Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



МЕТОДИЧНА РОЗРОБКА ПРАКТИЧНОГО ЗАНЯТТЯ № 13 14 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

- Да. Мне пора. Я опаздываю. Мне надо идти. Можно?

- Конечно. Тебе лучше уйти, - заверила ее высокая блондинка.

Женщина торопливо поклонилась и, пробормотав "Спокойной ночи",

бросилась вниз по коридору, обернувшись только раз.

- Ну, я рада, что вы меня нашли, - взглянула Энн в лицо блондинке. -

Не терпится повидаться с Натаном. Простите... с Волшебником Ралом.

- Тебе не предоставят аудиенцию с Волшебником Ралом.

- Имеешь в виду, мне не сегодня ночью предоставят... аудиенцию с ним.

Энн старалась быть вежливой, но больше всего она хотела бы избить

чародея, свернуть ему шею, и чем раньше, тем лучше.

- Меня зовут Найда, - представилась женщина.

- Приятно познакомиться...

- Знаешь, кто я? Я Морд-Сит, - не дожидаясь ответа, прибавила она. -

Предупреждаю тебя из вежливости. Только один раз, так что слушай

внимательно. Ты пришла сюда с враждебными намерениями к Волшебнику Ралу.

Теперь ты моя пленница. Будешь использовать магию против меня, и я ее

захвачу. А потом я или моя сестра Морд-Сит тебя накажем. Очень-очень

больно.

- Боюсь, здесь моя магия не сильна, - призналась Энн. - Малая толика.

Так что, как видишь, я довольно безобидна.

- Меня не заботит твоя магия. Даже если ты попытаешься зажечь с ее

помощью свечу, твоя сила перейдет ко мне.

- Ясно, - произнесла Энн.

- Не веришь мне? - склонилась Найда. - Я заставлю тебя напасть на

меня. Не часто мне приходилось завладевать магией ведьмы. Это должно

быть... забавно.

- Благодарю, но я слишком устала сегодня, и от путешествия и от всего

остального, чтобы на кого-нибудь нападать. Может, попозже?

- Отлично, - улыбнулась Найда. Энн поняла, почему люди так боятся

Морд-Сит. - Значит, позже.

- Ну и что ты собираешься делать со мной, Найда? Заточить меня в одной

из милых комнаток дворца?

Найда не ответила на вопрос и кивком подозвала двух мужчин. Они

подхватили Энн под руки, вырастя, будто огромные дубы с каждой стороны ее

хрупкого тела.

- Идем, - Найда пошла впереди.

Стражники двинулись за ней, волоча Энн. Ее ступни касались пола каждый

третий-четвертый шаг. Люди в коридоре отшатывались от Морд-Сит, вжимаясь в

стену подальше от женщины в красном. Кто-то прятался в открытых лавках,

откуда тайком наблюдал за процессией. Все разглядывали невысокую женщину,



которую тащили два амбала из дворцовой охраны в блестящих доспехах. За

спиной Энн слышала лязг оружия.

Они повернули в небольшой зал и пошли между колонн. Один из стражников

бросился вперед распахнуть двери. Через узкий дверной проем они

просочились, как вино сквозь ткань.

Коридор за дверью был темный и узкий - совсем непохожий на широкие

галереи, по которым прогуливаются жители. Затем они спустились по лестнице.

Ступеньки лестницы тяжело скрипели под дубовыми шагами охраны. Стражники по

очереди освещали путь Найде фонарями. Звук шагов разносился эхом в темноте.

Когда они спустились, Морд-Сит повела их через лабиринт грязных

каменных коридоров. В сырых залах стоял запах плесени. Подойдя к следующей

лестнице, они снова стали спускаться по квадратной шахте вниз, в глубины

Народного Дворца. Энн думала о том, сколько людей в прошлом шли этим же

путем и уже никогда не возвращались. И отец Ричарда, Даркен Рал, и отец его

отца, Панис, отличались особой жестокостью. Для таких людей жизнь других

ничего не значит.

Ричард все изменил.

Но сейчас его нет во дворце. Зато здесь поселился Натан.



Энн знала Натана уже очень давно - около тысячи лет. Большую часть

этого времени она, как Прелат, держала его запертым в собственных комнатах.

Пророкам нельзя позволять свободно перемещаться. Но теперь он на воле. И,

что еще хуже, он смог захватить власть во дворце - доме предков Дома Ралов.

Он - предок Ричарда. Он - Рал. И он волшебник.

План Энн показался ей вдруг неимоверно глупым. Просто поймать его,

когда он будет без охраны. Поймать и защелкнуть ожерелье на шее. Такая

возможность еще представится, и он опять будет в ее власти.

Женщина приободрилась, решив, что ее план приобретает некий смысл.

В конце спуска Найда повернула направо и пошла по узкому коридору с

железными перилами слева. Энн пыталась что-то разглядеть, но фонарь освещал

только черноту внизу. Она боялась и подумать о том, насколько глубока

шахта. У нее не было мыслей насчет борьбы со своими похитителями, но Энн

устрашилась того, что они могут поставить ее на край каменного колодца и

просто прикончить.

Их послал Натан. А Натан, каким бы он ни был временами вспыльчивым, не

приказал бы сбросить ее в шахту. Энн вспомнила, как держала его в течении

веков под замком, какие экстраординарные меры предосторожности

предпринимала, чтобы удержать Натана под контролем. Она снова склонилась

через перила над чернильной тьмой.

- Натан ждет нас? - как можно дружелюбнее спросила Энн. - Я бы хотела

поговорить с ним. Есть одно дельце, которое надо обсудить.

Найда бросила через плечо тяжелый взгляд.

- Волшебнику Ралу не о чем говорить с тобой.

Морд-Сит вела их по тесному каменному коридору. То, с какой мрачной

решительностью на лице она шла вперед, пугало не меньше, чем сам коридор.



Наконец Энн увидела впереди свет. ^%кий проход вывел к маленькой

площади, на которой сходились несколько залов. Везде круто шли вниз

воронкообразные лестницы. Энн начали стаскивать по лестнице, и она

вцепилась в перила, боясь потерять равновесие, но в этом не было

необходимости - ее крепко держали под руки и не позволили бы упасть или

сбежать.

Внизу в проходе с низким потолком Найда, Энн и охрана остановились.

Слабый свет факелов, воткнутых в поставцы, давал возможность осмотреться.

Закопченная комната была наполнена дымом. Стоял отвратительный запах

застарелого пота и мочи. Энн подумала, что свежий воздух никогда не

проникал в подземелье Народного Дворца.

Справа послышался сухой, отрывистый кашель. Она вгляделась в темноту и

заметила двери в стенах. Чьи-то пальцы вцепились в железную решетку

крошечного дверного оконца. Иных звуков, кроме кашля, не доносилось из

клеток, где томились отчаявшиеся люди.

Громила в форме дожидался у железной двери слева. Он выглядел так,

словно был сам изваян из того же камня, которым выложили стены. В другое

время Энн решила бы, что он довольно симпатичный парень.

- Найда, - приветствовал охранницу мужчина. - Кто тут? - вежливо

поклонившись, спросил он глухим голосом.

- Еще одна узница, капитан Лернер, - Найда подтащила Энн за плечо

вперед и показала капитану так, как показывает фазана удачливый охотник. -

Опасная узница.

Мужчина быстро окинул Энн взглядом с головы до ног.

- Тогда особо надежная камера.

- Волшебник Рал не хочет, чтобы она сбежала, - Найда одобрительно

кивнула головой. - Он говорит, от нее можно всякого ожидать.

Энн была готова гневно ответить, но придержала язык.

- Ты бы пошла с нами и проверила, чтобы ее заперли щитами, - обратился

капитан Лернер к Найде.

Морд-Сит повела головой. Двое из охраны бросились вперед и сняли два

факела со стен. Капитан наконец-то отыскал нужный ключ среди дюжины на

связке. Замок с лязгом открылся, железный звук загулял по низким коридорам

темницы. Этот звук показался Энн звоном колокола по приговоренным.

С усилием капитан отворил дверь. Тусклые свечи освещали длинный

коридор с дверями по сторонам, в которых были вырублены крохотные окошки.

Люди принялись завывать и свистеть, как животные, призывая жестокие

проклятия на головы тех, кто потревожил их мир. Когтистые руки взметнулись,

пытаясь дотянуться и уцепиться за проходящих.

Двое мужчин с факелами повернули в коридор направо. Свет отражался на

красной коже костюма Найды. Заключенные прижали лица к решеткам, чтобы

лучше разглядеть ее. В кулаке Морд-Сит зажала эйджил, который висел на цепи

у нее на груди. Она посмотрела в оконца направо и налево. Грязные руки

убрались обратно. Голоса притихли. Энн услышала, как многие поспешили

забиться в дальние уголки своих камер.

Наведя таким образом порядок, Найда пошла дальше. Энн толкнули в

спину. Впереди шел капитан Лернер со связкой ключей. Энн прикрыла платком

нос и рот, пытаясь не вдыхать невыносимо зловонный воздух.

Капитан взял из ниши небольшую лампу, зажег ее от свечи и остановился

перед дверью. Двери в длинном коридоре были расположены ближе друг к другу.

В решетку одного из крошечных оконец вцепилась рука, покрытая лишаем.

Коридор за следующей дверью оказался еще ниже и не шире, чем плечи

Энн. Она пыталась успокоиться, пока они шли по кривому проходу. Найда и ее

люди остановились, сложив руки на груди.

- Здесь, - сказал капитан Лернер, остановившись.

Он поднял фонарь и заглянул в окошко двери. Со второго раза он нашел

нужный ключ и отворил дверь. Капитан отдал фонарь Найде и двумя руками

принялся открывать дверь. Чтобы она немного приоткрылась, мужчине пришлось

навалиться всем своим весом. Потом он исчез внутри.

Найда вместе с лампой исчезла вслед за капитаном. Ее рука, затянутая в

красную кожу, высунулась и затащила Энн внутрь.

Капитан открыл еще одну дверь внутри крошечного помещения. Энн

увидела, что эта комната защищена щитами. Отворилась вторая дверь. Стены

открывшейся комнатки были выложены камнями. Единственный выход отсюда был

через дверь, ведущую в комнату с щитами, а потом через вторую дверь.

Дом Ралов знал, как построить надежную тюрьму.

Найда схватила Энн за локоть и приказала идти в камеру. Даже маленькой

Энн пришлось нагнуться, чтобы переступить порог. Единственным предметом

обстановки в комнате была каменная кровать у дальней стены, которая служила

и стулом. На скамье стоял небольшой кувшин с водой. На другом конце ложа

лежало сложенное коричневое одеяло. В углу стоял ночной горшок. Он хотя бы

был пустой, хотя и не совсем чистый.

- Волшебник Рал хотел, чтобы ты осталась здесь, - Найда поставила

лампу на кровать.

Очевидно, не всякий гость удостаивался такой роскоши.

Найда уже занесла ногу над порогом, как Энн позвала ее.

- Пожалуйста, передай Натану мою просьбу. Пожалуйста. Скажи, что я

хочу увидеться с ним. Скажи, это очень важно.

- Он говорил, что ты будешь просить об этом, - улыбнулась Найда. -

Натан пророк, и он знал, что ты скажешь.

- Ты передашь ему мои слова?

Холодные голубые глаза Найды словно взвешивали душу Энн.

- Волшебник Рал просил передать тебе, что он управляет всем дворцом и

ему неудобно бежать к тебе каждый раз, как ты позовешь.

Именно эти слова она тысячу раз передавала с Сестрой, когда Натан

требовал, чтобы ему позволили увидеть Прелат: "Передай Натану, что я

управляю целым дворцом, и я не могу бегать вниз каждый раз, когда он меня

позовет. Если у него есть просьба, то пусть он напишет, я прочитаю ее,

когда у меня будет время".

До сегодняшнего дня Энн не знала, как жестоки были ее слова.

Найда закрыла за собой дверь. Женщина осталась одна в камере, из

которой, она знала, выхода нет.

Вот и конец ее жизни. Она не будет узницей всю свою жизнь, как Натан

был ее пленником всю свою.

- Найда! - Энн бросилась к окну.

- Да? - Морд-Сит уже была у второй двери, рядом со щитом.

- Скажи Натану... Скажи, что я прошу прощения.

- Думаю, Волшебник Рал знает цену всем твоим извинениям, - коротко

рассмеялась охранница.

Энн протянула руку, пытаясь дотянуться до нее.

- Найда, прошу тебя. Скажи ему... скажи Натану, что я люблю его.

Долгое время Найда смотрела на нее, прежде чем резко закрыть дверь.

 

 

Глава 21

 

Кэлен подняла голову. Она нежно положила ладонь на сердце мужа и

прислушалась к звукам в темноте. Ричард тяжело дышал, его грудь поднималась

и опускалась под ее рукой. Это вселяло в нее надежду - он еще жив. Пока

Ричард держится, она будет бороться, чтобы найти решение, и не отступит.

Они доберутся к Никки. Как-нибудь приедут к ней.

Кэлен взглянула на узкий серп лунного месяца в небе и поняла, что

спала меньше часа. Серебряные в лунном свете облака безмолвно плыли на

север. Вдалеке, она рассмотрела залитые лунным светом черные крылья птиц,

постоянно следующих за ними.

Женщина ненавидела этих птиц. Хищные твари летели за ними с того

момента, как Кара коснулась статуи Кэлен, которую Никки назвала сигнальным

маяком. Тёмные крылья всегда были рядом, как тень смерти, наблюдая,

выжидая.

Кэлен вспомнила о песке, утекающем из статуи - песочных часов. Ее

время уходит. Она не знала точно, что произойдет, когда песок кончит

бежать, но в воображении возникали только мрачные перспективы.

Место, где они разбили лагерь, недалеко от острой линии гор с одной

стороны и стеной из колючего кустарника и елей с другой, не было так

безопасно, как им бы хотелось. Но они решили остановиться здесь, когда Кара

поделилась с Кэлен опасением, что Ричард не доживет до утра.

Это чуть слышно прошептанное предупреждение бросило Кэлен в холодный

пот, ее сердце заколотилось, и она была на грани паники.

Хотя они ехали в темноте по открытой местности довольно-таки медленно,

женщина прекрасно понимала, что потряхивание повозки, когда колесо попадало

в очередную неровность дороги, не шло на пользу дыханию Ричарда. Меньше чем

через два часа после того, как они тронулись, Кара обратилась к ней, и

пришлось остановиться. После остановки всем показалось, что дыхание Ричарда

стало менее тяжелым.

Надо было передохнуть. Может быть, после ночи они нагонят упущенное.

Кэлен приходилось все время бороться с собой, уговаривая, что они

приедут вовремя, и у них еще есть шанс, а цель путешествия - не просто

пустая надежда, маскирующая горькую правду.

Последний раз, когда Кэлен думала об этом и чувствовала беспомощность,

ощущая, как тает в ее объятиях жизнь Ричарда, она поняла, что у нее есть

один твердый шанс спасти мужа. Сейчас она не была уверена в том, что этот

единственный шанс сможет стать началом цепи событий, которые разрушат

магию.

Кэлен единолично приняла решение воспользоваться этим шансом, и она

одна ответственна за то, что происходит. Если бы она знала то, что ей было

известно сейчас, она поступила точно также - спасла жизнь Ричарда, - но это

не снимало с нее ответственности.

Она - Мать-Исповедница, и, значит, отвечает за тех, у кого есть дар,

за создания магии. И уж точно не она должна стать причиной их конца.

Кэлен услышала, как Кара, подражая крику птицы, предупреждает о своем

возвращении. С мечом в руке Кэлен поднялась на ноги. Этому птичьему крику

научил ее Ричард.

Кэлен открыла окошко фонаря, чтобы стало светлее. Она увидела Тома.

Юноша, держа руку на серебряной рукоятке своего ножа, поднимался с камня,

откуда он наблюдал за лагерем и человеком, которого коснулась Кэлен.

Человек все так же недвижимо лежал у ног Тома - там, где ему приказала быть

госпожа.

- Что там? - прошептала Дженнсен, появившись рядом с Кэлен и протирая

глаза.

- Пока не знаю. Кара дала сигнал, может, кто-нибудь уже с ней.

Охранница появилась из темноты, толкая, как и предположила Кэлен,

перед собой какого-то человека. Кэлен сдвинула брови, припоминая, где же

она его видела. Женщина моргнула, осознав, что это тот молодой человек,

которого они встретили неделю назад - Оуэн.

- Я пытался успеть к вам раньше! - завопил Оуэн, увидев Кэлен. -

Клянусь, я пытался!

Кара шла рядом с ним, держа его за плечо, и рявкнула остановиться

перед Матерью-Исповедницей.

- О чем ты говоришь? - спросила Кэлен.

Оуэн поймал взгляд Дженнсен, стоящей за ее спиной, и на секунду

застыл, открыв рот, прежде чем ответил.

- Клянусь, я должен был придти к вам раньше, - он чуть не плакал. - Я

был в лагере, - он сжал одежду у себя на груди, пытаясь унять дрожь. - Я, я

видел... видел все... останки. Великий Создатель, как вы могли быть так

жестоки?

Кэлен подумала, что Оуэна сейчас вырвет. Парень прикрыл рот рукой и

закрыл глаза.

- Все те люди хотели схватить нас, чтобы убить, - проговорила Кэлен. -

Мы не заставляли их бросать свои уютные кресла у каминов и отправляться в

пустыню, где мы их замучили. Они напали на нас - мы защищали себя.

- Но, Великий Создатель, но вы... - Оуэн стоял перед ней, не в силах

справиться с дрожью. Он закрыл глаза. - Ничего не существует. Ничего.

Ничего, - он повторял это снова и снова, как если бы слова могли защитить

его от зла.

Кара сильно потянула Оуэна и заставила его сесть на камень. Глаза

парня были закрыты, он бормотал: "Ничего. Ничего". Охранница встала слева

от Кэлен.

- Что ты здесь делаешь? - в голосе Кары звучала угроза. - Отвечай... -

хотя она и не добавила "...а иначе", смысл тона был ясен.

- И побыстрее, - приказала Кэлен. - У нас и без тебя хватает забот.

Оуэн приоткрыл глаза.

- Я шел к вам, чтобы сказать, но... все эти трупы...

- Об этом мы знаем. Зачем ты искал нас? - терпению Кэлен пришел

конец. - Второй раз я спрашивать не буду.

- Лорд Рал, - Оуэн заплакал, слезы катились по его лицу.

- Что лорд Рал? - произнесла Кэлен сквозь стиснутые зубы.

- Лорда Рала отравили, - вырвалось у него.

Мурашки покрыли ноги Кэлен.

- Откуда ты знаешь об этом?

Оуэн вскочил, комкая одежду на груди.

- Знаю?! Потому, что я один из тех, кто его отравил! - закричал он.

Могло ли произойти такое? Мог ли яд отнять у Ричарда силу дара? Могло

ли быть так, что они все неверно понимали происходящее? А вдруг все

произошло потому, что этот человек отравил Ричарда?

Кэлен почувствовала, как рукоять меча сама ложится в руку, и

направилась к нему.

Оуэн смотрел на нее, как глядит олененок на готового к прыжку горного

льва.

Кэлен и при первой встрече чувствовала, что в Оуэне есть что-то

странное. И Ричард видел в нем нечто непонятное, нечто неправильное.

Нечто, заставившее этого трясущегося от страха незнакомца отравить

Ричарда.

Лорд Рал едва держится. Он страдает от боли. Этот человек повинен в

этом. Кэлен хочет знать почему, хочет знать правду.

Кэлен быстро приближалась. Она не позволит ему сбежать. И не даст ему

солгать.

Он ей исповедуется.

Рука Кэлен начала подниматься. Ее сила разворачивалась, как пружина, и

она чувствовала ее в самой глубине собственного существа.

Этот человек пытался убить Ричарда. Она намерена узнать, есть ли

способ спасти его. И этот человек скажет ей все.

Кэлен решила, что коснется его.

В этом не было необходимости, но вряд ли это ее остановит. Какие-либо

эмоции в отношении поступка Оуэна испарились, теперь они не имели значения.

Только истина вела Кэлен. Она была сама неукротимая решимость.

У него нет шанса. Он - ее.

Кэлен видела, как парень застыл, наблюдая за тем, как она

приближается, видела его широко раскрытые голубые глаза, слезы на щеках.

Кэлен ощутила холодный виток силы, требующий освобождения. Пока ее рука

поднималась к тому, кто причинил вред Ричарду, она ничего не хотела так

сильно, как того, что собиралась сделать.

Он - ее.

Вдруг между ними оказалась Кара.

Кэлен перестала видеть Оуэна из-за Морд-Сит. Исповедница хотела

оттолкнуть Кару, но та была готова и твердо стояла на земле.

- Нет. Мать-Исповедница, нет! - Кара схватила Кэлен за плечи и

заставила ее сделать три шага назад.

Кэлен все еще смотрела на Оуэна, пусть даже она его и не видела.

- Уйди с дороги, - приказала она охраннице.

- Нет. Остановись.

- Убирайся! - Кэлен пыталась толкнуть Кару, но женщина не сдвинулась с

места. - Кара!

- Нет. Послушай меня.

- Кара, уйди...

- Слушай меня! - Морд-Сит затрясла Кэлен с такой силой, что женщине

показалось, что ее шея вот-вот сломается.

- Что?! - Кэлен задыхалась от ярости.

- Подожди, что он скажет. Оуэн зачем-то сюда пришел. Когда он сообщит

то, что хотел, ты сможешь, если захочешь, применить свою силу или прикажешь

мне, и он будет вопить так, что уши луны свернутся трубочкой. Но сначала

нам нужно услышать, что он скажет.

- Скоро я узнаю все, что у него есть за душой, узнаю правду. Когда я

его коснусь, он расскажет все.

- А если в итоге Ричард умрет? Жизнь лорда Рала висит на волоске.

Прежде всего нужно думать об этом.

- Я и думаю. С чего ты взяла, что я собираюсь его убить?

- Что если твоя сила убьет его по неизвестным нам причинам? -

зашептала Кара, потянув Кэлен ближе к себе. - Помнишь недавние события?

Помнишь Мартина Пи-карда, который заявил, что пришел убить Ричарда? Тогда

это было так же легко, как и сейчас, - в голосе девушки была страстная

убежденность. - Подумай, стоит ли тебе касаться этого мужчины; а вдруг это

ловушка, в которую нас заманивают наживкой особого рода? Что, если наши

враги подталкивают тебя к тому, чтобы ты это сделала? А если они таким

изощренным способом заставляют тебя стать инструментом их плана? Это будет

непоправимо. Если лорд Рал умрет, мы не сможем вернуть его, - гневные

голубые глаза Кары были мокры. Сильные пальцы вцепились в плечи Кэлен. -

Почему бы сначала не выслушать его, а уже потом касаться? Ты сможешь взять

его потом, если решишь, что это необходимо, но сначала выслушай.

Мать-Исповедница, я - Сестра Эйджила, прошу тебя, ради жизни лорда Рала,

подожди.

Нежелание Кары применять силу остановило Кэлен больше, чем что-либо

другое. Ведь если и был на свете кто-нибудь, готовый прибегнуть к силе ради

защиты Ричарда, так это Кара.

В тусклом свете лампы Кэлен изучала выражение лица охранницы. Несмотря

на слова Кары, Кэлен не знала, стала бы сама Морд-Сит колебаться.

- А если эта попытка бесполезна? - спросила из-за спины Дженнсен.

Кэлен оглянулась на сестру Ричарда и увидела, что девушка взволнована.

Когда-то Кэлен совершила ошибку, не среагировав быстро, и Ричарда

схватили и забрали от нее. Тогда ошибка стоила Ричарду свободы, на этот

раз - может стоить жизни.

Но Кэлен знала и то, что несмотря на тяжелые последствия тогдашнего ее

колебания, сейчас может и не быть необходимости в немедленных действиях.

Она снова посмотрела в глаза Каре.

- Хорошо. Послушаем, что он скажет, - большим пальцем она стерла слезу

со щеки Кары, слезу смертельного страха за жизнь Ричарда, страха потерять

его. - Спасибо, - прошептала Кэлен.

Кара кивнула и отпустила ее.

- Тебе лучше не разочаровывать меня в том, что я остановила ее, -

развернулась она к Оуэну, сложив руки на груди и приковав его взглядом к

месту.

Парень смотрел на них - Фридриха, Тома, Дженнсен, Кару, Кэлен и даже

на того человека, которого коснулась Кэлен, лежащего недалеко на земле.

- Вначале я хочу знать, как ты мог отравить Ричарда? - спросила

Мать-Исповедница.

Оуэн облизал губы, боясь говорить, но именно для этого он и пришел.

Мужчина уставился в землю.

- Когда я увидел пыль, поднимаемую повозкой, то понял, что вы уже

недалеко, и вылил воду из своих мехов. Когда лорд Рал нашел меня, я

попросил напиться. Он дал мне воды, а перед тем, как вернуть его мех, я

подсыпал яд. Потом я увидел, что появилась и ты, и решил отравить вас

обоих, лорда Рала и тебя, Мать-Исповедница. Но у тебя был свой мех, и ты

отказалась глотнуть воды, когда лорд Рал предложил тебе. Но я подумал, что

это уже неважно. Все должно было сработать отлично.

Кэлен не предполагала, что чувствовать после такой исповеди.

- Значит, ты собирался убить нас обоих, но получилось отравить только

Ричарда?

- Убить?.. - Оуэн поднял голову, потрясенный этой мыслью. Он

решительно замотал головой. - Нет, нет, ничего такого. Мать-Исповедница, я

старался прийти к вам раньше, но эти люди напали на вас первыми. Я должен

был дать противоядие лорду Ралу.

- Вижу. Ты хотел спасти его, после того, как отравил, но когда ты

пришел, мы уже покинули лагерь, - саркастически сказала она.

В глазах парня снова заблестели слезы.

- Это так ужасно. Все эти трупы - кровь. Я никогда не видел такого

жестокого побоища, - он скривил рот.

- Это могли быть мы - наши трупы, если бы мы не защитили себя, -

напомнила Кэлен.

- И вы ушли - ушли. Я не знал, куда вы направились, - повествовал

Оуэн, раскачиваясь и полузакрыв глаза, словно не слышал ее. - Трудно было

идти по следам повозки в темноте, но мне пришлось. Я бежал, чтобы встретить

вас. Я так боялся, что на меня нападут птицы, но знал, что должен успеть к

вам этой ночью. Мне нельзя было ждать. Я очень боялся, но пришел.

История показалась Кэлен бессмысленной.

- Значит, ты вроде тех, кто разжигает огонь, кричит "пожар!", а потом

помогает потушить его, и тогда ты первый герой.

- Нет, нет, не так. Не так, клянусь, - испуганно затряс головой

Оуэн. - Ненавижу так делать. Я так делал раньше, и ненавидел это.

- Зачем тогда ты отравил его?!

Оуэн мял одежду, по его щекам бежали слезы.

- Мать-Исповедница, мы должны дать ему противоядие, или он умрет. Уже

и так поздно, - он сложил руки в умоляющем жесте и поднял голову к небу. -

Великий Создатель, не допусти, чтобы было поздно, прошу тебя. - Парень

двинулся к Кэлен, умоляя, надеясь убедить ее в своей искренности, но,

взглянув ей в лицо, отступил назад. - Времени нет, Мать-Исповедница. Я

пытался придти к вам раньше, клянусь. Если мы сейчас не дадим ему зелье, он

умрет. Все будет бесполезно - все, все!

Кэлен не знала, верить ли бреду Оуэна. Не было смысла отравить

человека, а потом его спасать.

- Что за противоядие? - спросила она.

- Вот, - Оуэн торопливо вынул пузырек из кармана. - Вот лекарство.

Прошу, Мать-Исповедница, - он протянул Кэлен граненый пузырек. - Его надо

дать лорду Ралу. Пожалуйста, поторопись, или он умрет.

- Или оно прикончит его, - произнесла Кэлен.

- Если бы я хотел убить его, то сделал бы это, когда подсыпал яд в

мех. Я мог бы подсыпать больше или не приходить с противоядием. Клянусь, я

не убийца, поэтому и пришел к вам.

Оуэн не внушал доверия. Кэлен не могла ему поверить. Если она поступит

неверно, расплатой за ошибку будет жизнь Ричарда.

- Надо дать Ричарду противоядие, - прошептала Дженнсен.

- Попытка наугад? - спросила Кэлен.

- Ты говорила, что иногда нет другого выбора, кроме как действовать

немедленно, но и тогда ты должен принять правильное решение, используя свой

опыт и знания. В повозке я слышала, что Кара сказала тебе, что Ричард может

не дожить до утра. Оуэн говорит, у него есть противоядие. Я думаю, что

настало время действовать.

- Можно мне сказать? - тихо попросил Том. - Я бы на вашем месте

согласился. Не вижу другого выбора. Если есть возможность спасти лорда Рала

иначе, надо ею воспользоваться.

У Кэлен не было альтернативы, кроме как ехать к Никки, но это

становилось все более и более похожим на бесплодную надежду.

- Мать-Исповедница, я согласен с Томом, - тихим голосом продолжил

Фридрих. - Если ты дашь ему противоядие, мы все будем знать, что это было

лучшее, что можно сделать.

Если зелье убьет его, они не обвинят ее. Вот что хотел сказать

Фридрих.

Дженнсен подошла к Оуэну, таща за собою Бетти.

- Если ты лжешь насчет противоядия, то ответишь мне, и Каре, и

Матери-Исповеднице, если что-нибудь еще от тебя останется после встречи с

одной из нас. Понял?

Оуэн сжался, повернул голову набок и быстро закивал, избегая смотреть

на Дженнсен и Бетти. Кэлен подумала, что он боится Дженнсен больше, чем

кого-либо из них.

- У него действительно есть противоядие, - шепотом сказала Кара,

подойдя к Кэлен. - Иначе зачем ему лгать и подвергать себя опасности? Зачем


Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 18; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.107 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты