Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



МЕТОДИЧНА РОЗРОБКА ПРАКТИЧНОГО ЗАНЯТТЯ № 13 13 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

под тканью богатство. Два холма плоти выпирали столь сильно, что, казалось,

сейчас совсем выпрыгнут. Верна поразилась тому, что соски Рикки остаются

прикрыты тканью, несмотря на то, что девушка возбужденно дышит.

- Ну что, и ты тоже?.. - выпалила Рикка.

Верна, наконец, посмотрела в мечущие огонь голубые глаза.

- Я тоже - что?

- Ты тоже не можешь оторвать взгляд от моей груди? Верна

почувствовала, что краснеет.

- О чем ты думаешь, одеваясь так в лагере! - набросилась она на

девушку, чтобы скрыть неожиданную стыдливость. - Вокруг полно солдат! Ты

выглядишь как шлюха!

Повседневная кожаная одежда закрывала тело до самого горла, поэтому

вид женской плоти здесь был чем-то необычным и донельзя шокировал.

Тут только Верна заметила, что длинная коса Рикки распущена. Светлые

волосы рассыпались, точно лошадиная грива. Она никогда не видела ни одну

Морд-Сит на людях с незаплетенной косой - знаком их профессии.

Даже вид обнаженной груди Рикки не так удивлял, как ее распущенные

волосы. Именно они притягивали похотливые взгляды. Было что-то

кощунственное в ее распущенной косе, хотя Верна не могла одобрить

профессию, чья цель - мучение людей.

Она вдруг вспомнила, что попросила одну из Морд-Сит, Кару, проделать

самое худшее с юношей, почти мальчишкой - убийцей Уоррена. Целую ночь Верна

провела, слушая, как он кричит, прощаясь с жизнью. Его страдания были

чудовищны, но даже они не принесли ей удовлетворения.

Временами Верна думала о том, что, может, в будущей жизни Хранитель

подземного мира приготовил ей нечто подобное за сотворенное ею. Она не

беспокоилась об этом, это было бы наименьшее из возможных возмездий.

К тому же она решила, что если ей придется заплатить за убийство этого

человека, тогда вся суть Справедливости - ложь, для которой нет разницы

между добром и злом. По справедливости, та казнь, которая свершилась по ее

воле над диким животным в обличье человека, убившим Уоррена, должна быть

вознаграждена в загробной жизни вечным пребыванием в лучах Создателя рядом

с духом Уоррена, а иначе нет в мире справедливости.

В шатер вошел генерал Мейферт и застыл рядом с Риккой. Он отвел назад

светлые волосы и посмотрел на Верну, спокойно сидящую у своего стола.



Именно он раздобыл дерево для этого столика на разрушенной ферме. Он,

конечно, не походил на столы во Дворце Пророков, но был гораздо удобнее,

чем обитые золотом громоздкие письменные столы. Генерал Мейферт гордился

тем, что Верна пользуется его находкой.

- А это что еще такое? - спросил он, бросив быстрый взгляд на волосы и

одежду Рикки.

- Ну, я пока еще не знаю, - отозвалась Верна. - Что-то вроде

представления на тему перехода одной из Сестер Джеганя.

Рикка сложила голые руки на своей почти обнаженной груди.

- Не просто Сестры, а Сестры Тьмы.

- Джегань всю зиму посылал Сестер через перевалы, - сказал молодой

генерал. - Прелат поставила там щиты и ловушки, - в его голосе появилось

беспокойство. - Хочешь сказать, что кто-то из них прошел?

- Нет, хочу сказать, что я охотилась на них.

- О чем ты говоришь? - рассердилась Верна. - Мы потеряли таким образом

дюжину Морд-Сит. После того, как ты нашла насаженные на пики головы двух

твоих сестер Морд-Сит, Мать-Исповедница запретила вам бесполезно

разбрасываться собственными жизнями.

Рикка улыбнулась. Эта была одна их тех улыбок, которыми Морд-Сит

удовлетворенно улыбаются перед тем, как подарить людям ночные кошмары.



- Так ли бесполезно?

Рикка вытащила из мешка женскую голову. Держа ее за волосы, она

поднесла голову к лицу Верны. Потом повернулась к генералу, потрясла

головой у него под носом и бросила ее на стол. На бумаги медленно

засочилась спекшаяся кровь.

- Ну, как я и говорила, Сестра Тьмы.

Верна узнала лицо, даже искаженное смертью. Рикка права, это Сестра

Тьмы. Интересно, как Рикка узнала, что это Сестра Тьмы, а не Света?

Верна услышала конское ржание у шатра. Солдаты приветствовали

возвращающихся из разведки. Было слышно, как люди разговаривали и отдавали

приказы. Молоты били по раскаленному железу, словно колокола. В загоне

переминались с копыта на копыто лошади. Проходящие воины звенели оружием.

Огонь потрескивал, когда в него подкидывали дров или кузнецы опускали

железные заготовки.

- Ты коснулась ее эйджилом? - тихо спросила Верна. - Эйджил не

действует на тех, кого контролируют сноходцы.

- Эйджил? - хитро улыбнулась Рикка и расцепила руки. - Ты видишь

эйджил?

Верна знала, что ни одна Морд-Сит не оставит свой эйджил. Смотря на

выпирающую из платья грудь Рикки, Верна могла только догадываться, куда та

спрятала эйджил.

- Так, хорошо, - тон генерала говорил, что он больше не намерен

терпеть. - Я хочу знать, что происходит, прямо сейчас.

- Я была на перевале Доббин в разведке и обнаружила имперский патруль.

- Время от времени они там появляются, - кивнул генерал, разочарованно

вздохнув. - Как ты смогла пройти через патруль? И почему ни одна из наших

Сестер не поймала их?

- Ну, этот патруль был еще на той стороне перевала, за разрушенной

фермой, - Рикка пожала плечами и постучала пальцем по столу. - Там, где ты



нашел дерево для вот этого.

Верна недовольно скривила лицо. Рикка не должна была ходить за

перевал. Но Морд-Сит подчинялась только приказам лорда Рала. В отсутствие

Ричарда Рикка слушалась приказов Кэлен. Верна подозревала, что Морд-Сит

подчиняются Матери-Исповеднице лишь поскольку она жена лорда Рала, а они

боятся навлечь на себя гнев Ричарда. Если приказы не казались Морд-Сит

сложными, они обычно не выполняли их. А когда считали иначе, то делали то,

что хотели.

- Вижу саму Сестру, и у нее сильная головная боль, - продолжила Рикка.

- Джегань, - констатировала Верна. - Джегань приказывал ей, или

наказывал за что-то, или читал лекцию. Время от времени он так делает. Это

не слишком приятно.

Рикка поворошила волосы на мертвой голове, разбросав бумаги.

- Бедняжка, - протянула Морд-Сит. - Пока она бродила в соснах,

прижимая пальцы к вискам, ее люди развлекались на ферме с девицами.

Девчонки вопили и пытались вырваться, но это не отвлекало солдатню.

Верна прикрыла глаза и вздохнула. Некоторые так и не научились убегать

при приближении Имперского Ордена.

Иногда, когда люди отрицают существование зла, их сталкивают лицом к

лицу с тем, чего бы они больше всего хотели избежать.

- Но я позаботилась о храбрых солдатах Имперского Ордена, - снова

довольно улыбнулась Рикка. - Они были так увлечены, что не обратили на меня

внимания. Женщины были испуганы и вопили, даже когда я их спасала. Сестра

не обращала внимания на вопли ни раньше, ни когда я оказалась на ферме, -

Морд-Сит на секунду задумалась и продолжила отчет о происшедшем уже более

серьезным тоном. - Одна из девиц была блондинкой и примерно моего роста. И

тут мне в голову пришла мысль. Я натянула ее платье, распустила волосы и

стала похожа на нее. Потом дала девушке одежду одного из солдат и велела им

бежать, не оборачиваясь, к холмам, в противоположном направлении от Сестры.

Мне не пришлось повторять это дважды. Затем я уселась на скамейку рядом с

амбаром. Скоро появилась и Сестра. Она увидела меня, сидящую, повесив

голову, и притворно плачущую и почему-то решила, что другая девушка внутри

с мужчинами. Сестра сказала: "Пришло время тому, что эти тупые ублюдки

сделали с тобой и твоей подружкой. Его Высочество ждет от нас отчет, и ждет

его срочно. Он готов начать наступление".

- Она так сказала? - Верна даже приподнялась с кресла.

- Да.

- А потом? - спросил генерал Мейферт.

- Потом Сестра направилась к боковой двери амбара. Когда она подошла

ко мне, я вскочила и перерезала ей горло солдатским ножом, - обыденным

тоном завершила рассказ Морд-Сит.

- Ты перерезала ей горло? - Генерал Мейферт подскочил к Рикке. - Ты не

воспользовалась эйджилом?

Девушка посмотрела на него так, словно он совсем не слушал ее.

- Прелат говорила, что эйджил не действует на тех, кем владеет

сноходец. Потому я выбрала нож. Сноходец или нет, нож всегда отлично

действует, - Рикка снова подняла голову и показала ее Берне. К

окровавленным волосам прилипла бумага. - Я провела ножом по горлу и вокруг

шеи. Сестра немного побилась, но я крепко держала ее, и она быстро умерла.

В одно мгновение все стало черным, таким черным, как сердце Хранителя.

Словно весь подземный мир охватил нас.

Верна не могла смотреть на голову Сестры, которую давно знала, и

думала, что она посвящена Создателю, свету жизни. Но эта Сестра приняла

посвящение смерти.

- Хранитель сам пришел забрать ее, - прошептала Верна.

- А... Не думаю, что когда умирает Сестра Света, происходит такое

же, - как показалось Берне, саркастически произнесла Рикка. - Я же сказала

тебе, это была Сестра Тьмы.

- Сказала, - кивнула Верна.

Генерал Мейферт дружески хлопнул Морд-Сит по плечу.

- Спасибо, Рикка. Пойду сообщу. Если Джегань собрался двигаться, через

несколько дней он будет здесь. Нам нужно подготовить перевалы.

- Перевалы надо держать, - вымолвила Верна и тихо вздохнула. - До

конца.

Ордену придется идти через горы, чтобы завоевывать Д'Хару. Через горы

есть несколько перевалов. Верна и Сестры как могли запечатали их. Они

обрушили с помощью магии камни на проходы, сделав их недоступными. Где-то

пришлось завалить дорогу, оставив захватчикам единственный путь -

карабкаться по стенам гор. Люди всю зиму работали над тем, чтобы сделать

недоступными и стены. На вершине стен были выстроены укрепления, из которых

можно сбрасывать на врагов камни. Везде Сестры поставили магические

ловушки, пройти которые было бы кровавым испытанием, а после ловушек армию

Ордена встретили бы защитники на стенах.

У Джеганя есть Сестры Тьмы, которые могут разрушить и щиты, и каменные

завалы, созданные двумя сторонами магии, но Верна сильнее их, по крайней

мере в Магии Приращения. Кроме того, она поделила силу между Сестрами,

чтобы создать заслоны, которые будет трудно преодолеть. Значит, сноходец

наступает. Ни Верна, ни Сестры, ни армия Д'Хары не смогут противостоять

бесчисленным полчищам Джеганя. Он не вздрогнет и прикажет своим людям идти

через перевалы, пусть даже они будут на сотни футов завалены телами павших.

Жизнь солдата для него ничего не стоит.

- Я скоро вернусь, Верна, - произнес генерал. - Надо собрать офицеров

и Сестер, убедиться, что все готовы.

- Конечно, - отозвалась женщина.

Генерал и Рикка собрались уходить.

- Рикка, - позвала Верна. Она показала на столик. - Будь так любезна,

забери с собой голову почившей дорогой Сестры.

Рикка вздохнула, ее грудь чуть не вывалилась из корсета, а лицо

приняло страдальческое выражение. Морд-Сит снова запихнула голову в мешок и

исчезла вместе с генералом.

Верна села и оперлась лбом о руки. Всему приходит конец. Закончилась

холодная, но мирная зима. Джегань разбил зимний лагерь по другую сторону

гор, но достаточно далеко, чтобы можно было совершать вылазки против его

войска. Как и прошлым летом, когда погиб Уоррен, стоит благоприятная

погода, чем не может не воспользоваться Орден. Все начинается снова.

Убийства, террор, битвы, отступления, голод, истощение.

Но есть ли еще выбор, кроме как умереть, сражаясь с врагом? Во многом

жизнь стала хуже смерти.

Верна вспомнила о Книге путешествий. Она вытащила ее из кармана и

придвинула лампу поближе. Верна подумала, где-то сейчас Кэлен и Ричард,

живы ли они? Как там Зедд и Эди, в одиночку сторожащие Башню Волшебников?

Они-то, как никто, сейчас в безопасности. Но рано или поздно Д'Хара падет,

и тогда Джегань вернется в Эйдиндрил.

Верна бросила книгу на стол, расправила платье и придвинула кресло.

Пальцы с наслаждением пробежались по кожаной обложке, которой было более

трех сотен лет. Книги путешествий создали таинственные маги древности, те,

кто выстроил Дворец Пророков. Каждая книга имела двойника и была бесценна.

Написанное в одной из них сразу же появлялось в книге-двойнике. Благодаря

книгам, Сестры могли быстро получать важные вести, а не дожидаться их

неделями и месяцами.

Энн, действительный Прелат, владела книгой-двойником Верны.

Двадцать лет назад Энн послала Верну найти Ричарда. Энн знала о том,

где его искать. Верна понимала, отчего Кэлен пришла в бешенство, узнав, как

Энн исказила их с Ричардом судьбы. Но тогда женщина знала, что Прелат

посылает ее выполнить жизненно важную миссию - найти того, кто может спасти

мир и дать надежду будущему.

Она придвинула книгу ближе к свету и открыла ее.

 

"Верна, кажется, мне удалось узнать, где прячется пророк..."

 

Женщина удивленно откинулась от стола. После разрушения дворца пророк

Натан освободился из-под их контроля и сейчас где-то скитался, представляя

серьезную опасность.

Последние пару лет Сестры Света считали Прелат и пророка погибшими.

Перед тем, как уйти с пророком исполнить важную миссию, Энн симулировала их

смерть и назначила Верну Прелатом. Кроме Верны, Зедда, Ричарда и Кэлен,

очень немногие знали правду. Во время путешествия Натану удалось сбросить

ожерелье и сбежать от Энн. Он был очень опасен.

Верна вернулась к чтению.

 

"...Уже несколько дней я слежу за ним. Просто не верится, что после

того, как он был в моей власти, я едва контролирую его. Скоро я дам тебе

знать о себе снова. Как ты. Верна? Как твое здоровье? Как там Сестры и

армия? Напиши мне. Ночью буду читать мою книгу. Очень скучаю по тебе".

 

Верна выпрямила спину. Это все. Конец письма. Но этого было

достаточно. Сообщение Энн о том, что она засекла местонахождение Натана,

заставило голову Верны закружиться.

Но даже эта неожиданная новость не подняла ее дух. Джегань намерен

атаковать Д'Хару. Энн скоро подчинит пророка, но Ричард где-то на юге, и

они не знают, где. Пять сотен лет Энн складывала события так, чтобы Ричард

возглавил битву за будущее человечества, а теперь, на пороге решающего

сражения, его нет с ними.

Верна вытянула из корешка книги стило и написала ответ.

 

"Моя дорогая Энн, боюсь, что здесь все обстоит не так хорошо. На днях

начнется осада перевалов к Д'Харе".

 

 

Глава 20

 

Длинные коридоры Народного Дворца были заполнены звуком шагов по

каменным плитам. Энн присела на мраморную скамью между тремя женщинами и

пожилой парой. Обе компании судачили об одежде прогуливающихся по залам

людей или обсуждали, что они здесь будут делать и смотреть дальше. Энн

подумала о бессмысленности этих разговоров, но, наверно, болтовня помогает

отвлечься от тягот войны. Было удивительно, что в такое позднее время

жители предпочитают прогуливаться по коридорам, а не спать в теплых

постелях.

Энн опустила голову и притворилась, что ищет что-то в дорожной сумке.

Краем глаза она внимательно следила за проходящими солдатами. Прелат не

была уверена в необходимости такой предосторожности, но решила не

рисковать.

- Издалека пришла? - спросила Энн ее соседка.

Женщина подняла голову и поняла, что обращаются к ней.

- Да, я проделала нелегкое путешествие.

Энн снова уткнулась носом в сумку и приняла серьезный вид, надеясь,

что ее оставят в покое.

Но женщина средних лет, с вьющимися каштановыми волосами,

заинтересовалась и с улыбкой продолжила.

- Я живу недалеко отсюда и очень люблю проводить ночи во дворце,

просто чтобы усилить духов.

Энн оглядела полированный мраморный пол, гладкие каменные красные

колонны под арками, обвитыми виноградной лозой, поднимающейся к балконам.

Она подняла голову к стеклянной крыше, через которую днем струился свет в

зал, и перевела взгляд на статуи лошадей в натуральную величину, навечно

застывших в галопе вокруг брызг фонтана.

- Да, кажется, я понимаю, о чем ты, - пробормотала Энн.

Ее духов дворец не усиливал. Наоборот, во дворце она чувствовала себя

кошкой в собачьей будке с запертой дверью. Здесь она чувствовала, что ее

сила слабеет.

Народный Дворец был больше, чем просто дворец. Это был целый город,

объединенный бесконечными крышами. Десятки тысяч людей жило в нем

постоянно, и еще тысячи каждый день приходили. Дворец делился на несколько

уровней: на одних продавали товары в лавочках, на других - селились власти,

на третьих - располагались обычные жилища.

Вокруг плато, на котором располагался дворец, вились рынки, где люди

покупали и продавали товары. Поднимаясь ко дворцу, Энн миновала множество

таких лавочек. Центром торговли был сам дворец, куда стекались люди со всей

Д'Хары.

Кроме того, дворец являлся родовым местом Дома Ра-лов. Народный Дворец

был заклинанием, не просто заколдованным местом, как Дворец Пророков, в

котором Энн провела большую часть своей жизни. Сам дворец был заклинанием.

Внутренний дворец был выстроен с особым вниманием и точностью.

Наружные укрепленные стены вместе с комнатами дворца составляли оболочку

заклинания, а залы и коридоры складывались в вычерченные линии - само

заклинание, суть его силы.

Как заклинание, начерченное палочкой в пыли, были возведены и стены

дворца. Построить дворец такой конструкции, с точки зрения привычных

архитектурных канонов, было безумием. Но от проверенных методов постройки и

конструкции пришлось отказаться ради того, чтобы работало заклинание.

Оно было особенным. Дворец защищал любого из Дома Ралов. Это значит,

что здесь Рал обладал наибольшей силой, а другие, наоборот, теряли ее. Энн

нигде не ощущала такого ослабления своего Хан, эссенции жизненной силы и

дара. Она сомневалась, сможет ли зажечь здесь с помощью дара хотя бы свечу.

Челюсть Энн отвисла, когда она вдруг осознала еще один аспект

заклинания. Она обвела взглядом залы - части заклинания - наполненные

людьми.

Заклинания, написанные кровью, всегда эффективнее и мощнее. Но когда

кровь просачивается в землю, засыхает или разлагается, сила заклинания

ослабевает. Но Народный Дворец - заклинание, его линии-коридоры заполнены

живой кровью людей. Энн потеряла дар речи, осознав всю гениальность плана.

- Комнату ищешь, да?

Энн забыла о своей соседке, которая продолжала пялится на нее и

улыбаться накрашенными губами. Она заставила себя прикрыть рот.

- Э-э... - протянула Энн. - Я пока не нашла место для ночлега.

- Но ты не можешь свернуться на скамье, - улыбка женщины все так же

висела на губах, казалось, ей все труднее сохранять ее. - Охрана тебе не

позволит. Придется тебе снять комнату, или вылетишь из города.

Энн прекрасно поняла, к чему клонит горожанка. Этим людям, одетым в

лучшие одежды для посещения дворца, она казалась нищенкой. После разговоров

о том, кто как одет, соседка Энн с неудовольствием обнаружила ее рядом с

собой.

- У меня есть, чем заплатить за комнату, - заверила ее Энн. - Я просто

пока не нашла ее. После такого долгого путешествия мне надо было бы пойти и

вымыться, но мне очень хотелось дать отдохнуть моим бедным ногам. Не

скажешь, где мне можно найти подходящую комнату?

- Я могу предложить тебе мою комнату, - улыбка стала чуть более

естественной. - Это недалеко отсюда.

- Ты очень любезна, - Энн поднялась и заметила спускающуюся по

коридору охрану.

Женщина встала и пожелала доброй ночи соседкам по скамье.

От чего Энн действительно устала, так это от вечерней молитвы лорду

Ралу. На площади зазвонил колокол, призывая всех собраться и помолиться.

Энн отметила, что никто не собирается избежать молитвы. Между людьми ходила

охрана. Энн почувствовала себя мышкой в когтях ястреба, и ей пришлось

присоединиться к толпе на площади.

Она провела на коленях около двух часов, упорно склоняясь к полу и

касаясь лбом земли, так же, как и все, мрачно повторяя слова

молитвы-посвящения.

- Магистр Рал ведет нас. Магистр Рал наставляет нас. Магистр Рал

защищает нас. В сиянии славы твоей - наша сила. В милосердии твоем - наше

спасение. В мудрости твоей - наше смирение. Вся наша жизнь - служение тебе.

Вся наша жизнь принадлежит тебе.

Дважды в день люди читали формулу посвящения. Энн не представляла, как

они выносят это мучение.

Она вспомнила о связи между народом Д'Хары и лордом Ралом, связи,

которая защищает людей от сноходцев, и поняла, как они это выносят. Она

сама была пленницей Императора Джеганя. Он убил на ее глазах Сестру, просто

чтобы запугать Энн.

Она знала, как люди выносят посвящение перед лицом жестокости и пыток.

Едва ли Энн нуждалась в прочтении формулы посвящения лорду Ралу,

Ричарду. Она посвятила ему пятьсот лет еще до его рождения.

В пророчестве говорилось, что он - единственный, кто сможет

предотвратить катастрофу. Энн рассматривала стены зала. Ей хотелось бы

знать, где же Ричард.

- Сюда, - женщина потянула Энн за рукав.

Недавняя соседка махнула рукой направо и пошла по коридору. Энн

накинула платок, закрыв сверток, который она несла, и прижала крепче к боку

дорожную сумку. Она заметила, что многие сидящие на мраморных скамьях и

низких выступах стен обсуждают ее вид.

По полу разбегались зигзаги из темно-коричневого, ржавого и светлого

камня, складываясь в трехмерный узор. Энн уже видела такие узоры в Древнем

мире, но ни один из них не сравнится с этим. Этот - произведение искусства,

больше, чем просто каменный пол. Все во дворце было совершенно.

На полуэтажах с каждой стороны разместились лавки. В некоторых из них

продавались товары, необходимые путешественникам. Здесь можно было увидеть

разную выпивку и снедь, от мясных пирогов до сладостей, от эля до теплого

молока. Где-то продавали ночные рубашки. В других лавках - ленты для волос.

Даже в столь поздний час многие лавки были открыты. Во дворце всегда

оставались те, кто работал всю ночь, и они нуждались в подобных лавках.

Заведения, в которых предлагали сделать новую прическу или перекрасить

волосы, или сотворить чудо с ногтями, закрывались до утра. Энн была

уверена, что владельцы таких мест очень бы удивились, увидав ее.

Женщина откашлялась. Они шли вниз по широкому коридору, разглядывая

витрины.

- Откуда ты пришла?

- О, далеко с юга. Это очень-очень далеко отсюда, - Энн неопределенно

махнула рукой и почувствовала, какой внимательный взгляд бросила на нее

новая знакомая. - Там живет моя сестра, и я навещала ее, - Энн решила

подкинуть еще мысль в костер любопытства соседки. - Она советница лорда

Рала по важным вопросам.

Брови женщины взлетели вверх.

- Правда? Советник самого лорда Рала! Какая честь для твоей семьи.

- Да. Мы все ею очень гордимся, - с подчеркнутой медлительностью

произнесла Энн.

- А в чем лорд Рал с ней советуется?

- Советуется? Ну, по военным делам, конечно.

- Женщина? Дает советы лорду Ралу по ведению войн? - Соседка открыла

рот.

- Ну да, - настаивала Энн, придвигаясь ближе и понижая голос. - Она

ведьма. Предвидит будущее. Смотри, она написала мне письмо и сказала, что я

иду во дворец. Разве не удивительно?

- Ну, это легко угадать, что ты пошла бы сюда, - чуть нахмурилась

горожанка.

- Да, но она сказала мне, что я встречу добрую женщину.

- Она, должно быть, очень талантлива, - наконец расплылась в улыбке

соседка.

- О, ты даже не представляешь насколько точно она предсказывает

будущее, - упорствовала Энн в описании достоинств несуществующей

родственницы.

- Да ну? А она сказала что-нибудь особенное о твоем визите сюда?

Что-нибудь такое?

- Сказала, конечно. Как думаешь, правду она сказала, что я встречу

здесь мужчину?

Глаза женщины забегали по коридорам.

- Тут полно мужчин. Это не кажется особенным предсказанием. Точно, она

должна была открыть тебе больше, чем... ну, я имею в виду, если она так

талантлива, да еще и советник лорду Ралу...

Энн приложила палец к нижней губе, как бы изо всех сил стараясь

воскресить в памяти все детали судьбоносного предсказания.

- Ты мне напомнила, да, она сказала... Смогу ли я вспомнить... - Энн

по-свойски положила руку на плечо женщины. - Сестра все время рассказывает

о моем будущем. Она так много пишет о моем будущем, что иногда мне кажется,

я теряю свою жизнь! Мне часто сложно вспомнить, что она писала.

- Ну, пожалуйста, вспомни, - нетерпеливо трясла ее женщина. - Это так

интересно.

Энн снова приложила палец к губе и уставилась на потолок,

притворившись, что впала в глубокую задумчивость. Впервые она заметила, что

потолок искусно расписан под небо, с облаками и всем остальным.

- Ну, сестра сказала, что человек, которого я встречу, будет средних

лет, - произнесла, наконец, Энн, доведя любопытство женщины до крайней

точки. Она снова положила руку соседке на плечо. - Но очень заметный. Не

такой уж старый и дряхлый, высокий, и даже очень высокий, с длинными седыми

волосами, которые падают на его широкие плечи. Она сказала, что он будет

хорошо выбрит и вполне привлекателен, с пронзительными темно-лазоревыми

глазами.

- Темно-лазоревыми глазами... ой-ей! - захихикала женщина. - Да он

просто красавчик!

- Еще она сказала, что когда он смотрит на женщин своими ястребиными

глазами, у них начинают дрожать колени.

- Наверняка... - лицо соседки залила краска. - Жаль, что твоя сестра

не знает имени этого симпатяги.

- О, конечно, знает. Какой же она была бы советницей лорду Ралу, если

бы не знала таких простых вещей.

- Она сказала его имя? Твоя сестра может знать и это?

- А как же иначе, - заверила ее Энн и замолчала, разглядывая

проходящих мимо людей.

Кто-то заглядывал в открытые лавочки, кто-то болтал, сидя на скамье.

- Ну? - спросила женщина. - Какое имя предсказала тебе сестра? Имя

этого необычного господина? Энн задумчиво рассматривала потолок.

- Что-то на "Н", вроде. Найджел или Норрис, как-то так. Нет, постой,

по-другому, - Энн щелкнула пальцами. - Она назвала его Натаном.

- Натан, - повторила женщина, смотря на Энн так, словно, если бы она

не произнесла имя, та вырвала бы его с языком. - Натан.

- Да, точно. Натан. Знаешь кого-нибудь с таким именем? Натан? Высокий

парень, средних лет, широкоплечий, с длинными белыми волосами и лазоревыми

глазами?

Женщина подняла глаза к потолку. На этот раз Энн наклонилась, вся

внимание, ожидая ответа.

Кто-то схватил Энн за плечо и заставил остановиться. Энн и соседка

повернулись.

За ними стояла очень высокая голубоглазая девушка с длинной светлой

косой. Она была одета в красную кожу, а ее мрачный вид не предвещал ничего

хорошего.

Женщина рядом с Энн побледнела как ванильный пудинг. Рот ее открылся.

Энн еле удержалась, чтобы тоже не открыть рот.

- Мы ждали тебя, - произнесла женщина в красном.

За ее спиной стояла дюжина высоких мужчин в превосходных кожаных

доспехах, вооруженные превосходно отполированными мечами, ножами и копьями.

- Вы, должно быть, ошиблись...

- Я никогда не ошибаюсь.

Энн едва доставала до желтого полумесяца и звезды на животе женщины в

красной коже.

- На сей раз вы не правы. Что все это значит? - невинный тон в голосе

Энн таял, как снежный ком под лучами палящего солнца.

- Волшебник Рал приказал привести тебя.

- Волшебник Рал?

- Именно. Волшебник Натан Рал.

Энн услышала, как женщина рядом судорожно вздохнула. Ей показалось,

что соседка сейчас грохнется в обморок, и она взяла ее под руку.

- Все в порядке, милая?

Соседка во все глаза смотрела на женщину в красной коже.


Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 22; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.122 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты