Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Экспансия Западнохристианской цивилизации в позднем Средневековье




Читайте также:
  1. А. Экспансия на Восток западноевропейских стран и религиозно-политических организаций в начале XIII в.
  2. Античные цивилизации Древней Греции и Древнего Рима.
  3. Антонов В. А. Города и крестовые походы в прибалтийские земли. Город в средневековой цивилизации Западной
  4. Биологические цивилизации.
  5. Бронзовый век как эпоха в мировой истории. Цивилизации и культуры бронзового века.
  6. Вечно догоняющее» развитие: тупик современной цивилизации или ее альтернатива?
  7. Внутренняя структура цивилизации
  8. ВОСТОЧНЫЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ
  9. Гл. II §1. Этногенез и ранняя история славян. Славяне Восточной Европы и их соседи в раннем средневековье.
  10. ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Приобщение к Западнохристианскому миру государств раннесредневеко-вой Центральной Европы происходило в целом мирно и добровольно, хотя и не без давления со стороны Германии и Рима. Общей моделью здесь было склонение к принятию католицизма и признания верховенства императора и (или) папы местных правителей и их окружения, которые брали курс на кре­щение своих подданных.

Однако параллельно и несколько позднее Западнохристианская цивилиза­ция расширялась и силой оружия. Это относится к Пиренейскому полуострову и Западному Средиземноморью в целом; к Восточному Средиземноморью, Эге-иде, району Мраморного моря и частично Причерноморью; и, наконец, к Вос­точной Прибалтике. Но если в одних случаях происходило отвоевание некогда захваченных мусульманами земель, население которых издревле в конфессио­нальном отношении признавало главенство Рима, то в других осуществлялось подчинение областей Восточнохристианского мира с навязыванием церковной унии, в третьих — прямая агрессия против жизненных центров Мусульман­ской цивилизации (хоть и в рамках территорий, некогда принадлежавших хри­стианам), а в четвертых — силовое утверждение феодально-католической со­циокультурной системы на языческих землях по берегам Балтийского моря.

Первым регионом, где началась эта борьба, был Пиренейский полуостров. В битве при Ковадонге (718 г.) христианам Северной Испании удалось отстоять уз­кую полоску земли между Кантабрийскими горами и водами Бискайского залива, население которой, возвратив вскоре себе г. Овьедо, к середине VIII в. образовало королевство Астурия. Успехи франков к концу этого столетия привели к образо­ванию Испанской марки между Пиренеями и р. Эбро, с тем что в 801 г. в руках христиан оказались Барселона, а в 812 г.— Помплона. Так начиналась Реконкиста — отвоевание у мусульман западными христианами Пиренейского полуострова.512 Цивилизации третьей генерации в эпоху средневековья

первых, Арагон, занимающий его северо-восточную часть, Кастилия — соот­ветственно его северные, центральные и отчасти южные области, и Португа­лия на западе, вдоль атлантического побережья. При ярой, даже демонстратив­ной приверженности католицизму (что было следствием их многовекового не­посредственного противостояния Мусульманскому миру), этносоциальная при­рода этих государств, как и тем более их территориально-пространственная ориентация, были весьма различны.

Арагон, ведущей областью которого была Каталония, в IX—X вв. колонизо-вывался преимущественно выходцами из южнофранцузских областей и все время поддерживал с ними самые тесные связи. Каталонцы в этноязыковом отношении были в ближайшем родстве с жителями Септимании, Лангедока и Прованса, выступая главным звеном в культурном обмене между мавритан­ской Испанией и Европой севернее Пиренеев. Их экономические и политичес­кие интересы были всецело ориентированы на Средиземноморье, с ведущими центрами которого (особенно в его западной части — такими как Нарбонна, Монпелье, Марсель^- Генуя, Пиза, Рим, Неаполь, Палермо) Барселона поддер­живала оживленные торговые сношения. Об этом свидетельствует и направ­ленность военно-политической энергии арагонских королей.



С захватом Балеарских островов (утраченных в 1276 и вновь завоеванных в 1344—1349 гг.) основное внимание арагонских королей обращено в сторону Южной Италии. Воспользовавшись восстанием жителей Палермо против заняв­ших ранее Сицилию французов Анжуйской династии, Педро III в 1282 г. овладе­вает этим городом, а к 1302 г. Хаиме II завершает подчинение этого острова, распространяя свою власть в 1326 г. и на Сардинию, за которую (после изгнания из нее мусульман к концу XI в.) длительное время боролись Генуэзская и Пизан-ская республики. Все это прямо ввело Арагон в круг проблем французской и итальянской политики. При временных поражениях королевству, чей флот гос­подствовал в Западном Средиземноморье, в целом сопутствовал успех. Кульми­нацией политического возвышения Арагона стало присоединение к нему в прав­ление Альфонса Мудрого Неаполитанского королевства (1442) — т. е. всей Южной Италии. В результате, во второй половине XV в. королевство Арагон простира­лось от Сарагосы и Валенсии до Апулии и Калабрии, при том что Сардиния, Сицилия и Неаполь прочно удерживались Испанией до начала XVIII в.

Иной, поначалу сугубо сухопутный характер имела Кастилия, выступавшая в качестве ведущей силы Реконкисты. Ее истоки находились в североиспан­ских, связанных еще с воинскими вестготско-свевскими традициями государ­ствах раннего Средневековья — Астурии и Леоне. Продолжавшаяся столетия­ми с непреходящим упорством борьба против мавров, при медленном но упор­ном продвижении на юг, была связана с вытеснением мусульманского населе­ния и широкой христианской колонизацией завоеванных территорий. При та­ком положении у кастильцев вырабатывалось высокое ощущение идентичнос­ти как с представлявшимся весьма абстрактно Западнохристианским (именно как католическим) миром в целом, так и в пределах собственной народности, развившей свою богатую поэтическую культуру. Кастильский диалект и стал основой испанского литературного языка.



Несколько обособленное место среди католических государств принадле­жало Португалии. Завершив Реконкисту к середине XIII в., будучи окруженной с суши Кастилией и обращенной к Атлантическому океану, королевство зани-Западнохристианская цивилизация средневековья__________________________________513

мает ключевую позицию в торговле стран Северо-Западной Европы (Англии, Северной и Западной Франции, Нидерландов с Фландрией) и государств Сре­диземноморья. Это сближало ее с западнохристианскими государствами се­вернее Пиренеев, но вместе с тем способствовало и веротерпимой (до конца XV в.) политике по отношению к мусульманам. Португальские власти, особен­но начиная со времен принца Генриха Мореплавателя (1394—1460), младшего сына короля Иоанна I, осознают выгодность географического положения сво­ей небольшой страны и разворачивают активную военно-торгово-экспедици-онную деятельность в Атлантике, овладевая к 1485 г. рядом опорных пунктов на побережье Африки до pp. Сенегал и Гамби (откуда начинается широкий вывоз черных рабов, золота и слоновой кости), а также островами — Мадейры, Азорскими и Зеленого Мыса, к которым, уже в Гвинейском заливе, со време­нем добавились Сан-Томе и Принсипи.

Тем самым были подготовлены стартовые позиции к броску в Индийский океан, осуществленном благодаря открытию Васко-да-Гамой морского пути в Индию (1498), а также начало (с высадки П. Кобрала на побережье Бразилии в 1500 г.) португальской колонизации восточной части Южной Америки. Если учесть, что X. Колумб уже в 1492 г. достиг Антильских островов, то можно сказать, что 90-е годы XV в. стали началом заокеанской экспансии Западнохри-стианской цивилизации, возглавлявшейся в XVI в. Испанией и Португалией и знаменовавшей качественно новый этап в процессе межцивилизационного вза­имодействия человечества.

Реконкиста, связанная с вытеснением мусульманских и, в значительной сте­пени, иудейских элементов с Пиренейского полуострова, сопровождалась систе­матическим заселением и освоением опустошенных земель на каждом этапе их завоевания. Христианам, причем не только пиренейским, но и иностранным, в частности, выходцам из Франции, предлагались особо благоприятные условия поселения. При этом с середины XI в. испанская реконкиста взяла на себя досе­ле неизвестную миссию религиозной войны и проложила путь, в военном и духовном отношении, крестовым походам на мусульманский Восток.

Эпоха крестовых проходов, открывшаяся пламенной речью папы Урбана II 26 ноября 1095 г. в Клермоне с призывом освободить от мусульман Святую Землю и Иерусалим, охватывает XII и XIII вв., однако после захвата крестонос­цами Константинополя в 1204 г. основным объектом заиаднохристианской эк­спансии становятся уже не государства ислама, а эгейско-причерноморские, преимущественно грекоязычные области Восточнохристианской цивилизации, ослабленные неудачной для Византии борьбой с турками-сельджуками.

После первых, ошеломивших Мусульманский мир успехов, кульминацией которых стала учиненная в 1099 г. резня в захваченном Иерусалиме, владения католиков на Ближнем Востоке, в пределах Сирии и Палестины, неизменно сокращались. Менее чем через пятьдесят лет после Первого крестового похода была потеряна приевфратская Эдесса (1144), а после истребления главных сил крестоносцев в битве при Тивериадском озере Саладин, блистательный прави­тель Египта и Сирии, вернул Мусульманскому миру Иерусалим со всем побе­режьем от Аскалона до Бейрута включительно (1187).



Начатый в 1189 г. в ответ на такие неудачи христиан монархами Германии, Франции и Англии Третий крестовый поход закончлся полным провалом. Од­нако он знаменателен тем, что, начиная с него, главным объектом западнохри-514 Цивилизации третьей генерации в эпоху средневековья

стианской экспансии в Восточном Средиземноморье становятся не мусульман­ские, а православные земли. В 1191 г. Ричард Львиное Сердце захватил у ви­зантийцев Кипр, остававшийся затем во владении католиков (сперва в каче­стве отдельного Кипрского королевства, а затем — владения Венеции) до 1571 г. Борьба на Ближнем Востоке продолжалась и в XIII в., однако, несмотря на временные успехи императора Фридриха II и отчаянные усилия Людовика IX, крестоносцы с середины этого столетия все более сдают позиции. В 1244 г. мусульмане на многие века вновь овладевают Иерусалимом, в 1268 г. ими была взята Антиохия, в 1289 г. — Триполи, а в 1291 г.— последняя опора западных христиан на побережье Азии — Акра.

Эти неудачи во многом были связаны с тем, что с начала XIII в. Западнохри-стианский мир главное свое внимание направляет на завоевание и удержание обломков Византии. Начало было положено уже захватом Кипра, но роковой удар по греческой империи был нанесен в 1204 г. со взятием Константинополя.

Однако захват и раздел между лидерами крестоносцев Греции от Пело­поннеса до Константинополя в пределах созданной ими по феодальному принципу "Латинской империи" не означал их окончательного закрепления на этих землях. Упорное сопротивление оказали образовавшиеся на руинах Византии такие греко-православные государства, как Эпирское царство, Ни-кейская и Трапезундская империи, а также возникшее в конце XII в. Второе Болгарское царство, силы которого в 1205 г. разбили крестоносцев при Ад­рианополе.

Особую роль в этих событиях, явившихся следствием Четвертого крестово­го похода, сыграла Венеция, дож которой Энрико Дондоло и склонил кресто­носцев к вмешательству в дела Византии. В результате, венецианцы кроме опор­ных пунктов на Далматинском побережье получили ряд островов — Ионичес­кие, часть Кикладских и Спорадских, Эвбею, Крит и пр., а также часть Кон­стантинополя, к которым позднее добавились Родос и Кипр. Эти успехи соче­тались с ожесточенной борьбой с конкуренткой Венеции — Генуей.

Генуэзцы оказали существенную помощь деньгами и флотом никейскому императору Михаилу Палеологу в овладении Константинополем (1261), за что получили в восстановленной, хотя и в крайне ограниченных размерах Визан­тии большие привилегии, включавшие и широкий доступ в Причерноморье. Вслед за этим они по договору с уже завладевшими Крымом татарами приоб­рели в 1266 г. Кафу (Феодосию), а затем, расширяя свое присутствие в Север­ном Причерноморье, утвердились в Чембало (Балаклаве) в 1357 г. и в Солдайе (Судаке) в 1365 г., выведя свои колонии на берег Керченского пролива (Бос-пор) и в устье Дона (Тана).

Однако противоречия с местным, преимущественно восточнохристианским, греко-армянским населением ослабляли их позиции в Крыму. С падением Кон­стантинополя в 1453 г. у них уже не было шансов удерживать свои северопри­черноморские колонии, которые и были захвачены турками в 1475 г. К этому времени в общих чертах заканчивается и покорение Османской империей от­дельных опорных пунктов в Эгеиде, остававшихся в руках католиков или пра­вославных. В 1522 г. мусульмане захватил Родос, а в 1571 г. — Кипр, что было естественным следствием установления господства турецкого флота во всем Средиземноморье после завоевания султаном Селимом I (1512—1520) Сирии, Палестины, Египта и части Алжира.Западнохристианская цивилизация средневековья 515

Таким образом, мы видим, что к концу XV в., как раз к тому времени, когда государства Пиренейского полуострова, полностью завершив Реконкисту, от­крыли страницу западнохристианской заокеанской экспансии, в Восточном Средиземноморье и Причерноморье Запад понес решительное поражение в борьбе с возглавленным здесь Турцией Мусульманским миром. Однако экс­пансия венецианцев и генуэзцев в этих местах была как бы прообразом коло­ниальных захватов европейцев последующих веков (особенно португальцев, а затем сменивших их голландцев и англичан) в прибрежных районах восточных цивилизаций северной части Индийского океана — от сомалийских Мамбасы, Малиндо и Могадишо до Кермана и Ормуза, Диу и Цейлона и далее до малай-ско-индонезийских и южнокитайских вод с Аомынем (Макао).

Османская империя выиграла у Западнохристианского мира борьбу за ви­зантийское наследие и, поглотив Балканы и Магриб, сама широким фронтом перешла в наступление на него. Однако уже в первой четверти XVI в. Запад становится гегемоном Мирового океана, закладывая тем самым основы своего будущего всемирного колониального господства.

Параллельно с Реконкистой и экспансией крестоносцев в Восточном Сре­диземноморье разворачивалась и не такая масштабная, но не менее жестокая немецко-католическая агрессия в Прибалтике. Проникновение немецких тор­говцев (из северонемецких городов Ганзы) в устья Вислы и Даугавы (Западной Двины) происходило уже в XII в. Важнейшими вехами на пути приобщения балтских этносов, прежде всего пруссов (со временем частично истребленных, частично ассимилированных немцами) и предков современных латышей (кур-шей, зимгола, латтов, ливов), было, во-первых, перенесение в устье Вислы, с санкции польского князя Конрада Мазовецкого, деятельности Тевтонского ор­дена (1226) и основание в устье Даугавы немцами Риги с епископством для распространения католицизма среди окрестных язычников (отчасти уже зат­ронутых православным влиянием со стороны Полоцкого княжества).

Для христианизации балтских племен был основан специальный орден ме­ченосцев, который после серьезных поражений от соединенных сил литовцев и зимголов в 1237 г. влился в состав успешно действовавшего против пруссов Тевтонского ордена, трансформировавшись в Ливонский. Рыцарская агрессия охватила всю Восточную Прибалтику, дополняясь активной немецкой колони­зацией Померании (Поморья), а также захватами датчан на севере Эстонии и шведов на побережье Финляндии. На непродолжительное время в руки немцев попал даже Псков, однако, благодаря победам Александра Невского над шведа­ми в устье Невы в 1240 г. и над ливонскими рыцарями на льду Чудского озера в 1242 г., экспансия Западнохристианского мира в сторону Северо-Западной Руси была остановлена.

Упорное сопротивление католикам в течение XIII—XIV вв. оказывали и литовцы, однако пруссы к 1283 г. были завоеваны. Окончательно же немецкая экспансия в этом регионе была пресечена Грюнвальдской битвой 1410 г. Но установление самых тесных отношений между Польшей и Великим княже­ством Литовским в процессе борьбы с немецкой агрессией в конце концов привело к распространению католицизма и среди литовцев, окончательно ут­вердившегося в Литве лишь к середине XVI в. В результате Люблинской унии 1569 г. Великое княжество Литовское, до того отличавшееся веротерпимостью, образовало общее с Польшей католическое по своей природе государство —516_____________________________Цивилизации третьей генерации в эпоху средневековья

Речь Посполитую, при том что украинские земли были непосредственно пере-подчинены Варшаве.

Таким образом, в результате средневековой истории Западнохристианская цивилизация к концу XV в. завершила свое формирование. Не считая вынесен­ной на крайний северо-запад Исландии, ее внешние рубежи были обозначены такими государствами, как Испания, с ее (ранее арагонскими) владениями в Центральном Средиземноморье (Сицилия и Неаполитанское королевство), Вен­грия с принадлежавшими ей Хорватией и преимущественно восточнохристи-анской Трансильванией, Польша с захваченной ею в ту пору еще православной Галицкой землей и Восточной Прибалтикой, оказавшейся во владении немец­ких рыцарей, датчан и шведов.

При этом сама Занаднохристианская цивилизация состояла из двух доми­нировавших над другими субцивилизационных (макроэтнических) блоков — романского, южного, и германского, северного, между которыми, впрочем, не было четких границ, кроме разве что Альп, разделявших Италию и Германию Особое промежуточное и в то же время как бы совмещавшее в себе оба начала положение занимала в целом уже завершившая свое объединение при Людо­вике XI (1461—1483) Франция. В каждом из этих блоков вполне выделились ведущие в социально-экономическом и культурном отношении центры: Север­ная и Центральная Италия в одном случае и Прирейнские земли с Нидерланда­ми — во втором. Однако центры политической консолидации — Испания, Фран­ция, Англия и Австрия — с ними не совпадали.

По сравнению с романским и германским (в пределах собственно Герма­нии, Нидерландов и Англии) регионами Скандинавские страны и католические славянские земли Центральной Европы с Венгрией, не говоря уже о покорен­ной Восточной Прибалтике и Финляндии, выглядят в это время культурно-хозяйственной внутренней периферией Западнохристианского мира, уже вполне интегрированной в его состав. В роли колонистов здесь выступали преимуще­ственно немцы, при том что из Прирейнской Германии (Швабии) до Днепра широко расселялись и немецкоязычные евреи — ашкенази.

В политические границы католических государств, Венгрии и Польши, во­шли уже и первые православные земли — Трансильвания, Закарпатье и Гали­ция, а затем, со времен Люблинской унии, и остальные этнически украинские (кроме Буковины) и белорусские земли. Однако последнее происходило парал­лельно расширению Западнохристианского мира за счет Нового Света, тогда как к началу Великих географических открытий, западное влияние еще почти не затронуло Восточную Европу.

Предпринятое рассмотрение формирования Западнохристианского мира Средневековья было необходимо не только ввиду того, что выросшая на его основе Западноевропейско-Североатлантическая цивилизация стала ведущей силой мирового развития во второй половине II тыс. Это важно было сделать еще и потому, что в нашем обществе, особенно в последние 10—15 лет, распро­странились иллюзорные представления об органической причастности Украи­ны, Белоруссии или России к социокультурной системе Запада. Конечно, нет оснований отрицать влияние последней на восточнославянские народы, как и общность антично-христианских истоков их культурных традиций. Однако в цивилизационном отношении восточные славяне не являются составной час­тью Западного мира, имея иные, византийско-восточнохристианские духовныеЗападнохристианская цивилизация средневековья____________________________________517

корни. Свою цивилизационную идентичность Запад обрел уже к рубежу I и II тыс , подключая к себе в дальнейшем отдельные европейские этносы, прини­мавшие от папского престола католицизм.

Через распространение унии в сложный и противоречивый симбиоз с Западом вошла часть западных украинцев и белорусов. Однако средиеднеп-ровское ядро Украины, не говоря уже о Московском царстве, отвергло этот путь. И у меня нет никаких оснований полагать, что в наше время или в каком-то обозримом будущем ситуация в этом плане может быть принципи­ально изменена Конечно, мы можем окончательно деградировать, утратив какую-либо связь с нашими цивилизационными основаниями, но стать запад­ными людьми — никогда! Для этого нам надо было бы иметь западную исто­рию, пройти готику и схоластику, в особенности же Ренессанс и Реформа­цию. Исторический путь Запада не может быть повторен уже никем. Поэто­му и "западно" не сможет стать уже ни один народ.ГЛАВА XV


Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 24; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.013 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты