Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



В чем состоит процедура консультаций? 5 страница




Читайте также:
  1. F(x1, x2,...xm) const 1 страница
  2. F(x1, x2,...xm) const 10 страница
  3. F(x1, x2,...xm) const 11 страница
  4. F(x1, x2,...xm) const 12 страница
  5. F(x1, x2,...xm) const 2 страница
  6. F(x1, x2,...xm) const 3 страница
  7. F(x1, x2,...xm) const 4 страница
  8. F(x1, x2,...xm) const 5 страница
  9. F(x1, x2,...xm) const 6 страница
  10. F(x1, x2,...xm) const 7 страница

Эмиссию единой валюты осуществляет Европейский централь­ный банк. Государства-члены, перешедшие на евро, конвертировали

' В тексте Договора об учреждении Европейского Сообщества единая евро­пейская денежная единица носит название ЭКЮ. Однако на заседании Европей­ского Совета в Мадриде в-декабре 1995 г. было принято решение, что ее названием будет евро. Именно это название употребляется и на банкнотах и монетах Сооб­щества, и в нормативных актах Сообщества. В качестве примера приведем Регла­мент Совета № 974/98/ЕС «О переходе на евро».

2 Все государства-члены, кроме Соединенного Королевства, Дании, Швеции и Греции. 176


свои валюты на основе необратимо закрепленных обменных курсов, которые были определены Регламентом Совета № 2866/98/ЕС. В со­ответствии с Регламентом Совета № 1103/97/ЕС и «частное», и «официальное» ЭКЮ было конвертировано в евро по курсу один к одному, а все упоминания об ЭКЮ теперь считаются упоминаниями о евро.

Для того чтобы государства-члены перешли на евро, они должны отвечать целому ряду условий. Кроме того, сам ввод евро в действие имеет достаточно сложный механизм, состоящий из трех этапов.

Для того чтобы перейти на единую валюту, государства-члены должны соответствовать четырем критериям сближения, которые предусмотрены в ст. 121 Договора о ЕС и в специальном Протоколе «О критериях сближения, указанных в ст. 121». Эти критерии таковы.

1. Критерий достижения высокого уровня стабильности цен оз­начает, что показатель цен государства-члена, характеризующий долговременный средний темп инфляции, наблюдаемый в течение года, не превышает более чем на 1,5% такой же показатель у трех го­сударств-членов с наименьшим показателем.

2. Критерий защищенности финансового положения правитель­ства означает, что соответствующее государство-член не обладает на данный момент чрезмерным бюджетным дефицитом, т.е. против него не возбуждена процедура чрезмерного бюджетного дефицита.

3. Критерий нормального участия в механизме обменных курсов (МОК) за последние два года. Это понятие означает, что государст­во-член не прилагало особых усилий для участия в этом механизме. В частности, оно не предпринимало девальвации своей валюты в от­ношении валюты любого другого государства-члена (в том числе на двусторонней основе).



4. Критерий сближения, достигнутый государством-членом, и его участия в МОК, отраженный в уровне долгосрочных процентных ставок, в свою очередь, означает, что в течение года государство-член имело среднюю номинальную величину долгосрочной процентной ставки, не превышающую более чем на 2% этот же показатель у госу­дарств с наибольшим уровнем стабильности цен.

Вопрос о присоединении государства-члена к единой валюте ре­шается Европейским Советом, который в этом случае называется Договором о ЕС «Совет в составе глав государств и правительств» на основании докладов Комиссии и Европейского центрального банка (а ранее Европейского валютного института), а также оценки Совета. Доклады Комиссии и Европейского центрального банка подаются в Совет. В этих докладах отражаются два вопроса, необходимые для достижения экономического и валютного союза.

Первым является вопрос о соответствии национального законо­дательства в отношении национальных центральных банков Догово-

12. 11097. Кашкин • ^


pa о ЕС и Статуту Европейской системы центральных банков и Евро­пейского центрального банка и, прежде всего, требованию независи­мости национальных центральных банков.



Вторым вопросом (решение которого гораздо труднее) является достижение соответствия критериям сближения (или, как их еще на­зывают, критериям конвергенции). Кроме этих вопросов доклады должны также принимать во внимание результаты интеграции рын­ков, положение и развитие платежных балансов, развитие стоимости единицы труда и другие показатели.

На основе предоставленных докладов Совет по рекомендации Комиссии квалифицированным большинством оценивает, соответ­ствует ли каждое конкретное государство-член необходимым услови­ям для перехода к единой валюте и соответствует ли большинство го­сударств-членов этим условиям. Такая оценка принимается в форме рекомендации. Также по этому вопросу дает заключение Европей­ский парламент. И то, и другое предоставляется Европейскому Сове­ту, который в таком случае Договор о ЕС называет «Советом в соста­ве глав государств и правительств». Он должен решить, могут ли со­ответствующие государства-члены перейти на евро. Такое решение оформляется не в форме решения или заключения Европейского Со­вета, а в форме решения Совета. При положительном ответе на этот вопрос определяется дата введения евро.

108. Как был осуществлен переход на евро на практике?

Большой интерес представляет собой вопрос о практическом переходе к единой валюте, поскольку в самом Договоре о ЕС об этом, ничего не сказано. Тем более что для 12 государств-членов этот переход осуществился на настоящий момент. Рассмотрим его несколько подробнее.

Сценарий и график ввода евро для первой группы госу­дарств-членов, переходящих на евро, был установлен на заседании Европейского Совета в Мадриде в декабре 1995 г. Целый ряд элемен­тов этого плана закреплен в Регламенте Совета № 1103/97/ЕС и в Регламенте Совета № 974/98/ЕС. Как и ожидалось, Совет принял предложенный Комиссией трехфазовый план.



Первая фаза перехода на единую валюту началась в мае 1998 г. после того, как Европейский Совет назвал первую группу стран, ко­торые стали переходить на третий этап ЭВС. Сразу после этого на базе Европейского валютного института был создан Европейский центральный банк, который начал подготовительную работу для вто­рой фазы ввода евро.

Тридцать первого декабря 1998 г. Совет Регламентом № 2866/98/ЕС необратимо фиксировал обменные курсы для перехо­да на евро, после чего с 1 января 1999 г. собственно начался старт 178


Экономического и валютного союза, евро стал полноценной, само­стоятельной денежной единицей.

Вступила в действие Европейская система центральных банков, которая начала выполнять свои обязательства в полном объеме, в том числе нести всю ответственность за создание и применение еди­ной валютной и обменной политики — в особенности установления краткосрочных процентных ставок и любых валютных интервенций по отношению к доллару и йене. Участвующие в евро национальные валюты перестали независимо выставляться на международных ва­лютных рынках по отношению к другим валютам. Их внешняя стои­мость стала целиком зависеть от курса евро, что, естественно, вызва­но наличием фиксированных обменных курсов между ними. Новые выпуски в обращение государственных долговых обязательств номи-нируются в евро (т.е. их номинальная стоимость указывается не в на­циональной валюте, а в евро).

Покупатели продолжали пользоваться обычными банкнотами национальных денежных единиц до тех пор, пока банкноты и моне­ты евро не были введены в обращение. При этом эти монеты и банк­ноты de jure являлись монетами и банкнотами евро в выражении на­циональных денежных единиц.

С 1 января 2002 г. и за максимально короткий срок, определяе­мый самими государствами-членами (не более чем за шесть меся­цев), национальные валюты подлежали изъятию, и новые банкноты и монеты евро были введены в обращение. Те лица, у которых оста­лись национальные банкноты и монеты после их выхода из обраще­ния, смогут обменять их на евро в банках в течение следующих 30 лет.

С 1 января 2002 г. предприятия розничной торговли по-прежнему принимали национальную валюту, однако операции также ввелись и в евро. Все денежные операции в экономике (заработная плата, пен­сии, банковские балансы и т.д.) исчислялись в евро. Сам процесс об­мена, который завершился к 1 июля 2002 г., проводился органами го­сударств-членов.


Раздел XIII. АНТИМОНОПОЛЬНОЕ ПРАВО __________ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА__________

109. Каковы цели и задачи антимонопольной политики ЕС?

Общее направление политики в области конкуренции можно оп­ределить как движение от негативной ситуации монополизации рын­ка к положению, более или менее приближенному к экономике совершенной конкуренции. Поэтому целью правового и администра­тивного регулирования конкурентной борьбы является противодей­ствие различным угрозам свободному рынку.

Правила конкуренции ЕС традиционно подразделяются на нор­мы, применимые к индивидуальным и коллективным антимоно­польным действиям предприятий (англ. antitrust), контроль за слия­ниями (mergers regulation) и регулирование государственной помощи (state aids), кроме того, антимонопольная политика ЕС все в большей степени определяет деятельность естественных монополий и пред­приятий публичного сектора экономики (транспорт, коммуникации, топливно-энергетический комплекс).

В действующем праве конкуренции ЕС еще с 1960-х гг. практиче­ски вся ответственность за проведение антимонопольной политики возложена на наднациональные институты, тогда как компетентные органы государств-членов лишь оказывают им поддержку и участву­ют в обмене информацией. Кардинальная реформа правил конку­ренции, проводимая в настоящее время Европейской комиссией, на­правлена на предоставление национальным судебным или антимо­нопольным органам права самим осуществлять большее количество полномочий в рамках единой антимонопольной политики.

110. Что понимается под предприятием для целей права конкурен­ции ЕС?

Основным субъектом права конкуренции ЕС является предпри­ятие (англ. undertaking), легальное определение которого, однако, не содержится ни в учредительных договорах, ни во вторичном праве ЕС. Суд Европейских сообществ рассматривает понятие предпри­ятия как экономическую общность, состоящую из совокупности че­ловеческих, материальных и нематериальных ресурсов, способную нарушить законодательство о конкуренции ЕС. При этом важней­шим для Суда является не юридический (правоспособность), а эко­номический критерий: способность участвовать в экономической дея­тельности.

В качестве предприятия обычно рассматривается индивиду­альный предприниматель и другие самозанятые лица, занимающие­ся экономической деятельностью без образования юридического лица. Предприятием может быть также признан любой хозяйствую-180


щий субъект, независимо от его юридического статуса, порядка фи­нансирования и основной деятельности. Так, субъектами права кон­куренции Суд Европейских сообществ в различных делах признавал государственные бюро занятости, пенсионные фонды, некоммерче­ские по своему статусу кооперативы, сертифицирующие органы и др.

Кроме того, под действие норм антимонопольного законодатель­ства ЕС подпадают предприятия публичного сектора экономики, если на них не распространяются специальные нормы права ЕС, и даже государства-члены Европейского Союза, если они действуют в качестве хозяйствующих субъектов и их роль не сводится к регулиро­ванию рынка.

Предприятие для целей антимонопольного регулирования долж­но обладать правовой и экономической независимостью, что обычно отсутствует в случае дочернего предприятия или филиала. Их согла­шения между собой и с материнским предприятием не подпадают под действие ст. 81 Договора о ЕС, а ответственность за злоупотреб­ление филиалом занимаемым им доминирующим положением на рынке несет головное предприятие.

Интересно, что в данном случае не важно, находится ли головная компания на территории Европейского Союза или за ее пределами. Таким образом, предприятие, находящееся в третьей стране, в том числе в России, может быть привлечено к ответственности за нару­шение правил конкуренции ЕС, совершенное его дочерним пред­приятием, находящимся в Европейском Союзе.

Даже при прекращении деятельности юридического лица, ответ­ственного за нарушение, и отсутствии правопреемства ответствен­ность может быть возложена на новое предприятие, эксплуатирую­щее те же ресурсы, что и ликвидированный нарушитель.

111. Как Европейская комиссия борется с антиконкурентными дей­ствиями предприятий?

Основным актом, определяющим процедуру применения правил ЕС о конкуренции, применимых к предприятиям, до последнего времени являлся «первый Регламент о применении статей 81 и 82 Договора» № 17 от 1962 г., но с 1 мая 2004 г., в рамках реформы права конкуренции ЕС, ему на смену пришел новый Регламент'. Процеду­ра осуществления контроля за слиянием предприятий установлена также в новом Регламенте 2004 г. В соответствии с данными актами Европейская комиссия наделена широчайшими полномочиями по предотвращению нарушений конкуренции со стороны предприятий.

' Regulation No 1/2003 of 16 December 2002 on the implementation of the roles on competition laid down in Articles 81 and 82 of the Treaty.


Европейской комиссии предоставлено право проводить рассле­дования возможных нарушений конкуренции со стороны предпри­ятий, причем как по запросу, так и по собственной инициативе. Предприятия обязаны предоставлять проверяющим должностным лицам Комиссии доступ на всю территорию предприятия, всю запра­шиваемую информацию, в том числе бухгалтерскую, а также давать устные объяснения.

Наиболее серьезным полномочием Комиссии является предос­тавленное ей право налагать штрафные санкции (в виде фиксирован­ной суммы и/или пени) как за нарушения конкуренции, так и за не­исполнение предприятиями обязанностей в отношении представите­лей Комиссии в ходе расследования. История права конкуренции ЕС знает случаи применения санкций на десятки и даже сотни миллио­нов евро в отношении огромных концернов.

По общему правилу, для того чтобы подпадать под действие норм права ЕС, монополистические действия предприятий должны затра­гивать торговлю на внутреннем рынке Сообщества. Европейская ко­миссия максимально широко толкует возможную связь действий предприятий с торговлей внутри ЕС, установив, что такая связь мо­жет быть прямой или косвенной, действительной или потенциаль­ной. При этом под контроль Комиссии зачастую попадают сделки между предприятиями, находящимися за пределами Европейского Союза, но деятельность которых оказывает влияние на конкурент­ную среду внутреннего рынка ЕС.

112. В каком случае антиконкурентное соглашение может быть признано правомерным?

Даже если коллективная антиконкурентная практика предпри­ятий подпадает под действие запрета, установленного в ст. 81 Дого­вора о ЕС, она может быть признана правомерной, если удовлетво­ряет критериям, установленным в § 3 данной статьи. Исключением из правила пользуются соглашения предприятий, которые отвечают всем четырем нижеследующим требованиям:

а) направлены на улучшение производства или распределение товаров или на содействие техническому или экономическому про­грессу;

б) предоставляют соразмерные выгоды потребителям;

в) не налагают непропорциональных ограничений на предпри­ятия;

г) не дают возможности ограждать от конкуренции существен­ную часть товаров.

Исключительным правом предоставлять индивидуальные изъятия была наделена Европейская комиссия, однако на практике она ока­залась не в силах справиться с валом ходатайств от предприятий, по­этому Комиссия прибегает к процедуре неформальных реше-182


ний — так называемых комфортных писем (англ. comfort letter), ко­торая, не являясь формальным изъятием, тем не менее исключает ответственность предприятия в будущем, если соглашение все же бу­дет признано незаконным.

Иным нормативным методом установления определенной право­вой стабильности являются групповые изъятия (англ. block exemptions) в отношении отдельных категорий соглашений, возможность кото­рых установлена в самой ст. 81. К числу групповых изъятий, предос­тавляемых на основании регламентов Комиссии, относятся двусто­ронние соглашения об эксклюзивном дистрибьюторстве и эксклю­зивных поставках товара, договоры франчайзинга, лицензионные соглашения о передаче технологий. Указанные в регламентах Комис­сии соглашения подпадают под изъятие автоматически, при этом в тексте регламента определяется само соглашение, а также приводят­ся перечни разрешенных и запрещенных (так называемые черный и белый списки) положений таких соглашений. Соглашение, которое содержит положения, предусмотренные черным списком, не может быть признано правомерным.

113. Каким ограничениям подвергаются монополисты на рынке ЕС?

Запрету нарушений правил конкуренции со стороны не группы лиц, а одного предприятия посвящена ст. 82 Договора о ЕС. Обяза­тельной предпосылкой для такого нарушения является объективная способность предприятия действовать на рынке, в той или иной сте­пени не обращая внимания на поведение конкурентов. В этой связи принято говорить о доминирующем положении (от франц. position dominante), которое занимает хозяйствующий субъект на определен­ном товарном рынке.

Важно учитывать, что, в отличие от картельных соглашений. само по себе доминирующее положение не запрещено: эта та реаль­ность современной рыночной экономики, с которой власти вынуж­дены мириться. Не совместимыми с правилами конкуренции на внутреннем рынке ЕС являются злоупотребления монополистом своим положением, приводящие к нарушениям конкуренции.

Хотя злоупотребление доминирующим положением на рынке от­носится к индивидуальным монополистическим действиям, в праве ЕС оно может быть инкриминировано нескольким тесно связанным между собой предприятиям, которые находятся в ситуации, обозна­чаемой английским термином joint dominance. В этом случае предпри­ятия несут солидарную ответственность за нарушение антимоно­польного законодательства ЕС.

Определение факта занятия предприятием доминирующего по­ложения предполагает сложный научно обоснованный анализ и экс­пертное мнение не столько юристов, сколько специалистов по эко­номическим проблемам.


Важнейшим вопросом, во многом предопределяющим решение о наличии злоупотребления доминирующим 'положением, является формирование соответствующего рынка (англ. relevant market), что происходит путем определения границ рынка, на котором действует монополист, в трех измерениях: по виду товаров или услуг, в про­странстве и во времени.

Для установления наличия нарушения ст. 82 Договора о ЕС или его отсутствия необходимо утвердительно ответить на все следующие че­тыре основных вопроса:

1) является ли положение предприятия на товарном рынке до­минирующим — для этого необходимо определить долю рынка (англ. market share), которую занимает соответствующее предприятие;

2) имеет ли место злоупотребление предприятием своим доми­нирующем положением на товарном рынке;

3) существует ли причинно-следственная связь между домини­рующим положением и нарушением свободы конкуренции;

4) затрагивает ли такое нарушение существенную часть внутрен­него рынка ЕС.

Запрещенными являются, в частности, установление несправед­ливых условий торговли, дискриминация одних торговых партнеров по сравнению с другими, заключение договора при условии приня­тия контрагентом дополнительных, не связанных с предметом такого договора, обязательств и ряд других антиконкурентных действий.

114. В чем суть контроля ЕС за слияниями предприятий?

Коллективные действия предприятий, особенно те из них, кото­рые оформлены в виде соглашения, могут представлять существен­ную угрозу для свободы конкуренции. Между тем координация пове­дения предприятий на рынке нередко приводит к организационному оформлению сотрудничества — созданию совместного предприятия или даже объединению предприятий.

Очевидно, что если исходные хозяйствующие субъекты совокуп­но занимали достаточно существенное положение на каком-либо то­варном рынке, то такое новое объединенное предприятие становится монополистом на данном рынке в силу самого факта создания или потенциально может стать монополистом. В этой связи становится понятным то большое внимание, которое уделяется слияниям' пред­приятий в национальной антимонопольной политике.

Но в Договоре об учреждении ЕЭС, в разделе о конкуренции ни слова не говорилось о регулировании слияний. Только в 1989 г. был принят Регламент2, определивший полномочия институтов ЕС в об-

' Англ. merger; франц. concentration. 2 Regulation No 4064/89 of 21 December 1989. 184


ласти контроля за операциями по слиянию предприятий. Всей пол­нотой компетенции по данному вопросу была наделена Европейская комиссия, решения которой могут быть обжалованы в Трибунале первой инстанции с возможной апелляцией в Суд Европейских со­обществ. С 1 мая 2004 г. вступил в силу новый регламент ЕС о слия­ниях' (англ. ЕС Merger Regulation).

Под слияниями предприятий регламент понимает объединение двух или более ранее независимых предприятий, а также установление кон­троля одного предприятия над другим. При этом определены крите­рии, при наличии которых слияние предприятий подпадает под кон­троль Комиссии: совокупный годовой оборот на мировом рынке свыше 5 млрд евро или годовой оборот, по крайней мере, двух пред­приятий на едином рынке ЕС свыше 250 млн евро.

В то же время из-под контроля ЕС исключаются предприятия, больше Уз годового оборота которых на рынке ЕС приходятся на одно государство ЕС, новеллой же регламента 2004 г. стало положе­ние, что даже при этом регламент подлежит применению в целом ряде случаев, в частности если совокупный годовой оборот предпри­ятий на мировом рынке превышает 2,5 млрд евро либо если оборот предприятий в каждом из по крайней мере трех государств ЕС пре­вышает 100 млн евро.

Слияния предприятий, подпадающие под указанные выше кри­терии, являются объектом контроля со стороны Комиссии на пред­мет их соответствия требованиям общего рынка. Основным факто­ром, влияющим на решение Комиссии, является, согласно регламен­ту, усиление доминирующего положения на рынке, которое может в значительной мере воспрепятствовать свободной конкуренции.

Все планы слияний, которые подпадают под действие регламента ЕС о слияниях, должны предварительно передаваться в Комиссию, которая может вынести одно из трех решений. Либо слияние не под­падает под действие регламента, либо слияние не представляет серь­езной угрозы для конкуренции и может быть признано соответст­вующим принципам внутреннего рынка ЕС, либо слияние вызывает серьезные сомнения, В последнем случае возбуждается дело, которое может привести к запрету слияния либо, что происходит чаще, к ус­тановлению значительных ограничений и требований по отношению к участвующим в слиянии предприятиям.

1 Regulation No 139/2004 of 20 January 2004 on the control of concentrations between undertakings.


115. Каковы тенденции правового регулирования юридических лиц в ЕС?

Правовое регулирование юридических лиц в праве Европейского Союза в настоящее время носит частичный и вспомогательный ха­рактер: оно дополняет по определенным вопросам сложившееся ре­гулирование на национальном уровне. Данная отрасль права Евро­пейского Союза развивается медленно и сталкивается с большим сопротивлением, вызванным, в первую очередь, серьезными расхож­дениями во внутреннем законодательстве различных государств-чле­нов. В целом регулирование юридических лиц в Европейском Союзе остается на национальном уровне, а корпоративное право ЕС носит субсидиарный характер, и основным механизмом его реализации яв­ляются директивы, принимаемые на основе положений § 2 ст. 44 До­говора о ЕС о свободе учреждения.

Данная свобода действует и применительно к юридическим ли­цам, являющимся коммерческими организациями, которые, как мы знаем, также признаны субъектами права ЕС. В соответствии со ст. 48 Договора о ЕС торговые товарищества', созданные в соответст­вии с законодательством одного из государств-членов, пользуются свободой самостоятельной экономической деятельности наравне с гражданами Союза.

На основании положений Договора о ЕС можно выделить основ­ные цели регулирования юридических лиц в праве Европейского Союза:

— обеспечение свободы учреждения юридических лиц, а также снятие препятствий на пути открытия филиалов, представительств и дочерних обществ на территории любого государства-члена на усло­виях национального режима данного государства;

— установление единых минимальных требований к юридиче­ским лицам, в первую очередь предоставление одинаковой защиты на всей территории Европейского Союза участникам и кредиторам юридических лиц;

—' облегчение деятельности трансъевропейских компаний по­средством снятия барьеров, вытекающих из различий, существую­щих между национальными правовыми системами;

— поощрение сотрудничества между юридическими лицами различных государств-членов во всех сферах экономической дея­тельности.

' Франц. societes; англ. companies or firms. 186


Ввиду неэффективности международно-правовых механизмов Европейским Союзом был избран другой путь — сначала подготовка посредством директив достаточно единообразного общеевропейско­го правового поля, а затем — создание наднациональных (европей­ских) юридических лиц, а именно единых организационно-правовых форм в масштабах всего Союза. Они учреждаются на основании за­конодательства ЕС (регламентов) и свободны размещать свой юри­дический адрес на всей территории Европейского Союза.

В рамках развития права ЕС наблюдается тенденция движения от более общего регулирования (в Договоре о ЕС) к его детализации, большей специализации и постоянной корректировке. При этом приоритет, по возможности, отдается не жесткой унификации на ос­нове регламентов, а более гибкому и «мягкому» методу — гармониза­ции законодательства с помощью директив. Так, по состоянию на 2004 г. в Европейском Союзе приняты девять директив (из 14 проек­тов) и три регламента, а на перспективу до 2010 г. планируется при­нятие еще 15 директив и трех регламентов.

116. Каким вопросам посвящены важнейшие директивы ЕС в облас­ти корпоративного права?

Разработанные и частично принятые в течение последующих тридцати лет директивы принято именовать в соответствии с их по­рядковыми номерами, отражающими очередность представления подготовленных проектов. Всего разработано четырнадцать проектов директив, из которых вступило в силу девять: V, IX, Х и XIII директи­вы все еще не одобрены.

Можно выделить три основных направления гармонизации зако­нодательства по I Директиве 1968 г.: открытость основных докумен­тов торгового товарищества, действительность обязательств товари­щества, условия и последствия недействительности самого товари­щества — все эти задачи направлены на наибольшую защиту кредиторов торговых товариществ с ограниченной ответственно­стью.

II Директива 1976 г. также предусматривает установление общего уровня гарантий со стороны торговых товариществ в отношении их участников и третьих лиц и регулирует вопросы создания товари­ществ и изменения их уставного капитала. В законодательстве госу­дарств-членов должен быть определен минимальный уставный капи­тал для учреждения и функционирования акционерного общества в размере не менее 25 тыс. евро, который может быть оплачен только имеющими экономическое выражение активами.

К двум первым директивам ЕС в области корпоративного права примыкает XI Директива 1989 г., которая установила обязательное раскрытие торговыми товариществами информации о своих филиа­лах, находящихся на территории другого государства-члена. Для рос-187


сийских юристов интерес представляет распространение требований об обязательной публикации сведений на филиалы, открытые на территории Европейского Союза торговыми товариществами из третьих стран.

III Директива 1978 г. регулирует некоторые вопросы, связанные со слиянием акционерных обществ, и направлена на защиту акцио­неров сливающихся обществ.

В 1982 г. вступила в силу VI Директива, гармонизовавшая законо­дательство о разделении акционерных обществ. Защита прав акцио­неров обеспечивается предоставлением им максимально объектив­ной информации о предстоящей реорганизации. Кроме того, дирек­тивы обеспечивают охрану имущественных интересов третьих лиц, в первую очередь кредиторов компании, владельцев ее облигаций.

Особняком среди директив ЕС о торговых товариществах стоит принятая в 1989 г. XII Директива, предусматривающая обязанность государств-членов признавать возможность учреждения и существо­вания товариществ, в которых участвует лишь один субъект права. Торговые товарищества могут напрямую создаваться одним лицом или приходить к такому состоянию при объединении всех долей уча­стия у одного участника.

В мае 2003 г. Европейская Комиссия обнародовала План дейст­вий по совершенствованию права компаний и корпоративного управления' в Европейском Союзе до конца текущего десятилетия. План предусматривает предложения по совершенствованию дейст­вующих директив и по достижению компромисса по проекту V Ди­рективы, которую планируется принять до 2010 г. и которая посвяще­на гармонизации национального законодательства по широкому кругу вопросов, связанных со структурой акционерных обществ и полномочиями их органов управления.

Также разработан проект XIV Директивы, предусматривающей возможность свободного (в уведомительном порядке) трансгранич­ного перемещения головного офиса юридических лиц госу­дарств-членов в границах Сообщества. Все это обеспечит более глу­бокую гармонизацию корпоративных отношений в Европейском Союзе.

117. Что такое Европейское акционерное общество?

Еще в 1970 г. Европейская комиссия предложила принять статут нового, наднационального юридического лица — Европейского ак­ционерного общества (ЕАО2). Работа над данным проектом продол-

' Communication of 21 May 2003 «Modernising Company Law and Enhancing Corporate Governance in the European Union — A Plan to Move Forward».

2 Англ. European Company; франц. societe europeenne; нем. Europaische Gesellschaft.


жалась более 30 лет, и только в октябре 2001 г. Совет Европейского Союза единогласно одобрил регламент, содержащий Статут ЕАО (в силе с 8 октября 2004 г.), и директиву, дополняющую Статут ЕАО по вопросам участия работников в управлении1.


Дата добавления: 2015-04-18; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.032 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты