Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Индивид, индивидуальность, личность




Читайте также:
  1. Арджуна принимает Кришну как Верховную Личность Бога
  2. Б) человек рождается личностью;
  3. Базовая и модальная личность
  4. Бюрократическая структура и личность
  5. Влияние общества на личность
  6. Г и личность
  7. Г. Личность Екатерины II Великой
  8. Денежная наличность - 0,670.
  9. Добро. Три этики. Личность, проблемы свободы и ответственности
  10. Документы, удостоверяющие личность постоянно проживающих в Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства.

 

Общество представляет собой систему конкретно‑исторических социальных связей, систему взаимоотношений между людьми. Отдельно взятый человек также есть определенная система, обладающая сложной структурой, которая не укладывается в пространственно‑физические рамки человеческого организма.

Метод структурного анализа помогает вычленить те устойчивые компоненты, которые составляют понятия «человек», «индивид», «личность» и «индивидуальность». Длительное время в отечественной литературе они почти не различались и употреблялись как нечто взаимозаменяемое, что приводило к большой теоретической путанице. Между тем понятия «индивид», «личность», «человек» – однопорядковые, но не идентичные. Вместе с тем не следует впадать и в другую крайность – резкое разграничение и противопоставление этих понятий. Уже тот очевидный факт, что человек, с одной стороны, часть природы, природное существо особого рода, а с другой – часть социально‑практического бытия, наводит на мысль, что по своей структуре понятия «человек», «личность», «индивидуальность» включают в себя как социальные, так и природные (биологические) компоненты, хотя и в различных измерениях и соотношениях.

Человек как система представляет собой относительно устойчивое единство элементов и их отношений, выделенных на основе принципов сохранения, или инвариантности, а также единства внутреннего содержания системы и ее внешних отношений. Структура – это относительно устойчивый способ организации и самоорганизации таких элементов системы, которые при изменении условий сохраняют устойчивость, стабильность и без которых система теряет свое прежнее качество.

Такими инвариантными элементами понятия «человек» как система являются социальное и природное, поскольку они сохраняются, остаются относительно неизменными при всех модификациях этого понятия (личность, индивидуальность). Биологическое и социальное – это два класса устойчивых компонентов (подструктур), составляющих структуру человека как целостной системы.

Наиболее общим, родовым понятием является понятие человека. Человек – это субъект общественно‑исторической деятельности и культуры или, точнее, субъект данных общественных отношений и тем самым общемирового исторического и культурного процесса. По своей природе он представляет собой целостную биосоциальную (биопсихосоциальную) систему, уникальное существо, способное понятийно мыслить, производить орудия труда, обладающее членораздельной речью и нравственными качествами.



Что касается понятия индивид, то это – единичный представитель человеческого рода, отдельно взятый человек, безотносительно к его реальным антропологическим и социальным особенностям. Родившийся ребенок – индивид, но он не есть еще человеческая индивидуальность. Индивид становится индивидуальностью по мере того, как он перестает быть только «единицей» человеческого рода и приобретает относительную самостоятельность своего бытия в обществе, становится личностью.

В вопросе о соотношении общества и индивида нередко проявляются две тенденции: или их дуалистическое противопоставление, или растворение индивида в системе общественных отношений. Антиномия общественного и индивидуального преодолевается, если иметь в виду, что индивид – это не просто единичное эмпирическое существо, «вкрапленное» в общество, а индивидуальная форма бытия того же общества.



Конечно, каждый индивид, будучи представителем человеческого рода, носителем родовых качеств человека, в то же время является неповторимой индивидуальностью, которая (в отличие от рода) не вечна и исчезает вместе со смертью данного индивида. Но из этого вовсе не следует (как это может показаться при чисто количественном подходе к вопросу), что индивидуальное принципиально противоположно общественному, ибо с точки зрения качества индивид и общество однотипны (хотя и не тождественны). Их нельзя противопоставлять, ибо индивид есть общественное существо и всякое проявление его жизни (даже если оно и не выступает в непосредственной форме коллективного ее проявления) является проявлением общественной жизни. Равным образом неправомерно отождествлять индивид и общество, ибо каждый индивид, обладая общеродовыми признаками, может выступать и как самобытная индивидуальность.

Человеческий индивид, взятый в аспекте его социальных качеств (взгляды, способности, потребности, интересы, моральные убеждения и т. д.), образует понятие личности. Личность – это динамичная, относительно устойчивая целостная система интеллектуальных, социально‑культурных и морально‑волевых качеств человека, выраженных в индивидуальных особенностях его сознания и деятельности. Хотя природную основу личности образуют ее биологические особенности, все же определяющими факторами ее развития (сущностным основанием) являются не ее природные качества (например, тот или иной тип высшей нервной деятельности), а качества социально значимые. Для личности характерны осознание мотивов своего поведения, постоянная работа сознания и воли, направленная на самореализацию, раскрытие индивидуальных способностей. Комплекс своеобразных неповторимых качеств и действий, характерных для данной личности, выражается в понятии «индивидуальность».

Личность представляет собой диалектическое единство общего (социально‑типического), особенного (классового, национального и т. д.) и отдельного (индивидуального). В конкретно‑исторических обстоятельствах она выступает как целостность, тип которой формируется определенной социальной системой. Личность – это действительность индивида как социального феномена и субъекта, реализующего себя в различных видах социального общения и действия.

Социальные качества личности проявляются в ее действиях, поступках, в ее отношении к другим людям. По этим проявляющимся вовне поступкам, а также посредством анкет, тестов и интроспекции (самонаблюдения) можно в известной степени судить о внутреннем мире человека, его духовных и нравственных качествах (как положительных, так и отрицательных). Это создает возможность не только объективного познания социальных качеств личности, но и формирующего воздействия на них. Познание структуры личности возможно как в общетеоретическом плане, так и в плане эмпирических исследований тех или иных аспектов этой структуры отдельными науками – биологией, психологией, физиологией, социологией, педагогикой и др.

Внутреннее содержание личности, ее субъективный мир – это не результат механического внедрения в ее сознание многообразных внешних воздействий, а итог внутренней работы самой личности, в процессе которой внешнее, пройдя через субъективность личности, перерабатывается, осваивается и реализуется в практической деятельности. Сложившаяся таким образом система воспитанных и самостоятельно выработанных индивидом социальных качеств проявляется в субъективной форме (идеи, ценности, интересы, направленность и т. д.), отражающей взаимодействие личности с окружающим объективным миром. В зависимости от характера общественных отношений, уровня знаний и силы воли индивид обретает возможность оказывать большее или меньшее влияние на факторы своего развития.

Понятие «личность» характеризует человека как активного субъекта социальных отношений. Вместе с тем каждый человек – это не только субъект, но и объект деятельности, совокупность функций (ролей), которые он выполняет в силу сложившегося разделения труда, принадлежности к тому или иному классу или социальной группе с их идеологией и психологией. Мировоззрение личности, формируемое социальным окружением, воспитанием и самовоспитанием, является одним из важнейших ее качеств, ее «стержнем». Оно в значительной мере предопределяет направленность и особенности всех социально значимых ее решений и поступков.

Социальная структура личности формируется как в производственной, так и в непроизводственной сферах: общественной деятельности, семье, быту. Степень развитости личности прямо зависит от богатства реальных общественных отношений, в которые она включена. Общество, человечество объективно заинтересовано в создании условий, обеспечивающих всестороннее развитие личности, формирование ярких, духовно и нравственно богатых индивидуальностей.

Индивидуальность – это неповторимый, самобытный способ бытия конкретной личности в качестве субъекта самостоятельной деятельности, индивидуальная форма общественной жизни человека. Личность по своей сущности социальна, но по способу своего существования она индивидуальна. Индивидуальность выражает собственный мир индивида, его особый жизненный путь.

Индивидуальность раскрывается в самобытности конкретного индивида, его способности быть самим собой среди других. Важную роль в развитии индивидуальности играют природные задатки, врожденные особенности. Индивидуальность – это единство уникальных и универсальных свойств человека, формирующихся в процессе взаимодействия его качеств – общих, типических (общечеловеческих природных и социальных признаков), особенных (конкретно‑исторических, формационных) и единичных (неповторимых телесных и духовно‑психических характеристик). По мере исторического развития деятельности человека все более развивается индивидуализация человека и его отношений в различных областях жизнедеятельности. Формирование индивидуальностей – величайшая ценность, так как развитие многообразия индивидуальных способностей и талантов, их состязательности в историческом плане представляет собой одно из необходимых условий социального прогресса.

Богатый опыт философско‑антропологических изысканий, и прежде всего проблем личности, ее духовного самосовершенствования представлен в истории русской философии. Как отмечал еще В. В. Зеньковский, отечественная философия носит антропоцентричный характер. Труды русских мыслителей демонстрируют многообразие подходов к проблемам личности: от религиозно ориентированных до позитивистских, натуралистических и материалистических.

История представлений философов России XVIII–XX вв. о понятии личности тесно связана с особенностями развития философской мысли в стране. Во‑первых, в противоположность западному мировоззрению, исходившему из индивидуалистически трактуемого «я» как последнего основания всего прочего и независимой сущности, русское мировоззрение, как отмечал С. Л. Франк, глубоко проникнуто общинным чувством, философией «мы», из которого только и вырастает «я». Во‑вторых, в противоположность раздробленности, теоретизации и рационалистической атомизации жизни на Западе, русские мыслители выступали за синтетический, целостный подход в анализе теоретической и практической сфер жизни человека. Отсюда – разработка идеала «целостности» как единства теории и практики, мысли и действия, а задачи духовного самосовершенствования тесно увязывались с размышлениями о смысле истории, «цельности духа», «соборности».

Поэтому уже в философии славянофилов (Хомяков, Киреевский) разрабатывалась идея «целостной личности». Исходя из православного учения о трех элементах личности (тело, душа, дух), они подчеркивали важность согласования рассудка и чувств с другими требованиями духа, их подчинения «внутреннему корню разумения» в душе, слиянию в «одно живое и цельное зрение ума». Вслед за славянофилами С. Н. Трубецкой утверждал, что сознание личности может быть понято лишь при допущении идеи соборности, общественного целого, коллективного сознания.

Оригинальную философию «симфонической личности» развивал один из лидеров евразийства – Л. П. Карсавин. Он считал, что бытие носит личностный характер, состоит из существ потенциально личных (неодушевленные предметы), зачаточно личных (животные) и действительно личных (человек, социальные образования). Возможность превращения личности из потенциальной в актуальную осуществляется через познавательный акт. В качестве духовного существа личность есть свобода. Мир – это симфоническая всеединая личность, иерархическое единство множества симфонических личностей – индивидуальных и социальных. Наивысшей стадией симфонического мира является социальная личность (народ, семья, государство, человечество, вселенская церковь).

Содержательные мысли высказывал С. Л. Франк в своей философской антропологии: о двойственной природе человека (природное и сверхприродное, т. е. духовное существо), о диалектике взаимосвязи между Богом и человеком, внутренней антиномичности человека и т. д. Подчеркивая, что человеческая жизнь имеет форму общественной жизни, он отмечал, что двигателем ее является именно личность. Но личность не есть некая замкнутая в себе, самодовлеющая реальность. Изолированно мыслимый индивид есть лишь абстракция.

Важные аспекты теории личности развивал И. А. Ильин. Особое внимание он уделял проблеме борьбы со злом – наиболее трудной как для христианской этики, так и для других этических доктрин. Подвергнув критике концепцию непротивления злу Л. Н. Толстого, И. А. Ильин, хотя и не оправдывая применения насилия, все же считал его допустимым в определенных условиях, когда в интересах человека или общества необходимо прибегнуть к принуждению. Проблему преодоления зла он увязывал с проблемой формирования и воспитания духовно и морально здоровой личности, а эту последнюю – с пониманием смысла жизни человека.

Глубокую разработку категория личности получила в творчестве Н. А. Бердяева, причем на принципиально новой, экзистенциальной основе. Он считал, что понятие личности следует отличать от понятия индивида. Индивид – категория натуралистическая, обозначающая часть рода, общества, космоса. В этой своей ипостаси индивид связан с материальным миром. Личность же означает независимость от природы и общества, которые предоставляют лишь материю для образования активной формы личности. Личность нельзя отождествлять с душой, это не биологическая или психологическая, а этическая и духовная категория. Личность не есть часть общества или универсума. Напротив, общество есть часть личности, ее социальная сторона (качество), равно как и космос есть часть личности, ее космическая сторона. Этим объясняется, что в каждой личности есть нечто общее, принадлежащее всему человеческому роду, тому или иному профессиональному типу людей, но не в этом ее суть. Она в том, что личность – это микрокосм, универсум в индивидуально неповторимой форме, соединение универсального и индивидуального. Тайна существования личности – в ее абсолютной незаменимости, в ее однократности и несравнимости. Парадокс ее существования: она должна себя реализовывать на протяжении всей своей жизни, и в то же время она должна для этого уже изначально быть.

Будучи экзистенциально мыслящим философом, Бердяев вместе с тем не употреблял характерных для экзистенциализма понятий «экзистенция», «бытие‑в‑мире» и других «экзистенциалов», а выдвигал в качестве важнейшей именно категорию личности, которую основоположники экзистенциализма в Западной Европе, напротив, употребляли крайне редко, так как считали непригодной из‑за ее социально‑опредмеченной заземленности.

 

В философии деятельность определяется

как особая форма активности, присущая человеку и имеющая своим содержанием целесообразное изменение внешнего мира. Деятельность предполагает вза­имный переход способности к конкретному виду деятельно­сти в ее предметное воплощение. Это значит, что действу­ющий человек изменяет внешний мир и изменяется сам. Выдающийся мыслитель XX в. Э. Кассирерподчеркивал: са­мая главная характеристика человека, его отличительный признак — это не метафизическая или физическая природа, а его деятельность. Именно труд, система видов деятельно­сти определяет область человечности. Различными сектора­ми этого круга человеческой деятельности Кассирер назы­вает язык, миф, религию, искусство, науку, историю. Понять человека — значит прояснить фундаментальные структуры каждого из этих видов деятельности и в то же время понять ее как органическое целое.

Социологическое описание деятельности дается в поняти­ях деяния, поступка, поведения. И это не случайно: общество есть совокупность форм совместной деятельности людей, по­этому деятельность человека всегда социально ориентирован­на, адресована другим, хотя, возможно, и осуществляется ради собственных потребностей и эгоистически понимаемых ин­тересов. Деяние— такая форма проявления активности лич

ности, которая предполагает ее ответственность за социаль­но значимые результаты, независимо от того, определялись или нет эти результаты конкретными целевыми установками личности. Поступок— сознательное действие (или бездей­ствие), являющееся результатом нравственного самоопреде­ления личности, в котором выражается ее отношение к само­му себе и другим людям, к природе и обществу в целом. Действие, которое имеет отрицательную нравственную зна­чимость, определяется как проступок. Система поступков, в которых реализуются нравственные установки личности, ха­рактеризует ее поведение. Поведение является внешней харак­теристикой деятельности, поэтому ее внутренние механизмы раскрываются в поведении лишь опосредованно, и не всегда обнажают мотивы, которыми человек фактически руковод­ствуется в своей деятельности.

Более детальная характеристика содержится в психологии, где деятельность определяется как динамическая система от­ношений человека с миром, в процессе которых у субъекта воз­никает психический образ, воплощающийся в объекте. Про­ще говоря, деятельность представляет собой такое отношение человека к любому объекту (миру), которое имеет своей пред­посылкой не просто знание о нем, но и представление о том, что он может получить в результате его преобразования. В пси­хологии этот специфический сплав знания и цели, обусловлен­ной потребностями человека, рассматривается как образ, ко­торый воплощается в объекте в процессе деятельности. Таким образом, деятельность выступает как способ реализации отно­шений субъекта к действительности. Однако сама деятельность регулируется не непосредственной реакцией человека на вне­шний мир, а посредством его осознания, т.е. формирования психического образа.

Строение деятельности. Общее строение деятельности характеризуется потребностями, мотивами, целями, сред­ствами (орудиями).

Обращаясь к изучению человеческой в формированиидеятельности, студент должен пред-и развитии человекаставлять себе значимость данной про­блемы в личной жизни: ведь именно в деятельности только и возможно формирование человека как разумного существа и индивида как личности, самореализация человека. Знание

особенностей человеческой деятельности в значительной мере позволит оптимизировать и организацию своего труда и досуга, и воспитание своих детей, и речевое взаимодействие с другими людьми, и стилистику общения, и осуществление ритуальных и иных моментов, и отношение к культуре и т.д.

Понятие инериоризации. В психологии советского перио­да сложилось особое направление, которое в рамках так на­зываемого деятельностного подхода вскрывало механизмы формирования сознания, исходя из принципа единства созна­ния и деятельности: «Строение сознания человека закономер­но связано со строением его деятельности», — подчеркивал известный советский психолог А.Н. Леонтьев.{А.Н. Леонтьев. Проблемы развития психики. М. 1972., С. 68). Наиболее яв­ственно идея связи сознания и деятельности была артикули­рована немецким классическим идеализмом. Не только Фих­те,высказывания которого неоднократно цитировались, но и Шеллинг,и Гегельискали объяснение духовных феноменов в практике, деятельности людей. В частности, Шеллинг рас­сматривал практику, деятельность человека как объективацию, т.е. воплощение человеком самого себя в природе. Он указы­вал, что в результате человеческой деятельности существуют два мира: мир природы и мир человека, т.е. мир преобразован­ной, очеловеченной природы. В действии относительно мира Шеллинг усматривал начало сознания вообще. Второй источ­ник сознания он видел в воздействии человека на человека: «непрекращающееся взаимодействие разумных существ явля­ется необходимым условием сознания».

В XX столетии психологи экспериментально и на огром­ном этнографическом и историческом материале показали, что именно деятельность является механизмом наследования социального опыта и формирования способностей, волевых качеств и сознания личности. То, что в процессе индивидуаль­ного и общечеловеческого развития являлось самостоятельной областью деятельности, постепенно превращалось в формы сознания, включаясь в более сложные культурные образова­ния. Будучи первично внешней, деятельность может приобре­сти чисто внутренний (интериоризованный) характер

Понятие интериоризации служит для обозначения перехо­да, в результате которого внешние по своей форме процессы деятельности преобразуются в процессы, протекающие во внутреннем плане, прежде всего в плане сознания. Э. Фромм характеризует это понятие в емкой формуле: «Если человек творит зло, то он и сам становится более дурным». (Э. Фромм. Духовная сущность человека. Способность к добру и злу / Че­ловек и его ценности. М., 1988. С. 56). Понятие интериориза­ции, объясняющее механизм превращения внешнего действия во внутреннее достояние личности, дополняется идеей исто­рической интериоризации, предполагающей, что древние культурные институты (ритуалы, церковь, ифа), в рамках ко­торых формировался определенный строй психики наших да­леких предков, как бы автоматически функционируют в пси­хике современного человека.

Механизм интериоризации. Обратимся к раскрытию пси­хологического механизма интериоризации. Как уже было сказано, деятельность— универсальный, всеобщий способ отношения человека к миру и самому себе. Но как бы ни дей­ствовал человек, какие задачи ни решал бы он в своей дея­тельности, все ее элементы: предмет, на который распрост­раняется деятельность, средства и процесс деятельности всегда имеют знаковую природу. Наиболее универсальным является знак языка, т.е. слово. Русский философ конца XIX столетия П.Л. Лавровназывал язык первым результатом твор­чества. Существует вербальный (словесный), а есть и невер­бальный язык (язык мимики и жеста, одежды и украшений, искусства и этикета и так далее). Оба эти языка мы усваива­ем с детства и благодаря языку свободно и естественно ори­ентируемся в мире преобразованной человеком природы, в мире социальных отношений, в мире культуры.

В языке различают три элемента: звук, значение и образ. Звук или фафическое изображение, являющиеся материаль­ными носителями значения, специфичны для слова (хотя и не только для слова). Другие знаки могут иметь принципиально иных материальных носителей (трудовая операция, жест, ри­туальное действие, элементы картины художника и т.п.). Тем

не менее все остальные компоненты любых знаков общие: материальный носитель, значение и образ. Материальным но­сителем может быть любой чувственно воспринимаемый элемент деятельности. Например, в слове это звук или гра­фическое изображение, но это может быть и жест, и мими­ка, и трудовая операция, и любой аналогичный сигнал.

В значении зафиксирован прошлый опыт человечества, значение любого знака имеет надличностный характер, яв­ляется условным, конвенционально закрепленным обозна­чением некоторого класса предметов, связей, отношений или действий с присущими им свойствами. Овладевая в про­цессе деятельности значениями культурных знаков, человек уже иначе воспринимает окружающий мир, поскольку у него возникает потребность и способность связывать любое явление с его словесным обозначением. Значения преломля­ют мир в сознании человека.

Образ— это личностный смысл, который может значи­тельно отклоняться от объективного значения любого зна­ка. Например, значение слова «соль» для всех одно и то же — это обозначение вещества, которое все мы употребляем в пищу. Но для химика, музыканта, писателя или повара сло­во «соль» может иметь принципиально различный смысл. Повар видит в соли вкусовую добавку в блюдо, химик пони­мает под солью класс химических соединений, для которых типична ионная структура, для музыканта «соль» — один из музыкальных звуков, в Испании «соль» — денежная едини­ца; «соль земли» — образное выражение, где «соль» означа­ет смысл, самое лучшее на земле и т.д. В «Толковом слова­ре живого великорусского языка» В. Даля приводится более 60 различных смысловых оттенков слова «соль». И это не предел, ибо любое слово имеет бесконечное множество смысловых оттенков. Образ — специфический синтез объек­тивного значения и личностного смысла, в котором воплоще­ны интересы и побуждения личности, ее чувства и желания.

Человеческая деятельность культурна по своей природе, а знаки языков составляют важнейшее достояние культуры. Овладевая в процессе деятельности внешним культурным

знаком, человек научается не только пользоваться многооб­разными орудиями, но и осознавать их значение для других и смысл для самого себя. Знаки культуры являются психологи­ческими орудиями: оперируя орудиями труда в соответствии с их объективным значением, человек может изменять мир природы. Но поскольку орудия труда являются для челове­ка также знаками, имеющими смысловое значение, человек с их помощью управляет и своими психическими функция­ми — вниманием, волей, мышлением. Как было доказано психологами, слово как знак языка наряду с множеством функций выполняет важнейшую — оно является инструмен­том мысли. Вдумаемся в эту особенность слова как именно инструмента мысли. Представим себе, что мы рыхлим зем­лю, не имея никаких инструментов. Чем ее рыхлить — голы­ми руками? Вот так и наша мысль: без слова она бедна, ог­раниченна, смутна. Безусловно, знаковая регуляция при всей ее неоспоримой значимости возможна лишь как аспект живой человеческой деятельности. Поэтому именно в дея­тельности выявляются природные задатки человека, форми­руются его способности, удовлетворяются потребности.

Немного о воспитании. Понимание роли деятельности в формировании человека как личности предполагает ее ис­пользование в воспитании ребенка. В общении ребенок опе­рирует знаково-смысловыми орудиями, т.е. продуктами культуры (слово, ифушка, бытовые предметы и ситуации и т.п.). Тем самым его низшие психические функции (еда, сон, зрительные впечатления и т.п.) превращаются в выс­шие, и ребенок становится личностью. Значимость деятель­ности в формировании личности трудно переоценить. При­общение ребенка к многообразным видам деятельности способствует овладению культурой, позволяет выявить его природные задатки и на этой основе формировать способ­ности к определенным видам деятельности.

Критика теории интериоризации. Но как бы ни была велика роль деятельности в становлении личности, ее нельзя абсолю­тизировать. Гипертрофированное представление о возможно­стях воспитания строится на предпосылке, что ребенок форми

руется лишь через внешние воздействия, которые влияют на ребенка прямо и непосредственно, не опосредуясь его специ­фическими внутренними особенностями. Данный подход не­дооценивает роль самого человека, потенциал его внутренней организации в его саморазвитии. Получается, что развитие личности подчинено демонической силе предметных форм, которые вызывают извне развитие человека, задают ему путь его развития, в то время как сам человек, поддаваясь этому воз­действию, ограничивается усвоением внеположных ему сил.

Известный русский психолог С.Л. Рубинштейн, возражая против абсолютизации роли деятельности в развитии челове­ка, подчеркивал: «...процесс развития способностей человека есть процесс развития человека, а не вещей, которые он по­рождает», поскольку, — полагал Рубинштейн, — способнос­ти не проецируются в человека из вещей». (Проблемы общей психологии М., 1973. С. 227). Человек свободен выбирать вне­шние влияния и принимать их согласно внутренней логике своей неповторимой, ни на кого не похожей индивидуально­сти. Теория интериоризации наносит ущерб творческому ас­пекту, игнорирует ценностный аспект человеческой жизне­деятельности (особенно в сфере искусства, религии и морали), упрощает внутренний мир человека. Поэтому зани­маясь воспитанием ребенка, необходимо учитывать его инди­видуальность, опираясь на его внутренние побудительные мотивы, вовлекать, но не принуждать его к деятельности, вы­являть его возможности и задатки и опираться на них.

Критика теории интериоризации не отрицает огромного влияния деятельности на формирование личности, а лишь показывает пределы ее возможностей. Зададимся вопросом, можно ли постоянными занятиями математикой заставить любого ребенка в равной мере с другими успешно овладевать этой наукой? Почему существует избирательность в отноше­нии к предметам школьной программы? Возможно ли вооб­ще эффективное обучение детей по стандартным программам школьного обучения? В практике всеобщего обязательного среднего образования в нашей стране преобладал подход, со­гласно которому деятельность является универсальной от

мычкой к решению задачи одинакового для всех обязатель­ного образования. Это обернулось множеством трагедий, формированием комплекса неполноценности у детей, эмо­циональным надрывом. Следовательно, для понимания роли деятельности в формировании личности важно учитывать внутренние особенности человека, которые обусловливают его отношение к конкретным видам деятельности.

Под внутренними особенностями имеются в виду в пер­вую очередь природные задатки, которые лежат в основании способностей и волевых качеств личности, особенности выс­шей нервной деятельности (темперамент), общая чувстви­тельность (т.е. индивидуальная способность к ощущениям и восприятиям). Внутренние особенности личности охватыва­ют не только понятие наследственных (генетических) и врож­денных (обусловленных ходом эмбрионального развития) признаков, но и индивидуальных признаков, сформировав­шихся под влиянием уникальных обстоятельств жизни лич­ности, ее воспитания, образования жизненного опыта.

Мотивация. Важно учитывать не просто положительное значение деятельности как таковой, но в первую очередь мо­тивацию деятельности, осуществляется ли она по принужде­нию извне или стимулируется внутренними причинами. Вос­питательное значение деятельности реализуется благодаря наличию внутреннего побуждения, без которого деятельность превращается в ад. Мне, конечно, могут возразить— а как же такие интересные, богатые событиями виды творческой дея­тельности, как актерское исполнение, музыка, эстрада, писа­тельский труд, занятие политикой, телевидение и тому подоб­ные занятия — неужели и такой труд может быть адом? Может, отвечу я скептикам. У вас нет голоса, а вы должны петь, вы не актер, а должны нечто изобразить на сцене, вы су­губый рационалист, а от вас ждут ежедневно (!) лирических стихов, вы не юрист, а от вас в Государственной Думе ждут дельных рекомендаций по закону о налогообложении. Разве это не ад — делать то, что вы не умеете, для чего у вас нет ни­каких данных, да еще тогда, когда вы тяготеете к другой, очень близкой вам по духу и возможностям работе?

О роли мотивов замечательно сказал С.Л. Рубинштейн: «Ребенок — развивающееся существо, и каждое явление, в нем наблюдаемое, находится в процессе становления... Мотив — будущая черта его характера в ее генезисе, так же как черта ха­рактера, — это осевший и закрепившийся в человеке сгусток его мотивов, получивший в силу условий жизненного пути и воспитания особенную действенность и устойчивость». (Про­блемы обшей психологии. С. 191). Процесс мотивации чрез­вычайно сложен, он протекает многопланово, сразу на не­скольких уровнях, и при объяснении любого человеческого поступка надо учитывать побуждения разного уровня в их сложной взаимосвязи, подчеркивал психолог.

В типологии мотивов человеческой деятельности мож­но выделить те, которые вызваны потребностью в некотором заранее запрограммированном результате, и те, которые обусловлены потребностью в процессе самой деятельности. Соответственно и вся человеческая деятельность распадает­ся на два принципиально различных вида: труд и игру.

ТрудТрадиционно труд определялся как целе-

сообразная деятельность человека, в процессе которой он при помощи ору­дий труда воздействует на внешний мир и получает заплани­рованный заранее результат. При подобном рассмотрении труда деятельность ученого, актера, педагога, скульптора, философа трудом не является. Сегодня очевидно, что не су­ществует видов труда, которые можно было бы назвать непро­изводительными. Ведь труд— процесс целостный, он пред­полагает затраты энергии человека, как физической, так и духовной. Произошедшее в процессе развития человека и об­щества разделение труда привело к расщеплению этого цело­стного процесса и выделению труда физического и умствен­ного. Однако такое разделение не означает, что физический труд связан с затратами собственно физических сил челове­ка, усилиями его мускулов. Физический труд предполагает отдачу как духовных сил человека, так и его психической и нервной энергии


Дата добавления: 2015-01-18; просмотров: 28; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты