Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



МЕТОДИЧНА РОЗРОБКА ПРАКТИЧНОГО ЗАНЯТТЯ № 13 12 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

Старый волшебник бормотал себе под нос веселую мелодию, опуская ложку

в котел. Нет нужды ждать на голодный желудок, всегда говорил он себе; это

только превращает человека в ворчуна. Лучше поесть и быть в хорошем

расположении духа, чем сидеть голодным и страдать. Он будет плохим

собеседником, если не поест.

На восьмой ложке он услышал какой-то шум.

Рука Зедда замерла над булькающим котелком.

Ему показалось, что он услышал звон колокольчика.

Зедд не вскочил и не пытался представить, что бы это могло быть, но

его окатил холодный пот, как если бы к спине прикоснулись ледяные пальцы

призрака. Зедд застыл, склонившись над огнем и наполовину повернувшись к

коридору.

Это мог быть кот. Может, он привязал шнур недостаточно высоко, и

кошачий хвост задел его, вызвав звон.

Или какая-нибудь птица выбрала шнур жердочкой для ночлега. Человек не

смог бы пройти щиты, не задев колокольчиков. Совсем недавно Зедд поставил и

дополнительные заграждения. Должно быть, это животное, кошка или птица.

Но если никто не мог миновать щиты, то почему звенит колокольчик?

Несмотря на очевидные объяснения, волосы на голове у Зедда встали

дыбом. Ему не нравилось то, как звенел колокольчик, что-то в его звуке

говорило ему, что шнур задело не животное. Звук был слишком точным, громким

и слишком быстро замер.

Зедд понял, что колокольчик действительно прозвенел. Ему это не

почудилось. Он постарался воссоздать в памяти звук колокольчика, чтобы

попытаться уловить характер звона.

Зедд бесшумно поставил котелок на гранитную плиту очага. Он встал,

чутко прислушиваясь к коридору, откуда послышался звон. Старик мысленно

пробежал по тем местам, где оставил колокольчики.

Надо было знать наверняка.

Он выскользнул через дверь в коридор, повернул направо и, прижимаясь

плечом к стене, спустился вниз. Впереди никого не было. Зедд остановился и

бросил быстрый взгляд направо. Убедившись, что там тоже никого нет, он

повернул.

Зедд миновал закрытые двери, гобелены с вытканными виноградниками (они

всегда казались ему сделанными халтурно), пустой коридор в комнату с окном,

откуда можно было увидеть глубокую шахту между двумя башнями. Потом он

быстро одолел еще три пролета и выбрался к первой лестнице. Она



закручивалась влево и поднималась как раз над тем коридором, где он только

что был. Теперь волшебник оказался перед сетью коридоров, в которых натянул

шнуры.

Зедд сверился с мысленной картой переходов, коридоров, комнат и

тупиков, которые знал всю свою жизнь. Будучи Первым Волшебником, он мог

проникнуть в любые места Башни, кроме тех, где требовалась Магия Ущерба.

Здесь были места, куда он не мог попасть, но эти к ним не относились.

Старик знал, что если только кто-нибудь не идет следом за ним,

незваному гостю или гостям придется либо вернуться, либо идти через ловушки

и натянутые шнуры. А если так, то он или они заденут еще один колокольчик.

И тогда Зедд будет уверен, что ему не послышалось.

Но может быть, это Эди. Наверно, она просто не заметила чернильный

шнур, натянутый поперек дороги. Может, она догадалась, что это он привязал

колокольчики и нарочно позвонила ими, чтобы позвать его.

Нет, Эди бы так не сделала. Она бы покрутила пальцем у виска и прочла

бы лекцию о том, почему она считает колокольцы бесполезной штукой. Эди не

стала бы шутить с тем, что призвано служить сигналом тревоги. Нет, она

могла бы позвонить специально, но не звонила бы, дурачась.



Раздался звон. Зедд прислушался и похолодел.

Колокольчик звучал с противоположной стороны - с другого конца

хранилища. Он был слишком далеко от первого. Никто не успел бы добежать до

него так быстро. Желающему выкинуть такую шутку пришлось бы подняться по

лестнице башни, перейти в полной темноте по мосту к бастиону, миновать

несколько переходов, спуститься по скату и пройти еще несколько переходов,

чтобы, наконец, задеть второй колокольчик.

Значит, человек пришел не один.

Колокольчик звякнул, словно его бросили на каменные плиты. Кто-то

разорвал шнур и отшвырнул его в сторону.

Зедд изменил план. Он развернулся и бросился налево, поднялся по

лестнице, перескакивая сразу через три дубовые ступеньки. Потом старик

свернул направо и взбежал по еще одной спиральной лестнице, спеша,

насколько позволяли ноги. Волшебник больно ударился голенью о стойку перил,

но задержался всего лишь на секунду, сильно поморщившись. Он быстро

восстановил в памяти карту Башни и снова побежал.

Наверху он пронесся через небольшой переход, скользя по мраморному

полу. Плечом Зедд распахнул дубовую дверь маленькой круглой комнаты.

Звездное небо приветствовало его. Он глубоко втянул холодный ночной воздух

и побежал вдоль бастиона. Дважды он остановился посмотреть вниз сквозь щели

в зубчатой стене. Никого не было. Это хороший знак - значит, он угадал

направление.

Зедд бежал через перекрытия башен, его одежды развевались на ветру. Он

пересек целую часть Башни, где раздались звоны. Зедд мчался вперед, надеясь

опередить того, кто сорвал шнур. Если они затронули колокольчики на той



стороне хранилища, то им придется пройти через то же самое крыло - это Зедд

знал точно. Он хотел успеть первым, перехватить их, прежде чем они

доберутся до безопасной зоны, откуда открывается проход во множество

коридоров. А если они придут первыми, ему потребуется тьма времени, чтобы

отыскать их там.

Его разум летел быстрее ног, вспоминая щиты и удивляясь тому, как

кто-то смог их пройти. Были щиты, которые пройти совершенно невозможно.

Зедд припомнил все тысячи коридоров и переходов в Башне, пытаясь

представить вероятные пути. Это напоминало сложную головоломку, и, как он

ни старался все предусмотреть, но, вероятно, что-то забыл. Он должен был

что-то упустить.

Целые секции и комнаты были перегорожены щитами - пройти их было

невозможно, однако, кто-то их прошел. Даже если какой-нибудь коридор был

перегорожен с двух концов щитами, можно было повернуть в другой конец

коридора и обнаружить еще один путь. Так было сделано намеренно: комнаты, в

которых могли содержаться предметы магии, закрывались, но оставались пути,

чтобы попасть в них и выбраться обратно, в другие комнаты, которые могли

тоже быть закрыты щитами. Такой построили Башню - трехмерный лабиринт с

бесконечными вариантами одного и того же пути.

Кроме того, существовали сети смертельных ловушек. В некоторых местах

стояли предупреждающие барьеры, которые не пропускали никого. За защитными

барьерами находились только щиты, сразу же убивающие любого смертного. Те,

кто проник в Башню, не знали о щитах и шли прямо к ловушке. Эти щиты были

созданы для того, чтобы убить тех, кто посмел так далеко забраться.

Зедд мог предположить, что кто-то благополучно миновал все щиты и

теперь задел колокольчики, но он не мог и представить, как этот кто-то

сумеет пройти дальше. Но кем бы ни был незваный гость и какая бы удача ему

ни сопутствовала, скоро он запутается в лабиринте, и тогда, даже если он не

будет испепелен щитами, с ним расправится Зедд.

Волшебник оглядел башни, мосты, бастионы и лестницы. Бросил взгляд на

лежащий в темноте мертвый Эйдиндрил. Каким образом этот "кто-то" сумел

пройти по каменному мосту в Башню?

Верно, Сестра Тьмы. Может быть, одна из них догадалась, как применить

Магию Ущерба, и разрушила его щиты. Но даже если и так, щиты в самой Башне

совершенно другие. Большинство из них создано волшебниками древности, теми,

кто обладал обеими сторонами дара. Сестра Тьмы не смогла бы пройти такие

щиты - они были призваны защищать от волшебников тех времен. А они были

гораздо могущественнее Сестер Тьмы.

И где Эди? Она должна была бы уже вернуться. Зедд пожалел, что не

отправился искать ее сразу. Тогда бы он точно знал, есть ли кто-нибудь в

Башне. Или его подруга уже знает это. Старик вздрогнул от внезапно

нахлынувшей тревожной мысли. Или они уже нашли Эди?..

Зедд повернулся и побежал по бастиону. Он бежал вдоль стены изо всех

сил, а по ступенькам он скатился так, словно это был склон холма.

Благодаря дару он знал, что поблизости никого нет. А если так, то он

умудрился проскочить мимо них. Теперь он заманит их в ловушку.

Зедд распахнул дверь и влетел в зал.

Он упал прямо в объятия того, кто его поджидал.

И не просто споткнулся, а сбил человека с ног. Оба рухнули на

желто-зеленый мраморный пол зала и заскользили, пытаясь побороть друг

друга.

Зедд был потрясен. Его дар сказал ему, что в зале никого нет. Дар

обманул его. Встреча с человеком, когда он чувствовал, что зал пуст,

раздражала Зедда больше, чем кувыркания на полу.

Сцепившись с противником, Зедд пытался выпустить сети, чтобы связать

его силой магии. Человек же, напротив, старался сдавить его своими

мясистыми ручищами.

В отчаянии, несмотря на то, что их тела переплелись почти в клубок,

Зедд смог набрать в воздухе достаточно энергии и выпустить молниеподобный

луч света прямо в пришельца. Сверкающий луч высек тонкую линию на каменной

стене за спиной мужчины.

Зедд слишком поздно понял, что посланный им сгусток разрушающей магии

не нанес напавшему никакого вреда. По залу застучали осколки камня, они под

углом отскакивали от стен и потолка, запрыгали по мрамору пола.

Мужчина прижал Зедда спиной к полу, отчаянно вопя о помощи и тяжело

дыша ему в лицо. Зедд расслабился и перестал защищаться. Мужчина слегка

ослабил захват, и в следующий момент волшебник точно ударил его коленом в

грудь. От удивления и боли человек закричал и повалился набок от Зедда,

задыхаясь.

Лишенный тепла воздух стал ледяным, словно зимней ночью. Пока оба

противника собирались с силами после схватки, в воздухе расползались

облачка их тяжелого дыхания. Человек снова заорал, надеясь на подмогу.

Зедд поражался тому, что этот тип решился напасть на волшебника. Но,

похоже, он не боялся магии. Даже если раньше Зедд не знал об этом, сейчас

это было очевидно. Хотя противник был раза в два крупнее старого волшебника

и всяко раза в три моложе его, к тому же, на него никак не действовала

магия, на взгляд Зедда, боролся он как-то... слабо.

Но как бы он ни был робок, сейчас он снова решился атаковать. И если

он-таки свернет Зедду шею, будет уже несущественно, насколько робко он это

сделает.

Пока незнакомец поднимался на ноги, Зедд откинул руки назад,

растопырил пальцы и выпустил пламя. Однако на этот раз он знал, что

пытаться поразить им нападавшего бесполезно. Вместо этого старик направил

огонь на каменный пол зала. Струя пламени вгрызлась в камень, вырывая целые

куски из основания и посылая их вверх.

С устрашающей скоростью камень величиной с кулак вонзился в плечо

мужчины. Сквозь грохот падающих камней Зедд расслышал хруст кости. Удар

развернул противника и отбросил его к стене. Теперь Зедд знал, что хотя на

противника и не действует магия, он может причинить ему вред, наполнив зал

кружащимися острыми камнями.

Мужчина, оправившись после удара, снова бросился на Зедда. Он был

встречен дождем из каменных осколков. Кровь забрызгала стены, когда его

тело разрезало на кусочки. В мгновение ока он был мертв и тяжело осел на

пол.

В дыму и пыли на Зедда неожиданно напали еще двое. Как и в первый раз,

дар не предупредил его об их приближении.

Зедд попытался было обрушить новый ураган осколков, но враги уже

подобрались слишком близко. Зедда опрокинули на спину и прижали руки к

полу.

Старый волшебник отчаянно стремился вызвать пламя и обрушить потолок.

Он принялся закручивать воздух, чтобы разнести стены на куски, а заодно и

врагов вместе с ними.

Чья-то мясистая рука заткнула рот Зедду засаленной белой тряпкой. Он

вздохнул и тут же втянул в себя резкий запах. Волшебник подумал, что не

стоило его вдыхать, но было уже слишком поздно.

Широкая лапа накрыла ему лицо, мешая видеть окружающее. Реальность

отвратительно пошатнулась.

Зедд пытался сопротивляться обволакивающей, немой темноте, пока не

потерял сознание.

 

 

Глава 18

 

Когда Зедд очнулся, голова кружилась, а в животе перекатывались волны

тошноты. Старик не помнил, чтобы когда-нибудь за долгую жизнь чувствовал

себя так плохо.

Он не знал, что можно испытывать такую потребность освободить желудок,

когда он давно уже пуст. Зедд не мог поднять голову. Если бы он мог умереть

прямо сейчас, это стало бы благим избавлением от невыносимой боли.

Волшебник хотел прикрыть руками глаза, в которые безжалостно бил свет,

но обнаружил, что его запястья крепко связаны за спиной.

- Кажется, он очнулся, - произнес кто-то рядом.

Невзирая на тошноту, Зедд инстинктивно попытался с помощью дара

определить, сколько человек его окружают. Но его дар, обычно стремительный,

как мысль, прославленный и блистательный дар, позволяющий Зедду видеть без

помощи глаз и слышать без помощи ушей, сейчас как будто завяз в патоке.

Старик подумал, что причина в веществе, которым пропитали тряпку. Рядом с

собой он смог разглядеть только одного человека.

Кто-то схватил его за одежду и поставил на ноги. Зедд позволил себе

стошнить. К его удивлению, этого не произошло. Темная ночь плыла перед его

глазами. Зедд смог различить деревья на фоне неба, звезды и неясные

очертания Башни.

Вдруг ночь разорвал язык пламени. Зедд зажмурился. Маленькое пламя

лениво колебалось на раскрытой ладони женщины с жесткими серыми волосами. В

темноте Зедд разглядел и других людей - дар снова подвел его. Как и тот,

кто напал на него, эти люди тоже не видели магию.

Женщина пристально его рассматривала. Ее лицо исказилось

удовлетворенным отвращением.

- Так, так, так, - произнесла она покровительственным тоном. - Сам

великий волшебник...

Зедд молчал. Похоже, это ее позабавило. Ее крючковатый нос на страшном

лице приблизился ближе.

- Теперь ты наш, - прошипела она.

Зедд терпеливо ждал, собирая внутри себя силу. Он втягивал воздух,

вызывая пламя, которое расколет эту женщину надвое и погребет ее под грудой

камней. Он думал, что ночь озарится светом, который он выпустил.

Но ничего не произошло.

Не теряя времени на обдумывание, что произошло, Зедд снова собрал силу

и послал пламя, которое должно было бы сожрать ее.

Никакой реакции.

Не только ничего не произошло, но и появилось ощущение, что его усилие

подобно камешку, бесконечно падающему в пустой глубокий колодец. Случилось

то, чего он опасался - он ощутил жуткую пустоту.

Зедд понял, что не сможет вызвать пламя и поразить ее, даже если от

этого будет зависеть его жизнь. Каким-то образом его лишили способности

колдовать. Наверно, это результат действия вонючего вещества, из-за

которого он потерял сознание.

И пусть Зедд не управлял своей силой, он сделал то, что мог - плюнул

ведьме в лицо.

Она ударила его по лицу, выбив из рук тех, кто его держал. Не имея

возможности освободить руки, Зедд сильно ударился о землю. Он лежал в пыли,

в ушах стоял звон удара. Зедд ждал, что сейчас кто-нибудь подойдет и убьет

его.

Вместо этого они снова поставили его на ноги. Кто-то схватил его за

волосы на затылке и поднял голову, заставив смотреть в глаза женщине.

Казалось, что злобное выражение ее лица навечно застыло.

Она плюнула ему в лицо.

- Значит, играем в детскую игру "око за око", - улыбнулся Зедд.

В ответ он получил порцию выкручивающих внутренности ударов. Если бы

его не держали под мышки, он бы грохнулся наземь. Зедд не совсем понимал,

как она это делает - может быть, сгустком воздуха, направляемым ее даром.

Женщина рассеивала воздух, прежде чем собрать его в режущую грань, которой

можно было рассечь Зедда пополам. Как бы то ни было, старый волшебник знал,

что она наставила ему отменных синяков.

Долгое время Зедд был не способен восстановить дыхание.

Люди, которых не видел его дар, заставили его встать.

- Я разочарован, обнаружив, что нахожусь в руках ведьмы, которая не

смогла изобрести что-нибудь поинтереснее, - усмехнулся Зедд.

Гримаса расползлась по ее лицу

- Не волнуйся, Волшебник Зорандер, Его Высочество очень хотел

заполучить твое костлявое тело. Он будет играть в "око за око" так, что,

боюсь, ты найдешь забаву весьма изощренной. Я-то знаю, что в изобретении

жестокостей Его Высочество бесподобны. Уверена, он тебя не разочарует.

- Так чего же мы ждем? Мне не терпится переброситься парой слов с Его

Высочеством.

Голову Зедда снова откинули назад, и ведьма проскребла ногтем по его

щеке и горлу, не настолько сильно, чтобы пошла кровь, но достаточно для

того, чтобы удовлетворить свою, с трудом сдерживаемую, жестокость. Она

придвинулась еще ближе. Одна из ее бровей поднялась так, что по спине Зедда

пробежал холодок.

- Представляю, у тебя накопилось много идей для этой встречи. Ты,

наверное, долго мечтал, что ты скажешь или сделаешь... - Женщина подошла

еще ближе и обвела пальцем что-то на его шее. Когда она потянула за пока

неощутимое им кольцо, Зедд понял, что ему надели на шею ожерелье. По тому,

как оно впилось в кожу, старик почувствовал, что вещь, должно быть,

изготовлена из железа.

- Догадываешься, что это? - произнесла она. - Догадайся.

- Ты действительно скучная женщина, - как мог невозмутимо вздохнул

Зедд. - Но, думаю, тебе уже не раз об этом говорили.

Она пропустила издевку мимо ушей, торопясь сообщить нечто ужасное.

- Это Рада-Хан, - сказала она, кривя рот в еще более широкой усмешке.

Зедд почувствовал, как внутри поднимается тревога, но ничем не выдал

ее.

- Да ну, - он не спеша, лениво зевнул. - Не ожидал, что женщина с

таким ограниченным интеллектом, как ты, придумает что-нибудь умное.

Она ударила его коленом в пах. Зедд согнулся пополам от боли, не имея

возможности защититься. Такой жестокости он не ожидал.

Не дав оправиться, его рывком поставили на ноги. Стоять прямо было еще

мучительнее. Зубы Зедда были сжаты, из глаз текли слезы, колени

подгибались, но его крепко держали.

Улыбка ведьмы бесконечно раздражала его.

- Видишь, Волшебник Зорандер? Не всегда важно быть умным.

Зедд был с ней согласен, но промолчал.

Он копил силы, готовясь снять с себя ожерелье. Когда-то его уже

"заковывали". Такое с ним сотворила сама Прелат, наказав, словно

какого-нибудь мальчишку, не умеющего обращаться с даром. Сестры Света

одевают ожерелье тем, кто может причинить своим даром вред другим. И Ричард

носил Рада-Хан, когда в нем ожил дар.

Когда Сестры считали необходимым, они надевали ожерелье юным

волшебникам, и оно причиняло им боль, стоило вызвать магию. Зедд понимал,

почему Прелат заковала Ричарда в ожерелье, когда стало известно, что он

обладает двумя сторонами дара, понимал, что она беспокоилась о том, что его

могут преследовать темные силы, но все равно Зедд не мог простить ей этого.

Волшебника может учить только волшебник, а не толпа гусынь вроде Сестер

Света.

Прелат, однако, не собиралась учить Ричарда. Она заковала его

ожерельем, чтобы разоблачить предателей в своей пастве - Сестер Тьмы.

Но, в отличие от Ричарда, Зедд знал, как снимать эту штуку. Он уже

делал так, когда Прелат думала с помощью ожерелья добиться его согласия.

Зедд чуть собрал силу, так, чтобы ведьма не заметила, и попробовал

расцепить ожерелье. Он почувствовал заклинание, готовое освободить его.

Когда придет нужное время, он будет твердо стоять на ногах, а голова

перестанет кружиться, и тогда он сломает ожерелье. В тот самый момент,

прежде чем она успеет осознать, что произошло, он испепелит ее пламенем

волшебника.

Женщина снова подцепила пальцем ожерелье и потянула.

- Мой дорогой волшебник, подозреваю, что с твоим выдающимся талантом

ты знаешь, как освободиться от ожерелья.

- Да? Выдающийся талант? - по лицу Зедда пробежала ухмылка. - Весьма

польщен.

Ее улыбка была полна презрения. Ведьма подтянула его за ожерелье

близко к своему уродливому лицу.

- Так как Его Высочество был бы очень недоволен, сумей ты освободиться

от ожерелья, я предприняла меры к тому, чтобы это не случилось. Чтобы одеть

его на тебя, я использовала Магию Ущерба.

Да, теперь это проблема.

Она подозвала людей. Зедд заметил, что у всех мокрые глаза. Он был

потрясен, когда понял, что они плачут.

Плача или нет, но люди выполняли приказы уродливой предводительницы, а

потому бесцеремонно схватили волшебника и бросили его в повозку, словно

вязанку дров.

Зедд упал рядом с кем-то.

- Рада видеть тебя живым, старик, - прошептал тихий голос.

Эди. Половина ее лица опухла и кровоточила. Они избили ее почти до

смерти. Ее руки тоже были связаны за спиной. Зедд увидел, что она тоже

плачет.

Его сердце сжалось.

- Эди, что они с тобой сделали?

- Не так много, сколько, боюсь, еще сделают, - слабо улыбнулась она.

В тусклом свете фонаря Зедд заметил на ней то же отвратительное

ожерелье.

- Твое тушеное мясо было великолепно, - сказал он.

- Прошу, не говори сейчас со мной о еде, - застонала Эди.

Зедд осторожно повернул голову и увидел в темноте еще людей. Они

стояли у него за спиной, поэтому он их не почувствовал. Его дар не видел

их.

- Думаю, у нас серьезные трудности, - прошептал он, скорее сам себе.

- Да ну?.. И что у тебя на уме? - проскрипела Эди. Зедд знал, что она

просто пытается развеселить его, но не мог заставить себя даже

улыбнуться. - Прости, Зедд.

Он кивнул и лег набок. Это было лучшее, что он мог сделать со

связанными руками.

- Я думал, что все предусмотрел, поставив везде ловушки. К сожалению,

они оказались бесполезными для тех, на кого не действует магия.

- Ты не мог знать об этом, - ласково произнесла Эди. Зедд мучился

сожалениями.

- Но я должен был принять это в расчет, после того, как мы встретили

весной такого человека во Дворце Исповедниц. Я должен был подумать об этой

опасности, - его глаза уставились в темноту. - Я провалил наше дело, как

последний дурак.

- Откуда они все пришли? - Эди еле сдерживалась, чтобы не

запаниковать. - В своей жизни не встретила ни единого человека, а здесь их

целая толпа.

Зедд не мог видеть страданий Эди. Его подруга могла знать о том, что

они здесь, только по звуку речи. Он, в конце концов, мог увидеть врагов

глазами.

Люди стояли вокруг, склонив головы и ожидая приказаний.

Было заметно, что им не нравится происходящее. Все они были молоды,

около двадцати. Некоторые плакали. Странно было видеть, как плачут такие

здоровенные мужчины. Зедд почти пожалел о том, что убил одного из них.

Почти.

- Вы, трое! - женщина указала на нескольких мужчин в тени и протянула

одному из них фонарь, в который вложила пламя со своей руки. - Идите и

начинайте искать.

Белые глаза Эди повернулись к Зедду.

- Сестра Тьмы, - прошептала она с отвращением. И теперь Сестры владеют

Башней.

 

 

Глава 19

 

- Откуда ты знаешь, что это была Сестра Тьмы? - спросила Верна и снова

принялась писать.

Она вывела свои инициалы на листе с просьбой к Сестре съездить на юг в

город и узнать, как местные ведьмы собираются его защищать. Вся бумажная

работа теперь свалилась на нее. Дворец Верны был разрушен, пророк стал

недосягаем, Прелат пока безрезультатно занята его поисками. Многие из

Сестер отдали свои души Хранителю подземного мира, и это приблизило

Хранителя на шаг вперед к тому, чтобы томить их всех в вечной темноте.

Другие Сестры - и Света, и Тьмы - оказались в руках врага и подчиняются

всем его приказам. Граница между Древним и Новым мирами разрушена, целый

мир перевернут, а единственный человек - Ричард Рал - которому было

предсказано сломить Имперский Орден, находится пес-его-знает-где и делает

пес-его-знает-что, и наконец, ее утомило написание приказов.

Верна терпеть не могла возиться с бумагами, у нее было несколько

помощников, но она чувствовала, что их надо контролировать. Кроме того, что

ее раздражали бумаги, они занимали ее внимание, не позволяя

сосредоточиваться на упущенных возможностях.

- К тому же это могла быть Сестра Света, - добавила Верна. - Джегань

использует и их. Ты не можешь знать наверняка, что это Сестра Тьмы. Всю

зиму и весну он посылал вместе с разведчиками Сестер.

Морд-Сит облокотилась на стол и нагнулась вперед.

- Говорю же тебе, Прелат, это была Сестра Тьмы. Верна не видела смысла

соглашаться, и потому в глубине души не соглашалась.

- Ну, если ты так говоришь, Рикка... - не желая спорить, протянула

она.

Верна взяла из стопки еще одну бумагу - приказ Сестрам найти среди

детей тех, кто может стать Сестрами Света и обращение на тему, почему

Создатель против Имперского Ордена. Верна улыбнулась, представив, как Зедд

разозлится, узнав, что в Новом мире Сестра имеет мнение на этот счет.

Рикка убрала со стола руки.

- Ты со мной еще согласишься.

- Ну, ладно, можешь идти, - Верна бормотала себе под нос следующее

послание от Сестер Света на юге. Сестры писали о том, что перекрыли горные

перевалы.

- Не уходи отсюда никуда, - рявкнула Рикка и вылетела из шатра.

- Никуда я не ухожу, - вздохнула Верна, читая счет, но разъяренная

блондинка уже ушла.

Вдруг Верна различила звуки какой-то возни у шатра. Рикка зло кого-то

отчитывала. Морд-Сит неисправима. Может быть поэтому, несмотря ни на что,

она нравилась Берне.

С тех пор как погиб Уоррен, сердце Верны будто закаменело. Она, как и

прежде, делала то, что была должна, но не чувствовала ничего, кроме

отчаяния. Мужчина, которого она любила, ее муж, самый удивительный человек

в мире - умер.

Ничто больше не волновало ее.

Верна старалась выполнять свою работу как можно лучше - слишком много

людей зависели от нее, но, по правде, она изматывала себя работой, только

чтобы чем-нибудь занять свой мозг, не давать ему думать ни о чем, кроме

Уоррена. Это не всегда срабатывало, но она старалась. Люди рассчитывают на

нее, а она не может себя заставить искренне позаботится о них.

Уоррен умер. Жизнь для Верны стала пустой. Это конец всего, конец

заботы о чем-либо.

Верна сняла с пояса Книгу путешествий. Она не смогла бы ответить, что

ее заставило это сделать. Уже очень давно в книге не появлялись сообщения

от Прелат. Энн тоже испытывала нужду обо всех заботиться после того, как

Кэлен бросила ей в лицо обвинения. Мать-Исповедница упрекала ее в том числе

и тем, что она повинна в войне. Верна считала, что Кэлен не права, но ей-то

было слишком хорошо известно, почему на Энн лежит ответственность за их

нынешние трудности. Порой Верна разделяла чувства Кэлен.

Держа Книгу путешествий на ладони, женщина увидела, как проступили

буквы сообщения.

В шатер ворвалась Рикка. Она опустила тяжелый мешок прямо на стопку

бумаг на рабочем столе Верны.

- Вот! - повысила голос Рикка.

Первое, что заметила Верна, подняв глаза, это то, насколько странно

одета Рикка. Ее челюсть сама собой опустилась вниз. На Рикке был не

привычный красный кожаный костюм и не костюм коричневого цвета, который

Морд-Сит носят во время отдыха. Ни в чем другом Верна ее отродясь не

видывала.

Сейчас на Рикке было... платье.

Верна не могла бы вспомнить, когда еще она так удивлялась.

Причем платье не простое, а розовое. Такого вызывающего поросячьего

цвета, какой ни за что бы не выбрала ни одна приличная женщина возраста

Рикки. А фасон! Вырез платья опускался так низко, что обнажал спрятанное


Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 15; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.129 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты