Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Билет № 17. 1). 4-5-я антиохийские формулы

Читайте также:
  1. Безбилетный проезд в трамвае (S) — преступление (P).
  2. БИЛЕТ -1
  3. Билет 1
  4. Билет 1
  5. БИЛЕТ 1
  6. Билет 1
  7. Билет 1
  8. Билет 1
  9. Билет 1
  10. Билет 1

1). 4-5-я антиохийские формулы. 4-ая Антиохийская формула. Составители: Наркис Нерониатский, Марий Халкидонский, Федор Ираклийский. Первые три формулы были неудачной попыткой отступления от Никейского Символа Веры, но 4-ая формула была очень бледная в догматическом отношении и далекая от Никейского Символа.

В этой формуле: Сын Божий даже не называется совершенным Богом как у Феофания Тианского, а просто Богом от Бога.

Эта формула могла ввести в заблуждение, (главный недостаток – это Богословская неточность) так как не было различия ее со вселенской формулой.

Цель этой формулы объединить всех лиц симпатизирующих арианству; расчет был прост, он в том, что император не заметит разницы и отнесется к символу благосклонно.

Эта 4 формула сделалась родоначальницей других формул и была еще 4 раза повторена до 358 г.

5-ая формула - «Многострочное изложение». Эта формула была явно направлена против Сердикской формулы, принятой западными отцами после отъезда Восточных отцов.

Некоторые выражения 5 Антиохийской формулы:

Иисус Христос есть Бог истинный и подобный Отцу во всем – omoioz kata panta.

Эта формула послужила началом серии, так называемых «омийных» формул (о подобии).

Итоги антиохийских соборов. Антиохийские формулы не прибавили Восточным ни богословского авторитета, ни социального мира, они явились полной противоположностью римскому никейству. Эти Антиохийские формулы явились полной противоположностью римскому никейству и до 379 года будут держать в напряжении не только Восточных, но и Западных отцов. Карташев писал: «Это период творческого уяснения Восточной Богословской мысли. Это будет чревоношение православной Троичной доктрины».

Это будет психологическое разделение церквей (Восточной и Западной Церквей).

Несмотря на то, что Антиохийские формулы и явились попыткой вернуть обратно ход истории, тем не менее Восток не был еретический в этот период, хотя и отступал от знаменитого Никейского собора (І Вселенского собора).

2). Вопрос о происхождении Никео-Цареградского Символа Веры.Памятником положительной догматической деятельности второго вселенского собора служит никео-цареградский символ веры, употребляемый при богослужении, как у нас, так и у римско-католиков.



Вопрос ο происхождении его в последнее время на западе получил постановку почти отрицательную.

I. Прежние ученые (Neander, Gieseler) утверждали, что наш символ есть новая редакция текста никейского символа, произведенная на самом Константинопольском соборе (Григорием нисским до поручению собора).

Но,—возражают (Harnack), — «в символе константинопольском 178 слов, и из них только 33 общи с никейским; в тексте, сравнительно с никейским, сделано 4 опущения, 5 стилистических изменений и 10 прибавок». Следовательно, это—столько же новая редакция, сколько и новый текст.

Текст константинопольского символа существовал ранее 381 г.

а) Оставляя в стороне сходство его (значительное, но не полное) с символом иерусалимской церкви (текст которого реставрируют с некоторою проблематичностью, из надписаний и текста огласительных поучений, сказанных в348 г. пресвитером (с 350 епископом) иерусалимским Кириллом.

б) Нельзя не признать не сходства уже, а тождества нашего символа с первым символом, который осенью373 г. св. Епифаний кипрский (еп. Константии) рекомендовал (Аnсоratus, с. 118) пресвитерам суэдрским в Памфилии для употребления при крещении, как веру, преданную от апостолов, [преподаваемую] в церкви [во]святом граде (еѵ τη εκκλησία τη άγια πόλει = имеющую церковное употребление в Иерусалиме?) [преданную] от всех вместе св. епископов свыше 310 числом (= Никейским собором). Это вера так называемая «кипрско-малоазийская» (И. В. Чельцов) или «сирийская» (Caspari), иерусалимского же происхождения по Епифанию.



Так как как против подлинности Ancoratus с. 118 есть возражения (Franzelin, Vincenzi), но еще нет опровержения, то нельзя сомневаться и в том, что наш символ есть легкое сокращение этой веры иерусалимско-кипрско-малоазийской.—Таким образом символа не могли составить на Константинопольском соборе. так как он существовал ранее.

II. Опираясь на работы английских ученых (Lumby, Swainson, Swete, особенно Hort), Гарнак предполагает следующее:

а) Второй вселенский собор не издавал нашего символа, а просто нодтвѳрдил символ никейский (can. 1).

б) Наш символ есть крещальный символ иерусалимской церкви, после 363 г. округленный до той формы, в какой в 373 г. приводит его Епифаний.

в) Кирилл иерусалимский, чтобы доказать свое православие, прочитал этот символ на Константинопольском соборе, почему этот символ и занесен в (несохранившиеся до нас) акты собора.

г) Ок. 440 г. этот символ иерусалимский, как взятый из актов собора, начали называть «верою 150 отцов» и обращаться к нему в полемике против монофизитов.

Замечания. ad а) На основании немногих, сохранившихся до нас, памятников второго вселенского собора нельзя доказать, что он издал именно наш символ; но и только.

ad б) Возможность, переходящая в некоторую вероятность (ср. I 2 аб).

ad в) Простая возможность. Известно только то, что собор признал св. Кирилла законным епископом.

ad г) В первый раз текст нашего символа читается в актах Халкидонского собора 10 октября 451 г. и (17 окт.) всеми (и ученым Ѳеодоритом кирским) признан за веру 150 отцов. Это говорит ясно, что называть наш символ верою 150 отцов были вполне твердые основания, что он, по меньшей мере, был признан Константинопольским собором, как собственный памятник собора. С другой стороны, Несторий наш символ цитирует как веру отцов никейских, св. Епифаний свой символ—так же. Это показывает, что после Никейского собора местные церкви, не оставляя своих крещальных символов, стали дополнять их характеристичными выражениями никейского символа и эти составные тексты в обычном словоупотреблении также носили названиѳ «веры никейской». Нет ничего невероятного, что и собор Константинопольский утвердил, как «веру никейскую», тот и другой вид символа ad libitum, смотря пο употреблению в той или другой церкви.

Таким образом, все, что в новой теории (II) есть в отношении к нашему символу отрицательного, лишено твердого основания.

III. Есть еще третья теория происхождения нашего символа, поражающая широтою своего отрицания. Наш символ появился впервые около Дамаска в VII в. (первое ясное указание у Феодора, патриарха иерусалимского в VIII в.); а где он встречается ранее, там вставлен рукою позднейшего интерполятора. Творец этой теории профессор Винченци (Vincenzi), крайний римско-католик. Вопрос может быть не ο правдоподобии этой колоссальной фальсификации исторических документов, а лишь ο том, зачем католику понадобилась эта теория. В нашем символе нет Filioque: inde irae. Как ни велико полномочие папы, но все же чувствуется неловкость, что на западе изменили текст символа, составленного вселенским собором. Теория Винченци устраняет это неприятное чувство.

При решении вопроса ο никео-цареградском символе вообще должно держаться середины. Главная цель второго вселенского собора—утвердить никейскую веру, но это не предполагает непременно текста никейского символа. Никейский символ составился как μάθημα против еретиков, и ввести его в церковное употребление при крещении было неудобно: там не было, напр., учения ο церкви и ο будущей жизни. Но по требованию обстоятельств была нужда просвещать обратившихся язычников в истинах христианства именно в духе веры Никейского собора. В таком случае нужно было или никейский символ дополнить новыми догматами, или взять символ, употреблявшийся раньше Никейского собора и дополнить его элементами никейского символа. Весьма естественно, что Епифаний кипрский передал крещальный символ иерусалимской церкви; но раз в нем вставлены такие выражения: «έκ της ουσίας τοΰ Πατρός» и «ομοούσιος», он стал известен под именем символа никейских отцов. Но в нем отразилось также влияние Александрийского собора 362 г. Влияние это видно из того, что здесь выяснено понятие ο Св. Духе, направленное против ересей, обнаружившихся именно около этого времени. Но это разъяснение имеет только наводящий характер. Нужно было выяснить догмат ο Св. Духе постепенно, как это делал Василий Великий, восходя от менее неясного к более возвышенному. Так, вместо выражения ο Св. Духе: «глаголавшего в пророцех», в символе, переданном Епифанием, говорилось: «глаголавшего в пророцех, сошедшего в Иордан, проповедавшего через апостолов и проявлявшегося во святых». Очевидно, и по этому вопросу в Константинополе дело прошло не без бурь. Григорий Богослов требовал признания, что Дух есть Бог, единосущный Отцу и Сыну. Этих положений в никейском символе не было, и Григорий в своих стихотворениях указывал на эту темную сторону собора, жалуясь, что [епископы] примесью своих соленых мудрствований мутят сладость истинного учения, и утверждал, что Дух есть Бог. Таким образом, решено было восполнить никейский символ символом, переданным Епифанием в 373 г


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 10; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Билет № 16. 1). Собор «на обновлениях» (341 г.) в Антиохии | Билет № 18. Западные епископы в обращении к императору Константу выразили просьбу о созыве Вселенского собора, то он так и мыслился
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты