектором и инженером для сочетания в здании функцио­нального и эстетического начал. Для американского эклектизма источни-ками послужили два противоположных стиля - викторианская готика и стиль Наполеона III, возродивший французское классическое барокко времен Людовика XIV. Интересно отметить, что школы, библиотеки

музеи строились в готическом стиле, в то время как правительственные и коммерческие сооружения, отели - в псевдобарочном. Наиболее яр­кими представителями эклектической эпохи в архитектуре США были Ричард Моррис Хант (1827-1895) и Хенрай Хобсон Ричардсон (1838-

1886).

Многие архитекторы этого вpемени были вдохновлены идеями Джона Рёскина, изложенными им в книгах «Семь светочей архитектуры» и «Камни Венеции». Влиянием рёскинского подхода к материалу отмече-но творчество Френка Фюрнеаса 1839-1912), автора здания Пенсильванской академии художеств (1872 - 1876). Стремительный взлёт худо-жественной, технической, инженерной мысли был свойствен молодому поколению архитекторов, творчество которых во многом предопределилo направленность развития амеpиканской архитектуры XX в. Особое значение имела деятельность «чикагской школы», основное внимание уделявшей применение ранее не использованных в строительстве материалов - стекла, стали, впервые начали возводиться металлические конструкции. Функциональное назначение здания было главным для архитекторов, а веpнее - инженеров «чикагской школы». Во главе их стоял Уильям Барен Дженни (1832 - 1907), инженер по образованию, автор первого в США неооскреба «Лейтер» (1879, Чикаго).

Самым крупным архитектором конца ХIX в. был Луис Салливен (1856-1924), один из представилтелей «чикагской школы». Два извест­ных сооружения Салливена — «Аудиториум» в Чикаго (1886—1800) и "Уэйнрайт" в Сент-Луисе (1890) отразили его эстетическую позицию, новую для американской архитектуры и нашедшую впоследствии разви-тие в творчестве Ф. Л. Райта. Эклектизм, так распространённый в архитектуре США, был абсолютно чужд Салливену. Он предпочитал сочетать


функциональное назначение здания с формой. Салливен был единствен­ным представителем «чикагской школы» со специальным архитектурным образованием (учился в Париже в Школе изящных искусств).

Нельзя не отметить и творчество инженеров-строителей Джона Огас­теса Рёблинга (1806—1869) и его сына Вашингтона Рёблинга (1837— 1926) — авторов Бруклинского моста в Нью-Йорке, открытого в 1884 г.

По целенаправленности американская архитектура конца XIX — на-

ЗДАНИЕ «АУДИТОРИУМ» В ЧИКАГО, 1886—1890 (АРХИТЕКТОР Л. САЛЛИВЕН)

чала XX в. выделяется в истории мировой архитектуры. Молодое поко­ление архитекторов активно участвовало в застройке городов, в создании планов, соответствующих новым требованиям индустриальной эпохи. Этим требованиям полностью отвечало возведение небоскребов, которые впервые появились в крупных городах — Нью-Йорке, Чикаго, Филадель­фии. Их конструкции как бы пропагандировали применение стекла и стали и отвечали социальным задачам времени. Они группировали оф-фисы в городских центрах и делали их удобными, заключая в одном пространстве.

Резким контрастом к поискам современников стоит творчество Фран­ка Ллойда Райта (1869-1959) —известного американского архитектора, ранние постройки которого относятся к началу XX в. Ученик Салливе­на Райт сосредоточился на разработке проектов частных домов-вилл. Он реализовал связь дома с окружающим пространством. Пространство планировалось таким образом, чтобы достичь впечатления единого це-



IV. НАУКА И КУЛЬТУРА


ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО



 


лого. Для Райта архитектура не существовала сама по себе ее кpаcотa зависела от того, насколько она гармонирует с естественным прострaнcт-

вом. Не случайно на Райта большое впечатление произвела японская

архитектура (Роби-хауз, 1909, Чикаго; Хикокс-хауз, 1900, Иллинойс;

Виллитс-хауз, 1902, Иллинойс).

Во всех областях культуры США переход к XX столетию был спокойным и нe означал в первые годы резких перемен B конце XIX -

ЗДАНИЕ «УЭЙНРАЙТ» В СЕНТ-ЛУИСЕ (ШТАТ МИССУРИ) 1890 (АРХИТЕКТОР Л. САЛЛИВЕН)


начале XX в. реалистические традиции Хомера и Эйкинса обрели новую жизнь в произведениях их последователей. В этом ряду самой яркой фигурой, обладавшей особым магнетизмом, стал Роберт Хенри (1865— 1929), значение которого для развития новых стилевых возможностей огромно.

Основы профессионального мастерства будущий художник получил в Филадельфии, в Пенсильванской академии художеств у ученика Эй­кинса — Томаса Аншутза. Тяга к изучению европейского искусства, восхищение произведениями Э. Мане, представленными на выставке им­прессионистов в Нью-Йорке в марте 1886 г., укрепляют намерение 23-летнего Хенри продолжать обучение во Франции. В 1888—1891 гг. он занимается сначала в Академии Жюльена, а затем переходит в Шко­лу изящных искусств. Однако основной школой для него становится Лувр, здесь определяются его интересы и влечения. Мир образов Велас-кеса, Гойи, Хальса, особенности живописного строя произведений этих великих мастеров навсегда оставили след в творчестве Хенри. Современ­ная ему жизнь кафе «Новых Афин», страсть споров, искания француз­ских художников, их взлеты и разочарования прошли мимо него. Он был покорен искусством старых мастеров.

Вернувшись в США в 1891 г., Хенри создает портреты, отмеченные поисками своего стиля. В это же время, столкнувшись с мещанской, ограниченной и вместе с тем агрессивной в своей тупости средой, в борьбе с которой проходила жизнь Эйкинса, Хенри решает открыть собственную студию в Филадельфии и порывает с Пенсильванской ака­демией художеств. Именно эта студия становится школой известных в будущем живописцев. Здесь читаются первые лекции Хенри об искусст­ве, среди его слушателей оказываются открытые им для американской живописи и графики неизвестные тогда рисовальщики У. Глаккенс, Дж. Лаке п Э. Шинн. Он утверждал, что создаваемые ими иллюстра­ции — выразительные и неприкрашенные зарисовки действительности — несут в себе зачатки большого искусства.

Филадельфия в самом конце XIX в. по существу уже перестает быть художественным центром. В начале XX в. судьбу национального искусства во многом определяет Нью-Йорк. Хенри переезжает туда в 1901 г. и, открыв школу у Линкольн-центра, противопоставляет ее Национальной академии рисунка, консервативное жюри которой реша­ло судьбу художественных выставок. Постепенно часть его учеников также перебираются в Нью-Йорк (у Хенри учились крупнейшие худож­ники — Джордж Беллоуз, Эдуард Хоппер, Рокуэлл Кент, творчество которых будет определять следующий период в истории американского искусства).

В 1907 г. Национальная академия рисунка отказалась принять на свою весеннюю выставку полотна Хенри и его последователей. Вот в это время и пришло решение «отвергнутых» организовать собственную выставку. Основное ядро группы Р. Хенри составляли Джон Слоун (1871—1951), в творчестве которого впервые в живописи США ощуща­лись элементы социально направленной сатиры; Уильям Глаккенс (1870—1939) — тонкий живописец, плененный искусством О. Ренуара; Эверетт Шинн (1876—1953) — правдивый художник, написавший много картин, посвященных цирку, театру (в степени мастерства он уступал и Глаккенсу, и Слоуну); Джордж Лаке (1867—1933) — серьезный и хо-



IV. НАУКА И КУЛЬТУРА


ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО



 


роший портретист, близкий по остроте видения Слоуну. В выставке «Восьмерка» участвовали также Эрнест Лоусон (1873—1939), Морис Прендергаст (1859-1924), Артур Дейвис (1862-1928).

Началом их борьбы и одновременно самостоятельного творческого пути стало устройство выставки «Восьмерка» в феврале 1908 г. в Нью-Йорке в предоставленном им помещении галереи Уильяма Макбе­та. Успех выставки был непредвиденным — 300 посетителей за час (выставка была затем в Чикаго и Детройте). Реакция на выставку кри­тики оказалась грубой и невежественной. Художников назвали «черной бандой», «разгребателями грязи», «школой мусорного ведра». Это назва­ние, звучащее по-английски «Ash can school», как ни странно, по сей день осталось во всех историях американского искусства.

Сейчас трудно себе представить, что произведения художников, кстати очень разных, могли вызвать столь единую негодующую реакцию. Назовем характерные произведения этой выставки, в адрес которых были направлены ожесточенные нападки. Это прежде всего выхвачен­ная из жизни сцена в композиции «Окно парикмахерской» (1907) Дж. Слоуна; изображение неприглядного двора, видневшегося из окон студии Шинна, в полотне «На снегу» (1907); шокирующая публику картина «Борцы» (1908) Дж. Лакса; произведение Глаккенса «Каток» (1906); тихий уголок Гудзона в пейзаже Э. Лоусона «Весна» (1907); Нью-Йоркский центральный парк в композиции М. Прендергаста «Под деревьями, № 2» (1906); «Пасторальная идиллия» (1907) А. Дейвиса и, наконец, один из портретов Р. Хенри — убедительный и достоверный «Портрет Эвы Грин», 1907. (Интересно отметить, что на этой выставке восемь произведений были куплены Гертрудой Уитни и стали основой коллекции американского искусства, переданной государству в 1931 г., когда был утвержден первый в стране музей собственно искусства США, называющийся «Музей Уитни».)

Больше всего раздражал критиков объект изображения, хотя это были безобидные уличные сцены, пейзажи, портреты. И то, что наиболь­шее негодование вызвали портреты простых американцев, вероятно, не случайно. В этом и заключалось главное противоречие между Хенри и господствовавшими тогда вкусами.

Остро чувствуя новое, что несет в себе время, Хенри обращает глав­ное внимание живописцев на процесс урбанизации. Художники стали писать растущий стальной город-исполин. Так в американском искусст­ве рождается «городской жанр». Полотна Слоуна, Лакса, Шинна, Глак­кенса посвящены Нью-Йорку и его жителям.

Кредо Хенри — «жизнь — главный мотив искусства» 43. Правда ха­
рактера, человеческое достоинство — основное, что, по его мнению,
должно быть передано художником. И этому принципу Хенри неукосни­
тельно следовал сам. Наиболее интересными и важными для истории
искусства США представляются следующие произведения Хенри: «Мас­
карадное платье» (портрет жены художника, 1911, Метрополитен музей,
Нью-Йорк); «Молодая женщина в белом» (1904, Национальная галерея
искусств, Вашингтон); «Портрет Уильяма Глаккенса» (1904, частное
собрание, Нью-Йорк).

43 Glackens J. W. Glackens and the Ashcan Group. N. Y., 1957, p. 6.


Главные и почти всегда повторяющиеся компоненты его благородной и гармоничной живописи — это строгая простота вертикальной компози­ции, где фигура очерчивается ясным и четким контуром и располагается на темном нейтральном фоне; сильные контрасты противоположных по интенсивности и глубине тонов. Для первых десятилетий XX столетия полотна Хенри были исключением. Они внесли в царившее тогда салон-но-академическое искусство незыблемость жизненной правды, ясность и конкретность образов, гуманистическое начало.

После 1908 г. Хенри уделяет большое внимание организации новых выставок. «Восьмерка», заявив о себе, вскоре распалась. И это не слу­чайно. Декоративность и легковесность пейзажей Лоусона, идиллические образы Дейвиса, отдаленно напоминающие самобытные произведения Райдера, созвучная постимпрессионизму живопись Прендергаста явля­лись в идейном и в стилистическом плане прямой противоположностью работам Хенри и его филадельфийским последователям. Тем не менее важно другое. Уже эта первая выставка, организованная Хенри, показа­ла формирование разных течений в американском искусстве. Бунтарский дух, охвативший ее участников и направленный против официального академического искусства, способствовал организации ими целого ряда экспозиций, основным девизом которых стало «Ни жюри, ни премий, рас­положение полотен в алфавитном порядке».

Однако вскоре этот призыв обратился против самого Хенри и худож­ников реалистического направления. После известной международной выставки современного искусства «Армори шоу», в организации которой приняли участие и Хенри, и С. Дэвис, ситуация резко изменилась. Впер­вые американцы получили возможность видеть основные искания евро­пейских художников. Произведения Пикассо, Брака, Сезанна, Леже спо­собствовали появлению огромного числа подражателей в среде живопис­цев США. (Еще в 1908 г. в фотоателье Штиглица открылась выставка картин Матисса, в 1911 г.—Пикассо.) От П. Пикассо, Ж. Брака, В. В. Кандинского началось распространение в США влияния кубизма и абстракционизма. Впитывание идей европейских художников особенно проявилось в творчестве первых американских модернистов — Макса Вебера (1881-1961) и Джозефа Стеллы (1877-1946).

Приближался 1914 год, европейские события все более и более будо­ражили умы американцев. Первые два года войны были для США фак­тически мирным временем, и, пожалуй, лишь в творчестве графиков вой­на сразу же нашла резкое осуждение. Война изменила стиль графиче­ского юмора, придав ему остро социальный характер. В 1915 г. Арт Янг (1866—1943) в качестве корреспондента едет на Балканский фронт. Вместе со страстными очерками Дж. Рида на страницах известного про­грессивного журнала «Мэссиз» печатаются и рисунки Янга. Передовые писатели, графики, журналисты объединились вокруг этого журнала. Из художников его организаторами стали Джон Слоун, Роберт Хенри, Джордж Беллоуз, Боардмен Робинсон, вдохновителем «Мэссиз» был Дж. Рид. Рисунки углем, тушью, созданные Янгом в 10-е годы—время зарождения модернизма в американском искусстве,— передают грустную и тяжелую жизнь простых людей, согреты добрым взглядом художника. Если во Франции «живописцем улицы» называют Стейнлена, то в США это был Арт Янг. Самый яркий период творчества Янга падает на 10—20-е годы. До конца своих дней Янг оставался борцом за мир и



IV. НАУКА И КУЛЬТУРА


ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО



 


выступал с гневом и возмущением как обличитель капиталистического строя. Традиции А. Янга будут продолжены прогрессивными художни­ками-графиками начиная с 20-х годов.

Художественная жизнь США с каждым годом развивалась все более интенсивно. В 1917 г. в Гранд-Паласе при активном участии Хенри, Слоуна, Дэвиса открылась «Выставка независимых художников», явив­шаяся весьма представительной и крайне противоречивой (было представ­лено 2 тыс. произведений американских живописцев, скульпторов, графи­ков). Она стала жертвой принципов, смысл которых был истолкован весьма превратно. Свобода в искусстве большинством ее участников была возведена в культ самовыражения. Общественные и эстетические нормы, ясно сформулированные Хенри, отвергались представителями формалисти­ческого искусства. С этого времени реализм уже должен был сражаться со множеством формалистических течений, рьяно поднятых на щит бур­жуазным обществом.

3. МУЗЫКА

После гражданской войны начинается новый этап в истории амери­канского народа и развитии его культуры. Освобождение черного насе­ления от рабства пробудило в нем особый интерес к творческой жизни, обусловило огромный подъем и расцвет негритянского искусства. Трудо­вые песни негров, спиричуэлc, блюзы, регтайм, джаз привлекли всеобщее внимание самобытностью образов и настроений и явились классически­ми образцами американского искусства.

В негритянском искусстве США нашли яркое отражение актуальные проблемы политической и экономической жизни страны. Важнейшие об­щественно-политические события, такие, как гражданская война, не на­шли отклика в музыкальных произведениях профессиональных компози­торов, но прозвучали в народных негритянских песнях и гимнах послед­ней трети XIX в. В них запечатлены подлинные лидеры гражданской войны — А. Линкольн, Ф. Дуглас и др. Особую популярность получил «Боевой гимн республики», способствовавший подъему боевого духа ар­мии Севера. Мелодия гимна исполнялась с разными вариантами текста. Один из них был посвящен выдающемуся борцу за освобождение негров Дж. Брауну. В других текстах отчетливо слышны призывы к единству и братской солидарности трудящихся. Только в 40-е годы XX в. амери­канские композиторы обратились к событиям эпохи гражданской войны. Интерес к этой теме в творчестве композиторов США был обусловлен патриотическим движением передовых сил всего мира в годы второй ми­ровой войны.

Революционные преобразования гражданской войны не уничтожили полностью социальных противоречий между капиталистическим Севером и рабовладельческим Югом. Традиционный антагонизм жителей Юга к республиканскому правительству Севера нашел отражение в одной из песен Юга, записанной Дж. Ломаксом:

Я — старый, добрый бунтовщик.

Я проклинаю эту страну свободы.

Я ненавижу нацию янки и все, что они делают.

Я ненавижу Декларацию независимости 44.

 

44 Lomax J. American Ballads and Songs. N. Y., 1936.


Капиталистический путь развития с его стремительным ростом желез­ных дорог, заводов, фабрик, шахт вызвал значительный рост численности пролетариата. Новые условия труда рабочего класса выдвинули новую тему в американской песне — тему труда.

В трудовых песнях рабочего класса, получивших распространение пос­ле гражданской войны, отражены противоречия между трудом и капита­лом, с особой остротой подвергаются критике пороки капиталистического общества. Наиболее яркие страницы социальной борьбы отразились в песнях протеста. Они были созданы для рабочей организации «Орден ры­царей труда» в 80-е годы, для Пульмановской забастовки 1894 г., для сторонников единого налога Г. Джорджа и Народной партии, наиболее активно выступавшей в 90-е годы XIX в. Дж. Стейнбек говорил, что «песни трудящихся всегда были ярчайшим выражением их стремлений, той формой, которую нельзя было уничтожить. Можно сжигать книги, подкупать газеты, запрещать петиции и памфлеты, но нельзя запретить людям петь» 45.

После гражданской войны открываются школы, колледжи и универ­ситеты для негров. В 1871 г. был основан негритянский хор универси­тета Фиска (г. Нашвилл), возглавляемый и руководимый Дж. Уайтом, аболиционистом, сражавшимся вместе с неграми в гражданской войне. Выступления хора вызвали огромный общественный резонанс. Впервые широко были представлены негритянские духовные гимны — спиричуэле, которые привлекли внимание не только американской публики, но и все­го мира. Воспитанником этого хора и выдающимся исполнителем спири­чуэлc являлся негритянский певец Роланд Хейс (1887—1976), удостоен­ный почетного звания доктора музыки университетов Фиска, Уэсли, Бос­тонского университета и других наград.

В канун гражданской войны была организована первая экспедиция жителей северных районов в южные районы США, участники которой оценили художественное своеобразие негритянского фольклора и в 1867 г. издали книгу «Песни рабов Соединенных Штатов». Импульсом к изучению негритянского фольклора явились также концерты хора универ­ситета Фиска. В последней трети XIX в. и затем в XX в. в связи с усилением интереса американских исследователей к негритянскому фоль­клору появляются сборники негритянского фольклора. Именно в недрах негритянского фольклора зародились специфические американские на­циональные жанры, такие, как спиричуэлc, блюз, джаз. Среди многообра­зия жанров афро-американского фольклора можно отметить два направ­ления. Одно связано с песнями негров, исполняемыми в процессе труда, трудовые песни плантаций. Другое объединяет песни, созданные вне работы, в которых главенствует возвышенное, эмоциональное начало, раскрывается духовное богатство внутреннего мира черного населения.

Трудовые песни рабов повествуют о жестокой эксплуатации. Музы­кально-стилистические особенности трудовых песен сформировались под воздействием традиций африканских песнопений. Это проявляется в ис­пользовании омузыкаленных выкриков, нетемперированных звуков, пере­кличек солиста и хора, небольшого диапазона мелодии, прерывистых му­зыкальных фраз. Выдающийся деятель негритянского движения Ф. Дуглас, вспоминая детские годы, неоднократно с сожалением отмечал

45 Цит. по: Greenway J. American Folk Songs of Protest. N. Y., 1953, p. VII.



IV. НАУКА И КУЛЬТУРА


 


принудительный характер исполнения трудовых песен негров в процессе тяжелой работы под неусыпным взглядом надсмотрщиков.

Среди различных музыкальных жанров, создаваемых неграми вне ра­боты на плантациях, особое место занимают хоровые песни — спиричуэлc, воплотившие лучшие черты духовного облика негритянского народа. Первые сведения о спиричуэле относятся к 60—70-м годам XIX в. План- таторы Юга, стремясь к полному повиновению негров, усиленно распро­страняли с конца XVIII в. христианство, видя в нем одно из средств порабощения негритянского населения.

Находясь в условиях жестокой эксплуатации, негры тянулись к рели­гии и были особенно восприимчивы к ней (христианству). В религиозном культе их больше привлекал эмоциональный облик церковных песнопений, нежели философско-нравоучптельная сторона молитв. Тексты спиричуэле преимущественно связаны с религиозной тематикой, хотя и трактованной более свободно. Тема страдания народа, пронизывающая многие библей­ские сказания, ставшая близкой и понятной обездоленному и угнетенному негритянскому народу, заняла главное место в негритянских духовных песнях. Несмотря на то что тексты спиричуэле часто окрашены трагиче­скими тонами, в них выражена вера в светлое будущее.

Церковные гимны, привезенные европейцами, явились лишь импуль­сом к созданию оригинальных негритянских песен, в которых претвори­лись структурные элементы англокельтской баллады, основанной на противопоставлении запева и хорового припева, пентатонические и гек-сатонические интонации шотландских и ирландских песен, широко бы­товавших на Юге США, в сочетании с африканской манерой исполни­тельства, выраженной в использовании вокальных вибрато, «трелей», нетемперированных звуков, глиссандо, виртуозного синкопирования, обусловивших яркие самобытные черты спиричуэле. Спиричуэле — это искусство коллективной импровизации. Каждый исполнитель насыщает напев новыми своеобразными чертами. Импровизационность способствует постоянному обогащению спиричуэле. Таким образом, спиричуэле — хоровые духовные песни без сопровождения возникли в результате синте­за художественных традиций англокельтского и африканского видов фольклора на социальной и культурной почве южных районов США.

В фольклорных сборниках конца XIX в. появляются различные обра­ботки спиричуэлc. Но записанные темперированными звуками в сопро­вождении традиционных европейских гармоний, спиричуэле утрачивают своеобразие и оригинальность импровизированных народных песен46. Интересно отметить, что впервые элементы спиричуэле нашли отражение в симфонии «Из Нового Света» чешского композитора А. Дворжака, ко­торый в 1892—1895 гг. жил в США. Обращение Дворжака к традициям спиричуэле способствовало в дальнейшем появлению интереса к ним американских композиторов так называемого фольклорного направле­ния — Э. Фаруэлла, Г. Гилберта, Ч. Кадмена.

В период Реконструкции после гражданской войны в негритянской среде, помимо спиричуэле, сформировались евангелические песни-госпел, которые развивались под большим влиянием европейских гимнов. Госпел, подобно другим духовным жанрам, возникли в период подъема негритян-

46 Подробнее см. Кoнен В. Пути американской музыки. М., 1977, с. 92—156.


 

ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО

ского движения. Но в отличие от многих духовных жанров, появлявшихся преимущественно в отдаленных сельских и пограничных районах, госпел сформировался как городской жанр. В текстах госпел преобладают при­поднятые чувства и возвышенные настроения, часто используется прием метафоры для создания евангельских образов. Наряду с этим можно встретить в госпел элементы иронии, пародии и гротеска. Среди авторов госпел были А. Дж. Сэнки (1840-1908), Роберт Лоури (1826-1899). Синкопированная ритмика госпел нашла отражение в скрипичной сонате № 4 Ч. Айвза «День детей в загородном лагере» (Айвза цитирует реф­рен песни Р. Лоури «Прекрасная река») и в «Вариациях и фуге на вос­кресные школьные мелодии» В. Томсона.

На рубеже XIX—XX вв. в негритянской музыкальной культуре в от­личие от духовного жанра спиричуэле зародились светские лирические песни-блюзы. Они возникли в среде негров на Юге США на хлопковых плантациях, фабриках, в тюрьмах. В содержании блюзов преобладает тема неразделенной, несчастной любви. В отличие от хоровых спиричуэле блюзы — сольные песни под аккомпанемент гитары или банджо.

Музыкально-стилистические черты блюзов имеют много точек сопри­косновения со спиричуэле (вокальные вибрато, детонирование, лад с ма­лой и большой терциями, малой и большой септимами), но в эстетиче­ском отношении эти жанры различны. Если в спиричуэле тема одиноче­ства и страдания сочеталась с верой в светлое будущее и темой протеста, то в блюзах преобладают пессимистические настроения отчаяния, безве­рия, безнадежности, тоски и скептицизма.

В развитии блюзового искусства выделяют три «школы»: «сельский» блюз (country blues), «городской», или «классический» (city blues) и «урбанистический» блюз (urban blues).

Самым ранним является «сельский» блюз, возникший в 70-е годы XIX в., в период Реконструкции. В содержании блюзов отразились ти­пичные настроения «свободных негров» послевоенных десятилетий. Быв­шие рабы-невольники сначала испытали огромное' чувство подъема и оптимизма. Но веками господствовавшая расовая ненависть белых жите­лей к неграм продолжала существовать. Живя в атмосфере конкуренции и соревнования с белыми американцами, негры вновь подвергаются уни­жениям и преследованиям со стороны белых южан. В их сознании укреп­ляются чувства глубокого разочарования, трагического одиночества в своей собственной стране.

Эти новые душевные настроения негров с особой остротой отразились в блюзах. Образы страданий, неудовлетворенной любви, откровенной чувственности и эротики, типичные для блюзов, окрашены мрачным ко­лоритом. Как правило, основа содержания текстов блюзов — сцены из реальной жизни негров (в притонах, тюрьмах, публичных домах и раз­личных увеселительных заведениях), отражающие их неприглядность, с использованием циничных и грубых оборотов речи. Характерные черты «сельских» блюзов — импровизационность, отсутствие нотирования их и влияния профессионального искусства. Исполнителями «сельских» блюзов в основном были мужчины.

Вторая «школа», известная под названием «городской», или «класси­ческий», блюз, сложилась в начале XX в. В отличие от «сельского» «классический» блюз занимает прочное место на городских эстрадах; именно в этой разновидности блюзов выдвинулись яркие исполнители —


 

IV. НАУКА И КУЛЬТУРА

Гертруда Ма Райни, Хэдди Ледбеттер, Бесси Смит (вошедшая в историю как «императрица блюзов»), Кинг Оливер, Луи Армстронг.

Позднее от «классического» блюза, получившего широкое распростра­нение в городских негритянских районах, ответвляется новый вид блю­зов, известный как «урбанистический», или «изысканный». Эта разновид­ность блюзов популярна не только в негритянской среде, но и у белых американцев.

Сразу же после утверждения «классических» блюзов к этому жанру обращаются профессиональные композиторы. Негритянский композитор Уильям Хенди («отец блюзов») был одним из первых профессиональных авторов, создавший ряд песен, назвав их блюзы. Огромную популярность завоевали его «Блюзы Мемфиса», «Блюзы Сент-Луи», «Блюзы Гарлема».

Однако обработки блюзов (как и многих других жанров негритянского искусства в традиционной манере), нотные записи лишают жанр главной особенности — импровизационного начала и предстают в обедненном и часто искаженном виде. Подобные аранжировки блюзов получили назва­ние «коммерческий» 47.

Блюз явился одним из основных предвестников джаза, он оказал воз­действие и на эстетику джаза и на его музыкально-выразительные сред­ства. Но корни джаза возникли не только в различных видах негритян­ского фольклора. Гораздо ранее они проявились в менестрельной комедии, бурный расцвет которой приходился на 60—80-е годы XIX в. Искусство менестрелей, зародившееся в США в 40-е годы XIX в., представляет своеобразную разновидность музыкального эстрадного театра. Период Реконструкции в США, последовавший после окончания гражданской войны, характеризовался, с одной стороны, активным ростом капитали­стических отношений, а с другой — упадком общественных настроений, расцветом буржуазного мещанства и обывательства. Американская пуб­лика XIX в., в целом отличавшаяся консервативными взглядами и отсут­ствием высокой культуры, тяготела в основном к развлекательным эстрадным жанрам. Эта общая атмосфера ограниченных художественных интересов и обусловила легкожанровую направленность менестрельного театра.

В обработках менестрельных песен заметны также черты негри­тянского фольклора, что особенно проявляется в инструментальной пар­тии банджо — синкопирование, нисходящее движение мелодии, «остина­то» кратких пентатонических мотивов, последовательность параллельных септаккордов, а также в использовании тамбурина и кастаньет. Негри­тянские влияния ощутимы в менестрельной музыке и в антифонных сопо­ставлениях хора, солистов и инструментов. Таким образом, специфиче­ские черты менестрельного театра сложились в результате взаимодейст­вия англокельтской и негритянской музыки легкого жанра.

В недрах менестрельного театра утверждаются танцевальные эстрадные жанры — кекуок, уанстеп, регтайм. Особую роль среди них призван сыграть регтайм, который наряду с блюзами также явился пред­вестником джаза. Эпоха широкого распространения и увлечения регтай­мом охватывает период с 90-х годов XIX в. до конца первой мировой войны.

47 Подробнее см.: Конен В. блюзы и XX век. М., 1980


 

ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО

Регтайм — городской танцевальный жанр фортепьянной музыки, ис­полняемый неграми в разного рода увеселительных заведениях. Необыч­ная трактовка фортепьяно как ударного инструмента в корне отличалась от его использования в Европе в XIX в. Острые ритмические акценты и синкопы, применение на фортепьяно приемов, родственных ансамблевой игре на банджо, придавали своеобразие регтайму. Ярким представителем этого жанра был негритянский композитор-самоучка Скотт Джоплин (1869—1917). Возрождение творчества Джоплина начинается в 70-е годы XX в., в канун 200-летия образования США.

Наряду с менестрельным театром в 90-е годы существуют различные музыкально-театральные представления — мюзик-холл, варьете, эстрад­ные танцевальные шоу. На рубеже XX в. в США широко распространи­лась оперетта, которая затем в синтезе с элементами английской коми­ческой оперы, популярной в Америке, и менестрельного спектакля порож­дает мюзикл — специфический жанр именно американского музыкального театра. Огромного успеха в создании мюзикла и эстрадных песен достигли Виктор Герберт, Рудольф Фримл, Зигмунд Ромберг, Джером Керн, Коул Портер, Винсент Юманс, Ричард Роджерс и Джордж Гершвин.

Профессиональное композиторское творчество в США продолжало раз­виваться под воздействием западноевропейских школ. Со второй полови­ны XIX в. господство английских музыкальных традиций сменилось влия­нием немецкого романтического искусства. Несмотря на то что в этот период в США создаются свои кафедры композиции на музыкальных факультетах крупнейших университетов, они не пользуются популяр­ностью у музыкантов, многие композиторы получают образование в Гер­мании. Находясь долгое время вдали от родины, будучи изолированными от общественной атмосферы своей страны, по возвращении домой они не смогли создать значительной и единой национальной композиторской школы. Но уже во второй половине XIX в. в США возникли отдельные симфонические и хоровые произведения американских композиторов У. Мейсона, Дж. Бристоу, У. Фрая, не оказавших большого влияния на профессиональное композиторское творчество.

Первая композиторская школа в США сложилась в Бостоне (Новая Англия) в последней трети XIX в. Главным представителем так называе­мой «новоанглийской школы» был Джон Пейн (1839—1906), среди его последователей — члены кафедры композиции Гарвардского университета Дж. Чэдвик, Д. Бакк, Г. Паркер, А. Фут, С. Прат. Все они учились в Германии (Берлине, Мюнхене, Лейпциге), были активными привержен- цами немецкой симфонической школы и с пренебрежением относились к народно-национальным видам американской музыки. Творчество компо­зиторов «новоанглийской» школы, тесно связанное с немецкими роман­тическими традициями, представляло собой своеобразный филиал евро­пейского музыкального искусства и не вызвало широкого общественного резонанса ни в США, ни в Европе. В последней четверти XIX в. в США выделились два самобытных композитора — Эдвард Мак-Доуэлл и Чарлз Айвз, оставившие яркий след в истории американской музыкальной культуры.

Основоположником композиторской школы в США американские критики называют «музыкального гения Америки» Эдварда Мак-Доуэлла (1861—1908), получившего признание и на родине и за рубежом. Твор­ческие принципы Мак-Доуэлла сформировались под влиянием эстетиче-

 



IV. НАУКА И КУЛЬТУРА


ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО



 


ских и просветительских идей немецких романтиков, особенно Р. Шума­на и позднее Ф. Листа. Это воздействие проявилось в широте художест­венных интересов Мак-Доуэлла, в его взглядах на искусство, в последовательном утверждении прогрессивного значения синтеза поэ­зии и музыки. Получив образование во Франкфурте-на-Майне, он рабо­тал в Германии как композитор, пианист и педагог. По совету передовых представителей американской интеллигенции Мак-Доуэлл вернулся в 1889 г. на родину, но, как отмечал американский музыковед Г. Чейс, «не расстался с Германией, а привез ее с собой» 48. Он сохранил вер­ность традициям немецких композиторов-классиков.

Вместе с тем Мак-Доуэлл пытался решить в своем творчестве пробле­му создания национального характера в музыке. Он впервые обращается к индейскому фольклору («Индейская сюита»). Однако композитор понял безуспешность попытки создания национального произведения на основе индейского фольклора, развивавшегося изолированно от американской музыкальной жизни. Мак-Доуэлл был активным общественным деятелем, пропагандировал передовые идеи музыкального искусства в лекциях, прочитанных в университетах Бостона и Нью-Йорка. Он утверждал, что национальное музыкальное искусство должно не только претворять ти­пичные черты музыкального фольклора, но и воплощать характерные особенности духовного и психического склада народа, его культуры и природы страны.

В фортепьянных сочинениях Мак-Доуэлла прослеживается влияние программных фортепьянных циклов Р. Шумана. Лирические образы и настроения, романтическая мечтательность, картины природы, навеянные американской и европейской литературой (Г. У. Лонгфелло, У. Ирвинг, Н. Готорн, В. Гюго, Г. Гейне, И. В. Гёте), нашли отражение в его фор­тепьянных циклах «Заброшенная ферма», «Из сказок дяди Ремуса», «Рассказы при заходе солнца», «Рассказы у камина», «Идиллии Новой Англии», «Лесные эскизы», «Шесть поэм по Гейне», «Ориентали по Гюго», «Шесть идиллий по Гёте». Окрашенная поэтическим настроением музыка Мак-Доуэлла дала возможность американским критикам сравнивать его творчество с поэзией У. Уитмена.

Возглавив музыкальную кафедру Колумбийского университета в Нью-Йорке (1896—1904), Мак-Доуэлл разработал проект программы музыкаль­ного образования будущих композиторов и педагогов. Он полагал, что только широкое эстетическое образование может способствовать форми­рованию творческих принципов музыканта и композитора. Широта и прогрессивность взглядов Мак-Доуэлла на музыкальное образование не нашли поддержки в университетских административных кругах, коммер­ческий дух которых противоречил самой идее служения искусству. Пре­следуя более узкую цель, дирекция хотела ограничиться курсом практи­ческого руководства по композиции. Работая в обстановке жестокой травли и ложных обвинений со стороны администрации университета, но не желая идти на компромисс, Мак-Доуэлл вынужден был оставить кафедру в 1904 г.

Творчество Мак-Доуэлла, получившее огромную популярность при жизни композитора, подверглось резкой критике в начале XX в. Ни один из американских композиторов XX в. не пошел по пути, проложенному Мак-Доуэллом. Ратуя за создание национального характера в музыке,

 

48 Chase G. America's Music. N. Y., 1955, p. 348.


он не смог в полной мере воплотить эту идею в своем творчестве. Ис­торическая роль Мак-Доуэлла заключается в утверждении веры в буду­щее профессиональной музыки США 49.

Особое место в музыке США принадлежит Чарлзу Айвзу (1874— 1954), творчество которого не связано ни с одним из направлений американской музыки. Музыкальные произведения Айвза, созданные в период с конца XIX в. до 1918 г., почти не звучали при жизни компо­зитора. Не получило должной оценки творческое наследие Айвза и в музыкальной критике того периода. Но это не мешало ему последователь­но отстаивать свои эстетические принципы. После долгих лет забвения в 40-е годы XX в. состоялось «открытие» музыки Айвза для американцев. Композитор впервые услышал некоторые свои сочинения. Пропагандиста­ми его творчества были Г. Коуэлл, Н. Слонимский, Л. Бернстайн, Дж. Киркпатрик и др. И только в 70-е годы нашего столетия, в канун 100-летия со дня рождения композитора, его музыка заняла прочное место на концертных сценах мира. В СССР постоянно исполняются форте­пьянные сонаты, песни, камерные и симфонические произведения Айвза. Его творчеству посвящен ряд статей и книг. Будучи одиноким и непо­нятым в современном ему мире и не имея последователей, Ч. Айвз раз­делил трагическую судьбу многих выдающихся европейских композито­ров, взгляды которых были направлены в далекое будущее.

Новаторские достижения Айвза, часто предвосхищающие или совпа­дающие с экспериментами в европейской музыке в более позднее время XX в., представляют художественный и научный интерес. Айвз реши­тельно порывает с традиционной системой музыкального мышления. Четвертитоновая техника, приемы политональности, полиритмии, класте­ры, двенадцатитоновая серия, пространственное сочетание нескольких оркестровых групп, коллаж, алеаторика нашли выражение в его музыке значительно раньше, чем в творчестве европейских композиторов. Созна­вая, что его музыка не будет сразу понята и оценена, Айвз все же ищет контакты с аудиторией. Он предваряет свои сочинения предисловиями, в которых раскрывает идейное содержание музыкальных произведений и их философскую концепцию. Эстетические, философские и теоретиче­ские взгляды Айвза наиболее полно отражены в книге «Очерки к сонате» (фортепьянной сонате № 2) 50. В ней раскрывается отношение Айвза к искусству, к окружающей среде, к проблемам национальной культуры и истории.

Учение американских философов-трансценденталистов XIX в. оказа­ло влияние на многих представителей художественной культуры США, в том числе на Айвза. Как глубоко мыслящий художник, Айвз хотел пропагандировать в своих сочинениях взгляды философов-трансценден­талистов, приобщить широкие массы слушателей к идеям Эмерсона, Торо и Готорна. В одной из своих фортепьянных сонат («Конкорд-соната» № .2) он воплотил впечатление о «духе трансцендентализма». Четыре части сонаты имеют посвящения американским поэтам и философам-трансценденталистам XIX в.— Эмерсону, Готорну, Олкотту и Торо, взгля­ды которых разделял Айвз.

Творческий путь Айвза был необычен, свыше 30 лет он служил в страховом агентстве, занимался композицией лишь в свободное время.

49 Конен В. Этюды о зарубежной музыке. 2-е изд. М., 1975, с. 243—253.

50 Ives Ch. Essays before a Sonata. N. Y., 1962.

 



IV. НАУКА И КУЛЬТУРА


ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО



 


Только включившись в сферу «большого бизнеса», композитор получил творческую независимость в музыкальном мире. Но перенасыщенный режим работы преждевременно подорвал здоровье композитора, и после 1918 г. Айвз почти не писал музыки. В 1919 г. он издал за свой счет ряд произведений, среди которых «114 песен», фортепьянная «Конкорд-соната», пьеса для трубы, квартета деревянных и струнного оркестра. «Вопрос, оставшийся без ответа» и др.

В 30-е годы он написал очерки на социально-политические темы, авто­биографические заметки, изданные только в 1972 г. На протяжении поч­ти всей жизни Айвз находился в изоляции от окружающего его музы­кального мира, но это не мешало ему бороться и отстаивать в своем творчестве новые пути развития американской музыки.

Айвз — яркий и самобытный национальный художник. Его сочинения,, не все из которых равноценны в художественном отношении, тесно свя­заны с историческим прошлым Америки, жизнью и обычаями его народа. Айвз — первый композитор, отразивший в творчестве национальный ха­рактер своего народа 51.

А. Шенберг писал о нем: «В этой стране живет великий человек — композитор, который решил проблему сохранения личной и творческой независимости. Он отвечает презрением на безразличие окружающих. Он не прислушивается ни к похвалам, ни к нападкам. Его имя —Айвз»52. Ориентация на немецкое романтическое искусство преобладала в аме­риканской музыке второй половины XIX в. Вместе с тем в конце XIX — начале XX в. в творчестве отдельных композиторов (Ч. Гриффс, Ч. Леф-лер) ощущается воздействие французского импрессионизма. В программ­ных произведениях для голоса и солирующих инструментов Ч. Лефлера: (1861—1935) заметно влияние вокально-декламационного стиля К. Дебюс­си. Интерес Лефлера к мистическим настроениям французского симво­лизма проявился в симфонической фантазии для органа «Дьявольская: вилланелла» и в поэме «Смерть Тентажиля» (по М. Метерлинку) для: виолы д'амур и симфонического оркестра. В вокальных сочинениях Ч. Гриффса (1884—1920) можно заметить воздействие особенностей сти­ля М. Равеля.

Музыкальная жизнь США после гражданской войны характеризует­ся общим подъемом и интенсивностью. Во второй половине XIX в. соз­даются ведущие симфонические оркестры — Нью-Йоркский (1878), Бос­тонский (1881), Чикагский (1892), Филадельфийский (1900). Большое участие в их организации и деятельности принимали известные европей­ские дирижеры, обосновавшиеся в США, Т. Томас, В. Герике, Л. Дам-рош, В. Дамрош, А. Никиш, К. Мукк, благодаря которым в США поя­вилась аудитория, способная к восприятию классической европейской музыки. В концертах американских оркестров исполнялись симфониче­ские и хоровые произведения Баха, Генделя, Гайдна, Бетховена, Шубер­та, Шумана, Листа, Мендельсона, Вагнера, Брамса.

Многие всемирно известные европейские музыканты стремились вы­ступать в США. В этот период на гастроли в Америку приезжали Двор­жак, Штраус, Бюлов, Малер, Рубинштейн и др. В 1891 г. Нью-Йоркским симфоническим оркестром дирижировал П. И. Чайковский, принимав-

 

51 Павлишин С. Чарлз Айвз. М., 1979.

52 Cornell H. and S. Charles Ives and his) Music. N. Y., 1955, p. 114,


ший участие в торжествах по случаю открытия концертного зала Карне-ги-холл в Нью-Йорке. В 1906—1909 гг. с этим же оркестром выступал русский дирижер В. И. Сафонов.

В репертуаре американских оркестров преобладали произведения ев­ропейских композиторов и лишь изредка звучала музыка отечественных авторов. Преклонение публики перед европейской классической и роман­тической музыкой и пренебрежение к музыке отечественных авторов привели к тому, что профессиональные композиторы США, творчество которых носило академический характер, преимущественно продолжали подражать европейским классическим образцам.

Крупнейший постоянно действующий театр «Метрополитен-опера» был открыт в Нью-Йорке в 1883 г. В становлении театра огромную роль сыграл дирижер Леопольд Дамрош. Репертуар театра состоял в основ­ном из опер немецких композиторов, что также было обусловлено общей ориентацией профессиональных американских композиторов на немецкое романтическое искусство. В качестве солистов и дирижеров приглашают­ся лучшие представители мировой музыкальной культуры. В «Метропо­литен-опера» пели К. Нильсон, Н. Мельба, Л. Нордика, В. Морель, Э. Решке и др. В 1907 г. в театре пел Ф. И. Шаляпин.

Один из ярких периодов деятельности «Метрополитен-опера» связан с работой дирижера А. Тосканини в 1908—1915 гг., который повысил ху­дожественный уровень исполнительства и значительно расширил репер­туар театра, включив в него оперы французских, немецких и русских композиторов (Мусоргского, Чайковского, Римского-Корсакова). Оперы своих национальных композиторов — большая редкость на сцене «Метро­политен-опера». Впервые американская опера «Трубка страсти» Ф. Кон-верса была поставлена в 1910 г., через 28 лет после открытия «Мет­рополитен-опера».

Наряду с симфоническими оркестрами и «Метрополитен-опера» в США во второй половине XIX в. постоянно функционировали различные музыкальные общества и хоровые коллективы. Особую популярность по­лучили Ораториальное общество Нью-Йорка (1873), хoровой коллектив Общества музыкального искусства (1894—1921), исполнявшие хоровые произведения О. Лассо, Дж. П. Палестрины, И. С. Баха, Г. Ф. Генде­ля. Организация и деятельность многих симфонических оркестров, театров и других музыкальных учреждений осуществлялись при поддерж­ке крупных меценатов и фондов.

В конце XIX в. в США возникли первые центры музыкального обра­зования. Почти все консерватории и музыкальные школы принадлежа­ли частным лицам. Позднее появились государственные музыкальные учебные заведения. В конце XIX в. были открыты музыкальные факуль­теты в крупнейших университетах США — в Гарвардском (1862), Колум­бийском (1866), Новоанглийском (Бостон, 1867), институте Кертис (Фи­ладельфия, 1877). При университетах возникали студенческие оркестры, хоры и оперные студии. Музыкальные учебные заведения в Америке в отличие от симфонических оркестров не оказали значительного влияния на развитие музыкальной культуры американцев. Симфонические орке­стры и театры внесли огромный вклад в музыкальную жизнь США.

В начале XX в. более ощутимо стало влияние социалистических идей на передовых деятелей литературы и искусства США. В новую фазу раз­вития вступает политическая песня протеста, пронизанная пафосом рево-


люционной борьбы и тесно связанная с деятельностью профсоюзной ор­ганизации американских рабочих «Индустриальные рабочие мира» (ИРМ), созданной в 1905 г. На социалистических поэтов, выдвинувшихся внутри профсоюзной организации ИРМ, оказал огромное влияние рево­люционный дух поэзии У. Уитмена. Американский поэт, воспевший труд человека и уважение к человеческой личности, призывающий к солидар­ности и пролетарскому интернационализму, мечтал о том, чтобы «поэзия и поэты стали интернациональны и объединяли все страны, какие есть на земле, теснее и крепче, чем любые договоры и дипломатия» 53.

Ирмовцы, выступая сначала только с экономическими требованиями, постепенно включались в политическую борьбу. Деятельность ИРМ спо­собствовала появлению нового революционного искусства в стране. Ли­деры ИРМ считали наивысшим идеалом создание песен и драм, которые будут исполняться народными массами на улицах. Такие представления состоялись в 1913 г. на сцене Мэдисон-сквер-гарден. Сюжетом для одного из представлений стали события забастовки на ткацких фабриках в Патерсоне. Режиссером спектакля был Джон Рид, в ролях выступали сами участники стачки. (Подобные массовые представления, отражавшие эпизоды классовой борьбы, имели место в России в первые годы после Октябрьской революции. Они состоялись на площадях городов и олице­творяли собой новые формы массового революционного искусства).

ИРМ имела более 60 периодических изданий: газеты, журналы, аль­манахи, песенники, сборники. С 1909 г. ИРМ регулярно выпускает «Ма­ленький красный песенник», содержавший тексты пролетарских песен и мелодии к ним. Тексты песен ирмовцев отражают основные события ра­бочего движения: стачки в Лоренсе и Патерсоне, антимилитаристские настроения в годы первой мировой войны, выступления в защиту аресто­ванных и томящихся в тюрьмах ирмовцев, требования солидарности с Октябрьской революцией.

Песни создавались рабочими поэтами, среди которых огромной изве­стностью пользовались Ралф Чаплин, Джеймс Конелл, Артуро Джова-нитти, Чарлз Эшли, Джо Фолей. Песни ирмовцев звучали на митингах, забастовках, демонстрациях рабочих и представляли собой одну из форм народного творчества. Выдающимся поэтом-ирмовцем был народный поэт Джо Хилл. Создание песни «Кейси Джонс» принесло ему огромную по­пулярность. Образ Кейси Джонса — штрейкбрехера, пытавшегося сорвать забастовку рабочих, существовал в рабочем песенном фольклоре США задолго до обращения к нему Дж. Хилла. Но в песне Хилла, написанной под впечатлением забастовки на Тихоокеанской железной дороге в 1912 г., образ Кейси Джонса, которого рабочие заклеймили позором, по­лучил особую остроту и рельефность.

К числу наиболее известных песен Хилла принадлежит «Проповед­ник и раб», в которой повествуется о тяжелой участи безработных, стоя­щих в очередях за миской бесплатного супа, и которая представляет со­бой злую иронию над теми, кто рассказывает голодным рабочим сказки о счастливой жизни. Песни Дж. Хилла не утратили остроты и актуально­сти по сей день и часто исполняются во время массовых демонстраций и забастовок. Джон Рид писал в 1918 г.: «Не забывайте, что „Индустри­альные рабочие мира" — единственная организация американских рабо-

 

53 Чуковский K. Мой Уитмен. М., 1966, с. 205.


ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО

чих, которая поет. А потому бойтесь ее, так как организация, которaя поет, непобедима... В ИРМ любят и почитают своих певцов. По всей стране рабочие распевают песни Джо Хилла... Я не знаю другого такогo объединения американцев, которое бы так чтило своих певцов...»54. Осветив основные тенденции в развитии американской музыки в 1877—1918 гг., можно отметить, что наиболее яркие и своеобразные чеp-ты музыки США формировались в таких народных жанрах, как спири-чуэлс, менестрельная эстрада, блюз, возникших изолированно и вдали oт крупных музыкальных центров и профессиональных композиторскиx школ.

В этих жанрах национального фольклора отразилась специфика нeeв-ропейских форм музыкального мышления, которые в этот период с увe-ренностью противостоят господствовавшим на протяжении многих веков европейским формам музыкального мышления и утверждают право нa самостоятельное существование. К сожалению, американские композитo-ры, за исключением Айвза, не заметили богатства фольклора и продол-жали подражать европейским композиторам. Любопытно, что именно пo-следние впервые обратили внимание на своеобразие американскогo фольклора (спиричуэлc, менестрели, джаз) и воплотили их черты в своиx сочинениях. Несмотря на то что во второй половине XIX — началe XX в. в США были такие яркие композиторы, как Э. Мак-Доуэлл и Ч. Айвз, в целом профессиональная музыка характеризуется отсутстви-ем единой композиторской школы. Таким образом, проблема создания единой профессиональной школы не была разрешена в этот период и про-должала быть в центре внимания передовой музыкальной общественности страны.

4. РУССКО-АМЕРИКАНСКИЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ СВЯЗи

Со второй половины XIX в. американская литература в лице ее луч-ших представителей широко входит в художественную жизнь России. Так, начиная с 1861 г. почти ежегодно появляются новые переводы Лонгфелло, первого поэта США, который приобрел широкую популяр-ность у русских читателей. Его стихи против рабства оказались созвуч-ными антикрепостническим настроениям российского общества По словам его переводчика и пропагандиста в России М. Л. Михайлова, русского поэта-революционера, в стихах Лонгфелло «чувствуется горячее биениe сердца, полного любви к человечеству» 55. После ареста Михайлова его пе­реводы «Песен невольничества» распространялись в списках. Среди пе­реводчиков Лонгфелло были также А. Майков, А. Фет, П. Вейнберг, а позднее К. Бальмонт, К. Чуковский.

Событием в художественной жизни России стал перевод «Гайаваты», сделанный И. А. Буниным. В его лице Лонгфелло обрел конгениального интерпретатора. К работе над переводом 25-летний Бунин приступил в середине 90-х годов и посвятил этому труду около семи лет56. Первый вариант публиковался в газете «Орловский вестник» с мая по сентябрь 1896 г., затем вышел в Орле отдельной книжкой. Она переиздавалась в

54 Рид Дж. Восставшая Мексика: Рассказы и очерки. М., 1959, с. 487—488.

55 Современник, 1860, № 12, с. 315.

56 Шаламов В. Работа Бунина над переводом «Песни о Гайавате».— Вопр. литератуpы, 1963, N 1, c. 153 - 158.



IV. НАУКА И КУЛЬТУРА


 


1898, 1899 гг. и, наконец, в 1903 г. Эти переводы дорабатывались Бу­ниным для каждого нового издания, в текст вносились многочисленные коррективы.

В творческом процессе главной заботой для Бунина сделалась не фор­мальная, буквальная точность, а верность духу подлинника, передача его интонации и музыки. Называя свой труд «слабой данью благодарности великому поэту», Бунин писал: «Я работал с горячей любовью к произ­ведению, дорогому для меня с детства» 57. Его перевод, вобравший в себя все богатство русского художественного слова, стал фактом отечествен­ной поэтической культуры.

Вариант 1903 г., обнародованный руководимым М. Горьким издатель­ством «Знание», был окончательным. Вместе со сборником оригинальных стихов Бунина «Листопад» он был увенчан Пушкинской премией Акаде­мии наук. Горький отозвался о нем лаконично: «Лонгфелло — пре­лесть» 58. Стихи Лонгфелло нравились Л. Н. Толстому59. В свою оче­редь, Лонгфелло выказывал интерес к России, которой посвящен 20-й том его антологии «Стихотворения о местностях». О своем внимании к русской природе Лонгфелло свидетельствовал, беседуя с русским путеше­ственником Ю. Арсеньевым, бывшим его гостем в 1878 г. Лонгфелло со­жалел, что ему не довелось овладеть русским языком, хотя он занимался им в юности60.

С 70-х годов начали появляться и переводы Марка Твена, а уже в 1896—1899 гг. вышло его собрание сочинений в 11-ти томах. Русская печать живо интересовалась всем, что связано с личностью знаменито­го писателя, рецензировала его произведения61. Во время пребывания Горького в США в 1906 г. произошла его встреча с Твеном, они совмест­но выступили на митинге в пользу русской революции. Фотография уве­ковечила двух корифеев с группой писателей и журналистов в Нью-Йорке. Тогда Горький сделал лаконичную, афористичную запись о Твене, отлично выразившую сущность последнего: «У него на круглом черепе — великолепные волосы,— какие-то буйные языки холодного бело­го огня. Из-под тяжелых, всегда полуопущенных век редко виден умный и острый блеск серых глаз, но когда они взглянут прямо в твое лицо, чувствуешь, что все морщины в нем измерены и навсегда останутся в памяти этого человека» б2. Кончина «короля смеха» в 1910 г. вызвала широкие отклики в русской прессе (А. Т. Аверченко, К. И. Чуковский). С редкой теплотой и проникновенностью сказал о нем А. И. Куприн в статье «Умер смех».

С 70-х годов быстро приобретает популярность Брет Гарт: уже в 1895 г. при жизни писателя печатается его 6-томное собрание сочинений, а через год начинает выходить 11-томное. Брет Гарта высоко оценили М. Е. Салтыков-Щедрин, Г. И. Успенский и особенно Н. Г. Чернышев-

 

57 Бунин И. А. Предисловие переводчика.—В кн.: Лонгфелло Г. Песнь о Гайавате.
М., 1959, с. 8. I

58 Горький М. Собр. соч.: В 30-ти т. М., 1949—1955, т. 28, с. 280.

59 Литературное наследство. М., 1979, т. 90, кн. 1, с. 14$.

60 Арсенъев Ю. Воспоминание о Лонгфелло.— Московские ведомости, 1882, 17 марта.
Об интересе Лонгфелло к русской поэзии и языку см.: Алексеев М. П. Американо-
русские заметки.—Науч. бюл. Ленингг. ун-та, 1946, № 8, с. 27—28.

61 Подробнее см.: Проблемы литературы США XX в. М., 1970, с. 469—492, Левидо-
ва И. М.
Марк Твен: Биобиблиографический указатель. М., 1974.

62 Цит. по: Мендельсон М. Марк Твен. М., 1964, с. 375.


 

52Ь

ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО


Дата добавления: 2015-04-05; просмотров: 14; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.042 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты