Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Основания и условия, исключающие юридическую ответственность




Этот аспект проблемы имеет общетеоретическое значение, поскольку в каждой отрасли национального права и в международном праве, а также в юридической науке и практике формулируются и закрепляются те или иные факторы, исключающие ЮОТ.

В общетеоретических исследованиях, как правило, отсутствуют дефиниции указанных обстоятельств (оснований, факторов, условий и т.п.). В отраслевых же юридических науках существуют разнообразные их определения. Так, А.И. Стахов пишет: «Обстоятельства, исключающие административную ответственность, – установленные КоАП и принятыми в соответствии с КоАП законами факторы и условия, при наличии которых физическое или юридическое лицо, в действии или бездействии которого имеются признаки административного правонарушения, не подлежит административной ответственности» [54. С. 25].

Р.Р. Галиакбаров в свою очередь полагает, что это «сознательные и волевые действия лица, сопряженные с причинением какого-либо вреда другим интересам, но в силу отсутствия общественной опасности и их полезности признаваемые уголовным законом правомерными, исключающими преступность деяния, а следовательно, и уголовную ответственность лица за причиняемый вред» [98. С. 272].

Указанные и иные подобные определения, видимо, вполне удовлетворяют представителей соответствующих отраслевых дисциплин, но не пригодны в общетеоретических исследованиях. Основной их недостаток заключается в том, что к подобного рода обстоятельствам могут относиться не только сознательные, волевые и правомерные действия, но и явления стихийного характера (землетрясения, наводнения и т.п.), военные действия и многие другие общесоциальные факторы (условия и т.п.), которые в ряд «безопасных» и «полезных» отнести довольно трудно. Следует отметить, что понятия «форс-мажорные обстоятельства», «непреодолимая сила» широко используются не только в российском частном праве, но и в уголовном праве зарубежных стран, международном публичном и частном праве.

Общетеоретическое же понятие обстоятельств, исключающих ЮОТ, имеет важное методологическое и практически-прикладное значение, поскольку, во-первых, позволяет определить специфические признаки и природу каждого из них; во-вторых, систематизировать их; в-третьих, отграничить их от обстоятельств, служащих освобождению от ЮОТ или ее ограничению; в-четвертых, установить сферу (область) и пределы (границы) их использования.

На наш взгляд, под данными обстоятельствами в общетеоретическом плане необходимо понимать такие события и действия, которые служат в качестве юридических оснований и условий, исключающих (устраняющих и т.п.) конкретные разновидности ЮОТ.

Огромный вклад в разработку разнообразных видов этих обстоятельств внесли многие отечественные (Н.С. Таганцев, М.А. Кауфман, В.А. Блинников, С.Д. Князев, А.В. Наумов, А.М. Попов, В.А. Водопалис, В.В. Орехов и др.) и зарубежные (Ж. Левассер, Р. Мерль, М.-Л. Расса, Дж. Флетчер и др.) авторы.

Кроме того, многие обстоятельства, исключающие ЮОТ, сложились вначале в правореализующей практике (особенно в странах, принадлежащих к англосаксонской правовой семье), а затем уже (не) нашли отражение в различных формах права. Так, в законодательстве Англии нет четкого перечня обстоятельств, исключающих уголовную и иную ответственность. О них можно судить лишь на основе предложений и выводов уголовно-правовой доктрины и судебной практики по конкретным делам. Английские юристы, как правило, выделяют следующие обстоятельства («формы защиты»), которые могут служить основаниями для освобождения от уголовного преследования: а) необходимая оборона и предупреждение преступления; б) необходимость; в) исполнение приказа начальника; г) согласие потерпевшего; д) принуждение женщины к совершению преступления со стороны ее супруга; е) физическое или психическое принуждение; ж) фактическая ошибка (см., напр., [99. С. 121]).

В законодательстве других зарубежных стран также не существует четкой системы обстоятельств, исключающих ЮОТ в публичной и частно-правовой сфере. Это касается и уголовного права (за исключением Франции) иностранных государств. Причем, как правильно отмечает Н.Е. Кры­лова, подобные обстоятельства «называются либо оправдывающими обстоятельствами (защитными – в Англии и США), либо оправдательными факторами, освобождающими от уголовной ответственности, – во Франции, либо обстоятельствами, исключающими противоправность или вину – в ФРГ, и т.д.». Причем оценка природы этих обстоятельств и подход к ним качественно иные, нежели в российской юридической науке и практике (см. [99. С. 121]).

В российском уголовном и частично в административном праве в настоящее время указанные обстоятельства более или менее четко сведены в определенные системы (см., например, [54. С. 24-25; 98. С. 271 и след., 123,152]). В других отраслях российского права эти факторы формулируются весьма лаконично (см., например, ст. 239 ТК РФ) и «разбросаны», как правило, по разнообразным нормативным правовым актам, их разделам, главам и т.д.

Рассмотрим некоторые из обстоятельств, исключающих ЮОТ.

1. В отечественной литературе отмечается, что не подлежат ЮОТ физические лица, не достигшие к моменту совершения правонарушения определенного возраста (см., например, [54. С. 25]). Это положение находит отражение и в российском законодательстве. Так, возраст, по достижении которого наступает административная ответственность, установлен в шестнадцать лет (ст. 2.3 КоАП Ф), а уголовная ответственность (за различные по своей тяжести преступления) – четырнадцать и шестнадцать лет (ч. 1 и 2 ст. 20 УК РФ).

Французские юристы относят малолетство (несовершеннолетних до тринадцати лет), сумасшествие, принуждение, ошибку к «условиям невменяемости» (см. [97. С. 55]).

В данных случаях речь, по сути дела, идет об отсутствии субъекта правонарушения. Если в этом плане быть логически последовательным, то и при отсутствии других элементов структуры правонарушения (объекта, компонентов объективной и субъективной стороны и т.п.) нет оснований для ЮОТ.

Дееспособный гражданин, а также несовершеннолетний в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, причинивший вред в таком состоянии, когда он не мог понимать значения своих действий или руководить ими, не отвечает за причиненный им вред (ст. 1078 ГК РФ).

Во всех указанных выше случаях возникают вопросы, которые, на наш взгляд, имеют важное общетеоретическое значение, а именно: в каждой конкретной ситуации нужно, видимо, устанавливать физиологические, психологические и юридические признаки в содержании «нижней» и «верхней» возрастной границы субъектов ЮОТ, поскольку эти «рубежи» определяются законодателем нередко весьма условно, особенно если сравнивать законодательство различных стран. В официальном комментарии к «Пекинским правилам» (официальный документ ООН об особенностях производства по делам несовершеннолетних) устанавливается, например, связь нижнего порога уголовной ответственности с характеристикой «эмоциональной, духовной и интеллектуальной зрелости, достаточной для осознания ответственности перед обществом» [106]. О.Д. Ситковская указывает на неполноту данной формулировки и полагает дополнить ее следующим тезисом: «Нужно не только сознавать значение поступка, но и использовать это осознание для руководства им». Она также предлагает дополнить перечень волевым аспектом уровня развития; определить последовательность перечисления и анализа указанных свойств в соответствии с принятой в психологии традицией: интеллект, воля, эмоции, ценностные ориентации (подробнее см. [24. С. 75 и след.]).

Анализируя проблемы верхней возрастной границы уголовной ответственности, О.Д. Ситковская предлагает следующее:

а) дать в уголовном законе (после статьи о возрастных границах ответственности несовершеннолетних) статью «Предпосылка уголовной ответственности лиц старческого возраста» примерно с таким содержанием: «К уголовной ответственности не могут быть привлечены лица старческого возраста, если вследствие физиологического одряхления, не связанного с психическим заболеванием (расстройством), они не могли при совершении конкретного деяния осознавать значение своих действий или руководить ими»;

б) в перечне обстоятельств, смягчающих ответственность, или в качестве отдельной статьи предусмотреть необходимость оценки при индивидуализации ответственности наличия и значения симптомокомплекса одряхления, не влекущего полной утраты управляемости поведения;

в) закрепить в УПК РФ положение о случаях и порядке производства психологической или комплексной экспертизы качества одряхления (см. [24. С. 124 – 125]).

Нам представляется, что эти положения имеют очень важное общетеоретическое и методологическое значение, поскольку вольно или невольно «заставляют» представителей всех отраслевых юридических дисциплин заняться этими проблемами, учитывая все возрастающую степень эволюции природы человека и современный уровень развития антропологических наук. В этих вопросах нужны четкие, научно обоснованные предложения, которые могли бы использоваться законодателем как в публично-правовой, так и частно-правовой сфере.

2. Не подлежит ЮОТ физическое лицо, которое во время совершения деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. «не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики» (п. 1 ст. 21 УК РФ. См. также ст. 2.8 КоАП РФ).

Очень интересное положение по поводу вменяемости – невменяемости содержится в работе О.Д. Ситковской. Необходимо согласиться с ней в том, что независимо от форм и сочетания психологических и психиатрических познаний при решении этой проблемы нужно обеспечить ориентацию на «а) обязательность аргументированного вывода о психическом состоянии субъекта не на момент обследования, а в ретроспективе, т.е. на момент деяния; б) раздельную оценку психического состояния по каждому эпизоду, инкриминируемому подэкспертному при неоднократности, а особенно при серийности преступлений; в) оценку в необходимых случаях возможности изменения психического состояния по мере развертывания поведенческого акта. Представляется целесообразным закрепить эти требования в законе» [24. С. 159]. Кроме того, она считает целесообразным закрепить в законе в числе предпосылок уголовной ответственности «способности к осознанно-волевому поведениюв отношении инкриминируемого деяния. В этом смысле можно говорить об уголовно-правовой дееспособности, одним из проявлений которой является вменяемость. Соответственно перечень оснований для вывода об отсутствии этой предпосылки уголовной ответственности должен включать наряду с невменяемостью в традиционном смысле другие случаи … (значительное отставание несовершеннолетнего в умственном развитии в результате неправильного воспитания и педагогической запущенности, отсутствие избирательности осознаваемого поведения из-за интенсивного принуждения извне, утраты способности к осознанно-волевому поведению из-за несоответствия индивидуально-психологических возможностей требованиям, предъявляемым в экстремальной ситуации и т.д. – В.К.)… объединяемые понятием уголовно-правовой недееспособности и предполагающие обязательное участие эксперта-психолога в их установлении» [24. С. 161].

3. Необходимая оборона рассматривается в отечественной юридической науке и практике как важное средство самозащиты и правовой защиты личности, существенной юридической гарантии реализации конституционных и иных прав и обязанностей от различного рода противоправных посягательств (см., например, [100, 101, 123, 152]). Суть данного института была сформулирована еще римскими юристами «ignoscitur ei qui sanquinem suum qualiter redemptum voluit – тот подлежит оправданию, кто защищает собственную жизнь».

В процессе своей эволюции этот институт получил закрепление не только в публичном, но и в частном национальном и международном праве. Например, на основании ст. 239 ТК РФ материальная ответственность работника исключается в случаях возникновения ущерба вследствие необходимой обороны. «Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышение пределов необходимой обороны», – говорится в ст. 37 УК РФ. В ст. 1066 ГК РФ также отмечается, что не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были превышены ее пределы.

Мы согласны с М.В. Балалаевой в том, что ст. 37 УК РФ не лишена определенных недостатков, которые при соответствующих условиях могут послужить поводом для неправильной квалификации действий граждан. В указанной статье, в частности, не нашла отражение наиболее распространенная для необходимой обороны форма посягательства, как нападение. Необходимая оборона от нападения, сопряженного с угрозой для жизни или здоровья обороняющегося либо другого лица, служит основанием правомерности причинения вреда посягающему. Поэтому необходимо дополнить ст. 37 УК РФ следующим положением: «Правомерной является защита личности и ее интересов, а также интересов общества и (или) государства путем причинения любого вреда посягающему, если посягательство выражалось в нападении, сопряженном с насилием, опасным для жизни или здоровья, с угрозой применения такого насилия, а равно с действиями, дающими обороняющемуся основания опасаться за жизнь или здоровье – свое или другого лица» [100. С. 15].

Для признания необходимой обороны в качестве основания, исключающего ЮОТ, очень важно соблюдение ряда условий. Согласно ст. 122-5 УК Франции к условиям «правомерной защиты» («необходимой обороны») относятся: а) наличность посягательства, б) его необоснованность, в) соответствие используемых средств защиты тяжести нападения, г) своевременной защиты, д) возможность защиты не только себя самого, но и других лиц, а также собственности. Причем следует иметь в виду, что защита собственности правомерна при соблюдении ряда дополнительных условий, а именно: а) защита собственности допускается только при уже начавшемся посягательстве на собственность и не допускается при угрозе такого посягательства (в отличие от защиты физического лица), б) начавшееся посягательство должно представлять собой преступление, в) при защите собственности не допускается причинение смерти нападающему, г) защита должна быть «строго необходимой» (если, например, лицо имело возможность не причинять вреда нападающему, а обратиться к правоохранительным органам и т.п., оно должно было использовать такую возможность) (см. [97. С. 125 – 126 и 101. С. 55 – 97]).

4. Обстоятельством, исключающим ЮОТ, является причинение вреда при задержании лица, совершающего преступление. «Не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, – говорится в ст. 38 УК РФ, – при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер».

Существуют необходимые условия, при которых действия лица, причиняющего вред, исключают ЮОТ, а именно: а) задерживается лицо, совершившее очевидное преступление; б) насилие, связанное с причинением вреда, может применяться только непосредственно к задерживаемому; в) существует реальная возможность уклонения преступника от ЮОТ и наказания; г) вред лицу причиняется в условиях, когда отсутствовали другие средства задержания; д) вред должен быть вынужденной, крайней мерой; е) причиненный вред должен соответствовать характеру и степени общественной опасности совершенного преступления (см., например, [98; 101]).

5. Следующим обстоятельством, исключающим ЮОТ, является крайняя необходимость. Это фактическое юридическое состояние, которое вызывается к жизни опасностью, угрожающей охраняемым правам и законным интересам, а также реальной невозможностью устранить эту опасность другими средствами, кроме совершения действий, формально подпадающих под признаки административного, уголовного или иного правонарушения. В соответствии со ст. 239 ТК РФ материальная ответственность работника исключается в случае возникновения ущерба вследствие крайней необходимости.

«Не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, т.е. для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред» (ст. 2.7 КоАП РФ. См. также ст. 39 УК РФ).

Различие между крайней необходимостью и необходимой обороной заключается в следующем: а) разные источники, грозящие опасности, т.е. при крайней необходимости это действия людей, события (землетрясения, наводнения и т.п.), различные механизмы, предметы, животные и др.; при необходимой обороне – это противоправное поведение нападающего лица; б) причинение вреда при крайней необходимости – единственный возможный способ устранения опасности, а в случаях необходимой обороны защищаться путем причинения вреда можно и в тех случаях, когда имеется возможность избежать общественно опасного поведения другим способом; в) при необходимой обороне вред, как правило, причиняется только нападающему; при крайней необходимости – третьим лицам (см. подробнее [98, 101, 123, 152]).

В Англии причинение вреда в условиях крайней необходимости считается обстоятельством, освобождающим от уголовной и гражданско-правовой ответственности (ср. ст. 1067 ГК РФ). Условиями правомерности причинения вреда в случае крайней необходимости являются: а) предотвращенное зло больше, чем вред, который причиняется для его предотвращения, б) зло не может быть предотвращено другим путем.

По Модельному УК США (1962 г.) и УК большинства штатов крайняя необходимость – это лишь «оправдывающее» обстоятельство, которое освобождает от наказания, но не исключает гражданско-правовой ответственности. Причем ст. 3.02 Модельного УК США устанавливает следующие условия правомерности крайней необходимости: а) вред угрожает самому лицу или другим лицам; б) угрожающий вред или зло больше, чем вред или зло от поведения, к которому прибегает субъект; в) УК или другой уголовный закон не делают изъятия для защиты в связи с данной конкретной ситуацией; г) законодатель не выражает иным образом свой отказ предоставить защиту в данной ситуации (подробнее см. [99. С. 127 и след.]).

6. Впервые в российском уголовном законодательстве в качестве обстоятельства, исключающего ЮОТ, было закреплено физическое и психическое принуждение. Так, в соответствии со ст. 40 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием). Вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается с учетом положений ст. 39 УК РФ.

Физическое и психическое принуждение может выступать обстоятельством, исключающим ЮОТ, в тех случаях, когда субъект причиняет вред: а) под влиянием физического принуждения со стороны других лиц и его собственная воля полностью подавлена; б) в ситуациях, сходных с непреодолимой силой; в) при наличии признаков крайней необходимости. Кроме того, физическое и психическое принуждение со стороны других лиц, как правило, связано с применением незаконных методов воздействия (см., например, [98. С. 297]).

7. Исключается ЮОТ при обоснованном (хозяйственном и т.п.) риске (подробнее о природе рисков в юридической практике см. [101, 103, 104, 105]).

К нормальному хозяйственному риску, исключающему, например, материальную ответственность субъектов в гражданских и трудовых правоотношениях, относятся: а) действия, соответствующие современным зна­ниям (экономическим, техническим и т.п.) и сложившемуся опыту; б) ситу­ации, когда поставленная цель не могла быть достигнута иначе; в) приняты все необходимые меры для предотвращения ущерба; г) объектом риска выступают материальные и иные ценности, но ни в коем случае не жизнь и здоровье людей и их коллективов (см., например, [102. С. 535]).

В ст. 41 УК РФ отмечается, что не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели. Риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам. Риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия.

8. Исполнение приказа или распоряжения, как верно отмечается в литературе, представляет собой обстоятельство, исключающее ЮОТ специальных субъектов, а именно: сотрудников ОВД, ФСБ, военнослужащих и некоторых других государственных служащих (см. [28. С. 46]).

В ст. 42 УК РФ установлено, что «не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение».

Анализ ст. 42 УК РФ показывает, что некоторые ее положения требуют дополнительной нормативно-правовой конкретизации. Так, не совсем ясно, что подразумевается под «обязательным приказом или распоряжением». М.В. Балалаева, например, полагает, что «обязательный приказ (распоряжение)это требование для исполнителя, которое является обязательным, т.е. исходит от начальника и предъявлено к сфере служебных отношений с соблюдением процедурных требований его отдачи и заведомо для исполнителя не противозаконно» [100. С. 26]. Наряду с отмеченным положением, она выделяет шесть условий, от которых зависит обязательность исполнения приказа: а) характер действия (бездействия), совершение которого предписывается приказом, а также его последствий; б) сфера служебных отношений, в которой издается приказ; в) соблюдение соответствующих требований к процедурно-процессуальной форме приказа; г) правовая урегулированность поведения исполнителя; д) конкретная социально-правовая ситуация и обстановка, в которой был отдан приказ; е) личный и профессиональный опыт (умения, знания, навыки и т.п.) исполнителя. Кроме того, при решении вопроса об исключении ЮОТ следует, по ее мнению, «четко различать, во-первых, законный и незаконный приказ или распоряжение, а во-вторых, надлежащее или ненадлежащее исполнение законного приказа или распоряжения» [100. С. 26].

9. К обстоятельствам, исключающим ЮОТ, относятся действия внешних, не зависящих от субъекта права, сил, так называемые случайные факторы (казусы). По мнению римских юристов, «casus a nullo praestantur – за случай никто не отвечает».

Российские дореволюционные юристы признавали случайным «обстоятельство, непредвидимое и непредотвратимое при применении обязательной для должника внимательности, хотя бы оно могло быть предвидено и предотвращено, если бы должник отнесся к своему обязательству с большею внимательностью, нежели та, к которой он был обязан» (цит. по [20. С. 760]).

Данный подход, как верно отмечают М.И. Брагинский и В.В. Вит­рянский, позволял отграничить случай от непреодолимой силы (форс-мажор), что имело серьезное практическое значение хотя бы по тому, что в отдельных ситуациях, согласно действовавшему тогда законодательству, должник (например, железная дорога) отвечал не только за вину, но и за случай. Современное российское гражданское законодательство, указывают далее авторы, обнаруживает отчетливые тенденции к усилению ответственности за нарушение обязательств, поскольку помимо общего правила о безвиновной ответственности должника по обязательству, связанному с осуществлением предпринимательской деятельности, в ГК РФ имеется целый ряд норм, как общих, так и специальных, регулирующих отдельные виды договорных обязательств, которые устанавливают ответственность должника не только за вину, но и за случай (см. подробнее [20. С. 760 и след.]).

10. Более объемным по содержанию, на наш взгляд, по отношению к казусу, является понятие «непреодолимая сила» (форс-мажор). Это чрезвычайные и непредотвратимые в конкретных ситуациях события (стихийные бедствия – землетрясения, наводнения и т.п.), социальные явления (например, военные действия), которые исключают ЮОТ. В соответствии со ст. 239 ТК РФ непреодолимая сила исключает материальную ответственность работника в сфере трудовых правоотношений. Очень широко указанные обстоятельства, исключающие ЮОТ, используются в гражданско-правовой сфере (см. ст. 476, 794, 795, 901, 922, 925, 1022, 1079, 1024, 1050 ГК РФ). В соответствии с ч. 1 ст. 795 ГК РФ, например, за задержку отправления транспортного средства, перевозящего пассажира, или опоздание прибытия такого транспортного средства в пункт назначения (за исключением перевозок в городском и пригородном сообщении) перевозчик уплачивает пассажиру штраф в размере, установленном соответствующим транспортным уставом или кодексом, если не докажет, что задержка или опоздание имели место вследствие непреодолимой силы, устранения неисправностей транспортных средств, угрожающих жизни и здоровью пассажиров, или иных обстоятельств, не зависящих от перевозчика.

Причем законодатель в некоторых случаях вместо термина «исключение» ЮОТ не совсем точно использует слово «освобождение» от ответственности. Например, в ч. 3 п. 3 ст. 922 указывается, что, если договором хранения ценностей в банке с предоставлением клиенту индивидуального банковского сейфа не предусмотрено иное, банк освобождается от ответственности за несохранность содержимого сейфа, если докажет, что по условиям хранения доступ кого-либо к сейфу без ведома клиента был невозможен либо стал возможным вследствие непреодолимой силы. Поскольку в данном примере отсутствует не только вина и противоправность в действиях банка, то точнее было бы говорить не об освобождении, а об исключении ЮОТ соответствующего субъекта.

11. Исключение ЮОТ возможно и в других случаях, прямо предусмотренных в законе или ином правовом акте (договоре и т.п.). Например, в соответствии со ст. 239 ТК РФ материальная ответственность работников исключается в случаях возникновения ущерба, вследствие «неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику».

Юридическая доктрина, практика и законодательство зарубежных стран содержат более широкий круг обстоятельств, исключающих ЮОТ. Так, УК Франции 1992 г. ввел новые обстоятельства, исключающие уголовную ответственность, закрепив в ст. 122-3 следующее положение: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, действовавшее по ошибке в отношении права, которой оно не могло избежать, и считавшее свои действия правомерными».

Модельный УК США (1962 г.) к обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность, относит: а) незнание или ошибку в вопросе факта или права, б) патологическое опьянение, в) физическое принуждение, г) приказ военачальника, д) согласие потерпевшего на причинение вреда, е) малозначительность деяния, ж) провокацию и др. (см. [99. С. 122]).

Любопытно, что в зарубежной юридической науке и практике разграничивают обстоятельства, исключающие противоправность, и обстоятельства, исключающие виновность, что значительно влияет на процесс привлечения к ЮОТ, ее исключения, ограничения, замены ее другими видами ответственности и т.д. (подробнее см. [97, 99]). Немецкие юристы к обстоятельствам, исключающим противоправность, относят: а) необходимую оборону (§ 32 УК), б) разрешенную самозащиту (§ 229, 561, 89, 1009 ГК), в) гражданско-правовую необходимую оборону (§ 228, 904 ГК), г) правомерную крайнюю необходимость (§ 34 УК), д) осуществление правомерных интересов (§ 193 УК), е) согласие потерпевшего (§ 226а УК), ж) причинение вреда при правомерном аресте или для предотвращения побега лица, законно содержащегося под стражей (конституционная норма) и др., а к обстоятельствам, исключающим виновность: а) ошибку в запрете (§ 17 УК), б) оправдывающую крайнюю необходимость (§ 35 УК) (см. [99. С. 124]).

В международном праве к обстоятельствам, исключающим ЮОТ, обычно относят согласие потерпевшей стороны на совершение действия, повлекшего правонарушение, а также допускаемые международным правом действия в ответ на противоправные деяния самого потерпевшего субъекта (например, самооборона, репрессалии). Причем Комиссия международного права ООН посчитала целесообразным объединить обстоятельства, освобождающие от ЮОТ и исключающие ЮОТ, в одно общее понятие – «обстоятельства, исключающие противоправность» (см., например, [107. С. 279 – 280]).

Думается, что Комиссия в данном случае допустила серьезную ошибку, поскольку подобное решение не позволяет четко отграничивать основания и условия освобождения от ЮОТ и исключения ее вообще. Необходимость же такого разграничения для юридической науки и практики будет особенно заметна при рассмотрении следующего параграфа данной работы.


Поделиться:

Дата добавления: 2014-12-03; просмотров: 138; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты