Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ. Из этой главы читатель узнает, о том, что такое ^произвольные*^




Читайте также:
  1. C2 Покажите на трех примерах наличие многопартийной политической системы в современной России.
  2. II. Системы, развитие которых можно представить с помощью Универсальной Схемы Эволюции
  3. III. Требования к организации системы обращения с медицинскими отходами
  4. Oсoбеннoсти и прoблемы функциoнирoвaния вaлютнoй системы Республики Белaрусь
  5. А). Системы разомкнутые, замкнутые и комбинированные.
  6. А. Оппозиция логичных и нелогичных действий как исходноеотношение социальной системы. Теория действия Парето и теория действия Вебера
  7. Авиационно-транспортной системы
  8. Автоматизированные системы обработки данных
  9. Автоматизированные системы обработки экономической и финансовой информации
  10. Автоматизированные системы управления в здравоохранении (клиничекий, городсокй. Областной, уровни управления.

Из этой главы читатель узнает, о том, что такое ^произвольные*^

и ^непроизвольные* методики и показатели свойств нервной системы, в чем различие

между этими методиками и показателями; можно ли для диагностики типологиче-

ских особенностей проявления свойств нервной системы использовать опросники и ме-

тод наблюдения, какими путями можно повысить надежность этой диагностики.

6.1. «ПРОИЗВОЛЬНЫЕ* и «НЕПРОИЗВОЛЬНЫЕ»

МЕТОДИКИ ИЗУЧЕНИЯ

СВОЙСТВ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ

Считалось, что метод изучения свойств нервной системы с помо-

щью условных рефлексов имеет то несомненное преимущество, что позволяет исклю-

чить произвольные реакции человека, которые могут мешать диагностике ввиду со-

знательного искажения обследуемым получаемых результатов. Отсюда и возникло в

лаборатории Б. М. Теплова требование использовать для диагностики типологиче-

ских особенностей только «непроизвольные» реакции и основанные на них «непро-

извольные» методы. Б. М. Теплов считал, что «методики произвольных реакций» или

«произвольные» индикаторы имеют лишь чрезвычайно ограниченные возможности

для изучения свойств нервной системы, поскольку они неизбежно адресуются к сплаву

черт природных и приобретенных, а стало быть, как пишет В. Д. Небылицын, «выяв-

ляют не свойства нервной системы как таковые, а, в лучшем случае, индивидуальные

модификации используемых в опыте реакций под комплексным влиянием свойств

нервной системы и приобретенного опыта» (1966, с. 12).

В этом сплаве врожденное может быть начисто замаскировано приобретенным в

процессе жизни.

Достоинствами непроизвольных методик В. С. Мерлин считает следующие качества:

1) они дают возможность освободиться от маскирующего эффекта ранее образован-

ных связей и выработать у испытуемого действительно новые условные связи;

2) с их помощью изучаются свойства нервной системы при наименьшем и наиболее

просто учитываемом влиянии со стороны второй сигнальной системы;

3) они дают возможность выделить отдельные свойства нервной системы (автор, оче-

видно, полагал, что в произвольных реакциях проявляются сразу несколько

свойств).

Такая позиция психофизиологов имела двоякое следствие. С одной стороны, она

заставила исследователей более разборчиво и строго относиться к показателям, с по-



мощью которых судят о типологических особенностях. С другой стороны, она приве-

ла к практически полному игнорированию произвольных методик для изучения

свойств нервной системы. Автору достаточно было указать в работе, что типологи-

ческие особенности изучались с помощью произвольных реакций человека, чтобы

вызвать недоверие к полученным результатам. И если первое следствие можно рас-

сматривать как положительное явление, позволившее уйти, как отмечал Б. М. Теп-

лое от опасности незаметной для самого исследователя подмены изучения свойств

нервной системы изучением сложившихся форм поведения,' то второе следствие,

думается, было неоправданным, надолго задержавшим успешное изучение типоло-

гических особенностей у человека.

Слабость позиции исследователей, выступающих против «произвольных» мето-

дик, состоит в следующем.

1. В настоящее время стало очевидным, что вырабатывать у человека условщле

рефлексы в полной изоляции от его психического (произвольного) контроля невоз-

можно: активность человека, степень его произвольного внимания к условному раз-



дражителю играют большую роль в формировании условнорефлекторных реакций.

Да и методически исключить произвольные двигательные реакции оказалось невоз-

можно. Например, в лаборатории В. С. Мерлина выработка кожно-гальванического

условного рефлекса была основана на подкреплении условного раздражителя произ-

вольной двигательной реакцией — нажимом испытуемого на «грушу». Не случайно,

защищая так называемые «непроизвольные» методики, В. С. Мерлин все же писал,

что между двумя видами реакций — произвольными и непроизвольными — трудно

провести границу, так как наряду с бесспорно произвольными и непроизвольными

реакциями имеются и промежуточные формы. Заслуживает внимания его положе-

ние, что решающим для вопроса о том, к какой группе относится методика, является

не столько характер реакций, на которых строится методика, сколько характер тех

процессов, которые являются предметом изучения. Это положение В. С. Мерлина

согласуется с высказыванием Б. М. Теплова о том, что важно, чтобы индикатор, по

которому мы судим о типологических особенностях, был «непроизвольным», сама

же методика может относиться к произвольным. Таким образом, со временем про-

изошла существенная эволюция во взглядах на «непроизвольность» приемов изуче-

ния свойств: вместо настаивания на непроизвольных реакциях, с помощью которых

изучаются свойства, стали говорить о «непроизвольных» показателях типологиче-

ских особенностей, получаемых при произвольных реакциях человека.

«Непроизвольные» показатели нейродинамических особенностей являются в7по-

ричной информацией, получаемой в процессе выполнения обследуемым тестов, о ко-



торой обследуемый не подозревает и, следовательно, не может ее преднамеренно исказить.

' Такое произошло, в частности, с эргометрической методикой определения силы нервной системы,

где за последнюю принимали просто более высокую работоспособность человека.

2. Слабость позиции сторонников «непроизвольных» методов изучения свойств

нервной системы состоит и в том, что они считают, что приобретенный человеком в

течение жизни опыт маскирует в произвольных методиках врожденные типологи-

ческие особенности. Если это касается CBOI'ICTB характера и темперамента, то здесь

•• спорить не о чем: в них действительно могут проявляться и маскировка, и влияние

опыта. Но Б. М. Теплов говорил о том, что при изучении свойств нервной системы

исследователя интересуют не особенности навыков, не уровень знаний, не разница в

поведении, а особенности проявления свойств нервной системы, влияющих на при-

обретение знаний и навыков, на поведение человека. А раз так, то возникает задача

отделить врожденное от фенотипа, т. е. сплава врожденного и приобретенного. «Про-

' пзвольные» же методики, по мнению Б. М. Теплова, не дают возможности осуще-

' ствить это.

Кстати, И. П. Павлов тоже говорил о «маскировке», но не отдельных свойств нерв-

ной системы, а типа высшей нервной деятельности. А ведь это не одно и то же. Можно

замаскировать особенности поведения, но как можно замаскировать то, о чем обсле-

дуемый не подозревает (типологические особенности проявления свойств нервной

системы)? Спортсмен, например, может использовать различные стили деятельно-

сти на соревнованиях (т. е. но-разному себя вести), но если о его типологических осо-

бсн1Гостях суд11ть по вторичной информации, получаемой при его лабораторном тести-

ровании, а не по используемому им стилю, то никаких искажении в диагностике типо-

логических особенностей происходить не будет. Маскировка свойств нервной системы

происходит только в случае использования для их диагностики опросников (см. раз-

дел 6.2).

В связи со сказанным следует признать, что маскировке подвергаются не типоло-

гические особенности свойств нервной системы, а проявление этих особенностей в

деятельности, общении через мотивы, способности, стиль деятельности и т. п. При

этом, чем меньше влияют типологические особенности на какую-то психологическую

характеристику личности, тем в больпгей степени может проявиться маскировка, т. е.

приобретенный опыт.

В связи с этим возникает другой важный методологический вопрос: правомерно

ли судить о типологических особенностях проявления свойств нервной системы че-

ловека, используя методы наблюдения и опроса?

6.2. О МЕТОДАХ НАБЛЮДЕНИЯ И ОПРОСА

ПРИ ИЗУЧЕНИИ СВОЙСТВ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ

В павловской лаборатории метод выработки условных рефлексов

для изучения типологических особенностей сочетался с методом наблюдения. Было

замечено, что свойства и типы нервной системы проявляются в определенных фор-

мах поведения: собаки со слабой нервной системой — трусливы, с преобладанием воз-

буждения над торможением — агрессивны, с подвижной нервной системой — общи-

тельны и двигательно активны. Отсюда появился один из способов определения типо-

логических особенностей свойств нервной системы — ио «жизненным проявлениям».

Однако постановка диагноза о типологических особенностях на основании изуче-

ния поведения методом наблюдения подверглась критике еще в павловской лабора-

тории. Было накоплено много фактов, свидетельствующих, что особенности поведе-

ния могут быть связаны с условиями жизни и воспитания, а не только врожденными

особенностями проявления свойств нервной системы. Например, трусливыми могут

быть собаки не только со слабой нервной системой, но и с сильной, если щенят воспи-

тывали на страхе. Именно на этом основании И. П. Павлов и выдвинул понятие о

фенотипе (характере) как сплаве генотипа и изменений, связанных с внешней сре-

дой, а также сделал вывод, что диагноз типологических особенностей необходимо

ставить на основании их экспериментального изучения, а не на основе характеристи-

ки поведения.

Б. М. Теплов (1956) тоже отмечал, что ставить диагноз типа нервной системы на

основе только наблюдения за поведением возможно лишь при длительном и глубо-

ком изучении данного человека, однако и в этом случае поставленный диагноз будет

иметь гипотетический характер.

К сожалению, эти предупреждения не были приняты во внимание многими иссле-

дователями, особенно психологами спорта, широко использовавшими для суждения

о типологических особенностях проявления свойств нерв}юй системы опросники, т. е.

анамнестический подход, базирующийся на самонаблюдениях спортсменов за свои-

ми особенностями поведения, деятельности, общения (И. К. Попеску, 1955; Н. Д. Гра-

евская, 1955; 3. И. Бирюкова, 1961; Б. А. Вяткин, 1964; Б. И. Якубчик, 1964; Н. Д. Си-

нани, 1969 и др.). В принципе, исследователей можно понять. Метод наблюдения ис-

следователя за спортсменом занимает много времени. Экспериментальный метод, как

правило, требует аппаратурного оснащения, которое не всегда имеется. Опрос же

спортсменов не сложен технически и времени занимает немного. Подкупает и то, что

путем опроса выявляются сразу поведенческие характеристики, т. е. — возникает пси-

хологический портрет обследуемого. Когда же свойства нервной системы изучаются

экспериментально, требуется еще перевод полученных данных на поведенческий по-

нятийный уровень, перевод с физиологического языка на психологический. При экс-

периментальном подходе исследователь идет от частного (отдельных типологических

особенностей проявления свойств нервной системы) к обобщенному (объяснению

поведения человека в определенных ситуациях). При методах наблюдения и анамне-

за происходит обратное: исследователь через общее пытается понять частное (типо-

логические особенности).

Всю цепь действий исследователя при пользовании опросниками можно предста-

вить следующим образом: путем опроса выясняются особенности поведения челове-

ка в той или иной ситуации, затем на основании этих особенностей выводится заключе-

ние, какие типологические особенности обусловливают особенности поведения, а за-

тем на основании выставленных диагнозов типологических особенностей человеку

объясняют, почему он так себя ведет или как он поведет себя в каких-то ситуациях

следующий раз. При этом даже не замечается, что субъекту по существу ничего ново-

го не сообщают, кроме того, что написал или рассказал о себе субъект, но только «на-

учным» языком. Вся эта процедура аналогична тому, как если бы иностранный текст

перевести на русский, а потом с русского опять на иностранный язык.

Конечно, для выявления чисто научных вопросов метод анамнеза несомненно

имеет ценность, но при условии, если он адекватен решаемой задаче. К сожалению, в

отношении изучения свойств нервной системы этого сказать нельзя. Дело в том, что

поведенческие реакции человека определяются, как правило, несколькими типологическими особенностями, и какова доля каждой из них в поведенческой особенно-

сти, отмечаемой субъектом, не ясно. Терпеливым можно быть как за счет большой

силы нервной системы, так и за счет инертности возбуждения, и за счет преоблада-

ния возбуждения по «внутреннему» балансу. Быстроту движений обеспечивают как

слабость нервной системы, так и подвижность нервных процессов, а также уравнове-

шенность и преобладание возбуждения по «внешнему» балансу.

Недостатком опросников является и то, что субъект может исказить свой реаль-

ный психологический портрет, выдать свой идеал за самого себя, либо преднамерен-

но заретушировать те свои особенности, которые ему по каким-то причинам не нравят-

ся. Кроме того, в опросниках испытуемый мысленно должен моделировать подчас

такие ситуации, в которых он, может быть, никогда и не бывал. Отсюда домыслива-

ние, фантазирование.

Возможность использования опросников для выяснения типологических особен-

ностей проявления свойств нервной системы пытаются доказать тем, что результаты

разделения субъектов на типологические группы с помощью опросников совпадают

с результатами такого же деления при использовании инструментальных методик.

Кроме того, ссылаются на наличие корреляции между результатами диагностики ти-

пологических особенностей тем и другим способом. При этом, однако, забывается,

что наличие корреляции само по себе еще мало что говорит. По крайней мере, необ-

ходимо иметь в виду не только тождество коррелируемых показателей, но и зависи-

мость одного показателя от другого, или зависимость обоих коррелируемых факто-

ров от третьего, а не друг от друга.

В одной из работ сопоставлялись результаты диагностики типологических особенно-

стей с помощью двух методик — произвольных двигательных, разработанных Е. П. Ильи-

ным, и темпераментного опросника. Как пишет А. С. Якубовская, коэффициенты корре-

ляции оказались весьма высокими и достоверными. Следовательно, заключила автор, и

опросник, и произвольные двигательные методики в равной степени пригодны для опре-

деления типологических особенностей. Однако в исследовании Ю. Н. Шувалова (1988)

использование этих двух методик дало разные результаты. Изучая связь успешности на-

чального обучения плаванию взрослых с типологическими особенностями проявления

свойств нервной системы, Ю. Н. Шувалов обнаружил, что если диагноз о типологических

особенностях ставить на основании обследования произвольными двигательными мето-

диками, то хуже обучаются лица, имеющие типологический комплекс боязливости (сла-

бую нервную систему и прочее), а если диагноз ставился по опроснику, то такая связь

либо не выявлялась, либо даже более успешными оказывались лица с типологическими

особенностям боязливых, что противоречит и здравому смыслу и имеющимся в литерату-

ре данным о связи смелости с типологическими особенностями (И. Д. Скрябин, 1972).

Можно привести и другие случаи несовпадения данных при использовании для опре-

деления типологических особенностей свойств нервной системы опросников и экспери-

ментальных методик. Например, Н. Д. Синани доказывает, используя опросник, что у боль-

шинства велосипедистов имеется сильная нервная система. По данным же Г. Г. Илларио-

нова (1973), обследовавшего велосипедистов-трековиков и шоссейников, чаще всего

встречается слабая нервная система. Я. Стреляу (1982) приводит данные Т. Левовицкого

о связи силы нервной системы (определявшейся по опроснику) со школьной успеваемо-

стью. Выявлено, что чем сильнее нервная система, тем выше успеваемость. В то же время

по данным Э. А. Голубевой и др. (1993) и Н. А. Курдюковой (1997) выявлена обратная

зависимость: более успевающими являются школьники со слабой нервной системой (сила

нервной системы определялась инструментальными методиками).

Получаемые с помощью опросников данные привели к выводу, что высокая эф-

фективность в учебной, трудовой и спортивной деятельности достигается лицами,

имеющими сильную, подвижную и уравновешенную нервную систему (3. И. Бирю-

кова, 1961; С. М. Вайцеховский, 1971; Н. А. Фомин, В. П. Филин, 1972 и др.). Неза-

метно ученые обосновали таким путем теорию избранных людей, «сверхчеловеков».

При создании опросников допущены и .методические погрешности. Б. 3. Докторов

и В. И. Секун (1968), при исследовании силы и уравновешенности с по.мощью опрос-

ников, показали, что многие жизненные признаки, характеризующие по мысли авто-

ров опросников уравновешенность нервных процессов (3. И. Бирюкова, Б. И. Якуб-

чик), имеют значимую нагрузку по фактору «сила нервной системы», и наоборот,

жизненные показатели, традиционно считающиеся признаками силы нервной систе-

мы, имеют значимые веса по фактору «уравновешенность нервной системы».

Почему же тогда выявляются связи между диагнозами по опросникам и инстру-

ментальным методикам? Потому что с помощью опросников выявляются различия в

поведенческих реакциях, которые зависят от типологических особенностей свойств

нервной системы. Поэтому наблюдающиеся корреляции могут служить доказатель-

ством валидности инструментальных методик, а не опросников (т. е. свойство, выяв-

ляемое с помощью данной инструментальной методики, имеет ожидаемое проявле-

ние в поведении или деятельности человека). Ведь правомернее предположить, что

способности, склонности, стили деятельности, свойства темперамента и характера

зависят от типологических особенностей проявления свойств нервной системы, а не

наоборот. О том же, что перечисленные феномены в своих полярных проявлениях не

тождественны типологическим особенностям проявления свойств нервной системы,

и говорить не приходится.

Итак, главная методологическая ошийка исследователей, пользующихся для изу-

чения свойств нервной системы опросниками, состоит в том, что они отождествляют

две различные процедуры: объяснение поведения человека на основании имеющихся

у него типологических особенностей и постановку диагноза о типологических осо-

бенностях.

Следует отметить, что «сходство» диагнозов по опросникам и инструментальным

методикам часто вообще не наблюдается (Е. П. Ильин, 1974).

6.3. ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ НАДЕЖНОСТИ ДИАГНОСТИКИ

ТИПОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ

ПРОЯВЛЕНИЯ СВОЙСТВ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ

Имеется несколько путей повышения надежности диагностики ти-

пологических особенностей: выбор адекватной методики, строгое соблюдение ин-

струкции по проведению обследования, повторность обследования.

В настоящее вре.мя для диагностики типологических особенностей проявления

свойств нервной системы используется несколько методик. В лаборатории Б. М. Теп-

лова было сформулировано правило, что для надежного диагноза необходимо пользо-

ваться при обследовании одного человека разными методиками. Теоретическим осно-

ванием для этого требования служило представление, что разные методики показы-

вают разные грани того или иного свойства. Например, одна методика характеризует

силу нервной системы со стороны ее выносливости, другая — со стороны чувстви-

те.1ЬНОсти. Поэтому если у испытуемого определяется разными методиками малая

выносливость и высокая чувствительность, то диагноз о малой силе нервной системы

надежен, так как совпали проявления этого свойства.

Другим положением, обосновывающим необходимость использования )1есколь-

ких методик, является представление о том, что результаты, получаемые при помощи

любо1! методики, зависят не только от изучаемого свойства нервной системы, но и от

специфических условий задачи и условий ее выполнения. Наконец, Б. М. Теплов счи-

тал, что при любой методике возможна маскировка типологических особенностей.

Поэтому он утверждал, что нельзя строить определение любого из свойств нервной

системы на основании какой-либо одной методики, сколько бы объективна, надежна

и физиологически ясна она ни была. Как результат этих положе1П!Й в лаборатории

Б. М. Теплова возник метод определения типологических особенностей при помощи

батареи тестов.

Не говоря уже о сложности диагностирования таким способом типологических

особенностей, его неприменимости при массовых обследованиях людей или обследо-

вании в «полевых» условиях, подход, постулированный Б. М. Тепловым, имеет и те-

оретически уязвимые места.

Во-первых, при вмешательстве парциальности свойств нервной системы разные

методики могут давать различные результаты диагностики, и, таким образом, надеж-

ность диагностирования будет не повышаться, а снижаться. Во-вторых, поскольку в

каждой методике свои критерии деления на типоло1ические группы, не согласован-

ные с критериями других методик, может получиться так, что по одной .методике ис-

пытуемый попадет в разряд «сильных», по другой методике — в разряд «слабых».

Следовательно, ничего, кроме неопределенности, дублирование методиками в этом

случае не принесет.

Нельзя согласиться и с приемом, использовавшимся в лаборатории Б. М. Тепло-

ва, когда в целях повышения надежности диагностики в факторный анализ включа-

лись и первичные показатели диагностирования, по которым диагноз о типологиче-

ских особенностях не ставится. Например, при поиске индикаторов подвижности нерв-

ных процессов в корреляционную матрицу были включены 36 различных показателей.

Такой «валовый» подход к выявлению критериев для диагностики типологических

особенностей страдает тем недостатком, что учитывает связи между разными показа-

телями без попытки выяснить причины этих связей и физиологических механизмов

наблюдаемых явлений. По существу, таким способом выявляется синдром показате-

лей, тем или иным образом связанных с каким-либо свойством. Чем больше находит-

ся связей, тем вроде бы надежнее диагноз, так как учтены все или большинство про-

явлений данного свойства. Путь этот практически весьма не экономный, а подчас и

бессмысленный. Зачем, например, дублировать показатель «наклона кривой» при

определении силы нервной системы по методике В. Д. Небылицына еще и сравнени-

ем времени реакции на слабый раздражитель, когда и так очевидно, что крутизна на-

клона зависит от времени реакции на слабый раздражитель, а не на сильный.

Сопоставление диагнозов, получаемых разными методиками, привело к такому

вопросу: что делать с испытуемыми, у которых диагноз не совпал? В лаборатории

В. С. Мерлина их просто исключали из эксперимента, 9бесиечивая таким путем «чи-

стоту» типологических групп. Но правомерно ли :^то? И каков все же истинный диаг-

ноз у «отсеянных»? Все эти вопросы остаются без ответа. В то же время при обследо-

вании выборок, представляющих различные профессии или виды спорта, нужно вы-

яснить типологические особенности всех без исключения субъектов. Поэтому дубли-

рование методик — не выход из положения.

Более реальным и продуктивным для практики способом повышения надежности

диагностирования типологических особенностей является, на наш взгляд, создание

таких методов изучения свойств нервной системы, которые имели бы монометрич-

ные критерии (независимые от других свойств), высокую валидность, адекватность

задаче обследования субъекта, были бы просты в использовании и не занимали бы

много времени на получение диагноза. Тогда становится возможным использовать и

другой путь повышения надежности диагностирования — многократного обследова-

ния одного и того же субъекта.

Повторные обследования. Необходимость повторных обследований вытекает из

того факта, что текущие состояния субъекта влияют на степень проявления того или

иного свойства нервной системы. По этому поводу Б. М. Теплов писал: «Результаты

экспериментов не могут не отражать в известной мере не только постоянные, устой-

чивые свойства нервной системы, но и временные функциональные состояния... Из

этого следует, что если есть возможность, надо повторять любое испытание, не до-

вольствоваться его однократным проведением. Желательно проводить испытания

только тогда, когда испытуемый находится, — хотя бы по его показаниям, — в нор-

мальном состоянии, не утомлен, не и.меет поводов для сильного волнения и т. д.

К сожалению, в нашей практике это требование пока не реализуется сколько-нибудь

систематически, что не может не отражаться на результатах» (1963а, с. 17).

Колебания физиологических параметров даже в состоянии относительного-физио-

логического и психического покоя все-таки приводят к разбросу получаемых резуль-

татов. Поэтому при однократных обследованиях психолог может испытывать сомне-

ние в том, действительно ли данный субъект относится к данной типологической груп-

пе, не является ли случайностью выявленная особенность проявления изучаемого

свойства. Эти сомнения устраняются только повторными обследованиями (как пра-

вило, 5-6-разовыми). Рассмотрим данные, полученные нами в одной из работ.

У девяти взрослых лиц типологические особенности проявления свойства подвижности

измерялись от пяти до 12 раз. У семи испытуемых совпадение диагноза наблюдалось в

70 % случаев и выше, поэтому можно было сделать заключение, что именно преобладаю-

щая особенность и является для них характерной. Расхождения в диагнозах чаще всего

объяснялись колебаниями показателей около условно принятой нами границы между «под-вижными» и «инертными» (0,80; если получаемая величина больше этого значения, то об-

следуемому ставится диагноз «подвижность», а если получаемая величина равна этому

значению или меньше ее, то ставится диагноз «инертность»).

Некоторые обследуемые теряют устойчивость диагноза потому, что степень проявле-

ния этого свойства находится близко к этой условной границе. Например, у одного обсле- ,

дованного мы получили следующие значения показателя подвижности (как получаются

эти величины, подробно говорится при описании методики изучения подвижности нервных процессов в Приложении): 0,87; 0,68; 0,86; 0,81; 0,37; 0,91; 0,85; 0,78; 0,62; 0,65. Как видно из этого перечня, показатели подвижности разместились у него в довольно узкой зоне значе-

ний (за исключением одного случая) — в диапазоне от 0,62 до 0,91. Однако из-за того, что

эта зона пересеклась с фапицей подвижности и инертности, ему были поставлены следую-

щие диагнозы: подвижный, инертный, подвижный, подвижный, инертный, подвижный,

подвижный, инертный, инертный, инертный. Таким образом, оказалось, что в половине

случаев он был «подвижным», а в половине — «инертным». Истина же состоит в. том, что

у данного человека степень выраженности подвижности колеблется от малой до средней,

и если ввести зону средней подвижности, то в зону высокой подвижности он ни разу не

попадает и, следовательно, нет оснований говорить о том, что он то инертный, то подвиж-

ный.

Приведенный пример показывает, что к постановке диагноза надо подходить диа-

лектично. Заключение о типологической особенности не должно быть ярлыком, раз

и навсегда приклеиваемым к субъекту. Всегда нужно помнить о колебаниях показа-

телей и об условности применяемых критериев. Поэтому лучше было бы давать не

качественную характеристику: «сильный» — «слабый», «подвижный» — «инертный»

и т. д., а выражать степень проявления данного свойства количественно. Но диалек-

тика такова, что и в этом случае, давая оценку степени выраженности свойства, мы

вынуждены говорить о высокой, средней и низкой степени и ставить между этими

зонами условные границы.

Все же целесообразно шкалы для диагностики типологических особенностей де-

лить на три зоны: с высокими, средними и низкими значениями показателей. Тогда

колебания физиологических процессов будут в меньшей степени сказываться на по-

становке диагноза и число совпадающих диагнозов будет большим.

Наш опыт показывает, что многократность обследования необходима в тех случа-

ях, когда мы проводим диагностику на отдельных субъектах. Если же изучаются про-

явления свойств нервной системы, то при достаточно больших выборках субъектов

закономерности выявляются и при однократном обследовании каждого субъекта

Соблюдение инструкции о проведении диагностического испытания и корректное

использование критерия для деления субъектов на типологические группы является

необходимым условием надежности диагностики. Мы неоднократно сталкивались с

фактами, когда предложенные нами методики и критерии диагностики типологиче-

ских особенностей самовольно «исправлялись» и «дополнялись» некоторыми иссле-

дователями. В некоторых же случаях при описании методик допускаются на первый

взгляд незначительные неточности, приводящие, однако, к существенному искаже-

нию диагноза о типологической особенности. Это особенно опасно в случаях, когда

такие ошибки допускаются в публикациях, адресованных массовому читателю.

Конечно, это не значит, что методики и критерии не подлежат критике и улучше-

нию. Но одно дело совершенствовать методику и критерии, опираясь на понимание

физиологических механизмов, их уточнении, а другое дело допускать вольности в

изложении и использовании критериев вопреки физиологическим закономерностям

протекания нервных процессов (что и случилось в одной из публикаций) Отсюда

вытекает требование, чтобы разработкой методов типологической диагностики и их

усовершенствованием занимались люди, понимающие сущность изучаемых законо-

мерностей.

Контрольные вопросы

1 • Почему наблюдение и опрос не могут быть надежными и адекватными способами

диагностики типологических особенностей проявления свойств нервной системы?

1997.

' Сафонов В. К., Суворов Г. Б.. Чесноков В. Б. Диагностика нейродинамических особенностей. - СПб.,

2. Чем нужно руководствоваться при выборе методики для диагностики типологи-

ческих особенностей проявления свойств нервной системы — «непроизвольной»

методикой или непроизвольным показателем «произвольной» методики и почему?

3. Какие существуют пути повышения надежности диагностики типологических осо-

бенностей проявления свойств нервной системы?

4. Для чего психологу нужно понимать физиологический смысл методик, использу-

емых при дифференциально-психофизиологической диагностике?

Основная литература ко второму разделу

Голубева Э. А. Способности и индивидуальность. — М.: Прометей, 1993.

Кречмер Э. Строение тела и характер. — М.: Педагогика, 1995.

Лазурский А. Ф. Очерк науки о характерах. — М.: Паука, 1995.

Левитов Н. Д. Психология характера. — М.: Просвещение, 1970.

Небылицын В. Д. Психофизиологические исследования индивидуальных различий. —

М.: Наука, 1976.

Павлов И. П. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятель-

ности (поведения) животных. — Л.: Медгиз, 1951.

Пейсахов Н. М. Саморегуляция и типологические свойства нервной системы. — Ка-

зань, 1974.

Русалов В. М. Биологические основы индивидуально-психологических различий. —

М.: Наука, 1979.

Стреляу Я. Роль темперамента в психическом развитии. — М.: Прогресс, 1982.

Теплое Б. М. Избранные труды: В 2-х т. — М.: Педагогика, 1985. — Т. 2.

Юнг К. Г. Психологические типы. — М.: Алфавит, 1992.


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 20; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.086 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты