Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



СПОСОБНОСТИ И ОДАРЕННОСТЬ

Читайте также:
  1. I. МОИ СПОСОБНОСТИ И СИЛЬНЫЕ СТОРОНЫ
  2. VIII. Общие способности умственной сферы
  3. Аi - весомость каждого фактора в интегральной оценке конкурентоспособности предприятия.
  4. Алгоритм оценки конкурентоспособности предприятия
  5. Анализ конкурентоспособности товара
  6. Анализ кредитоспособности
  7. Анализ кредитоспособности.
  8. Анализ ликвидности и платежеспособности
  9. Анализ платежеспособности на основе абсолютных показателей ликвидности
  10. Анализ платежеспособности на основе коэффициентов ликвидности

Глава 2

Контрольные вопросы

1. В чем состоит сущность личностно деятельностного подхода к способностям?

2. Как при этом подходе понимается соотношение между задатками и способностя

ми? В чем достоинства и недостатки такого понимания?

3. Почему задатки в развитии нельзя считать способностью?

4. В чем сущность функционально генетического подхода? В чем его достоинства и

недостатки? Из этой главы читатель узнает, чем отличаются понятия ^спо

собность» и ^одаренность f, ^способность» и «качества»; есть ли «общие» и «специ

альные» способности; как способности связаны со склонностями; какова роль деятель

ности в проявлении и развитии способностей и одаренности; можно ли компенсиро

вать отсутствие одной способности другой.

2.1. ОДАРЕННОСТЬ

Долгое время понятие «одаренность» было синонимом понятия

«способность». Однако по мнению С. Л. Рубинштейна, которое он высказал еще в

1935 году, одаренность определяет комплексные свойства личности. И этому есть ряд

веских доказательств. Одна из газет поведала о биологе, опубликовавшем научный

труд с обширной библиографией — 300 названий, — которую он продиктовал маши

нистке по памяти и без единой ошибки. Тем не менее незаурядная память не сделала

этого биолога незаурядным ученым. А. Р. Лурия (1968) в течение многих лет иссле

довал феноменальную память одного газетного репортера. Опыты показали, что этот

репортер мог моментально запомнить и повторить громадные по длине ряды слов и

чисел в прямом и обратном порядке и начиная с любого звена этих рядов. Он воспро

изводил их без всякого труда через месяц, год и даже через 16 лет после запоминания.

Во всех же других отношениях репортер был заурядным человеком, сменил за свою

жизнь много профессий, но ни в одной из них не достиг выдающихся результатов.

Б. М. Теплов (1941) тоже понимал одаренность как совокупность способностей. При

этом он считал, что отдельные способности не просто сосуществуют друг с другом, но

приобретают иной характер в зависимости от наличия и степени развития других спо

собностей. Это качественно новое образование, а не сумма энного числа способно

стей. Однако это образование остается в его представлении чисто психологическим.



Б. М. Теплов подчеркивал, что своеобразие понятий «одаренность» и «способно

сти» заключается в том, что они рассматриваются сквозь призму той деятельности,

успех которой они обеспечивают. Поэтому, писал он, нельзя говорить об одаренно

сти вообще. Можно говорить только об одаренности в какой нибудь конкретной дея

тельности.

Итак, с точки зрения отечественных психологов одаренность — это сочетание ряда

способностей, обеспечивающее успешность (уровень и своеобразие выполнения опре

деленной деятельности.

М. А. Холодная (1990) выделяет шесть типов людей, наделенных интеллектуаль

ной одаренностью:

1) лица с показателем общего интеллекта более 135 140 единиц;

2) лица с высоким уровнем академической успешности;

3) лица с высоким уровнем развития творческих интеллектуальных способностей в

виде быстроты мышления и оригинальности порождаемых идей;

4) лица с высокой успешностью в выполнении тех или иных видов деятельности;

5) лица с экстраординарными интеллектуальными достижениями;

6) лица с экстраординарными интеллектуальными возможностями, связанными с

анализом, оценкой и предсказанием событий обыденной жизни людей.



Выделяют следующие особенности одаренных индивидов: сочетание яркого во

ображения с вниманием к деталям при объективной Проверке идей; способность к

нестандартному восприятию; интуиция, изобретательность, бессознательный разум;

дивергентное мышление; любознательность; мужество; воображение; конкретность

мышления; смелость; эстетическая чувствительность.

Несколько иные подходы к интеллектуальной одаренности у западных психоло

гов. Одни авторы считают, что одаренность есть результат взаимодействия трех ха

рактеристик: способностей выше среднего, вовлеченности в задачу (наличия силь

ной мотивации) и креативности. Важна положительная Я концепция, ощущение себя

способным выдавать новые идеи, теории, создавать нечто новое или же находить но

вые решения проблем. При этом выдающиеся успехи достигаются в том случае, если

названные выпю характеристики проявляются в определенной деятельности. Дру

гие авторы видят возможность достижения исключительного успеха как результат

взаимодействия пяти факторов: двух факторов интеллекта, индивидуально психо

логических способностей, характеристик окружения и случайности.

Западные психологи различают несколько видов одаренности: общая интеллек

туальная одаренность; специфическая академическая одаренность; творческая ода

ре}1ность: художественное и исполнительское искусство; психомоторная одаренность,

лидерская и социальная одаренность. Они соответствуют семи видам интеллекта:

лингвистическому, музыкальному, логико математическому, пространственному,

телесно кинестетическому, внутриличностному и межличностному. Последнее есть

не что иное, как способность понимать других и ладить с ними, коммуникативность.

Интеллектуальная одаренность характеризуется интеллектом «выше среднего».

Она обеспечивает возможность творческой интеллектуальной деятельности, т. е. де

ятельности, связанной с созданием субъективно и объективно новых идей, использо

ванием нестандартных подходов в разработке проблем, чувствительностью к ключе

вым, наиболее перспективным линиям поиска решений в той или иной предметной

области, открытостью любым инновациям. Найдена корреляция между одаренностью

и жизнеспособностью (в показателях активного долголетия).

Рассмотрение двигательной (физической) одаренности, проявляемой в спортив

ной деятельности и в ряде видов трудовой деятельности, заставляет учитывать про

явление в ней психофизиологических и морфологических особенностей человека,

приобретающих еще большее значение, чем в двигательных способностях и качествах.

Успешность деятельности спортсмена подчас прямо зависит от его антропометри

ческих особенностей, генетически предопределенных (например, роста в баскетболе,

волейболе); типа телосложения в гимнастике, фигурном катании и т. д.. Так,

какими бы двигательными способностями ни обладал человек (силой, резкостью дви

жений), без большого веса и роста высоких результатов в метании ему не достичь.

И наоборот, небольшой вес и рост являются важными компонентами одаренности

гимнаста.

Исходя из сказанного, двигательную одаренность можно определить как сочета

ние врожденных антропометрических, морфологических, психологических, физиологи

ческих и биохимических особенностей человека, однонаправленно влияющих на успеш

ность какого либо вида деятельности. Следовательно, проблема одаренности, как и

проблема способностей, является психофизиологической.

Следует подчеркнуть два обстоятельства. Первое — заключается в том, что все

входящие в структуру одаренности компоненты должны составлять целостную функ

циональную систему, взаимосодействовать друг другу. Чем больше этих компонен

тов имеется у человека, тем он более одарен. Наличие какой либо одной способности

(или даже нескольких способностей) без антропометрических задатков или наличие

последних без способностей не делает еще человека одаренным к физической дея

тельности, относящейся к спорту. Исключение составляет интеллектуальная деятель

ность, где одаренность — это совокупность психических способностей, не зависящих

от строения тела.

Второе обстоятельство заключается в том, что антропометрические особенности

могут влиять на успешность деятельности прямо (например, давая преимущество в

росте при игре в баскетбол) и опосредованно, через влияние на проявление способно

сти (например, длина конечности определяет длину рычага, от которой зависит при

лагаемое к спортивному снаряду усилие). Именно поэтому на рис. 2.1 указатели отме

чают влияние врожденных антропометрических особенностей или задатков (сомато

типа) как на способности и качества, так и прямо на одаренность.

Одаренность, талант и гениальность. Талант (от греч. talanton — вес, мера, затем —

уровень способностей) одними психологами отождествляется с одаренностью, дру

гими рассматривается как высокий уровень развития способностей, прежде всего спе

циальных. При этом считается, что результаты деятельности талантливого человека

должны отличаться оригинальностью, принципиальной новизной и направляться

потребностью в творчестве. Такое мнение сложилось под влиянием того, что именно

в области искусства и математики обнаруживаются в раннем детстве признаки та

ланта. Однако вряд ли это справедливо в отношении таланта, проявляемого в дви

гательной деятельности. Талантливый (одаренный) спортсмен может считаться та

ковым не по творческим результатам деятельности, а по уровню и качеству испол

нения действий и деятельности, носящих даже рутинный характер (например, в

циклических видах спорта — беге, плавании, гребле и т. д.). Да и талант, проявляе

мый при изучении иностранных языков, тоже не связан с творческой активностью

человека.

Гениальность (от лат. genius — дух) рассматривается со времен И. Канта как выс

шая степень одаренности, творческих проявлений человека, выражающаяся в про

дукте, имеющем историческое значение для жизни общества, науки, культуры. Ге

ний, ломая устаревшие нормы и традиции, создает новую эпоху в своей области дея

тельности.

Для проявления и развития одаренности (таланта, гениальности) требуется вы

сокая работоспособность, самоотдача человека, устойчивая мотивация (направлен

ность личности), овладение знаниями и умениями в специальной области деятельно

сти.

Учитывая это, делаются попытки развести понятия «одаренность» и «талант»,

«гений» на основе данности от природы и реализации данного: одаренность — это

удачное сочетание разных способностей, а талант и гениальность — это проявление

высокого уровня одаренности в чем либо. «Уникальные» произведения, по мнению

ученых, создаются благодаря уникальным способностям и полной самоотдаче. По

следняя компонента соответствует мнению многих гениев и талантов о причинах сво

его успеха. Исаак Ньютон говорил, что гений есть терпение мысли, сосредоточенной

в известном направлении. Когда его спрашивали, каким образом ему удалось открыть

законы классической физики, он отвечал: «Я все время думал об этом». Знаменитый

художник Винсент Ван Гог писал своему брату, что занятия живописью не такое уж

мудреное дело, нужно лишь усердие и некоторое владение ремеслом. Исследования

показали, что наиболее талантливые — это индивиды, неудовлетворенные своими

результатами, способные к саморазвитию, которые под влиянием новых требований

неустанно занимаются самообразованием, перестраивают свое мышление.

Заслуживает внимания высказывание выдающегося отечественного пианиста

Г. Нейгауза: хотя гениев и таланты создать нельзя, но можно создавать культуру, и

чем она шире и демократичнее, тем легче произрастают таланты и гении. Это о том,

какую роль играет социальная среда в реализации таланта.

Врожденность таланта и гениальности не следует путать с наследственностью, о

чем нередко пишется в психологической и научно популярной литературе. Талант и

гениальность не передаются по наследству, иначе таланты рождались бы только у

талантливых родителей и все дети этих родителей были бы талантами. Но рождают

ся таланты отнюдь не у талантливых родителей, а из многих детей в семье талантли

выми могут стать один два ребенка. Например, из шестнадцати композиторов — Ба

хов гением признан только Иоганн Себастьян; из всех братьев Толстых выдающимся

стал только Лев Николаевич; из четырнадцати (а по некоторым сведениям — даже из

семнадцати) братьев и сестер Менделеевых гениальным стал только Дмитрий Ива

нович, из трех братьев Павловых — только Иван Петрович.

2.2. ОБ «ОБЩИХ» И «СПЕЦИАЛЬНЫХ»

СПОСОБНОСТЯХ И ОДАРЕННОСТИ

В психологии и педагогике распространенным является представ

ление о наличии общих и специальных способностей и одаренности. К первым относят

такие, которые отвечают требованиям сразу многих видов деятельности (например,

интеллектуальные способности). Специальные способности отвечают требованиям

только узкой конкретной деятельности (например, художественные способности,

наличие певческого голоса). Правда, имеются мнения, что четкую грань между ними

провести трудно и это деление довольно условно (К. К. Платонов).

С. Л. Рубинштейн (1946) выделяет общую и специальную одаренность. Первая

соотносится с более общими условиями ведущих форм человеческой деятельности,

вторая — с требованиями специальных видов деятельности. При этом общая одарен

ность существует не сама по себе, а проявляется через специальные способности (прав

да, неясно как это происходит конкретно).

Отсутствие четкости в представлениях С. Л. Рубинштейна о соотношении общей

и специальной одаренности заставило Б. М. Теплова уточнить ряд моментов. «Было

бы более точным, — пишет он, — говорить не об общей и специальной одаренности, а

об общих и специальных моментах в одаренности или, еще точней, о более общих и

более специальных моментах... Решительно во всякой одаренности есть и общее, и

особенное. Поскольку в очень различных формах деятельности имеются общие мо

менты, постольку можно говорить и об "общей одаренности" в широком смысле, как

об одаренности к весьма широкому кругу деятельностей. Но нет никакого научного

смысла в таком понятии одаренности, которое включает в себя только общие призна

ки... Метафизический разрыв между понятием общей и специальной одаренности

проявляется не только в том, что общая одаренность рассматривается до предела аб

страктно, как "общее без особенного", но и в том, что из понятия "специальная одарен

ность" в свою очередь тщательно изгоняются все общие признаки» (1985, с. 33 34).

Эти критические замечания следует отнести и к пониманию «общих» и «специ

альных» способностей. Конечно, думать надо в любой деятельности, но это не зна

чит, что различные интеллектуальные способности имеют у каждого человека одина

ковое развитие и одинаковое использование в различных видах интеллектуальной

деятельности. Ум математика отличается от ума шахматиста, так же как и ум поли

тика — от ума ученого, хотя нечто общее, конечно, имеется. Различают практический

и теоретический ум, так как один «силен» в житейских делах, но не очень преуспева

ет в умственной деятельности на работе, другой, наоборот, успешен как ученый, но

«глуп» в делах житейских.

То же касается и двигательных способностей. Например, спортивные специалисты делят выносливость на общую и специальную. Казалось бы, наличие «общей» выносливости должно означать, что человек будет проявлять большую выносливость при осуществлении любой работы. Однако практика и эксперименты этого не подтверждают. Во первых, по данным М. Н. Ильиной (1974), между разными видами выносливости имелись довольно слабые корреляции, а то и вовсе отсутствовали. Во-

вторых, даваемое «общей» выносливости определение: это выносливость человека

при работе умеренной интенсивности, само уже свидетельствует о том, что это вы-

носливость только к работе определенного типа. В-третьих, биохимические исследо-

вания показывают, что между аэробными биохимическими процессами (являющи-

мися основой «общей» выносливости) и анаэробными процессами (являющимися

основой кратковременной интенсивной работы) существуют антагонистические от-

ношения, поэтому, развивая выносливость в беге на длинные дистанции, не разовьешь

скоростную выносливость, а развивая последнюю — не разовьешь первую.

Принято также говорить о проприорецептивной чувствительности («темном мы-

шечном чувстве», по И. М. Сеченову) как о единой способности. Однако исследова-

ния (Е. П. Ильин, 1976) показали, что это отнюдь не так (кроме того, и само понятие

«проприорецептивная чувствительность» используется совершенно неадекватно).

Опыт изучения этой «чувствительности» показывает, что необходимо рассматривать

как самостоятельные простые способности следующие проприорецептивные функ-

ции .

Корреляции между проприорецептивными показателями, характеризующими

пространственную и силовую точность движений по перечисленным функциям, встре-

чались очень редко (в 12-20 % ).

Аналогичные данные выявлены и в отношении скоростных параметров. Так,

В. М. Зациорский (1966) не обнаружил корреляции между быстротой движений, ча-

стотой движений и временем реакции.

В связи с этим надо признать правомерность мнения В. С. Фарфеля о том, что каж-

дая двигательная способность специфична, конкретна в своем проявлении. Но раз

специфичны все способности, то пропадает необходимость использовать понятия

«общие» и «специальные» способности или качества.

Еще в большей мере проявляется специфичность в одаренности. При этом ода-

ренность у разных людей отличается не только уровнем, но и качеством (индивиду-

альностью).

Несмотря на правомерность дифференцированного подхода к способностям и ода-

ренности, важно не впасть в другую крайность. Стратегия поиска только частного,

специфичного без попытки установить то общее, что может заключаться в различных

способностях, будет ошибочной как в теоретическом, так и в практическом плане.

Экспериментальные исследования в области спорта показывают, что в проявле-

нии двигательных способностей и качеств имеются более общие и более частные ком-

поненты. Например, Ф. Генри и соавт. (F. Henry, W. Lotter, L. Smith, 1962) с помо-

щью факторного анализа установили наличие общего «фактора скорости» для раз-

личных видов времени реаТкции. Для всех видов выносливости общим компонентом,

как показано М. Н. Ильиной, является способность поддерживать волевое усилие на

фоне наступившего утомления (терпеливость). Менее общим, но тоже проявляющим-

ся в нескольких видах выносливости будет компонент, связанный с медленными

мышечными волокнами; МПК (максимальное потребление кислорода) тоже будет

менее общим компонентом, связанным с выносливостью при длительной работе уме-

ренной и малой интенсивности.

Исходя из сказанного, принципиальная схема вертикальной структуры двигатель-

ной способности (и качества) может выглядеть как иерархическая совокупность об-

щих, менее общих и частных компонентов (рис. 2.2). В конечном итоге каждая спо-

собность, имея в чем-то сходство с другими, все же неповторима по своей структуре

(за счет частных компонентов), т. е. специфична.

Признание наличия как общих, так и специфичных компонентов каждой способ-

ности и одаренности не может служить основанием для наблюдающейся тенденции

обозначать способности по виду деятельности, которую они «обслуживают». Напри-

мер, говорят о научных способностях, педагогических способностях, летных способ-

ностях, спортивных способностях и т. д. (К. к. Платонов, 1972; Н. В. Кузьмина, 1985;

В. А. Крутецкий, 1968). Это является отголоском мнения, что способности формиру-

ются только в конкретной деятельности. Но ведь очевидно, что имеющиеся у летчика

способности пригодились бы и диспетчерам, шоферам, спортсменам и вообще в тех

видах деятельности, где требуются распределение и переключение внимания, опера-

тивное мышление и проч. Поэтому совершенно справедливо Б. М. Теплов и В. Д. Шад-

риков подчеркивают полифункциональность способностей, т. е. включенность их в

различные виды деятельности.

2.3. СВЯЗЬ СПОСОБНОСТЕЙ И ОДАРЕННОСТИ

СО СКЛОННОСТЬЮ к ОПРЕДЕЛЕННОМУ

ВИДУ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Способности человека к определенному виду деятельности часто

сопровождаются наличием склонности человека к этому же виду деятельности. При

этом уже традиционно склонность, как и другие психологические понятия, опреде-

ляются разными авторами по-разному.

Как отмечает В. Н. Мясищев (1962), склонность часто понимают как направлен-

ность, но последняя не только не определяется авторами, использующими это поня-

тие, но часто сама определяется через понятие «склонность». Например, С. Л. Рубин-

штейн (1945), В. М. Теплов (1941), Н. С. Лейтес (1950), разделяя понятия «интерес»

и «склонность», считают, что интерес — это направленность на познание, а склон-

ность — это направленность на деятельность. Наоборот, в «Психологическом слова-

ре» (1983) интерес включен в состав склонности. Там дается такое определение:

«Склонность — любое положительное, внутренне мотивированное отношение (вле-

чение, интерес и др.) к какому-либо занятию. Психологическую основу склонности

составляет устойчивая потребность личности в определенной деятельности, когда

привлекательными оказываются не только достигаемые результаты, но и сам про-

цесс деятельности» (с. 342). Не случайно в монографии К. К. Платонова обсуждает-

ся вопрос о связи способностей и потребностей. Следовательно, склонность можно'

рассматривать не только как направленность (предпочтение), но и как стремление к

какому-либо занятию. Таким образом, в склонности есть как содержательно-оценоч-

ная сторона (отношение к чему-либо), так и динамическая, побудительная сторона

(стремление что-то делать), «тяга» по удачному выражению Н. С. Лейтеса.

Чем обусловлена связь способностей со склонностями. В большинстве случаев

психологи ограничиваются констатацией связи способностей со склонностями. При

этом понимание связи способностей со склонностями у разных авторов различное.

В качестве крайних и противоположных точек зрения можно привести представле-

ния А. Ф. Лазурского, отождествлявшего эти два понятия (с ним согласен и К. К. Пла-

тонов, писавший, что склонность к труду и учению сама по себе является способно-

стью), ^ точку зрения Б. М. Теплова, допускавшего возможность независимого раз-

вития склонностей и способностей и даже противоречия между ними на разных эта-

пах развития.

Отмечая единство склонностей и способностей (но не их тождество!), В. Н. Мяси-

щев писал, что взаимосвязь между ними выступает не только как их единство, но и

как причинно-следственная их взаимозависимость, обеспечивающая ход психического

развития по спирали. Исходя из этого, соотношения между ними можно представить

в следующем виде:

Склонности ==== способности

Однако далее он пишет, что основным и стойким внутренним условием склонно-

сти является способность. Тогда схема соотношения между способностями и склон-

ностями к определенной деятельности должна принять другой вид, а именно:

Способности ===== склонности

Если же принять точку зрения К. К. Платонова, что любая склонность (или стрем-

ление) входит в соответствующие способности, то схема будет соответствовать соот-

несению части (склонности) к целому (способности):

Тем не менее из этих схем видно только то, что способности и склонности связаны

тем или иным образом друг с другом, но не видно причин этой связи, тех «общих

корней», о которых пишет Н. С. Лейтес.

Изучение причин выбора различных видов спорта в связи с типологическими осо-

бенностями свойств нервной системы — с одной стороны, и связь способностей с ти-

пологическими особенностями — с другой, позволило установить, что лица, облада-

ющие определенными типологическими особенностями, имеют способности к опре-

деленному виду спортивной деятельности и склонность заниматься этим видом

спортивной деятельности. Склонность эта подкреплялась объяснениями обследуе-

мых, какого рода работа была им по душе, к чему они более склонны. Оказалось, что

в большинстве случаев род работы, предпочитавшейся опрашиваемыми, соответство-

вал психологическим особенностям выбранного ими вида спортивной деятельности.

Такое совпадение наблюдалось не только у опытных спортсменов, но и у новичков.

Например, среди предпочитавших интенсивную кратковременную работу и выбрав-

ших занятия спринтом, чаще всего встречалась слабая нервная система, дающая пре-

имущество в быстродействии. Среди прыгунов на лыжах, где требуется, кроме всего

прочего, смелость, среди новичков преобладали лица с сильной нервной системой, в

значительной степени обусловливающей это волевое качество.

Таким образом, полученные в многочисленных исследованиях данные показыва-

ют, что природная склонность к тому или иному виду деятельности может испыты-

вать сильное влияние типологических особенностей проявления свойств нервной

системы. Поэтому лица с высокой подвижностью нервных процессов имеют склон-

ность к разнообразной по содержанию деятельности, что соответствует требованиям,

предъявляемым в спортивных играх. Инертность нервных процессов приводит к

склонности тщательно отрабатывать детали выполняемых действий, что обусловли-

вает выбор тех видов спорта, в которых не требуется принятия срочных решений,

например спортивной гимнастики. Склонность лиц с сильной нервной системой к

риску приводит к выбору соответствующих видов спорта, например прыжков с трам-

плина. Конечно, в каждом конкретном случае выбор вида спорта мог определяться

еще и другими причинами, но выявленная тенденция весьма отчетлива. И в соответ-

ствии с ней схема соотношений между способностями и склонностями должна при-

нять следующий вид:

Итак, способности и склонности связаны между собой не прямо, а опосредованно,

через типологические особенности. Они сосуществуют параллельно друг другу (но

не раздельно!), если обусловлены природными задатками человека.

Судя по данным, полученным Э. А. Голубевой с сотрудниками, сказанное выше

относится и к предпочтению интеллектуальных видов деятельности. Так, высоко- и

низкоактивированные школьники проявили различный интерес к различным заня-

тиям: низкоактивированные больше склонны к занятиям техникой, а высокоактиви-

рованные — к сферам «природа», «человек», художественное творчество. Неслучай-

но, как пишет И. С. Лейтес (1977), выдающиеся в интеллектуальном отношении дети

тянутся к умственным усилиям, очевидно, потому, что у них имеется потребность в

интеллектуальной активности'. Потребности в активности определенного вида как

латентные состояния напряжения нуждаются в разрядке определенного типа, что

при активизации состояний и проявляется в склонности. Однако склонность только

на первых этапах выступает как безотчетное стремление. Затем, по мере получения

удовлетворения (удовольствия) от процесса выполнения выбранной деятельности,

склонность становится более осознаваемой, «обрастает» другими мотиваторами, ко-

торые в сознании человека превращаются в действующие «мотивы» (объяснения,

почему он выбрал для занятий данный вид деятельности). Не понимая до конца ис-

тинную причину склонности, человек объясняет свой выбор положительным отно-

шением к этой деятельности («нравится»), и ему этого достаточно.

' В связи с этим можно понять серьезность шутки поэта М. Светлова, который сказал: «Человек, не наделенный талантом, если в одном не удалось, займется чем-нибудь другим, У талантливого нет выбора» (Игин И. Улыбка Светлова. - Л., 1968. С. 3).

Причины расхождения между склонностями и способностями. Как отмечает

В. Н. Мясищев, несоответствия между способностями и склонностями могут быть

двух видов:

• при наличии склонности недостаточно выражена способность;

• при наличии способности не выражена склонность.

Первая ситуация особенно часто проявляется, когда речь идет о двигательных спо-

собностях. Обусловлено это тем, что двигательные способности зависят не только от

типологических особенностей свойств нервной системы, но и от физиологических

(вегетативных и биохимических) процессов, от особенностей строения мышц, свя-

зочного аппарата и т. п. Поэтому при отсутствии таковых типологические особенно-

сти, сильно влияя на склонность, не смогут в такой же степени обеспечить проявле-

ние способности к деятельности, выбранной по склонности.

Первый вариант расхождения склонностей и способностей может быть, как отме-

чает В. Н. Мясищев, из-за захваливания ученика при недостаточно выраженных спо-

собностях, которые не развились должным образом потому, что захваливание поро-

дило у ученика самоуверенность, снизило его усердие.

Еще одной причиной расхождения между способностями и склонностями по пер-

вому варианту может явиться социальная обусловленность выбора деятельности. Так,

К. К. Платонов отмечает, что наблюдавшиеся им случаи расхождения склонностей и

способностей были вызваны тем, что один человек овладение летным делом считал

своим партийным долгом (он был политработником в летной части), другой (науч-

ный работник) видел в этом путь к научным исследованиям в авиации и т. д. Правда,

в приведенных примерах вряд ли можно говорить о склонностях к летному делу.

Скорее надо говорить о социальных мотивах.

Создает видимость первого варианта соотношений между склонностями и спо-

собностями и то, что нередко склонность отождествляется с предпочтением того или

иного рода занятий. Предпочтение, как сознательный выбор, может быть следствием

моды на профессию, ее престижности в обществе, т. е. социально обусловлено. Тогда

кажется, что выбор профессии происходит по склонности. В этом случае выбор осу-

ществляется без учета своих способностей, что и приводит к расхождению между

предпочтением (псевдосклонностью) и способностями.

Решение вопроса о соотношении склонностей и способностей нередко сводится к

соотношению интереса к деятельности и способностей. И хотя рядом авторов интерес

понимается как склонность, все же это не тождественные явления. Склонность ближе

к влечению, в котором человек осознает объект влечения, но не понимает его причину.

В интересе как отношении человек понимает, почему его интересует данный объект.

Поэтому объединение разных психологических феноменов — влечения и интере-

са под одним названием — склонности, что имеет место у В. Н. Мясищева, представ-

ляется не совсем удачным, несмотря на то что и то и другое, как пишет В. Н. Мяси-

щев, пробуждает дремлющие силы, мобилизует трудоспособность, побуждает к по-

искам основания деятельности. Второй вариант соотношения склонностей и

способностей (способности есть, а склонности нет) скорее следует рассматривать как

утерю склонности вследствие потери интереса к деятельности из-за неправильного

обучения (его монотонности, чрезмерных требований, предъявляемых к ученику) или

появления сильного интереса (возможно, по чисто внешней привлекательности) к

другой деятельности.

 

2.4. РОЛЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ПРОЯВЛЕНИИ

И РАЗВИТИИ СПОСОБНОСТЕЙ И ОДАРЕННОСТИ

Критика личностно-деятельностного подхода к способностям не

означает, что деятельность не играет никакой роли в проявлении и развитии способ-

ностей и одаренности человека. Эта роль деятельности многообразна. Она выступает

как условие проявления способностей и одаренности и как условие развития способ-

ностей и одаренности.

Деятельность как условие проявления способностей и одаренности. Способно-

сти чаще всего, а одаренность — исключительно проявляют себя в деятельности. По-

этому рассмотрение способностей в связи с деятельностью не только оправдано, но и

необходимо (при условии, если эту связь не доводить до абсурда, т. е. считать, что вне

деятельности нет способностей). Деятельность как «специфически человеческая фор-

ма активного отношения к окружающему миру, содержание которой составляет его

целесообразное изменение и преобразование» (Философский энциклопедический

словарь, 1983, с. 151) является наиболее адекватным способом проявления челове-

ком своих способностей и одаренности.

Особо следует подчеркнуть роль деятельности (в широком плане — активности)

для созревания функций центральной нервной системы в раннем постнатальном пе-

риоде, чему имеются многочисленные подтверждения в возрастной физиологии и

психологии, наблюдения над детьми, росшими в неблагоприятных условиях. Поэто-

му деятельность имеет большое значение для развития и реализации способностей.

Деятельность как условие развития и реализации способностей. В отличие от

зарубежных психологов, в большинстве своем считающих, что способности как гене-

тически обусловленные образования не изменяются в течение жизни, отечественные

психологи стоят на позиции изменяемости способностей как в сторону прогресса, так

и в сторону регресса. При этом положение о развиваемости способностей стало акси-

оматичным, не требующим доказательств. Недаром А, Н. Леонтьев писал, что у чело-

века нет никаких способностей, кроме способности к развитию (хотя точнее было бы

сказать, что имеется потенциальная возможность к развитию).

В действительности же доказать развитие способностей не так просто. Ведь спо-

собности не измеряемы, поэтому мы не знаем их исходный уровень. Измеряем же мы

качества, т. е. фенотипические характеристики человека и именно их изменение и

принимается за развитие способностей.

Конечно, вопрос о развитии способностей больше теоретический, чем практиче-

ский: педагогу или тренеру безразлично, что развивается — способность или качество,

ему важен конечный результат, повышение эффективности деятельности. Однако с

научной точки зрения не все равно как сказать: развиваются способности или разви-

ваются качества. Ведь утверждая первое, мы тем самым показываем возможность

изменения генотипических особенностей человека, его природы.

И все же ряд данных позволяет говорить о развитии не только качеств, но и спо-

собностей. Я имею в виду изменение в процессе деятельности (тренировки) задатков

способностей.

Биохимическими исследованиями показано увеличение в мышцах запаса глико-

гена по мере роста тренированности спортсменов. А это означает увеличение рабо-

тоспособности, выносливости. Скандинавские физиологи показали, что тренировка

на выносливость повышает МПК на 20-30 %, что тоже ведет к увеличению выносли-

вости в циклической работе.

По данным Н. Е. Высотской и А. М. Сухаревой (1974), в процессе многолетнего

тренинга учащихся хореографического училища наблюдаются изменения типологи-

ческих особенностей свойств нервной системы, отличающиеся от возрастной дина-

мики их у учащихся общеобразовательных школ: увеличивается инертность нервных

процессов и слабость нервной системы, что способствует повышению монотоно-

устойчивости учащихся.

С другой стороны, очевиден и другой механизм, помимо увеличения потенциа-

ла, - это возрастание возможностей использования того, что дано нам природой, по-

вышение уровня исчерпаемости резервов. Например, установлено, что при электро-

стимуляции мышца развивает значительно большую силу, чем при произвольных

усилиях человека, т. е. имеется так называемый «силовой дефицит», свидетельству-

ющий о неполном использовании возможностей мышц в обычных жизненных ситуа-

циях. При этом у спортсменов «силовой дефицит» значительно меньше, чем у не за-

нимающихся спортом. Следовательно, приобретение спортсменом умений напрягать

и расслаблять мышцы, налаживание координационных механизмов, умение мобили-

зоваться, т. е. опыт помогают человеку полнее использовать потенциальные возмож-

ности.

2.5. О СООТНОШЕНИИ ПОНЯТИЙ

«СПОСОБНОСТИ» И «КАЧЕСТВА»

С ролью деятельности в развитии способностей тесно связан и вопрос о соотношении понятий «способности» и «качества».

До сих пор существуют большие разногласия в использовании и толковании близ-

ких друг другу понятий — способности, одаренность, качества, характеризующие воз-

можности человека. В одном случае отказываются от понятия «качества» и говорят

только о «способностях» (В. С. Фарфель, 1976). В другом случае эти два понятия

используются как синонимы, в частности в большинстве работ по психологии труда.

Например, В. Д. Шадриков не разграничивает понятия «способности» и «качества»,

хотя и считает второе понятие более широким, чем первое. В третьем случае способ-

ность становится синонимом одаренности (А. Ф. Лазурский, 1921). В результате по-

рой бывает очень трудно разобраться, что конкретно имеет в виду автор, использую-

щий какое-либо из этих понятий. Такое положение не позволяет продуктивно разра-

батывать целый ряд теоретических проблем, так как и ученые и практики лишены

адекватного понятийного аппарата. Неудивительно, что вопрос о качествах в учеб-

никах по психологии просто обходят молчанием.

Приступая к обсуждению этого вопроса, мы должны прежде всего выяснить, на-

сколько необходимо для теории и практики наличие всех этих понятий, можно ли

обойтись без какого-нибудь из них. Такая постановка вопроса заставила предполо-

жить, что все приведенные выше понятия определяют ряд факторов, влияющих на

возможности человека и на эффективность его деятельности. Следовательно, начи-

нать обсуждение поставленного вопроса надо с нахождения места рассматриваемых

понятий в ряду всех факторов, обусловливающих возможности человека и эффек-

тивность их проявления. Только в этом случае можно увидеть, в чем специфика ис-

пользования каждого из этих понятий.

Возможности человека и эффективность его деятельности определяются как со-

циальными (приобретаемыми в процессе воспитания, обучения, тренировки) факто-

рами, так и врожденными, биологическими. Эти индивидуально-личностные факторы, обусловливающие возможности человека, и подлежат рассмотрению в их отношении к разбираемым понятиям.

К врожденным (генотипическим) факторам относятся конституциональные, мор-

фологические особенности (рост, вес, особенности телосложения в целом — сомато-

тип, морфофункциональные особенности строения мышц: быстрые и медленные

мышечные волокна), физиологические особенности (уровень максимального потреб-

ления кислорода — МПК, психофизиологические особенности (свойства нервной

системы и темперамента), простейшие психические функции (процессы), связанные

с восприятием, вниманием, памятью и т. д.

К приобретенным факторам, влияющим на возможности человека, относятся мотивы, знания, умения, а также получаемые в процессе тренировки приросты врожденных особенностей и факторов.

Между врожденными и приобретенными свойствами человека нет разрыва. Зна-

ния и умения быстрее приобретаются и достигают лучшего качества у людей с опре-

деленными врожденными особенностями; в свою очередь, обучение и тренировка

способствуют развитию врожденных особенностей человека. Поэтому индивидно-

личностные особенности взрослого человека представляют собой нерасторжимое

единство, образно говоря — сплав врожденных и приобретенных свойств, который

И. П. Павлов назвал фенотипом.

Знание того, какого уровня факторами (генотипического, фенотипического или

приобретенного) обусловлены в данный момент возможности и эффективность дея-

тельности человека, важно при прогнозировании его успехов в настоящем и буду-

щем. В зависимости от того, в каком аспекте интересуют нас возможности человека,

меняется и роль факторов, относящихся к разным уровням. При оценке возможнос-

тей человека в данный момент (например, в проявлении максимального быстродей-

ствия) для нас не существенно, за счет чего проявляются эти возможности — как ре-

зультат обучения и тренировки или только в силу врожденных особенностей челове-

ка. Здесь оценка возможностей абстрагируется от причин, их обусловивших.

Когда же нужно узнать, следствием чего являются наличные возможности челове-

ка — врожденных особенностей, их развития или обучения, — то возникает необхо-

димость в углубленном анализе компонентов, из которых складываются наличные

возможности человека, группировании этих компонентов (факторов) по уровням и

включении этих групп факторов в рамки определенного понятия.

Особенно важно выяснить роль врожденных факторов в проявлении наличных

возможностей человека в следующих случаях:

1) если нужно понять, почему у двух и более субъектов при созданных им равных

условиях деятельности и при имеющемся у них одинаковом стремлении к успеху

достижения все же различны;

2) если необходимо узнать, за счет чего разные субъекты добились одинаковой эффективности;

3) если хотят дать прогноз достижений данного субъекта на будущее (когда хотят

оценить перспективу его развития).

Таким образом, для практики необходимы понятия, помогающие обозначить группы следующих индивидно-личностных факторов, обусловливающих возможности

человека и эффективность его деятельности:

• отражающих роль врожденных особенностей человека;

• отражающих роль приобретенных особенностей человека;

• отражающих роль единства врожденных и приобретенных особенностей человека.

Первая группа факторов соотносится со способностями и одаренностью, вторая —

с опытом человека, третья - с качествами. Об одаренности речь пойдет ниже.

Очевидно, однако, что необходимо такое понятие, которое явилось бы отражением единства врожденного и приобретенного. У В. Д. Шадрикова это способности фенотипа. Мне представляется, что для этой цели больше подходит понятие «функцио-

нальное качество» (термин «качество» широко используется в общей психологии -

волевые и нравственные качества, в психологии спорта - двигательные качества, в

психологии труда — профессионально-важные качества, однако часто понимается как

синоним способностей).

Таким образом, функциональное качество можно определить как наличный уро-

вень проявления какой-либо стороны возможностей человека, независимо от того, чем

этот уровень обусловлен — природными особенностями, их развитием или знаниями

и умениями (рис. 2.3). При этом в функциональные качества включаются не все при-

обретаемые человеком знания и умения, а только те, которые помогают проявлению

той или иной стороны возможностей (быстроте, точности действий, выносливости

и т. д.).

Функциональные качества и способности по названию могут совпадать (напри-

мер, качество быстроты и способность к быстродействию), или иначе: одна и та же сторона возможностей (функции - например, концентрация внимания) может выступать и как качество, и как способность: все зависит от угла рассмотрения фенотипа или генотипа, наличного уровня или прогноза.

Важным отличием понятия «качество» от понятия «способности» состоит в том,

что первое может характеризовать не только функциональные возможности человека, но и человека как личность (личностные качества). Поэтому наряду с двигательными качествами, качествами ума и т. п., выделяют нравственные, волевые качества,

причем первые не связаны с врожденными особенностями человека, а приобретаются в процессе его социализации и воспитания.

функциональное качество, как н способность, не подменяет понятия «функция»,

«психический процесс». Оба они отражают лишь специфические стороны той или

иной функции: у внимания — концентрацию (интенсивность), устойчивость, лабиль-

ность, распределение его; у движения — силу, быстроту, выносливость и т. д. Однако

функциональные качества могут быть простыми и сложными, характеризовать не

только отдельную функцию, но и деятельность в целом (быстрота чтения, бега), а

способности характеризуют только ту или иную сторону функции.

Вопрос о превращении способностей в функциональные качества по существу

обсуждается в работе Б. А. Федоришина и соавт. (1980), когда они пишут следующее:

«В профессиональной деятельности токаря, водителя автотранспорта и хирурга чрез-

вычайно важна координация движений обеих рук... Но вместе с тем сенсомоторная

координация, четкость и точность двигательных действий сами по себе еще не явля-

ются профессиональной способностью (читай: качеством. — Е. И.). Отличная коор-

динация двигательных действий хирурга, сидящего за рулем автомобиля, не гаран-

тирует механизм переключения скоростей в автомобиле от поломки из-за неумелого

переключения. Профессиональная способность начинает проявлять себя тогда... ког-

да сенсомоторная деятельность наполняется профессионально-технологическим со-

держанием. И это содержание различно у токаря, шофера, часового мастера и хирур-

га. Таким образом, общий для всех этих специалистов психологический механизм

реализуется затем в различных профессиональных способностях (читай: качествах. —

Е. И.). Ясно также, что и сенсомоторные механизмы, рассматриваемые первоначаль-

но как общие для данных специалистов, получают в дальнейшем свое специфическое

развитие в зависимости от того, какое место в структуре профессиональной способ-

ности они занимают и структурными элементами каких профессиональных способ-

ностей являются. Все это в равной мере относится не только к психомоторике, но и к

другим психическим процессам и явлениям» .

Таким образом, в процессе овладения профессиональным мастерством каждая

способность, реализуясь в конкретных действиях, получает свою огранку.

В заключение отмечу, что использование понятия «функциональное качество» как

фенотипического образования, является компромиссом между крайними точками

зрения на природу функциональных возможностей (приобретенные или врожден-

ные) человека, как бы «примиряет» их.

2.6. КОМПЕНСАЦИЯ СПОСОБНОСТЕЙ

И КОМПЕНСАТОРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Вопрос о компенсации способностей важен не только в теорети-

ческом, но и в практическом отношении: ведь его решение в каждом конкретном слу-

чае должно дать ответ: насколько пригоден человек к той или иной деятельности,

насколько необходим отбор в профессиональной деятельности.

Одним из первых вопрос о компенсации способностей поставил в отечественной

психологии Б. М. Теплов (1941; 1955). Он говорил, в частности, о компенсации от-

сутствия абсолютного слуха приобретенным умением, недостаточной выносливости

слабой нервной системы ее высокой чувствительностью.

Значительное место вопросу компенсации способностей уделялось в школе

В. С. Мерлина. В его школе одинаковая продуктивность деятельности субъектов с

разными задатками (типологическими особенностями свойств нервной системы) свя-

зывалась с выработкой стиля деятельности. Следовательно, речь идет о компенсации

недостаточно выраженных способностей и качеств определенными способами дея-

тельности (Е. А. Климов, 1969; Л. А. Копытова, 1964 и др.). В этой же психологиче-

ской школе был поставлен вопрос о компенсаторных отношениях между свойствами

темперамента, приводящих к компенсации одних способностей другими (В. В. Бело-

ус, 1977).

Этот же вопрос рассматривался и К. К. Платоновым, который даже выделил спе-

циальную группу компенсаторных способностей, входящих, по его мнению, в струк-

туру сложных способностей.

По поводу компенсации существуют различные точки зрения, причем смеши-

ваются, во-первых, социальный и психофизиологический аспекты обсуждения, во-

вторых, понятия «компенсация» и «компенсаторные отношения». Следствием этого

являются неадекватная постановка задач исследований, ошибочное толкование по-

лучаемых результатов, ошибочные теоретические построения и практические реко-

мендации.

Социальный аспект вопроса о компенсациях был поставлен Б. М. Тепловым (1955),

который отмечал, что нет плохих и хороших типологических особенностей, что каж-

дая из них в разных ситуациях может иметь и положительное, и отрицательное про-

явление, и, следовательно, человек, не способный к одному виду деятельности, мо-

жет быть способным к другому.

В связи с этим Б. М. Теплов писал, что люди с разными типологическими особен-

ностями (задатками) могут добиваться одинаковых высоких социальных достижений —

становиться знаменитыми артистами, видными учеными, рабочими высокого класса

и т. д. В этом случае речь идет о такой компенсации одних способностей другими,

которая позволяет разным людям достигать одинаково высокого социального стату-

са, общественного признания за свои достижения. Наличие такой компенсации дает

основание говорить о том, что вообще не способных к какому-нибудь делу людей нет

и что каждый человек способный, но по-своему (и, конечно, в разной степени).

Однако это не тот вид компенсации, который обеспечивает одинаковые достиже-

ния людей в одном и том же виде деятельности. Рассмотрение этого вида компенса-

ций приводит к психофизиологическому аспекту этой проблемы.

Психофизиологический аспект вопроса о компенсациях состоит в выяснении, за

счет чего люди с разной выраженностью свойств, способностей, качеств достигают

одинаковой продуктивности (результативности) в одном и том же виде деятельности.

Одним из видов такой компенсации является обеспечение эффективности дея-

тельности путем применения знаний и умений (при недостаточной выраженности

необходимых способностей). Об этом виде компенсации тоже говорил Б. М. Теплов,

считая, что знания и умения не входят в структуру способностей. Компенсация тако-

го вида хорошо просматривается в учебной деятельности, в спорте: недостаточно

быстрое реагирование на сигналы и плохое распределение внимания компенсируют-

ся мыслительными операциями, способствующими прогнозированию изменений си-

туации в ближайшем будущем. Этот вид компенсаций можно назвать компенсация за

счет опыта.

Другим видом психофизиологической компенсации, обеспечивающим разным

людям одинаковую эффективность деятельности, несмотря на имеющиеся у них раз-

личия в задатках, способностях и качествах, является приспособление к себе деятель-

ности, т. е. выработка индивидуального и типического стиля, который опирается на

сильные стороны человека, компенсируя слабые (подробно этот вопрос рассматри-

вается в главе 5). Однако такая компенсация возможна только в тех случаях, когда от

человека не требуется проявления максимальных возможностей. Тогда (а это чаще

всего касается производственной деятельности) люди с разными стилями могут до-

биваться одинаковых результатов (100 % выполнения плана). Очевидно, поэтому

В. С. Мерлин рассматривал индивидуальный стиль деятельности в разделе способ-

ностей. Проявляющуюся при этих условиях компенсацию можно назвать компенса-

ция за счет стиля деятельности.

В то же время В. С. Мерлин и Е. А. Климов признают, что не во всех профессиях

стиль деятельности может компенсировать необходимые для успещной деятельно-

сти способности. Особенно отчетливо это проявляется в спорте, где при наличии од-

ного и того же стиля спортсмены показывают разные результаты. Поэтому проблема

отбора по способностям становится тем актуальнее, чем более жесткие требования к

человеку предъявляет деятельность.

Еще один вид психофизиологической компенсации — когда недостаточное разви-

тие или выраженность одной способности может быть восполнена другой, связанной

с ней способностью. Например, недостаточное распределение внимания компенси-

руется быстротой восприятия, недостаточная дифференцировка мышечно-двигатель-

ных ощущений — концентрацией внимания и быстротой двигательных реакций. Этот

вид можно отнести к истинным компенсациям. К этому же виду можно отнести и слу-

чаи, когда одинаковая выраженность у разных людей какой-либо сложной способно-

сти определяется различной выраженностью у них более частных способностей, яв-

ляющихся компонентами более сложных способностей. Например, одинаковая вы-

носливость может достигаться за счет различного соотнощения двух ее компонентов,

требующих разных задатков и способностей: с одной стороны — за счет длительно-

сти работы до появления утомления (чувства усталости), с другой стороны — за счет

длительности работы на фоне усталости. Первый компонент больще выражен у лиц

со слабой нервной системой, а второй больше выражен у лиц с сильной нервной сис-

темой (М. Н. Ильина). Получается, что свойство силы нервной системы влияет на

два компонента выносливости противоположным образом: способствуя проявлению

одного компонента, оно препятствует проявлению другого.

Здесь речь должна идти уже не просто о компенсации, а о компенсаторных отно-

шениях. Такие соотнощения в организме встречаются не так уж редко.

О ложных компенсациях способностей. Подчас компенсации и компенсатор-

ные отнощения видятся исследователям там, где их нет. Типичная ошибка в этих слу-

чаях состоит в том, что компенсаторные отношения предполагаются в любом случае,

если одно свойство или качество выражено в сильной степени, а другое — в слабой,

или когда одна особенность человека проявляется в эффективности деятельности, а

другая — нет. Например, в одной из работ говорится, что у необщительных школьни-

ков тщательное планирование общественно-полезной деятельности компенсирует их

слабую коммуникативность, а у общительных коммуникативность компенсирует сла-

бо выраженную планирующую функцию. Остается, однако, неясным, почему то, что

имеется у школьника, должно обязательно компенсировать то, чего у него нет ил1

слабо выражено? Зачем, образно говоря, низкий рост компенсировать большим ве-

сом? Можно ли компенсировать в спортивных упражнениях выносливость силой?

Точно так же во многих случаях напрасно искать компенсаторные отношения, на-

пример, между быстротой реагирования на сигнал и знаниями оператора: компенса-

торные отношения имели бы место между ними только в том случае, если бы повы-

шение быстроты реагирования приводило к уменьшению знаний, и наоборот, увели-

чение знаний приводило бы к уменьшению быстроты реагирования. Очевидно, еств

некомпенсируемые соотношения между способностями.

Или другой пример. В одной работе утверждается, что способности человека со-

противляться монотонии и утомлению при выполнении одной и той же работы нахо-

дятся в компенсаторных отношениях. Этот вывод сделан на основании того, что j

одних людей быстро наступает состояние монотонии и поздно — состояние утомле^

ния, а у других — наоборот. Отсюда из правильного факта автор делает неправиль-

ный вывод: чем раньше возникает состояние монотонии, тем позже будет появлятьс«

состояние утомления. Однако это утверждение не выдерживает логической провер-

ки: чем позже наступает монотония, тем раньше наступает утомление, и противоре-

чит фактическим экспериментальным данным, полученным Н. П. Фетискиным (1972)

согласно которым появление монотонии ускоряет развитие утомления. Приняв ж(

точку зрения автора упомянутого исследования, можно сделать вывод, что состояние

монотонии является профилактикой развития состояния утомления.

В рассматриваемом случае видимость компенсаторных отношений между утом-

лением и монотонней возникла потому, что, во-первых, автор первые признаки уста-

лости принял за признаки монотонии (колебание продуктивности работы по времен

ным отрезкам характерно не только для монотонии, но и для утомления), и во-вто

рых, вследствие того что и монотония, и появление усталости зависят от свойстве

силы нервной системы, но противоположно: у лиц с сильной нервной системой рань

ше возникает состояние монотонии, но позже снижается работоспособность, а у ли1

со слабой нервной системой состояние монотонии появляется позже, а усталость по

является раньше. Тем не менее эта закономерность отнюдь не свидетельствует о ком

пенсаторных отношениях между этими состояниями. В данном случае о компенса

торных отношениях говорить нельзя потому, что отсутствует необходимое условие

состояние монотонии и состояние утомления не являются компонентами одного i

того же качества, свойства, а являются самостоятельными психологическими фено

менами, ничем общим не связанными.

Можно отметить и еще один случай ошибочной трактовки получаемых данных

В. В. Белоус (1977) считает, что наличие множественных положительных корреля

ций между разными способностями и выделение их в какие-то факторы имеет полез

ный приспособительный эффект, так как выявляемые связи показывают, мол, воз

можность компенсации одной способности другою. Но что означают высокие поло

жительные корреляции? Только то, что все способности и свойства развиты либ(

хорошо, либо плохо. Но если у человека все качества развиты хорошо, то ему не нуж

на компенсация, а если все качества развиты плохо, то нечем компенсировать слабо

развитые.

О компенсациях и компенсаторных отношениях следовало бы говорить как раз^

случаях отсутствия корреляции или же при наличии отрицательных корреляции

в последнем случае было бы очевидным, что у субъектов одни способности и соот-

ветствующие им качества развиты хорошо, а другие — плохо. Это дало бы основание

предполагать, что при одинаковой эффективности деятельности разных лиц она до-

стигается за счет компенсации одной способности другой.

Возможна ли полная компенсация или речь должна идти только о частичной

компенсации? Очевидно, если требования деятельности к человеку максимальные,

то вряд ли можно говорить о возможности полной компенсации неразвитых способ-

ностей (в противном случае все люди были бы одаренными во всех видах деятель-

ности; ведь одаренность, по сути, и означает совокупность некомпенсируемых спо-

собностей человека). Если ведущие для данной деятельности способности не ярко

выражены, компенсация может обеспечить лищь средний уровень успешности дея-

тельности.

2.7. ИЗМЕРЯЕМЫ ЛИ СПОСОБНОСТЬ

И ОДАРЕННОСТЬ?

Деятельность как условие диагностики способностей и одарен-

ности. Выше уже говорилось, что сторонники личностно-деятельностного подхода к

способностям считают, что выявить способности можно только в процессе выполне-

ния деятельности. Действительно, практика обучения показывает, что быстрота и

качество овладения знаниями и умениями, а также конечный уровень достижений в

избранном виде деятельности позволяют в определенной мере судить об имеющихся

у человека способностях и одаренности. Однако успехи в любой деятельности зави-

сят от многих факторов (мотивов и трудолюбия человека, условий деятельности, ма-

стерства обучающих и т. д.). Когда Д. И. Менделеева называли гением, он морщился

и ворчал: «Какой там гений! Трудился всю жизнь, вот и стал гений...» Имеются и

противоположные примеры. Выдающийся математик академик Н. Н. Лузин в гимна-

зии не проявлял никакого интереса и прилежания к математике, в результате чего к

нему пришлось приставить репетитора по этому предмету. Александр Блок мало ин-

тересовался русским языком и литературой и тоже вынужден был заниматься этими

предметами с репетитором. Естественно, оба в гениях у преподавателей гимназии не

числились.

Отсюда столь часты ошибки в определении таланта у детей родителями, педагога-

ми школ и высших учебных заведений. Эти случаи нераспознавания будущих выда-

ющихся деятелей науки, литературы, спорта стали уже хрестоматийными. Напри-

мер, знаменитый натуралист и путешественник Александр Гумбольдт, именем кото-

рого теперь назван Берлинский университет, в детстве считался тугодумом, слабо

развитым мальчиком, и родные даже сомневались, сможет ли он успешно завершить

среднее образование. Поэт Роберт Берне долго не мог научиться читать, А. Эйнштейн

в 15 лет был исключен из гимназии за неуспеваемость, а А. П. Чехов в 3-м классе был

оставлен на второй год за отставание в словесности. Кто-то даже подсчитал, что

30 % двоечников являются гениями.

Нельзя забывать и о том, что мнения о таланте человека и качестве продукта его

труда во многом субъективны. Критик Надеждин писал в 1830 году о «Евгении Оне-

гине» А. С. Пушкина: «Ветреная и легкомысленная пародия на жизнь. Мыльные пу-

зыри, пускаемые затейливым воображением...»

Кроме того, диагностика способностей по уровню достигнутого (постфактум) чаще

всего существенна для исторической оценки личности, для текущего момента, чем

для будущего, т. е. прогноза. Известны случаи, когда выполнение деятельности не

только не способствует обнаружению способностей, но даже мешает этому, маскиру-

ет способности. Например, высокая результативность баскетболистов со сверхвысо-

ким ростом принимается тренерами за меткость как способность, хотя на самом деле

игрок высокой меткостью не обладает. Наоборот, меткий, но не устойчивый к психи-

ческой напряженности игрок может не проявить во время сложной игры свою спо-

собность. Несоответствующий природным данным стиль обучения, боязнь экзаме-

нов могут приводить к не очень высокой успеваемости, на основании чего делается


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 17; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Удаление подразделений | Нервной системы. Основным предметом изучения дифференциальной психофизиологии являются типы темперамента, свойства нервной системы
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.273 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты