Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Следующий




 

«– Объект на месте. До расчетного времени – 10 минут.

– Кто расчитывал время? Почему такие расхождения?

– Перестраховались немного. Думали, опоздание – хуже.

– Хуже, лучше… Он должен быть вовремя. Ни раньше, ни позже».

 

Он стал у подъезда.

– Оп‑п. А чего я тут, а? – заговорил он сам с собой. – Мне же во‑он туда надо.

– А‑а. Свернул не там. Ошибся малость. – Не было случая, чтоб он не ответил сам себе. – Ну да, какая разница… А тут здорово. Уютный двор. Покурить, что ли? Вон и присесть есть где…

 

«– Почему он сел? Что за перекуры, а?

– Догоняем график. Пусть перекурит пока.

– Вы соображаете, что вы творите вообще?!! А куда он выбросит окурок, а?! Куда?»

– Покурю и пойду себе. Тихий двор. В таком и жить приятнее. Скамеечки в порядке. Следят. Молодцы какие… Не то что у нас.

 

«– А… А какая разница? Затушит и выкинет.

– Второй этаж! Окно из кухни! Она уже следит за ним!

– Ой! Исправляем!»

 

– Чисто‑то чисто. А урн не догадались поставить. Бычок некуда бросить. Или в пачку прибрать и потом выбросить?..

 

«– Прекратить. Не надо исправлений. Это можно использовать. Вот смотрите…»

 

– Дурость какая, а… – сплюнул он, выкинул окурок и встал со скамеечки. – Бычки еще в карманах носить.

– Насвинячил и рад! – раздалось со второго этажа.

– Вы мне? – спросил он у бабушки, неодобрительно смотрящей на него из окна.

– Нет. Не тебе, конечно, – голос бабушки окреп от справедливого негодования. – Это ведь не ты окурки по детской площадке раскидываешь и харкаешься где попало. Это какие‑то другие люди во дворе. Как же вам не стыдно, а? Понабежали во двор и давай харкаться! И испарились сразу. Чтоб мужчину невиновного подставить.

– Петровна, ты с кем там? – спросили из другого окна.

– Да, понимаешь, повадились к нам во двор окурки раскидывать с утра самого, – пожаловалась Петровна. – Больше ж негде. Совести – полная запазуха у людей!

– Вы дадите поспать, а? Что за крики с утра? – подключились из других окон.

«– Ух ты! Привлечение внимания! Класс!

– Учитесь! Ну что? Пора?

– Время! Три… Две… Одна… Старт!»

 

– А вот как могу! Смотрите! – крикнул он и пустился в пляс, прихлопывая в такт.

– Сумашедший! – опешила Петровна.

– Браво, мужик! – заржали с четвертого. – Чистый Махмуд Эсамбаев!

Он не обращал внимания на них. Он ходил гоголем, прыгал в такт, изгибал причудливо суставы.

– Пьяный, что ли? – переговаривались одни жильцы.

– Да нет. Непохоже. Гляди, чего творит, стервец! – восхищались другие.

– Давай, мужик! Жги! – одобрительно кричали третьи.

 

«– Растет уровень! Чесслово, растет!

– Всегда так было. Всегда растет!»

 

Из подъездов потянулись люди. Он летал в образовавшемся круге и творил чудо.

– Ишь ты! Прям говорит, а не пляшет! Язык танца! – хлопали в ладоши зрители.

– Ага! То хулиганисто говорит, то витиевато красиво. Вот ведь мастер, а?

– Э‑э‑й. Не видно ж ничего! Сели бы там впереди! – кричали откуда‑то сзади.

– Вы с ума все сошли! – закричала Петровна со второго этажа. – Половина восьмого утра только! Остановите его кто‑то!

– Рот закрой! – сурово отозвались из толпы. – Пусть танцует человек. Чего он сделал‑то? Настроение есть – вот и пляшет. А еще как пляшет! Ай молодец!

«– Уровень позитива все еще растет. Почти максимум. Может, заканчивать? Не выдержит ведь.

– Выдержит. Еще пара минут».

 

– Мужик!! Ты на стол встань! Пусть тебя видно будет.

Он вскочил на стол и сделал ногами что‑то невообразимое. «Тагадамдыгдагадагадагадагадак» – бодро отозвались доски стола.

– Ох‑ёёё! – вырвалось у зрителей. – Еще давай!

«ДыгдыгдыгдыгдыгдыгдыгдыгдыгдыгдыгдыгдыгдыгдыгдыгдагыдаДРРРАГ!» – озвучили доски коду.

– Оп‑па! – спрыгнул он со стола и присел на скамеечку. – Всё!

– Молодец! Браво! Красавец! – взорвались апплодисментами зрители. – Вот красавец, а?! Такую красоту с утра выдал! А?

 

«– Максимум? Это максимум?

– Нет. Чуть‑чуть недотянули. Самую малость».

 

– Супер! Просто супер! – хлопали они его по плечу и уходили. Кто в подъезд обратно, а кто и на работу сразу.

Петровна спустилась во двор и присела рядом с танцором.

– На‑ка. Поешь, – протянула она ему пирожок. – Вчера пекла. С яйцом.

– Отравленные небось? – усмехнулся он.

– Совсем дурак? – хмыкнула она. – Ешь давай, танцор. Ты чего устроил‑то?

– А чего? – спросил он. – Плохо разве было?

– Да не. Хорошо. Только… – замялась она. – Чудно как‑то…

– Чего? – забубнил он. – Потанцевал малость. Подумаешь…

– А вообще… – пожала плечами она. – Хорошо, что потанцевал. Может ведь кто‑то с утра просто так, от настроения сплясать… Молодец, в общем. Люди вон радостные ушли. Молодец!

 

«– Есть! Есть максимум!!! Есть!!!

– Не могло не быть, салаги! Не могло не быть! Кто у нас на завтра? Кто следующий?

– Девочка. 8 лет. Красивая такая. Петь будет.

– Хорошо. Молодцы! Все свободны. Отпускайте объект».

 

– Ты где так плясать научился‑то? – спросила Петровна.

– Не знаю я, мать. Не знаю. Я в первый раз… – задумчиво ответил он. – Раньше не плясал никогда. Накатило вот чего‑то..

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-01-10; просмотров: 66; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.006 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты