Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Компетенция судебно-психологической экспертизы.




Читайте также:
  1. Арбитражные суды России: понятие, система и компетенция
  2. Верховный суд республики, входящий в состав РФ, его место в системе судов общей юрисдикции, состав, структура и компетенция.
  3. Военно-врачебная, судебно-медицинская и судебно-психиатрическая экспертизы. Независимая медицинская экспертиза.
  4. Вопрос 43. Компетенция РФ и ее субъектов.
  5. Квалификационные коллегии судей, их состав, порядок избрания, компетенция.
  6. Компетентность и компетенция
  7. Компетенция (полномочия) парламента
  8. Компетенция арбитражных судов РФ.
  9. Компетенция Верховного суда РФ.
  10. Компетенция Министерства внутренних дел РФ.

В целом компетенция СПЭ определяется содержанием психологической науки. Поэтому непосредственно в компетенцию СПЭ входит установле­ние любых фактических данных, характеризующих психику субъекта, процессы отражения им объективной реальности, поддающиеся психо­логической экспертной оценке, которые имеют прямое отношение к при­менению тех или иных правовых норм2. Таким образом, в компетенцию СПЭ входит исследование различных проявлений психики, психических процессов, эмоциональных состояний, индивидуально-психологических особенностей психически здоровых лиц (свидетелей, потерпевших, об­виняемых, подсудимых, лиц, в отношении которых ведется производство

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г № 10 «Некото­рые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»

2 СитковскаяО Д ,КонышеваЛ П , Коченов ММ Новые направления судебно-пси­хологической экспертизы С 7

по делам об административных правонарушениях), факторов психологи­ческого воздействия на их сознание, поведение, на принятие ими реше­ний в различных конфликтных, экстремальных, психотравмирующих си­туациях, ставших предметом рассмотрения суда.

В компетенцию экспертизы также входит изучение психологическо­го содержания некоторых юридических понятий, описывающих поведе­ние людей и его внутренние механизмы, их временные психические состояния, изменения сознания, способности осознавать, понимать зна­чение своих действий, руководить ими в условиях воздействия различ­ных неблагоприятных факторов, в конечном итоге — установление пси­хологических критериевтаких основополагающих правовых понятий, как вменяемость — невменяемость. В частности, при рассмотрении раз­личных дел в процессе уголовного, административного судопроизводст­ва к компетенции судебно-психологической экспертизы следует отнести:

— изучение и констатацию интеллектуальных, эмоционально-воле­вых, мотивационных аспектов психологического критерия вменяемости (невменяемости) лица, совершившего противоправные действия, степе­ни осознания им фактического характера, целенаправленности, общест­венной опасности своих действий (бездействия), его способности руко­водить этими действиями;

— установление индивидуально-психологических особенностей личности участников судопроизводства, уровня их психического, интел­лектуального развития, наличия у них определенных эмоционально-во­левых качеств, повышенной тревожности, внушаемости и т.д., сущест­венно повлиявших на их поведение, в экстремальных условиях (напри­мер, при выполнении каких-либо профессиональных обязанностей, в том числе в ситуациях риска), в различных психотравмирующих (криминаль­ных) ситуациях повышенной сложности (необходимой обороны, край­ней необходимости);



— диагностику состояний психической напряженности непатологи­ческого характера (тревожности, стресса, психических, нравственных страданий, различного рода аффектов страха, гнева и т.п.), послужив­ших причиной совершения противоправных действий, неадекватного по­ведения, например потерпевшей в опасной для ее жизни и здоровья ситуации, оператора, не справившегося со своими профессиональными обязанностями, и т.д.;

— исследование психологического содержания мотивационной сферы личности, в частности психологических мотивов, побудивших субъекта к той или иной противоправной деятельности;

— выявление у несовершеннолетних правонарушителей с признака­ми отставания в психическом развитии непатологического характера



способности осознавать значение своих действий и руководить ими, их ограниченной способности к осознанно-волевому поведению вследствие несоответствия индивидуально-психологических особенностей личнос­ти требованиям обстановки, в которой они оказались, утраты ими этой способности из-за каких-то временных функциональных нарушений либо вследствие нервно-психических перегрузок при внешне неблаго­приятном влиянии или прямом принуждении со стороны (особенно по групповым преступлениям с вовлечением в них несовершеннолетних);

— установление способности психически здоровых свидетелей, по­терпевших (с учетом их индивидуально-психологических, возрастных особенностей, уровня психического, интеллектуального развития) пра­вильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

Безусловно, очерченные выше границы компетенции судебно-психологической экспертизы имеют подвижный характер, поскольку с разви­тием психологической науки расширяются и ее возможности. Кроме того, постоянно совершенствуется законодательство, а следовательно, растут и потребности судебной практики в решении новых проблем психолого-правового характера, что со всей очевидностью подтверждает введение в действие нового КоАП.

В тех же случаях, когда у суда возникают сомнения в том, что по делу проходят участники процесса с пограничными психопатологическими состояниями (психопатии, неврозы, легкая степень олигофрении и т.п.), вопрос о выборе экспертизы должен однозначно решаться в пользу ком­плексной судебной психолого-психиатрической экспертизы1.

Завершая рассмотрение вопроса о компетенции СПЭ, нельзя не отме­тить в этой связи очень важное с практической точки зрения обстоятель­ство, относящееся уже к научной компетенции самого эксперта-психо­лога, который, несомненно, должен быть компетентен в решении тех вопросов, которые выносятся на экспертизу, и отвечать всем необходи­мым профессиональным и квалификационным требованиям2.

2. Вопросы, исследуемые судебно-психологической эксперти­зой в уголовном (административном) судопроизводстве.Соглас­но ст. 2 Федерального закона о государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации основной задачей этой деятель­ности является оказание содействия правоохранительным органам в ус-

1 Кудрявцев ИЛ Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза (на­учно-практическое руководство) М , 1999

2 См ст 12 Федерального закона о государственной судебно-экспертной деятельное ти в РФ

тановлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов, требующих специальных зна­ний в области науки, техники, искусства или ремесла. Данное положе­ние Закона полностью распространяется и на те случаи, когда в процессе уголовного (административного) судопроизводства требуются специаль­ные знания в области психологической науки, ее прикладных отраслей, юридической, медицинской, возрастной, педагогической, инженерной психологии.

Наиболее распространенными вопросами, которые исследуются в ходе проведения СПЭ, являются вопросы, относящиеся к личности от­дельных участников уголовного судопроизводства и прежде всего к лич­ности обвиняемого (подсудимого). Изучение «обстоятельств, характери­зующих личность обвиняемого», является обязательным требованием закона (п. 3 ч. 1 ст. 73 УПК), и сделать это в ряде случаев без помощи СПЭ невозможно

В подобных ситуациях, когда перед экспертом-психологом ставится задача оказать помощь правоохранительным органам в более углублен­ном исследовании личности обвиняемого (подсудимого), каких-то ее структурных компонентов употребляется такое собирательное понятие, как индивидуально-психологические особенностиличности, кото­рое, по справедливому замечанию Ф.С. Сафуанова, наряду с направлен­ностью, особенностями мотивационной, эмоционально-волевой сфера­ми, характером, темпераментом, интеллектуальными, познавательными способностями «включает в себя и социокультурно обусловленные цен­ностные ориентации, особенности смыслового восприятияразличных ситуаций, стереотипы поведения и эмоционального реагирования»1. Эти особенности оказывают при определенных условиях существенное вли­яние на поведение обвиняемого, ограничивая его возможности полно­ценно и адекватно отражать ситуацию, осознавать значение своих дей­ствий, произвольно их регулировать и контролировать.

В настоящее время с принятием новых УК и УПК заметно сместились акценты в сторону подчеркнуто более внимательного отношения к иссле­дованию личности обвиняемого (подсудимого) как с точки зрения обсто­ятельств, подлежащих доказыванию (п. 3 ст. 73 УПК), так и с точки зрения реального осуществления принципа справедливости при назначе­нии наказания, которое должно соответствовать, как указано в Законе, «личности виновного» (ч. 1 ст. 6, ч. 2 ст. 60 УК). Кстати, личностный подход при отправлении правосудия можно видеть и в решении вопросов,

1 Сафуанов Ф С Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе Науч­но-практическое пособие М , 1998 С ПО

относящихся к досрочному освобождению, замене неотбытой части на­казания более мягким видом наказания, помилованию осужденного (ч. 3 ст. 175 УИК). «Подлинно личностный подход с позиций справедливос­ти, — как совершенно верно признается сейчас многими видными уче­ными, работающими в области юридической психологии, — требует изу­чения достаточно большого объема свойств обвиняемого по большинст­ву уголовных дел и включает в себя исследование его внутреннего мира: потребностей, побуждений, лежащих в основе поступков {мотивов пове­дения), общей структуры и отдельных черт характера, эмоционально-во­левой сферы, способностей, индивидуальных особенностей интеллекту­альной деятельности (восприятия, мышления, памяти и других познава­тельных процессов)», которые имеют значение для правильного разреше­ния уголовного дела1.

Вот почему, если рассматривать вопросы, относящиеся к компетен­ции судебно-психологической экспертизы, то центральными среди них, безусловно, являются те, которые позволяют получить наиболее полные ответы, касающиеся личности, индивидуально-психологических особен­ностей прежде всего обвиняемого (подсудимого), а в необходимых слу­чаях и других участников судопроизводства (потерпевших, свидетелей) Более того, даже в тех случаях, когда перед экспертом-психологом ста­вится какой-либо более частный вопрос, например о психических позна­вательных процессах, состояниях, эмоционально-волевой, мотивацион-ной сферах, практически невозможно обойти вниманием индивидуаль­но-психологические, личностные особенности субъекта тех или иных правоотношений. Однако вопросы эксперту-психологу не должны по своему содержанию выходить за пределы его научной, профессиональ­ной компетенции и побуждать его вдаваться в правовую, нравственную оценку противоправных действий, поведения подэкспертного лица.

Итак, сформулируем некоторые вопросы, которые могут ставиться перед СПЭ в процессе уголовного судопроизводства при необходимости более углубленного психологического изучения личности обвиняемого (подсудимого).

А. Вопросы, выносимые на разрешение СПЭ относительно ин­дивидуально-психологических особенностей лиц, .совершивших различные правонарушения:2

1 Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов ММ Указ соч С 24

2 Здесь и далее конструкция предлагаемых вопросов с небольшими поправками может быть использована и в ходе производства по делам об административных правонарушениях, когда возникнет необходимость в более глубоком изучении личности виновного, а также причин психологического характера совершенного им деяния

т— Какие индивидуально-психологические (характерологичес­кие) особенности присущи личности обвиняемого?

— Имеются ли у обвиняемого индивидуально-психологические осо­бенности (интеллектуальные, характерологические, эмоционально-во­левые, мотивационные и др.), которые могли существенно повлиять на его поведение в исследуемой ситуации?

— В какой мере индивидуально-психологические особенности обви­няемого могли повлиять на его сознание, волеизъявление при соверше­нии противоправных (указывается каких) действий, на его поведение в целом в криминальной ситуации?

— Имеет ли обвиняемый индивидуально-психологические особен­ности (личности)б виде... (желательно, а нередко и необходимо, указать, какие именно особенности интересуют следователя или суд), могли ли они оказать существенное (ограничивающее осознанность и произволь­ность инкриминируемых действий) влияние на его поведение в той или иной ситуации (указывается конкретный аспект ситуации)1.

— Имеются ли у обвиняемого индивидуально-психологические осо­бенности личности (в зависимости от обстоятельств дела может указы­ваться перечень этих особенностей), которые могли способствовать сте­чению для него тяжелых жизненных обстоятельств?

— Имеются ли в структуре личности обвиняемого признаки повы­шенной внушаемости, эмоционально-волевой неустойчивости, снижен­ного интеллектуального развития, способствовавшие его психическому принуждению, психической беспомощности, которые могли оказать от­рицательное воздействие на его волеизъявление?

— Имеются ли у обвиняемого характерологические особенности личности, свидетельствующие о его социальной дезадаптивности, сни­женной толерантности к воздействию состояния фрустрации, склоннос­ти к агрессивному поведению в конфликтных ситуациях?

— Какие у него могут быть в связи с этим наиболее предпочтитель­ные формы реагирования во фрустрирующих, конфликтных ситуациях?

— С учетом индивидуально-психологических особенностей личнос­ти обвиняемого, какими у него являются ведущими психологические мотивы в мотивационной сфере его личности, побудившие его совершить противоправные действия?

— Учитывая индивидуально-психологические особенности личнос­ти обвиняемого, уровень его интеллектуального развития, особенности владения им вербальными средствами общения, мог ли он быть автором исследуемого текста?

1 Кудрявцев И А Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза (на­учно-практическое руководство) С 89

Большую помощь эксперт-психолог может оказать правоохранитель­ным органам в исследовании психологических аспектов, имеющих отно­шение к привлечению к уголовной ответственности субъекта, когда вста­ет вопрос о его вменяемости-невменяемости и возникает необходимость исследования психологического механизма совершенных им противо­правных действий, оценки психологического критериявменяемости-невменяемости (с его интеллектуальным, эмоциональным, волевым ас­пектами), особенно в ходе комплексного использования психологических и психиатрических знаний в форме КСППЭ) при паритетных отношениях экспертов-психологов и психиатров1. В подобных случаях основными во­просами, выносимыми на рассмотрение экспертов КСППЭ, будут:

— Имелись ли у обвиняемого во время совершения противоправных действий какие-либо хронические, временные психические, поведенчес­кие расстройства, слабоумие или иное болезненное состояние психики?

— Мог ли обвиняемый с учетом своих индивидуально-психологичес­ких особенностей личности осознавать фактический характер и общест­венную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, и, если мог, то в полной ли мере'1

В случае, если будет установлено (независимо от ответа на первый вопрос), что обвиняемый в полной мере осознавал характер и обществен­ную опасность своих противоправных действий и мог руководить ими, он подлежит уголовной ответственности2.

Вопросы, исследуемые с помощью судебно-психологической экспертизы при расследовании преступлений, совершенных группой лиц.

Обычно СПЭ для решения подобного рода вопросов назначается, когда необходимо дифференцировать статус в преступной группе, роль каждого обвиняемого в содеянном, исследовать специфику внутригрупповых отношений лиц, входящих в организованную преступную группу (преступное сообщество)3. Например, при назначении СПЭ в подобных случаях могут быть поставлены следующие вопросы

— Какие для обвиняемого с учетом особенностей его личности явля­ются наиболее предпочтимыми социальные роли, ролевые позиции в

' Кудрявцев ИВ Комплексная судебная психолого-психиатрическая эксперти за С 72

2 Ситковская О Д , Конышева Л П, Коченов М М Указ соч С 136

3 Первый опыт исследования подобного рода вопросов в форме письменной консуль тации специалиста психолога, которую проводил по уголовному делу доктор психологичес­ких наук М М Коченов, относится к 1970 г См Шейкина 3 К, Коченов М М Использо вание психологической консультации при расследовании сложного уголовного дела / / След практикаСб №97 М, 1973 С 93—109

межличностных отношениях, в групповых формах поведения, социаль­но-ролевые функции, которые он мог (указываются обстоятельства) вы­полнять?

— Мог ли он по своим индивидуально-психологическим, характеро­логическим особенностям личности быть в числе лидеров группы?

— Какие психологические мотивы могли повлиять на его участие в групповых формах преступного поведения?

При выявлении в поведении или в структуре личности обвиняемого негативных признаков вследствие пребывания его в преступной группе (секте), особенно в случаях, когда у него замечены явно аномальные (патологические) поведенческие реакции, целесообразно проводить, как это рекомендует И.А. Кудрявцев, комплексную судебную психолого-пси­хиатрическую экспертизу (КСППЭ) для решения следующих вопросов

— Какое воздействие оказало пребывание обвиняемого в составе группы (секты) на его психику, сознание, интеллектуальную сферу, ин­дивидуально-психологические особенности личности?

— Не привело ли воздействие группы к каким-либо психическим расстройствам, к формированию или патологическому заострению у него личностных аномалий, оказавших существенное влияние на его поведе­ние в ситуации (указывается содержание ситуации)?

Вопросы, решаемые судебно-психологической экспертизой по уголовным делам, возбужденным в отношении несовершенно­летних1

Уже сам по себе перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам данной категории (ст 421 УПК), а также содержание ч 3 ст. 20 УК указывают на то, какие вопросы должны быть исследованы в обяза­тельном порядке. Ответы на большинство из них просто невозможно получить без проведения СПЭ либо КСППЭ. Вот некоторые из этих вопросов, которые, как нам представляется, должны быть вынесены на разрешение экспертов'

— Какими индивидуально-психологическими особенностями харак­теризуется личность несовершеннолетнего обвиняемого, его познава­тельная, эмоционально-волевая, мотивационная сфера, его сознание? Каков уровень его психического развития?

— Могли ли его индивидуально-психологические особенности (в не­обходимых случаях они указываются) оказать существенное влияние на совершение им противоправных действий-"

1 Наиболее обстоятельно проблемы СПЭ в уголовном судопроизводстве по делам о несовершеннолетних с учетом новых положении, введенных в недавно принятые УК и УПК, изложены в работе Ситковская О Д , Конышева Л П Психологическая экспертиза несо­вершеннолетних в уголовном процессе Научно-методическое пособие М , 2001

— Имеются ли у несовершеннолетнего правонарушителя отстава­ние в психическом развитии или иные аномалии психического развития, если имеются, в чем они выражаются, каковы их причины и какое влия­ние они могли оказать на его поведение в исследуемой ситуации'

— Мог ли он с учетом уровня своего психического развития, отста­вания в нем в полной мере осознавать в конкретной ситуации фактичес­кий характер общественную опасность своих действий и руководить ими'

Если речь идет о расследовании изнасилования, совершенного несо­вершеннолетним обвиняемым, то приведенный выше вопрос следует не­сколько конкретизировать применительно к данному виду преступного посягательства, тем более, если потерпевшей оказалась также несовершеннолетняя

— С учетом особенностей психического развития несовершеннолет­него, его возрастных, индивидуально-психологических особенностей, со­держания ситуации сексуального посягательства, мог ли он полностью осознавать фактический характер, общественную опасность своих дей­ствий и в полной мере руководить ими'

— Учитывая особенности психического развития обвиняемого, ин­дивидуально-психологические особенности его личности, мотивационной сферы, интеллекта, можно ли прийти к выводу о том, что он правиль­но воспринимал (понимал) поведение потерпевшей, ее мотивы, подлин­ные намерения в качестве согласия (либо несогласия) на вступление с ним в интимные отношения'

— Не страдал ли несовершеннолетний обвиняемый во время совер­шения инкриминируемого ему деяния каким-либо психическим рас­стройством (хроническим психическим расстройством, временным пси­хическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики)'

Ответ на данный вопрос побуждает назначить комплексную судеб­ную психолого-психиатрическую экспертизу для определения медицин­ского критерия невменяемости (см ч 1 ст 21 УК), а также выявить наличие психических расстройств, не исключающих вменяемости (ст 22 УК)1

Если несовершеннолетней оказалась также и потерпевшая, которая подверглась сексуальному посягательству, то в ходе расследования пре­ступления необходимо и в отношении нее провести СПЭ Такой подход допустим, когда в ходе следствия выявляются признаки «способствующего поведения» потерпевшей, по существу сыгравшего провоцирую

J Сафуанов Ф С Судебно психологическая экспертиза в уголовном процессе С 132

щую роль В результате этого обе стороны могли неправильно восприни­мать, интерпретировать и оценивать смысловое содержание поведения друг друга В подобных случаях рекомендуется проведение так называе­мой двусторонней экспертизы с использованием соответствующих мето­дик исследования личности как обвиняемого, так и потерпевшей (Л П Конышева, М М Коченов, О Д Ситковская)

Как пишет в этой связи М М Коченов, предмет такой судебно-психо­логической экспертизы «имеет существенную особенность способность понимать психическое состояние другого человека реализуется не толь­ко рациональным, логическим путем, но и в значительной степени за счет выработанной жизненным опытом интуиции и таких психических явле­ний, как эмпатия, эмоциональная синтонность и т п »' Поэтому объек­том экспертизы являются не только психические познавательные про­цессы, но и сама ситуация, повлиявшая на эти процессы, в которой оказались потерпевшая и обвиняемый

В подобных случаях перед СПЭ могут быть поставлены следующие вопросы

— Имеются ли у потерпевшей какие-либо индивидуально-психоло­гические особенности личности, которые могли существенно воспрепят­ствовать пониманию ею характера и значения совершаемых с нею противоправных действий либо оказанию сопротивления обвиняемому'

Или

— С учетом индивидуально-психологических особенностей* возрас­та потерпевшей, ее умственного развития, психического состояния в момент нападения на нее могла ли она правильно понимать подлинный характер, смысловое содержание и значение совершаемых с нею дейст­вий, предвидеть возможные последствия своего поведения и поведения обвиняемого'

— Оценивала ли потерпевшая создавшуюся ситуацию (обстанов­ку) как безвыходную'

— Могли ли оказывать какое-либо негативное влияние на произ­вольность поведения потерпевшей те или иные особенности ее личности, психическое состояние'

— Способна ли была она руководить своими действиями, выразить свою волю в момент нападения на нее обвиняемого'2

Если несовершеннолетний правонарушитель участвовал в групповом преступлении, в том числе сексуального характера, и по материалам дела

1 Коченов М М Теоретические основы судебно психологической экспертизы Дисс докт психол наук С 32

2 Конышева Л П Судебно психологическая экспертиза психического состояния не совершеннолетней жертвы изнасилования Дисс канд психол наук М , 1988 С 67

видно, что на него не могла не оказывать влияние группа, т.е. имел место феномен групповой зависимости обвиняемого, перед экспертом-психо­логом целесообразно поставить вопрос:

— Учитывая возрастные, индивидуально-психологические особен­ности личности правонарушителя, какое влияние на него могли оказать члены преступной группы, находился ли он от них в психологической зависимости?

Перечисляя различные варианты вопросов перед СПЭ относительно индивидуально-психологических особенностей личности несовершенно­летнего правонарушителя, нельзя не отметить, что на практике иногда все еще встречаются случаи, когда некоторыми следователями (суда­ми) перед экспертом-психологом ставится вопрос о том, соответствовал ли (либо не соответствовал) уровень психического (возрастного) разви­тия подростка, его «психологический возраст» паспортному (календар­ному) возрасту (или возрасту, с которого наступает уголовная ответст­венность, т.е. к 14, 16 годам). Считается, что вопрос в такой постановке с научной точки зрения некорректен, поскольку «понятие «психологи­ческий возраст», эквивалентное «периоду возрастного развития», прин­ципиально не равноценно календарному паспортному возрасту, сущест­венно шире его границ»1. Более того, в настоящее время в психологичес­кой науке нет еще достаточно надежных и четких критериев сопоставле­ния отдельных показателей «психологического возраста»2.

Вопросы, выносимые на разрешение судебно-психологической экспертизы при расследовании преступлений против без­опасности движения, эксплуатации транспорта и других объек­тов повышенной опасности.При рассмотрении данной группы вопро­сов нельзя обойти вниманием ч. 2 ст. 28 УК, в значительной степени наполненной психологическим содержанием, оценка которого следова­телем (судом) приобретает особую юридически значимую актуальность при расследовании (рассмотрении судами) целого ряда преступлений техногенного характера, прежде всего преступлений против безопаснос­ти движения и эксплуатации транспорта (железнодорожного, воздушно­го, водного, автомобильного и т.п.), неосторожных нарушений правил по технике безопасности и других тяжких по своим последствиям происше­ствий в так называемых человеко-машинных системах, когда субъект

Кудрявцев ИЛ., Дозорцева Е.Г. Психологический возраст: методологические проб­лемы и судебная экспертная практика//Психол. журнал 1988. Т 9 №6 С 103, Сит-ковская О.Д. Психология уголовной ответственности М., 1988 С. 66—69; Кудряв­цев ИЛ. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. С 293—310- Са-фуановФ.С Указ. соч. С. 137—138.

Кроник АЛ., Головаха Е.И Психологический возраст личности / / Психол жуо-нал. 1983. Т. 4. №5. С 57—65. '

(оператор) не сумел должным образом справиться со своими обязаннос­тями.

Подобные происшествия, как показывает практика, нередко происхо­дят из-за того, что психофизиологические качества человека оказывают­ся несоответствующими нервно-психическим перегрузкам, требованиям возникшей ситуации, которая для него оказывается с учетом его индиви­дуально-психологических особенностей экстремальной (см. ст. 263, 264 УК, а также составы некоторых преступлений против военной службы, например, предусмотренные ст. 350—352 УК, и некоторые другие пре­ступления). Аналогичные причины психологического характера могут приводить к правонарушениям на транспорте, в области дорожного дви­жения, за которые предусмотрена не только уголовная, но и администра­тивная ответственность (см. целый ряд составе в правонарушений, вклю­ченных в гл. 11 и 12 КоАП).

В связи с высказанными выше соображениями следует согласиться с мнением О.Д. Ситковской и других авторов относительно того, что реше­ние о «способности оператора осознавать значение своих действий и руководить ими в экстремальной ситуации (когда поведение его было неадекватно обстановке и привело к тяжким последствиям) должно быть отнесено к предмету обязательной психологической экспертизы»1. Уместно вспомнить, по существу, аналогичную мысль, высказанную еще в 1929 г. А.Е. Брусиловским, горько сетовавшим на то, что «ни психолог, ни психотехник не заглядывают в суд, когда там разбираются дела о железнодорожных катастрофах», несмотря на то, что эти происшествия, по его глубокому убеждению, часто вызывались «чисто психологически­ми причинами» и поэтому требовали изучения психологом «обстановки работы и личности самого работника»2.

Какие же вопросы по делам данной категории можно рекомендовать выносить на разрешение СПЭ, поручая ее проведение специалистам в области инженерной психологии? Вот некоторые из них:

— Каким образом' индивидуально-психологические особенности личности обвиняемого, его психическое состояние в момент происшест­вия могли оказать влияние на восприятие, оценку им сложившейся си­туации, принятие решения и его реализацию?

1 Ситковская О.Д- Психологический комментарий к Уголовному кодексу РФ. М., 1999. С. 47; Ситковская О.Д., Конышева Л.П.. Коченов ММ. Указ. соч. С 61 Подобные взгляды изложены и Т.В. Сахновой в ее работах: Основы судебно-психологической экспер­тизы по гражданским делам М , 1997 С. 86—87; Судебная экспертиза М , 2000 С. 313

2 Брусиловский А.Е. Судебно-психологическая экспертиза, ее предмет, методика и пределы. Харьков, 1929. Цит. по: Юридическая психология. Хрестоматия / Сост. В.В. Ро­манов, Е В Романова. М., 2000. С. 174.

— С точки зрения индивидуально-психологических особенностей личности обвиняемого, его психофизиологических качеств, являлись ли для него обстоятельства, составляющие содержание дела (указываются конкретно), экстремальными?

— Мог ли субъект, совершивший аварию, с учетом своих индивиду­ально-психологических особенностей личности правильно понимать, в полной мере осознавать характер внезапно возникшей для него ситуации как аварийной и свои возможности по ее предотвращению?

— Соответствуют ли психофизиологические качества испытуемого, уровень сформированности у него профессионально-психологических навыков, внимания, перцептивных способностей характеру нервно-пси­хических перегрузок в сложившейся аварийной ситуации?

— Каким образом обстановка происшествия, психическое состоя­ние обвиняемого в это время могли повлиять на восприятие им тех или иных обстоятельств, имеющих значение для дела?

— Имеются ли у обвиняемого какие-либо недостатки перцептивной, мыслительной деятельности, которые существенно затрудняли или сде­лали невозможной полноценную реализацию им своих профессиональ­ных навыков в сложившейся экстремальной обстановке?

И далее:

— Находился ли субъект в момент совершения инкриминируемых ему действий в таком психическом состоянии, которое могло вызвать у него существенное снижение качества выполнения профессиональных функций, возможности совершить действия по предотвращению аварий­ной ситуации?

— С учетом способности субъекта к установлению причинно-следст­венных связей, общего уровня своего интеллектуального развития могли он предвидеть наступление опасных последствий, своевременно принять правильное решение в сложившейся обстановке и реализовать его?1

Некоторую специфику имеют уголовные дела, а также аналогичного характера дела об административных правонарушениях в области до­рожного движения, эксплуатации различных видов транспортных средств, а также всевозможных технических объектов повышенной опасности, когда возникают или могут возникнуть ситуации, сопряжен­ные с профессиональным' риском. В подобных случаях рекомендуется постановка следующих вопросов2:

1 См. СитковскаяО Д.,КонышеваЛ.П.,Коченов М.М. Указ соч С. 60—71

2 Редакция вопросов О Д. Ситковской, Более подробно проблема обоснованного риска рассматривается в гл. 15 учебника

— С учетом индивидуально-психологических особенностей личнос­ти (обвиняемого) и ситуации, в которой произошла авария (катастрофа), какова цель рискованного поведения?

— С точки зрения интеллектуальных, характерологических особен­ностей обвиняемого был ли он способен к осмыслению возникшей ситуа­ции, возможностей ее развития и ожидаемых последствий?

— Учитывая динамику развития сложившейся ситуации, мог ли ис­пытуемый правильно и адекватно (самокритично) оценить собственные возможности для ее разрешения, способен ли он был прогнозировать последствия принятого решения и своих действий?

— С учетом особенностей личности и психической деятельности (включая устойчивость и распределение внимания, быстроту реакции и пр.) имелась ли у него возможность избежать установленной техничес­кой экспертизой грубой ошибки в оценке им ситуации, ее прогнозе и принять решение о наиболее правильном поведении?

Помимо этих общих вопросов могут быть поставлены и более част­ные: о времени реакции водителя, особенностях его внимания, воспри­ятия, координации движений, например:

— Каково время реакции у испытуемого, соответствует ли оно тре­бованиям, предъявляемым его профессиональной деятельностью?

Таким образом, с помощью СПЭ проводится исследование индивиду­альных психологических составляющих поведения оператора в экстре­мальной обстановке, в условиях нервно-психических перегрузок, и с учетом его психофизиологических качеств, психического состояния оце­нивается, мог ли он с психологической точки зрения предотвратить ава­рию (катастрофу), в том числе и в ситуации профессионального риска.

Оценивая ответы эксперта-психолога на все эти приведенные выше вопросы, необходимо помнить о том, чтобы принцип объективного вме­нения, игнорирующий субъективные возможности человека-оператора, не возобладал при решении вопроса о виновности конкретного лица, совершившего аварию. Особенно следует обращать внимание на это при оценке действий того или иного участника ДТП, когда, к сожалению, используются некие усреднённые данные, например, о времени реакции оператора в экстремальных ситуациях по так называемому среднему водителю, что нередко встречается при проведении судебной дорожно-транспортной экспертизы (О.Д. Ситковская), Примерно такое же крити­ческое отношение относительно переоценки объективного критерия ви­новности и недооценки индивидуально-психологических особенностей конкретных лиц высказывает и другой видный ученый в области уголов­ного права и криминологии проф. В.В. Лунеев, который по этому поводу совершенно справедливо пишет, что «объективного уровня нервно-психических перегрузок для всех людей не существует. Он может быть определен лишь для конкретного человека, находящегося в конкретных условиях»1.

Б. Вопросы, решаемые судебно-психологической эксперти­зой относительно психических, эмоциональных состояний участников уголовного (административного) судопроизводства.Как показывает анализ практики использования СПЭ в уголовном судо­производстве, наиболее распространенными вопросами, которые ставят­ся перед экспертами-психологами при исследовании различных эмоцио­нальных, психических состояний, являются следующие.

— С учетом индивидуально-психологических особенностей личнос­ти находился ли обвиняемый (подсудимый) в момент совершения проти­воправных действий (указать каких) в состоянии аффекта или в каком-либо ином эмоционально напряженном состоянии, какое влияние оно могло оказать на осознание им своих действий и способность руководить ими?

— Что послужило причиной возникновения у него аффекта (иного эмоционально напряженного состояния)?

Если в материалах дела имеются признаки, указывающие на то, что ситуация, в которой оказался обвиняемый (потерпевший), вызывала у него тяжелые переживания, нравственные, психические страдания и т п , перед СПЭ могут быть поставлены вопросы

— Являлась ли для него с психологической точки зрения ситуация (указываются конкретные обстоятельства), в которой он оказался, психотравмирующей? Какое влияние она могла оказать на его эмоциональ­ное состояние, сознание, поведение, способность руководить своими действиями и контролировать их?

— Имеются ли у подэкспертного лица какие-либо индивидуально-психологические особенности личности, которые могли оказать сущест­венное влияние на глубину, интенсивность его переживаний в связи с действиями и высказываниями противоположной стороны?2

— В какой мере действия и высказывания оскорбительного характе­ра могли отразиться на психическом состоянии и деятельности подэкс­пертного, не могли ли эти действия и высказывания вызвать у потерпев­шего нравственные, психические страдании, имеется ли причинная связь между этими действиями и пережитыми страданиями?

1 См Ситковская О Д Психологический комментарий к Уголовному кодексу РФ С 49,ЛунеевВВ Субъективное вменение М , 2000 С 43,51

2 Енгалычее В Ф , Шипшин С С Судебно-психологическая экспертиза Методичес­кое руководство Калуга, 1997 С 157

При необходимости установить иные состояния психического, эмоци­онального возбуждения, напряжения в виде стресса, фрустрации и т.п. у обвиняемого (потерпевшего), влияние этих состояний на его поведение перед экспертом-психологом можно поставить следующие вопросы:

— Находился ли обвиняемый в период, предшествовавший соверше­нию действий (указать каких), в состоянии повышенного эмоционально­го возбуждения, психического напряжения, эмоциональной неустойчи­вости, оказавших существенное влияние на его сознание, волеизъявле­ние и поведение3

— Существует ли причинная связь между психическим, эмоцио­нальным состоянием, в котором находился испытуемый в период, пред­шествовавший совершению действий (указать каких), и его состоянием в момент совершения им противоправных действий?

При доказывании факта невиновного причинения вредаподозре­ваемым (в том числе и тогда, когда проверяется версия о необходимой обороне) перед экспертом-психологом может быть поставлен вопрос.

— С учетом эмоционального состояния, индивидуально-психологи­ческих особенностей личности подозреваемого мог ли он точно соотне­сти свои оборонительные действия с экстремальными условиями ситуа­ции, в которой оказался?

Если в деле имеются данные о некоторых психических аномалиях личности непатологического характера (неврозы, неврастения и т п.), в ходе проведения СПЭ исследуется влияние этих психических аномалий на состояние, сознание, поведение, формы эмоционального реагирова­ния субъекта в конфликтных ситуациях.

При расследовании изнасилований, а также иных насильственных действий, в том числе сексуального характера, в ходе проверки версии о том, не находилась ли потерпевшая в психически беспомощном состоя­нии (ч 1 ст 131, ч. 1 ст 132, п «з» ч. 1 ст. 63 УК), на разрешение СПЭ могут быть поставлены следующие вопросы.

— Какое было психическое состояние потерпевшей в ситуации, со­ставляющей содержание уголовного дела?

— Могло ли психическое состояние потерпевшей препятствовать пониманию характера и значения совершаемых с нею действий, оказа­нию ею сопротивления обвиняемому?

— С учетом психического состояния, индивидуально-психологичес­ких особенностей, психического развития личности потерпевшей могла ли она осознавать характер, значение совершаемых с нею действий и оказывать сопротивление?

Результаты проведенной экспертизы могут быть использованы следователем (судом) в совокупности с другими доказательствами по делу при окончательном решении вопроса о том, не находилась ли потерпевшая в беспомощном состоянии. Основная задача судебно-психологической экспертизы в подобных случаях состоит в том, чтобы предоставить пра­воохранительным органам психологическую характеристику и оценку психического состояния, психологических возможностей потерпевшей, но ни в коем случае не решать за них правовые вопросы.

Особые трудности при расследовании изнасилований возникают, когда потерпевшая в результате сильных аффективно окрашенных по­трясений, связанных с насилием, нередко принимающих форму аффек­та страха,не может оказать сопротивления и в последующем кончает жизнь самоубийством. А подозреваемый, зная об этом, отрицает сам факт насилия, утверждая, что самоубийство никакого отношения не имеет к «добровольно» совершенному половому акту.

В подобных ситуациях важное значение приобретает изучение с по­мощью СПЭ (КСППЭ) индивидуально-психологических (характерологи­ческих) особенностей личности потерпевшей, ее психического состоя­ния во время, после насилия, а также перед самоубийством, определение того, насколько ее психическое состояние предрасполагало к самоубий­ству и в какой мере оно явилось результатом насильственных действий подозреваемого.

Следует иметь в виду, что при определенных индивидуально-психологических особенностях потерпевшей, ее возраста, воспитания, цен­ностных ориентации акт насилия нередко вызывает состояние глубокой депрессии, заторможенности, подавление психики. Острые эмоциональ­ные переживания, осознание непоправимости происшедшего и субъек­тивно связанных с этим морально-этических последствий, крушение цен­ностных ориентации, жизненно важных планов и надежд, определенная суженность сознания могут свидетельствовать о том, что состояние стресса (фрустрации) достигло у нее своего наивысшего разрушительно­го уровня.

Выявление причинных связей между актом насилия и совершенным самоубийством потерпевшей путем установления у нее с помощью экс­пертизы состояния психического напряжения, обусловленного актом насилия, является важной задачей, стоящей перед следователем (судом). В подобных ситуациях факт самоубийства потерпевшей в силу ее необычного психического состояния, возникшего в результате наси­лия, косвенно может подтверждать это насилие (разумеется, в совокуп­ности с другими доказательствами). Поэтому в подобных случаях перед СПЭ (КСППЭ) ставятся следующие вопросы:

— С учетом индивидуально-психологических, возрастных особен­ностей потерпевшей находилась ли она после изнасилования в эмоцио­нально напряженном состоянии, предрасполагающем к самоубийству?

— Если потерпевшая находилась в период, предшествовавший смер­ти, в психическом состоянии, предрасполагавшем к самоубийству, чем оно могло быть вызвано?

Аналогичный вопрос может быть поставлен и при расследовании других суицидных поступков.

Так, например, И.А. Кудрявцев рекомендует ё случаях, когда субъ­ект обвиняется в доведении до самоубийства (ст 110 УК), перед экспер­тами ставить следующие вопросы

— В каком психическом состоянии находилось лицо, покончившее жизнь самоубийством? Какую роль в развитии этого состояния и реали­зации суицидального поведения сыграли противоправные действия (ука­зываются какие) подозреваемого?

— Имеется ли причинная связь психологического характера между неправомерными действиями обвиняемого и суицидальным поведением потерпевшего?

В. Возможности судебно-психологической экспертизы при исследовании психических познавательных процессов, вербаль­ного поведения отдельных участников уголовного (администра­тивного) судопроизводства при оценке их показаний судом.Дан­ное направление судебно-психологических исследований, которое стало разрабатываться в области СПЭ, является одним из первых. Еще в нача­ле прошлого века известный в те годы своими трудами в области психо­логии свидетельских показаний немецкий ученый В. Штерн писал о необходимости «экспериментально-психологических исследований сви­детелей», в частности «особенностей их памяти», поскольку по его дан­ным «обман воспоминания иногда доходит до 28% в показаниях образо­ванных лиц».

В настоящее время оценка показаний участников судопроизводства, например свидетелей, добросовестно дающих свои показания, проводит­ся с двух сторон Во-первых, происходит оценка перцептивных способ­ностей человека правильно воспринимать и адекватно воспринятому воспроизводить отдельные факты, т.е. внешнюю сторону событий в пре­делах чувственного отражения действительности, последовательность действий, какие-то отдельные детали, признаки -его участников и т.п. И во-вторых, поскольку в процессе восприятия происходит субъек­тивная переработка информации с точки зрения внутреннего смыслового содержания события, его причинно-следственных связей, проводится оценка способности свидетеля (потерпевшего) осмысленного воспри­ятия и понимания им того или иного события с последующим его воспро­изведением'. Как совершенно справедливо отмечает И.А. Кудрявцев, «экспертная оценка способности давать показания по делу должна бази­роваться на системном анализе всей совокупности значимых для воспри­ятия и воспроизведения информации характеристик, а не отдельных черт субъекта восприятия».

Как показывает практика, наиболее распространен данный вид экс­пертных исследований по уголовным делам, в которых в качестве потер­певших (свидетелей) проходят дети дошкольного и младшего школьного возраста. Исследователи данной проблемы отмечают, что в подобных слу­чаях проявляются две крайности при оценке показаний детей: либо имеет место «переоценка их реальных возможностей, либо полное отрицание способности детей правильно воспринимать события и сообщать о них».

Имея в виду -отмеченные выше закономерности, можно рекомендо­вать постановку следующих вопросов перед экспертизой:

— Каковы индивидуальные особенности познавательной деятель­ности (восприятия, памяти, мышления, воображения, внимания) свиде­теля (потерпевшего)?

— Имеются ли у свидетеля какие-либо индивидуально-психологи­ческие особенности, психические недостатки перцептивной деятельнос­ти, существенно снижающие его способность правильно воспринимать события (предметы) и давать о них показания?

— С учетом индивидуально-психологических особенностей личнос­ти свидетеля, его психического состояния в момент совершения проти­воправных действий обвиняемым, а также условий, в которых происхо­дило событие, способен ли он был его правильно воспринимать?

— Учитывая уровень интеллектуального развития, особенности мышления свидетеля, его психическое состояние в момент восприятия события, мог ли он понимать характер и смысловое содержание этого события?

— Каков уровень развития у свидетеля мышления, памяти, речи, достаточен ли он для воспроизведения обстоятельств дела?

— Имеются ли у свидетеля (потерпевшего) психологические особен­ности (повышенная внушаемость, склонность к фантазированию и др.), снижающие его способность правильно воспринимать события или пред­меты (указать какие) и адекватно воспринятому воспроизводить увиден­ное (услышанное)?

Формулируя вопросы перед экспертом-психологом, ни в коем случае не следует забывать, что СПЭ решает вопросы сугубо психологического характера и ничего общего не имеет с проверкой правдивости свидетель­ских показаний, тем более с их правовой оценкой, Что является неотъем­лемой функцией органов предварительного следствия, суда.

Компетенция, вопросы, решаемые судебно-психологической экспертизой в гражданском судопроизводстве

Как уже отмечалось, возможности СПЭ в гражданском по сравнению с уголовным судопроизводством стали использоваться значительно позже, да и то до настоящего времени судебной практикой они все еще полностью не востребованы. Первыми работами, обратившими на себя внимание разработкой на современном уровне проблем СПЭ примени­тельно к гражданскому судопроизводству, явились публикации Т.В. Сах­новой. Так, проанализировав основания отмены судебных решений по, гражданским делам, она выявила следующую закономерность. Как оказа­лось, по каждому четвертому отмененному судебному решению причиной его пересмотра послужили недооценка-, а порой и просто невыяснение по делу обстоятельств психологического характера. Причем более всего по «психологическому основанию» отменялись решения по делам, возникав­шим в сфере семейных отношений, по делам о возмещении вреда, о при­знании недействительности сделок с так называемым пороком воли.

Представляется, что одной из причин отсутствия должного внимания к СПЭ, ее недовостребованности в целом при рассмотрении судами граж­данско-правовых споров является недостаточное видение отдельными представителями судебной власти возможностей СПЭ, ее научной ком петентности в исследовании психологического содержания целого ряда материально-правовых вопросов, отдельных норм, понятий гражданско­го права, лежащих в основе принятия судебных решений

1. Компетенция судебно-психологической экспертизы.Как в уголовном, так и в гражданском судопроизводстве (с учетом специфики правовой материи, содержания дел, рассматриваемых судами, особенностей конфликтных отношений) в целом к компетенции СПЭ относится примерно то же самое — исследование вопросов психологического характера, относящихся к индивидуально-психологическим особенностям личности участников гражданско-правовых споров, уровню их интеллек­туального развития, перцептивным, познавательным способностям, эмо­ционально-волевой сфере, в частности

— Исследование индивидуально-психологических особенностей личности участников гражданско-правовых отношений, их интеллектуально волевых качеств с точки зрения оценки их способности понимания внутреннего смысла возникшей правовой ситуации, постижения ее подлинного смыслового содержания, а также прогнозирования прямых и косвенных результатов которые могут наступить при том или ином во­леизъявлении, т е в конечном итоге определение психологического критериятого, в какой мере гражданин по своим личностным качествам при заключении сделки мог понимать значение своих действий и руково­дить ими

— Изучение психического состояния участников сделки во время ее заключения, влияние различных психических состояний негативного характера (стресс, депрессия, страх и т п ) на познавательные процессы (восприятие, память, мышление, внимание), на волеизъявление, а также диагностика пережитых субъектом страданий в результате причинения ему морального вреда

— Исследование неблагоприятно воздействующих факторов психо­логического характера на психику, сознание человека, на искаженное понимание им сущности правоотношений, субъектом которых он благодаря своему волеизъявлению становится вследствие искаженных представлений о характере заключаемого договора, совершаемой сдел­ки и их последствиях Такими неблагоприятно воздействующими фак­торами, в своей основе имеющими психологическое объяснение, могут быть заблуждение, обман, состояние психической беспомощности, воз­никшее вследствие угрозы, стечения тяжелых жизненных обстоя­тельств, и т п

— Использование психологических познаний при рассмотрении гражданско-правовых споров в сфере семейных правоотношений, по делам о лишении (восстановлении) родительских прав, об устройстве детей, оставшихся без попечения родителей, об усыновлении (удочере­нии) ребенка, о выборе усыновителей, попечителей и т п То есть иссле­дование с помощью экспертов-психологов психологического содержания обстоятельств материально-правового характера, которые могут оказать то или иное влияние на развитие, социальное становление, в целом — на судьбу ребенка, насколько поведение, род занятий, образ жизни кого либо из родителей, особенности их личности могут не соответствовать с психологической точки зрения формированию личности, интересам ре­бенка, какова психологическая атмосфера в семье, чем отличаются в благоприятную (неблагоприятную) сторону индивидуально психологи­ческие особенности личности конфликтующих по поводу ребенка роди­телей

Разумеется, в компетенцию СПЭ в гражданском судопроизводстве могут входить и другие вопросы психологического характера, которые рассматривались выше в рамках уголовного судопроизводства, если их исследование необходимо для правильного разрешения и гражданско-правовых споров в суде

Вопросы, исследуемые судебно-психологической эксперти­зой при рассмотрении гражданско-правовых споров в суде.

А Вопросы, решаемые с помощью СПЭ при рассмотрении судами дел о признании недействительности сделок В данную группу сде­лок, при оценке которых ставится вопрос о признании их недействи­тельными, относятся сделки, заключенные под влиянием дефектного волеизъявления (так называемого порока воли) одной из сторон (ст 177—179 ГК)

Недействительность сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК)В данной ситуации для правильного разрешения воз­никшего спора требуется подойти к оценке личности истца и его дейст­вий не только с точки зрения медицинского, но и психологического критерия, который должен охватывать развернутую характеристику личностных, индивидуально-психологических качеств субъекта, подав­шего исковое заявление, его психического состояния на момент заклю­чения сделки и негативного воздействия этого состояния на его интел­лект, мыслительную, познавательную деятельность, прогностические способности Что в свою очередь, безусловно, не может не влиять на понимание, постижение им внутреннего смысла, подлинного содержа­ния заключаемой сделки, на формирование в его сознании тех или иных образов, представлений о правовых последствиях принимаемого им ре­шения, которое приводит к дефектному волеизъявлению в виде совершения не тех действий, которые соответствовали бы собственным интере­сам истца. Внешне, с объективной стороны подобная рассогласован­ность, противоречивость потребностей, интересов субъекта и его неаде­кватная этим интересам активность нередко вызывают сомнения относи­тельно его полной или недостаточно выраженной, частично деформиро­ванной способности руководить своими целесообразными действиями, что весьма образно и кратко определяется в правовой литературе терми­ном «порок воли».

Причинами подобного рода ситуаций, естественно, могут быть и раз­личного рода психические расстройства и т.п., приводящие к «такому состоянию», когда субъект «не был способен понимать значения своих действий или руководить ими» (ст. 177 ГК), что, несомненно, должно послужить поводом к назначению комплексной судебной психолого-пси­хиатрической экспертизы (КСППЭ)

Какие же вопросы целесообразно ставить перед СПЭ (КСППЭ) при разрешении подобного рода гражданско-правовых споров? Вот некото­рые из них:

— Какими индивидуально-психологическими особенностями харак­теризуется личность подэкспертного, каков уровень его интеллектуаль­ного развития, когнитивных способностей, какими особенностями отли­чается его мыслительная деятельность? Не страдает ли он какими-либо хроническими или временными психическими расстройствами, слабо­умием, иными болезненными состояниями психики, которые могли су­щественно повлиять на его способность понимать значение своих дейст­вий и руководить ими?

— Не находился ли он во время совершения сделки в каком-либо психическом, эмоционально напряженном состоянии, которое могло су­щественно ограничить его способность понимать значение совершаемых им действий, осознанно руководить ими (ограничить самоконтроль, во­левую регуляцию)?

— Если его интеллектуальные, познавательные способности были ограниченны (и в чем именно), каковы причины этого? Какое влияние выявленные ограничения могли оказать на его волеизъявление, на при­нятие им решения совершить данную сделку (заключить договор)?

— Если подэкспертный не был способен понимать содержание, ха­рактер, правовые последствия своих действий, каковы психологические причины этого?

— Какими особенностями с психологической точки зрения характе­ризуется потребностно-мотивационная сфера его личности?

— Какое психологическое воздействие на личность подэкспертного могли оказать обстоятельства, сопутствовавшие подписанию договора

(совершению сделки), на понимание им содержания, значения соверша­емых действий, на его волеизъявление в сложившейся обстановке?

Совершенно справедливо пишет Т.В. Сахнова, что заключение экс­перта-психолога, отвечающего на все эти и другие подобные им вопросы при рассмотрении судами гражданских дел о сделках, подпадающих под действие ст. 177 ГК, имеет важное доказательственное значение. «Уста­навливая в своем выводе наличие психологического критерия, эксперт дает суду прямое доказательство отсутствия или деформированности у стороны способности к совершению сделки», что, безусловно, имеет юридическое значение для правильной квалификации спорного правоотношения

Недействительность сделки, совершенной под влиянием за­блуждения (ст. 178 ГК).С психологической точки зрения заблужде­ние Следует рассматривать в качестве особого состояния, характеризую­щегося высокой степенью когнитивной (познавательной) сложности, за­трудняющим правильную оценку и последующий отбор субъектом воз­никающих в его сознании образов, представлений о тех или иных явлениях (в данном случае о возможных последствиях совершаемой сделки). В свою очередь это не может не осложнять процесс принятия наиболее оптимального для него решения по делу, а следовательно, и адекватного волеизъявления ради достижения поставленной цели.

Причинами заблуждения бывают различные обстоятельства. Так, за­блуждение нередко является результатом: переоценки субъектом своей информированности об обстоятельствах, имеющих отношение к совер­шаемой сделке и ее последствиям; неопределенности сложившейся си­туации, поведения окружающих субъекта лиц и т п. Типичный пример такого заблуждения под влиянием окружения выглядит в виде довольно расхожей схемы поведения многих людей, особо не утруждающих себя глубоко вникать в суть происходящих явлений: «все так поступали, и я так решил...»

Помимо указанных выше причин появлению у субъекта состояния заблуждения могут способствовать: его неблагоприятное психическое состояние во время совершения сделки; особенности его личности, ха­рактера (как в приведенном выше примере черты конформизма, повы­шенной внушаемости), интеллекта, мыслительной деятельности; дефек­ты смыслового восприятия, неточное понимание им речевых сообщений с их «системой внешних значений» в соотношении с их «внутренним смыслом» или подтекстом (А.Р. Лурия). Способность увидеть этот скрытый от поверхностного взгляда процесс «влияния смыслов» в поисково-ориентировочной деятельности человека, декодирующего речевое сооб­щение своего оппонента, процесс своеобразного «вливания» смыслов от одной фразы к другой (по Л.С. Выготскому) — во многом помогает суду понять и оценить причины и глубину заблуждений участников сделки.

Вследствие этих изложенных выше причин фактическое волеизъяв­ление участника сделки может оказаться несоответствующим его дейст­вительной воле даже без умышленно направленных на то действий об­манного характера противоположной стороны. Поэтому в нашем совре­менном гражданском праве превалирует мнение, что введение в за­блуждениев отличие от обмана— это неумышленное действие (бездействие) со стороны другого участника сделки. Хотя такое мнение и не во всем бесспорно Например, в уголовном праве имеет место и другой взгляд на данную проблему, не исключающий прямого умысла при введении в заблуждение путем обмана кредиторов при объявлении фиктивного банкротства, объявленного тем или иным предпринимате­лем (ст 197 УК).

В этом отношении определенный интерес представляет подход к рас­сматриваемой проблеме (заблуждение — обман) в дореволюционном русском уголовном праве. Как писал в 1902 г. Н.С. Таганцев, для заблуж­дения (неведения) характерно «отсутствие сознания действительнос­ти». «Причина неведения или заблуждения, — по его словам, — может лежать исключительно в самом действующем, в условиях его психичес­кой деятельности, может быть последствием его темперамента, степени развития, состояния возбужденности и т.п., или же этой причиной могут быть другие лица, действовавшие, в свою очередь, или бессознательно, или же сознательно и даже намеренно: так что заблуждение может происходить или от случайной ошибки, или от обмана».

Итак, какие вопросы могут быть поставлены перед СПЭ при рассмот­рении в суде споров о признании недействительности сделки, совершен­ной под влиянием заблуждения? Вот некоторые из этих вопросов:

— Мог ли испытуемый с учетом своих индивидуально-психологичес­ких особенностей, интеллекта, характера мыслительной деятельности, психического состояния в, момент принятия решения и совершения сдел­ки правильно воспринимать существенные для дела обстоятельства, в частности смысловое содержание договора и его последствия?

— Имеются ли у испытуемого какие-либо психологические особен­ности личности (повышенные внушаемость, тревожность, склонность к фантазированию), которые существенно снижали бы его перцептивные, познавательно-прогностические способности и могли отрицательно по­влиять на смысловое восприятие им обстоятельств и условий соверше­ния сделки, способствовать неадекватной оценке принимаемого реше­ния и его последствий, обусловленных условиями договора?

— Каково психологическое содержание мотивационной сферы лич­ности испытуемого?

Недействительность сделки, совершенной под влиянием об­мана, угрозы, стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК).Обман — это умышленная передача субъектом сознательно искаженной (полностью или частично) информации чаще из корыстных или из каких-либо иных побуждений ради достижения собственной цели (нередко в ущерб контрагента или иных лиц). Это ложь, состоящая полностью или частично из вымысла. Как справедливо пишет Т.В. Сахнова, «с психоло­гической стороны, обман — всегда сознательное создание ложного пред­ставления о тех или иных обстоятельствах действительности в сознании другого субъекта»

Основное назначение СПЭ при рассмотрении гражданско-правовых споров, подпадающих под действие ст. 179 ГК, — это оказание психо­логической помощи суду в том, чтобы устранить сомнения психологи­ческого характера относительно того, не находился ли субъект в со­стоянии заблуждения вследствие «ошибки восприятия» (Т.В. Сахнова), и тем самым помочь суду (по косвенным данным о личности испытуе­мого) прийти к выводу относительно возможного обмана, т.е. дать объ­ективную оценку поведения гражданского ответчика, помочь отграни­чить обман от введения в заблуждение. Формулировки вопросов, вы­носимых на разрешение СПЭ, можно использовать те же, что предло­жены выше.

Аналогичные вопросы относительно индивидуально-психологичес­ких особенностей личности испытуемого, его психического состояния, мотивационной сферы, волеизъявления могут быть поставлены перед СПЭ и в тех случаях, когда совершению сделки предшествовали угроза со стороны контрагента или его окружения, либо стечение тяжелых обстоятельств. Весьма важно при этом учитывать и возрастной фактор, пониженную толерантность лиц пожилого (старческого) возраста к раз­личного рода угрозам (даже в тех случаях, когда они носят нереальный характер), к интенсивному внешнему давлению со стороны близких род­ственников. Особенно актуальны все эти вопросы при разрешении суда­ми споров, обусловленных наследованием по завещанию (так называе­мая завещательная дееспособность).

Б. Вопросы, решаемые СПЭ (КСППЭ) при рассмотрении судами споров о наследовании по завещанию, о признании недействитель­ности завещания (ч. 3 гл. 62 ГК). Оценка судом завещательной дееспо­собности лица требует, как справедливо пишет О.Д. Ситковская, учета «значительного числа психологических факторов и условий» ввиду того, что в качестве завещателей чаще всего оказываются лица преклонного возраста, нередко имеющие сниженные интеллектуально-мнестические способности в виде нарушения аналитических, абстрактно-логических форм мыслительной деятельности, дефектов памяти, более замедленных процессов восприятия, внимания, обработки информации, изменений в эмоционально-волевой сфере. Последнее может проявляться в повышен­ной обидчивости, агрессивности либо в неадекватной ранимости, уступ­чивости вопреки собственным интересам и желаниям. С возрастом таким лицам становится все труднее осмысливать те или иные ситуации, прогнозировать последствия принимаемых решений, касающихся со­ставления завещания. Они более подвержены внушающему воздейст­вию, введению в заблуждение, обману.

В подобных случаях перед СПЭ (КСППЭ) могут быть поставлены следующие вопросы:

— С учетом индивидуально-психологических особенностей личнос­ти завещателя, его возрастных изменений мог ли он правильно понимать, всесторонне осознавать значение своих действий и в полной мере руко­водить ими при составлении и подписании завещания?

— Имеются ли у завещателя какие-либо нарушения интеллектуально-мнестических способностей, эмоционально-волевой сферы личности? Если имеются, то в чем они проявляются, какое влияние они могли оказать на его волеизъявление при подготовке завещания?


Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 68; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.03 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты