Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Больше мы не возвращались к этому разговору.




Мама долго искала ключи от своей машины, опаздывая на очередной сеанс каких-то косметических процедур. Папа еще ранним утром уехал на работу на такси, оставив свою машину в гараже. Второпях поцеловав меня, мама схватила папины ключи и умчалась.

А мы тихонько хихикали в комнате, видя, как мама смешно злится в безуспешных поисках ключей. Мой Друг знал, что по-настоящему я любила только папу. Это он попросил меня спрятать ключи.

О том, что вчера у папиной машины просто начались проблемы с тормозами, и из-за этого он не поехал на ней, никто не знал, в том числе и мама...Ну или почти никто.

Мы с папой стали жить вдвоем. Иногда появлялись какие-то женщины, но быстро куда-то исчезали. Я не любила чужих. И делала все возможное, чтобы они не задерживались в нашем доме. А папе было все равно, кто: блондинка или брюнетка, принесет ему очередной завтрак в постель. Я любила папу, поэтому никогда ничего ему не высказывала. Не смотря на свой юный возраст, я понимала, что папе тяжело справиться с потерей мамы.

После ее смерти он стал равнодушен ко многим вещам, в том числе и к женщинам. Он их "употреблял" вместо очередной дозы"Сибазона", чтобы забыть маму. Это лекарство я находила не раз в ванной, а когда спросила папу, от чего оно, он посмотрел на меня своими усталыми серыми глазами и медленно, словно пережевывая каждую букву, произнес:"От мамы".

Так меня успокаивал мой Друг, когда я в очередной раз жаловалась ему на новую гостью:

- Мертвые все одного цвета, - тихо и задумчиво говорил Он, - Маме уже не важно, с кем сейчас папа. Ее забрал Бог. Она ест каждый день фисташковое мороженое и пьет "Кока-Колу" сколько влезет, а еще катается на облаках, сладких и воздушных, как сахарная вата...

- А зачем она Богу?-спрашивала я.

- Мы обязательно у Него об этом спросим, только не сейчас, - улыбался Друг. Я смирялась и верила. Верила, что жизнь не заканчивается за кладбищенской калиткой, за фотографией с черной ленточкой. Просто Жизнь делится на "До" и "После", и где на самом деле лучше, еще никто не знает...

Я видела, как папа скучает по маме. Все ее вещи и фотографии он отвез к бабушке, как он объяснял, чтобы не травмировать мою детскую психику воспоминаниями, а на самом деле, просто потому, чтобы самому не сойти с ума.

Прошло 2 года, как мы остались вдвоем. Говорят - время лечит. Только Смерть - это не болезнь, она не оставляет надежды на лучшее. Не дает шанса. Я видела, что папой что-то происходит. Я все чаще прогуливала школу, могла часами сидеть в своей комнате с игрушками или болтать с Другом - он словно этого не замечал. Также готовил на завтрак мои любимые бутерброды, расписывался в пустом дневнике, ходил на работу, а иногда мы даже разговаривали...Тетя Ка, которая приходила к нам помогать вести хозяйство после гибели мамы, все чаще бросала настороженные взгяды в сторону отца, который, раньше деятельный и импульсивный, теперь предпочитал проводить свое свободное время перед телевизором в любимом мамином кресле. "Человек-действие" - так раньше называла его мама, теперь превратился в безымоциональное присутствие, прикрытие моего одиночества. Я любила папу. И чувствовала нарастающее беспокойство тети Ка. Я нарочно старалась прикрыть излишнюю молчаливость и отрешенность папы своей показной веселостью и жизнерадостностью. Каждый раз мне приходилось играть какую-то роль счастливого ребенка, и меня тошнило от этого, но по-другому я не могла. Я слишком любила отца и боялась, что меня у него отнимут.

Тетю Ка я знала с детства. Это была большая и бесконечно добрая женщина, лет 60, с серебристыми серыми волосами и живыми голубыми глазам. Я до сих пор помню ее запах - запах сдобного ванильного теста, изюма и шоколадной крошки, запах Дома и Уюта... Она жила по соседству с нами, в небольшом кирпичном доме с зеленым забором. Моя мама дружила с тетей Ка еще с тех пор, как родители переехали в этот дом. Моя мама была сиротой, и в тете Ка она нашла то, чего была лишена всегда: материнское тепло и заботу. Часто, пока папа был на работе, мама брала меня с собой к тете Ка. Там я познакомилась с Эл - огромной овчаркой. Странное имя, не правда? Особенно для собаки...Оно что-то значило для тети Ка...может, нереализованное желание назвать так свою так и не рожденную дочь...

Все свое детство я мечтала о большой собаке, но отрицательное отношение родителей к собакам поставило крест на моей мечте. И Эл стала моей отдушиной. Я представляла, что это Моя Собака, что когда-нибудь она будет жить в Нашем доме и спать на ковре в Моей комнате. Когда-нибудь. А пока я пыталась ее дрессировать, играла с ней, приносила всякие вкусняшки из дома. Иногда сразу после школы я забегала к ней и заигрывалась до вечера, за что потом получала нагоняй от родителей. Но это не мешало оставаться частым гостем в доме тети Ка. Я знала: Эл меня ждет. Я до сих пор помню ее густую мягкую шерсть, большие сильные лапы, теплое дыхание и мокрый язык на моем лице. В те минуты я была по-настоящему счастлива. Тетя Ка видела это, поэтому никогда не запрещала мне играть с ней, а частенько даже прикрывала меня перед родителями. На самом деле, людям совсем не многого нужно для счастья...и дети - тому пример. Это потом, повзрослев и впитав в себя дозу шаблонов и стереотипов, мы в один прекрасный момент понимаем, что жить не можем без очередной пары брендовой обуви, двухэтажного коттеджа и "Айфона"...и плевать, что 80% цены на обувь составляет просто имя, коттедж стоит возле соленого болота, а "Айфон" взят в кредит...Блин, но это же круто. Это же по ГОСТу состоявшегося человека. А на самом деле просто хочется любви, тепла, заботы и домашнего уюта...

Тетя Ка жила не одна. Ее муж, уже старичок, ветеран какой-то войны, казалось, доживал последнее, отпущенное ему Господом Богом, настолько дряхлым и запленевевшим был его внешний вид. Я практически не видела его. Постоянно пропадая в своей комнате, он появлялся всегда бесшумно и неожиданно, как бы напоминая своим присутствием, что он еще Здесь. Я отчетливо помню его сгорбленную сухую фигурку в старой полосатой пижаме. Внизу живота у него свисала какая-то длинная белая трубка с баночкой, которую он постоянно придерживал рукой. Мне всегда казалось, что если эта баночка оторвется, он умрет. Что эта трубка как-то связана с венами и артериями в его организме и если она вылетит, что кровь хнынет струей, как если бы тебе отрубили руку...Мне казалось, что дед неизлечимо болен и кожа уже отслаивается от его костей в виде огромных морщин и складок. Я боялась его. Так моя детская психика впервые восприняла старость и простатит.

Однажды по обыкновению после школы, я решила забежать к тете Ка. Еще издали я заметила, что около дома тети Ка стоит машина Скорой помощи. Поняв, что что-то произошло, я не стала заходить, а решила сразу идти домой. Дом был закрыт, ключ я нашла под ковриком у двери. Я сразу поняла, что мама у тети Ка.


Поделиться:

Дата добавления: 2015-01-10; просмотров: 118; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.006 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты