Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Кодификация и прогрессивное развитие международного морского права.




Читайте также:
  1. I. Духовное развитие
  2. I.2.1) Понятие права.
  3. I.2.3) Система римского права.
  4. I.3.1) Развитие римского права в эпоху Древнего Рима.
  5. I.3.2) Историческое восприятие римского права.
  6. II. Организм как целостная система. Возрастная периодизация развития. Общие закономерности роста и развития организма. Физическое развитие……………………………………………………………………………….с. 2
  7. II. Системы, развитие которых можно представить с помощью Универсальной Схемы Эволюции
  8. III РАСШИРЕНИЕ ГРУППЫ И РАЗВИТИЕ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ
  9. IV.2.1) Понятие и классификация исков частного права.
  10. IV.4.5) Презумпции и фикции преторского права.

Международное морское право, будучи одной из древнейших отраслей международного права, до вто­рой половины XX столетия оставалось в основном обычно-правовым. На развитие норм международно-правового обычая значительное влияние оказали так называемые кодексы. Наиболее ранний из известных кодексов, Родосский кодекс, датируется 111—11 вв. до н.э. Положения другого кодекса, Соnsо1а1е del Маге (XIV в.), в качестве действующих норм международно­го права рассматривались Англией в ее протестах про­тив Декларации Екатерины II о вооруженном нейтра­литете 1780 года.

Кстати, принципы, содержащиеся в указанной Декларации, были закреплены в Парижской деклара­ции о морской войне 1856 года, что является одним из примеров вклада России в прогрессивное развитие международного морского права.

Деятельность Лиги Наций в кодификации между­народного права вообще и международного морского права в частности была безуспешной. Успешной в этом деле стала работа ООН. Ею проведены три междуна­родные конференции по морскому праву.

На Первой конференции ООН по морскому праву, которая состоялась в Женеве в 1958 году, были приня­ты следующие четыре конвенции: Конвенция об от­крытом море, Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне, Конвенция о континентальном шельфе и Конвенция о рыболовстве и охране живых ресурсов открытого моря.

Первые две конвенции в основном закрепили в договорном порядке действующие обычно-правовые нормы с определенной долей уточнения и конкретиза­ции. Третья и четвертая конвенции содержат главным образом новые нормы, которые являются в значитель­ной мере прогрессивным развитием международного морского права. К тому времени по многим вопросам в сфере отношений, регулируемых последними двумя конвенциями, еще не сложились нормы международно-правового обычая, а сложившиеся — не получили еще широкого признания.

На Первой конференции не удалось решить все спорные вопросы, и потому в 1960 году состоялась Вторая конференция ООН по морскому праву. Конфе­ренция рассматривала два вопроса. Одним из них был вопрос о ширине территориального моря, а второй — об установлении рыболовных зон. Однако исходные позиции участников Конференции были настолько да­лекими друг от друга, что сблизить их в процессе обсуждения на Конференции не удалось.



Принятие четырех конвенций по морскому праву в 1958 году было значительным достижением в кодифи­кации и прогрессивном развитии международного мор­ского права. Но нерешенность вопросов о ширине территориальных вод, установлении рыболовных зон, а также то, что некоторые нормы Конвенции о конти­нентальном шельфе и Конвенции о рыболовстве не выдержали испытания практикой и временем, равно как и появление новых проблем требовали продолже­ния работы по кодификации и прогрессивному разви­тию международного морского права.

Эту работу выполнила Третья конференция ООН по морскому праву, которая проходила с 1973 по 1982 год. В работе Конференции приняли участие предста­вители 164 государств и значительное число наблюда­телей. Состоялось 11 сессий, и в конечном счете была принята Конвенция ООН по морскому праву 1982 года. Конвенция вступила в силу в 1994 году. Россия являет­ся участницей Конвенции с 1997 года.

Конвенция 1982 года — уникальный международ­но-правовой документ. Прежде всего обращают на себя внимание ее количественные характеристики: она со­держит 320 статей и 9 приложений. Далее, этот доку­мент включает значительное число самых различных вопросов, касающихся правового режима пространств и деятельности государств в Мировом океане.



Помимо установленного конвенциями 1958 года правового режима открытого моря, территориальных вод и прилежащих зон, континентального шельфа, Конвенция 1982 года вводит правовые режимы таких пространств, как исключительная экономическая зона, международный район морского дна, архипелажные воды. Конвенция 1982 года устанавливает правовой режим островов, закрытых и полузакрытых морей, а также проливов, используемых для международного су­доходства. Отдельные главы посвящены вопросам за­щиты и сохранения морской среды, морским научным исследованиям, разработке и передаче морской техно­логии, урегулированию споров. Особо регулируется право выхода к морю государств, такового выхода не имеющих.

Коротко говоря. Конвенция ООН по морскому праву 1982 года является, с одной стороны, докумен­том, кодифицирующим международное морское право, и, с другой стороны, документом, прогрессивно разви­вающим его.

 

82.Внутренние морские воды: понятие, правовой режим

Внутренние морские воды составляют часть терри­тории прибрежного государства, и на них распростра­няется его суверенитет. К ним относятся воды портов, заливов, бухт, лиманов, губ, а также воды, расположен­ные в сторону берега от исходных линий территориаль­ного моря, и так называемые исторические воды.

Внешней границей внутренних морских вод в пор­тах является прямая линия, которая соединяет наибо­лее выдвинутые в море портовые сооружения.

Под заливом понимается хорошо очерченное уг­лубление берега, вдающееся в сушу в такой мере, что содержит замкнутые ею воды и образует нечто боль­шее, чем просто изгиб берега. Если ширина входа в залив при наибольшем отливе меньше 24 морских миль, то весь залив относится к внутренним морским водам прибрежного государства. Когда вход в залив превышает 24 мили, то внешней границей внутренних морских вод будет служить прямая линия в 24 мили, проведенная внутри залива таким образом, чтобы ею к внутренним морским водам отводилось возможно большее водное пространство залива. Это правило не применяется к заливам, вход в которые хотя и превы­шает 24 мили, но все воды которых исторически счита­ются внутренними морскими водами соответствующих прибрежных государств (например, залив Петра Вели­кого — 102 мили, Гудзонов залив — около 50 миль).



Прибрежное государство в силу суверенитета, осу­ществляемого над внутренними морскими водами, оп­ределяет их правовой режим. В частности, оно устанав­ливает порядок захода иностранных судов в его внут­ренние морские воды.

Иностранное судно во внутренних морских водах соблюдает законы и иные правила прибрежного госу­дарства в том, что касается его таможенного, санитар­ного и иммиграционного контроля, безопасности судо­ходства, охраны окружающей среды. Рыболовство и промыслы возможны только с разрешения прибрежно­го государства. На иностранные торговые суда, находя­щиеся во внутренних морских водах, распространяется юрисдикция (уголовная, гражданская, административ­ная) прибрежного государства.

Уголовная юрисдикция. В принципе под уголовную юрисдикцию прибрежного государства подпадают пре­ступления, совершенные на борту иностранных торго­вых судов, когда они находятся во внутренних морских водах этого государства. На практике (что иногда за­креплено и в двусторонних соглашениях) судебные власти прибрежного государства воздерживаются от осуществления уголовной юрисдикции, если об ином не просят официальные должностные лица государства флага судна. Невмешательство имеет место и тогда, когда последствия преступления не распространяются на территорию прибрежного государства, преступлени­ем не затрагиваются его безопасность и общественный порядок в нем, преступление не затрагивает ни одно лицо, кроме членов экипажа этого судна, и если вме­шательство не является международным обязательст­вом такого государства.

Гражданская юрисдикция. Судебные власти при­брежного государства вправе рассматривать граждан­ские иски в отношении иностранного торгового судна, находящегося в его внутренних морских водах. В обес­печение исков или решений компетентные власти при­брежного государства могут задерживать и арестовы­вать иностранное торговое судно. На практике при­брежное государство отказывается от рассмотрения исков к иностранному торговому судну, находящемуся в его внутренних морских водах, если таковые никак не связаны с этим государством, его физическими или юридическими лицами.

Административная юрисдикция. Иностранные тор­говые суда в портах обязаны соблюдать администра­тивные нормы и предписания, которые установлены властями прибрежного государства. В частности, это относится к правам местных властей по осуществле­нию санитарного, таможенного, иммиграционного контроля, порядка допуска иностранцев на свою тер­риторию, вопросов безопасности судов и охраны жизни людей. Нарушение установленных правил вле­чет за собой меры административного принуждения, что предусмотрено и некоторыми международными до­говорами.

83.Территориальное море: понятие, правовой режим

Территориальное море (территориальные воды) — это морской пояс, прилегающий к берегу или внутрен­ним морским (и/или архипелажным) водам государст­ва, на который распространяется его суверенитет. Су­веренитет осуществляется с учетом норм международ­ного права. Внешняя граница территориального моря является морской границей государства. Наряду с тер­мином "территориальное море", который закреплен ныне в конвенциях, употребляется и термин "террито­риальные воды". В некоторых государствах территори­альные воды означают и внутренние морские воды, а потому употребление конвенционного термина "терри­ториальное море" предпочтительней.

Вопрос о ширине территориального моря. Отказ от притязаний на морские пространства и ограничение суверенитета прибрежного государства морским по­ясом поставили вопрос о ширине территориального моря. Национальное законодательство и международ­ная договорная практика (в основном двусторонняя) в средние века связывали ширину территориального моря с пределом видимости с берега или дальностью стрельбы береговых батарей. В 1783 году впервые в официальной переписке была указана ширина в одну морскую лигу (3 морских мили), что соответствовало дальнобойности береговой артиллерии того времени. Однако трехмильная ширина территориального моря никогда не признавалась обязательной всеми государ­ствами. Так, о признании этой ширины территориаль­ного моря никогда не заявляла Россия. Длительное время вопрос о ширине территориального моря не находил решения из-за значительных различий в пози­циях и практике государств. И только Конвенция 1982 года установила, что государство имеет право само определять ширину своего территориального моря в пределах 12 морских миль. В Российской Федерации установлена 12-мильная ширина территориального моря.

Отсчет ширины территориального моря произво­дится от линии наибольшего отлива вдоль берега, от прямых исходных линий в тех местах, где береговая линия глубоко изрезана или извилиста или вдоль бере­га и в непосредственной близости к нему имеется цепь островов (эти прямые линии соединяют соответствую­щие точки, и они не должны отклоняться от общего направления берега); от внешней границы внутренних вод, от архипелажных исходных линий.

Международно-правовой режим территориального моря. Он установлен Женевской конвенцией о терри­ториальном море и прилежащей зоне 1958 года и Кон­венцией ООН по морскому праву 1982 года. Основой правового режима территориального моря является су­веренитет прибрежного государства, который распро­страняется и на воздушное пространство над террито­риальным морем, на дно и недра последнего. В этом правовой режим территориального моря схож с право­вым режимом внутренних морских вод. Различия же сводятся к изъятиям из суверенитета прибрежного го­сударства в отношении территориального моря, кото­рые установлены международным правом.

Одним из основных изъятий является право мир­ного прохода, которое понимается как плавание судов всех государств через территориальное море с тем, чтобы пересечь его, пройти во внутренние воды или выйти из них. Проход должен быть непрерывным и быстрым, однако остановки или стоянки на якоре до­пустимы, когда они являются обычными по условиям плавания в этом районе или стали результатом непре­одолимой силы или бедствия или когда требуется ока­зание помощи терпящим бедствие или находящимся в опасности. Подводные лодки в территориальном море должны следовать в надводном положении.

Прибрежное государство может по соображениям безопасности и без дискриминации в отношении флага на определенный период приостанавливать право мир­ного прохода в тех или иных районах своего территори­ального моря, своевременно объявляя об этом.

Мирным называется проход, которым не наруша­ются мир, добрый порядок или безопасность прибреж­ного государства. Конвенция 1982 года перечисляет такие виды деятельности иностранного судна, которые, будучи совершены в территориальном море, нарушают мир, добрый порядок или безопасность прибрежного государства. К ним относятся угроза силой или ее применение против прибрежного государства, маневры или учения с применением оружия, сбор информации в ущерб безопасности прибрежного государства, про­паганда, посягающая на его безопасность, подъем, по­садка, принятие летательных аппаратов или военных устройств, нарушение таможенных, санитарных, им­миграционных, фискальных законов и правил при­брежного государства, рыболовство, серьезное загряз­нение, проведение исследований, создание помех в работе средств связи прибрежного государства.

Юрисдикция в территориальном море. Вопрос о юрисдикции решается в зависимости от того, является ли осуществляющее право мирного прохода судно военным или торговым. В отношении военных кораб­лей и государственных судов, эксплуатируемых в не­коммерческих целях, действует принцип иммунитета, т.е. изъятие их из-под юрисдикции прибрежного госу­дарства. Вместе с тем если военный корабль не соблю­дает законов и правил прибрежного государства в от­ношении прохода через его территориальные воды, то власти этого прибрежного государства могут потребо­вать, чтобы такой корабль немедленно покинул преде­лы его территориального моря. За ущерб или убытки, причиненные военным кораблем прибрежному госу­дарству, международную ответственность несет госу­дарство флага этого корабля.

Уголовная юрисдикция. Она распространяется на иностранные торговые суда и государственные суда, используемые в коммерческих целях. Осуществление уголовной юрисдикции прибрежным государством и ее пределы зависят от места совершения преступления: произошло ли это в открытом море до захода в терри­ториальное море, или во внутренних морских водах прибрежного государства до захода в его территориаль­ное море, или в территориальном море во время осу­ществления мирного прохода.

Прибрежное государство не предпринимает ника­ких действий по осуществлению уголовной юрисдик­ции, если преступление совершено на борту иностран­ного судна до захода его в территориальное море и если такое судно намерено пересечь территориальное море без захода во внутренние морские воды данного при­брежного государства.

Конвенция 1982 года из этой общей нормы уста­навливает два исключения. Они относятся к наруше­нию законов и правил прибрежного государства в его исключительной экономической зоне и к случа­ям нанесения ущерба морской среде.

Если иностранное судно находится в территориаль­ном море после выхода из внутренних морских вод прибрежного государства, то последнее вправе прини­мать любые меры для ареста этого судна и расследова­ния на его борту. Если же преступление совершается на борту иностранного судна во время его пребывания в территориальном море, то прибрежное государство осуществляет свою уголовную юрисдикцию только в тех случаях, когда последствия преступления распро­страняются на это государство, преступление нарушает спокойствие в стране и добрый порядок в территори­альном море, капитан судна, дипломатический или консульский агент государства флага судна просят об этом и когда вмешательство необходимо для пресече­ния незаконной торговли наркотическими средствами или психотропными веществами.

Гражданская юрисдикция. Прибрежное государство имеет право при наличии оснований применять меры взыскания или арест в отношении находящегося в его территориальном море иностранного судна после вы­хода его из внутренних морских вод этого государства. Если же судно осуществляет мирный проход через тер­риториальное море, то прибрежное государство может предпринять в отношении него меры по задержанию или аресту только в силу обязательств или ответствен­ности, возникших во время или в целях такого прохо­да. Прибрежное государство не вправе останавливать или изменять курс иностранного судна, проходящего через его территориальные воды, для осуществления гражданской юрисдикции в отношении лица, находя­щегося на борту такого судна. Военные корабли и государственные суда, используемые в некоммерческих целях, обладают иммунитетом от гражданской юрис­дикции прибрежного государства при проходе через его территориальное море.

84.Прилежащие воды: понятие, правовой режим

Развитие морского судоходства уже в XVII веке привело к тому, что 3-мильная ширина территори­ального моря не могла в полной мере защитить права прибрежного государства прежде всего в торговле. Англия стала первым государством, которое расши­рило за пределы своего территориального моря контроль за соблюдением ее таможенного законодатель­ства. С 1736 по 1876 год в Англии были приняты и действовали так называемые "законы о лавировании", направленные против судов, которые курсировали у границ ее территориального моря, имея намерение войти в них с контрабандными целя­ми, как только отсутствие стражи позволит сделать это. Законодательство и договорная практика США тоже развивались на признании прилежащей зоны. Россия 10 декабря 1909 г. установила 12-мильную таможенную зону. СССР и Российская Федерация не устанавливали прилежащей зоны.

Итогом развития этого института явилось включе­ние статей о прилежащей зоне в Конвенцию о террито­риальном море и прилежащей зоне 1958 года (ст. 24) и в Конвенцию ООН по морскому праву 1982 года (ст. 33). В указанных статьях есть различия, которые отра­жают развитие международного права за период с 1958 по 1982 год.

Конвенция 1958 года определяет прилежащую зону как часть открытого моря, прилежащую к территори­альному морю, в которой прибрежное государство может осуществлять определенный контроль. В Кон­венции 1982 года слова "открытого моря" опущены и говорится просто о зоне, прилежащей к территориаль­ному морю. Это объясняется тем, что Конвенция 1982 года предусматривает возможность объявления при­брежным государством 200-мильной исключительной экономической зоны.

Конвенция 1958 года устанавливает 12-мильный предел ширины прилежащей зоны, а отсчет производит­ся от тех же исходных линий, от которых отсчитыва­ется ширина территориального моря. Конвенция 1982 года увеличивает допустимый предел прилежащей зоны до 24 морских миль, и это находит обоснование в том, что в ней был установлен 12-мильный предел ширины территориального моря.

Прилежащие зоны устанавливаются для контроля прибрежным государством за тем, чтобы не допускать нарушения его таможенного, санитарного, иммиграци­онного или фискального законодательства в пределах его территории или территориального моря, а также для наказания за нарушение этого законодательства иностранными судами или членами их экипажей в тех же пределах. В первом случае речь идет о превентивных мерах в отношении судов, которые еще не вошли в территориальное море государства; во втором случае — о применении юрисдикции к судну, уже побывавшему в территориальном море или внутренних морских водах и нарушившему правила прибрежного государ­ства.

Установление прилежащей зоны является правом прибрежного государства, и оно может ввести все че­тыре вида прилежащей зоны (таможенную, фискаль­ную, иммиграционную, санитарную) или некоторые из них. Конвенции дают исчерпывающей перечень видов прилежащей зоны. Установление некоторыми государ­ствами других видов прилежащей зоны (например, зоны безопасности) не имеет обоснования в нормах современного международного права. Более того, Ко­миссия международного права в комментарии к проек­ту статьи о прилежащей зоне не признала прав при­брежного государства на безопасность в прилежащей зоне, справедливо посчитав, что неопределенность тер­мина "безопасность" привела бы на практике к произ­волу.

85. Открытое море: понятие, правовой режим

При определении понятия "открытое море" ис­пользуют два признака, а именно пространственный и юридический. Конвенция об открытом море 1958 года дает основание определить его как пространство, расположенное за внешней границей территориального моря, открытое для общего и равноправного пользования всеми нациями без права распространения на него суверенитета какого-либо государства.

Конвенция 1982 года усложнила пространственный признак, установив, что ее положения, относящиеся к открытому морю, применяются ко всем частям моря, которые не входят ни в исключительную экономичес­кую зону, ни в территориальное море или внутренние воды какого-либо государства, ни в архипелажные воды государства-архипелага.

Основу правового режима открытого моря составляет принцип свободы открытого моря, выдвинутый и обо­снованный великим голландским ученым Гуго Гроцием.

Россия исконно выступала за свободу мореплавания. Так, еще в 1586 году царь Федор Иоаннович в письме к английской королеве Елизавете писал: "Божью дорогу, окиян-море, как мочно переняти и уняти и затворить".

Принцип свободы открытого моря, возникший и сложившийся как обычно-правовой, в наше время за­креплен в Конвенциях 1958 и 1982 годов.

Конвенция 1958 года предусматривает следующие свободы - судоходства, полетов, прокладки кабелей и трубопроводов, рыболовства. Конвенция 1982 года, кроме того, предусматривает свободу возводить искус­ственные острова и другие установки и свободу науч­ных исследований. Все эти свободы принадлежат как прибрежным, так и неприбрежным государствам. Пользование указанными свободами одним государст­вом не должно создавать препятствий для пользования ими другими государствами.

Каждое государство обладает правом на то, чтобы суда под его флагом плавали в открытом море. Суда имеют национальность того государства, под флагом которого они вправе плавать. Условия предоставления права плавать под флагом определенного государства так же, как и порядок регистрации и предоставление своей национальности судну, определяет само государ­ство. Конвенции же требуют, чтобы между судном и государством существовала реальная связь, в частнос­ти, государство должно эффективно осуществлять юрисдикцию и контроль в административных, техни­ческих и социальных вопроса. Суда должны плавать только под флагом одного государства и не могут его менять во время плавания или стоянки при заходе в порт, кроме случаев перехода права собственности или изменения регистрации. Требование реальной связи "направлено на ограничение практики так называемых удобных флагов, той же цели служит и Конвенция об условиях регистрации морских судов 1986 года.

Юрисдикция в открытом море. Конвенции 1958 и 1982 годов закрепляют принцип исключительной юрисдикции государства флага судна в открытом море, который еще в 20-х гг. XX столетия далеко не всеми рассматривался в качестве общепризнанной нормы международного права (это нашло отражение в реше­нии Постоянной палаты международного правосудия по делу судна "Лотос" в 1927 г.).

Конкретным случаем применения принципа юрисдикции государства флага является вопрос об уголов­ной юрисдикции и административной ответственности членов экипажа судна в случае столкновения судов или какого-либо иного навигационного инцидента в от­крытом море. Конвенции предусматривают, что при столкновении или иных происшествиях с судном в открытом море уголовное либо административное пре­следование виновного может быть возбуждено только перед судом или административными властями госу­дарства флага или государства, гражданином которого это лицо является. Арест или задержание судна в связи с расследованием инцидента могут быть произведены лишь по распоряжению властей государства флага.

Исключения из юрисдикции государства флага в открытом море предусмотрены в международном праве и сводятся к следующему.

Прежде всего, это право военного корабля останав­ливать и осматривать суда других государств, которое закреплено в некоторых международных договорах, на­пример, в Конвенции по охране подводных телеграф­ных кабелей 1884 года (с 1926 г. наша страна является участницей данной Конвенции). Конвенция предус­матривает, что военные корабли государств-участников могут останавливать торговые суда других участников Конвенции, заподозренных в повреждении кабеля.

Военные корабли вправе останавливать и прово­дить осмотр судна в открытом море в случаях, когда есть основания подозревать такие суда в занятии пи­ратством, работорговлей или для проверки флага, когда судно хотя и идет под иностранным флагом или отка­зывается его поднять, но в действительности имеет ту же национальность, что и военный корабль.

Конвенция 1982 года к этим изъятиям добавила случаи, когда судно не имеет национальности или за­нимается несанкционированным радиовещанием, а также по просьбе государства в отношении его судна, которое подозревается в незаконной торговле наркоти­ческими средствами или психотропными веществами. Судну должны быть возмещены причиненные вред и убытки, если подозрения окажутся необоснованными.

К исключениям из юрисдикции государства флага судна относится так называемое преследование по го­рячим следам. Это право может осуществляться только военными кораблями (военными летательными аппаратами) или иными су­дами и аппаратами, состоящими на правительственной службе и специально на то уполномоченными. Пресле­дование должно начаться, когда иностранное судно находится во внутренних морских водах, территориаль­ном море или прилегающей зоне прибрежного государ­ства (Конвенция 1982 г. в этот перечень включает и архипелажные воды) и у властей прибрежного государ­ства имеются достаточные основания полагать, что иностранное судно нарушило законы или правила дан­ного государства. Если судно находится в прилежащей зоне, то преследование может начаться только за нару­шение тех правил прибрежного государства, для защи­ты которых и установлена такая зона. Преследование должно быть непрерывным и, если преследуемое судно не будет задержано в открытом море, прекращается при заходе преследуемого судна в территориальное море своего или третьего государства. Конвенция 1982 года вводит новое положение, согласно которому пре­следование по горячим следам применяется (с соответ­ствующими изменениями) к нарушениям в исключи­тельной экономической зоне или континентальном шельфе законов и правил прибрежного государства в отношении этих пространств.

Обеспечение безопасности мореплавания. К обязаннос­тям государства флага в открытом море относится приня­тие всех необходимых мер, обеспечивающих безопас­ность в море, в частности, в отношении: а) конструкции, оборудования и годности к плаванию; б) комплектова­ния, условий труда и обучения экипажа; в) пользования сигналами, поддержания связи и предупреждения столк­новения. Конкретные нормы содержатся в международ­ных договорах. Так, нормы, касающиеся конструкции судов, имеются в Конвенции по охране человеческой жизни на море 1974 года и Протоколе к ней 1978 года. Вопросы комплектования и подготовки экипажа регули­руются Конвенцией о подготовке и дипломировании мо­ряков и несении вахты 1978 года. Правила, относящиеся к пользованию сигналами и предупреждению столкнове­ний, содержатся в Конвенции о международных прави­лах предупреждения столкновения судов в море 1972 года (МППСС-72).

Обе Конвенции — 1958 года (ст. 12) и 1982 года (ст. 98) — предусматривают, что каждое государство вме­няет капитану судна, плавающего под его флагом, сле­дующие обязанности по оказанию помощи: а) оказание помощи любому лицу, которому угрожает гибель; б) сле­дование со всей возможной скоростью на помощь терпя­щему бедствие; в) оказание необходимой помощи судну, экипажу, пассажирам в случаях столкновения. Конкрет­ные вопросы оказания помощи регулируются Конвен­цией по поиску и спасанию на море 1979 года.

86. Исключительная экономическая зона: понятие, правовой режим

Исключительная экономическая зона — новый ин­ститут международного морского права, появившийся в результате работы Третьей конференции ООН по морскому праву. При разработке положений, относя­щихся к исключительной экономической зоне, столк­нулись два подхода — притязания на распространение суверенитета прибрежного государства на значитель­ные пространства открытого моря и стремление сохра­нить в наиболее полном виде свободу открытого моря. Согласованные решения, которые содержатся в Кон­венции 1982 года (ст.ст. 55—75), достигнуты на основе компромисса о том, что необходимо учитывать при определении правового статуса и правового режима исключительной экономической зоны.

В Конвенции 1982 года исключительная экономи­ческая зона определена как район, находящийся за пределами территориального моря и прилегающий к нему. В этом районе действует особый правовой режим, установленный Конвенцией, в соответст­вии с которым права и юрисдикция прибрежного госу­дарства и права и свободы других государств регулиру­ются соответствующими положениями Конвенции (в частности, ст.ст. 87 — 115, в которых речь идет о пра­вовом режиме открытого моря).

Государства вправе устанавливать исключительную экономическую зону в пределах 200 морских миль, причем отсчет ведется от тех же исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря. Следовательно, если государство имеет ширину терри­ториального моря в 12 миль и устанавливает исключи­тельную экономическую зону с внешней границей в 200 миль, то режим исключительной экономической зоны будет действовать на прилегающей к территори­альному морю 188-мильной полосе. Таким образом, внешняя граница территориального моря является внутренней границей исключительной экономической зоны.

При определении правового статуса исключитель­ной экономической зоны следует принимать во внима­ние компромиссный характер соответствующих поло­жений Конвенции 1982 года. В Конвенции нет прямого указания на то, что исключительная экономическая зона есть часть открытого моря, как нет и прямого указания на то, что прибрежное государство устанавли­вает в ней режим в силу своего суверенитета над этим пространством. Статья 55 Конвенции дает основание считать исключительной экономической зоной район открытого моря с особым правовым режимом, рамки которого определены самой Конвенцией. Такой вывод подкрепляется и ст.ст. 36, 56, 58, 78, 88—115.

Права и юрисдикция прибрежного государства. Они исчерпывающе определены в Конвенции 1982 года и сводятся к следующему. Прибрежное государство имеет суверенные права на разведку, разработку и со­хранение живых и неживых природных ресурсов в водах, на морском дне и в его недрах, а также на управление ими. Суверенные права предусмотрены и в отношении других видов деятельности, связанных с разведкой и разработкой этой зоны в экономических целях. К ним Конвенция относит производство энер­гии путем использования воды, течений и ветра. Сле­дует иметь в виду, что права в отношении морского дна и его недр в пределах исключительной экономической зоны осуществляются в соответствии с той частью Конвенции, в которой определяется правовой режим континентального шельфа.

Прибрежное государство, используя суверенные права на живые ресурсы, определяет, в частности, допус­тимый улов в своей зоне. Если возможности самого государства не позволяют ему использовать весь допусти­мый улов в своей зоне, то оно на основе соглашений предоставляет доступ другим государствам. Допускаемые к промыслу иностранные рыбаки соблюдают законы и правила прибрежного государства, которые должны со­ответствовать положениям Конвенции. Чтобы обеспе­чить соблюдение этих законов и правил, власти при­брежного государства могут производить досмотр, ин­спекцию, арестовывать иностранные рыболовные суда и открывать судебное разбирательство в отношении них.

Кроме перечисленных суверенных прав, прибреж­ное государство имеет право осуществлять юрисдик­цию в отношении: а) создания и использования искус­ственных островов, установок или сооружений, б) мор­ских научных исследований и в) защиты и сохранения окружающей среды. Что касается искусственных ост­ровов, установок, сооружений, то прибрежному госу­дарству принадлежит исключительное право на их со­оружение, а также право разрешать и регулировать их создание, эксплуатацию и использование, как и ис­ключительная юрисдикция над ними. Прибрежное го­сударство может создавать вокруг этих искусственных сооружений зоны безопасности.

Права и обязанности других государств. Все другие государства пользуются в исключительной экономи­ческой зоне свободой судоходства, полетов, прокладки подводных кабелей и трубопроводов при условии со­блюдения соответствующих положений Конвенции 1982 года. Иные свободы открытого моря используются ими в той части, в какой это совместимо с правами и юрисдикцией прибрежного государства в исключительной экономической зоне. Другие государства при осу­ществлении своих прав в исключительной экономичес­кой зоне обязаны соблюдать законы и правила, приня­тые прибрежным государством в соответствии с Кон­венцией 1982 года и иными нормами международного права.

87.Континентальный шельф: понятие, правовой режим

Конвенция о континентальном шельфе 1958 года является первым международно-правовым признанием определенных прав прибрежного государства за преде­лами его государственной территории. Влияние на раз­работку и принятие этой Конвенции оказало нацио­нальное законодательство некоторых стран. Так, 28 сентября 1945 г. была провозглашена Прокламация Президента США о юрисдикции за пределами нацио­нальной территории, хотя отдельные попытки расши­рения прав прибрежного государства на ресурсы мор­ского дна за пределами территориального моря пред­принимались и ранее. К началу работы Первой конфе­ренции ООН по морскому праву уже 20 государств приняли национальные акты о континентальном шель­фе.

Юридическое понятие континентального шельфа, как оно дано в Конвенциях 1958 и 1982 годов, основы­вается на его геологическом понимании, хотя и не совпадает с ним. А потому следует вначале остановить­ся на геологическом определении. Покрытая водами океана часть материка (континента) является его под­водной окраиной и по своему геологическому стро­ению и рельефу продолжает прилегающую часть суши. За внешней границей подводной окраины материка расположено ложе океана (абиссальная платформа). Подводная окраина имеет, как правило, три части: а) континентальный шельф — подводное продолжение континента, примыкает к суше, характеризуется посте­пенным уклоном дна и небольшими глубинами покры­вающего его моря; б) континентальный склон, в кото­рый переходит континентальный шельф, характеризу­ется резким и значительным уклоном морского дна; в) континентальный подъем (подножье) — возвышение, которое образуется за счет осадочных пород, соскальзываемых с континентального склона.

Под континентальным шельфом понимаются по­верхность и недра морского дна районов, простираю­щихся за пределами территориального моря прибреж­ного государства.

Внешняя граница континентального шельфа, со­гласно Конвенции 1982 года, проходит по внешней границе подводной окраины материка или на расстоя­нии 200 морских миль от исходных линий, если внеш­няя граница подводной окраины материка не прости­рается на такое расстояние. Если же внешняя граница подводной окраины материка расположена за предела­ми 200 морских миль, то внешняя граница континен­тального шельфа устанавливается по линии, которая соединяет фиксированные точки, определенные путем отсчета от подножья континентального склона спосо­бами, закрепленными в п. 4 ст. 76 Конвенции. Такие точки не должны отстоять более чем на 350 миль от исходных линий, от которых ведется отсчет ширины территориального моря, или на 100 миль от 2500-мет­ровой изобаты.

Внешняя граница континентального шельфа за пределами 200 миль устанавливается с помощью спе­циальной международной процедуры, состоящей в том, что данные о границах своего континентального шель­фа прибрежное государство направляет в специальный международный орган — Комиссию по границам кон­тинентального шельфа. Комиссия дает этому прибреж­ному государству рекомендации об установлении внешних границ его континентального шельфа. Установленные на основе таких рекомендаций внешние границы континентального шельфа являются оконча­тельными и обязательны для всех государств.

Прибрежное государство осуществляет суверенные права над континентальным шельфом в целях его раз­ведки и разработки его природных ресурсов. Под при­родными ресурсами понимаются минеральные и дру­гие неживые ресурсы морского дна и его недр, а также "сидячие виды" живых организмов. Права прибрежно­го государства в отношении разведки и разработки континентального шельфа являются исключительны­ми, а это означает, что без согласия прибрежного государства ни одно другое государство не может прово­дить разведку на нем и разработку его природных ре­сурсов.

Права прибрежного государства на континенталь­ный шельф не затрагивают правового статуса покрывающих его вод и воздушного пространства над ними. При этом прокладка подводных кабелей и трубопрово­дов, возведение искусственных островов, установок и сооружений могут осуществляться всеми государства­ми с учетом прав прибрежного государства.

Прибрежное государство проводит отчисления или взносы натурой за разработку неживых ресурсов кон­тинентального шельфа за пределами 200 морских миль. Отчисления начинаются с шестого года эксплуатации соответствующего участка континентального шельфа и, повышаясь ежегодно, устанавливаются в конечном счете на 7% стоимости или объема продукции. Отчис­ления или взносы делаются через Орган, который рас­пределяет их между государствами — участниками Конвенции, учитывая при этом интересы и потребнос­ти развивающихся государств.


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 21; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.019 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты