Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



В чем состоит процедура консультаций? 9 страница




Читайте также:
  1. F(x1, x2,...xm) const 1 страница
  2. F(x1, x2,...xm) const 10 страница
  3. F(x1, x2,...xm) const 11 страница
  4. F(x1, x2,...xm) const 12 страница
  5. F(x1, x2,...xm) const 2 страница
  6. F(x1, x2,...xm) const 3 страница
  7. F(x1, x2,...xm) const 4 страница
  8. F(x1, x2,...xm) const 5 страница
  9. F(x1, x2,...xm) const 6 страница
  10. F(x1, x2,...xm) const 7 страница

Положения Директивы 2003/54/ЕС дополняются нормами, за­крепленными в Регламенте Совета и Европейского парламента (ЕС) № 1228/2003 от 26 июня 2003 г. об условиях доступа к сетям в целях трансграничного обмена электричеством. Этот Регламент нацелен на создание справедливых условий для трансграничного обмена элек­тричеством при нормальной конкуренции и с учетом региональной специфики в государствах-членах путем установления единой тари­фикации при доступе на внутренний рынок ЕС.

Так называемая «газовая» Директива 2003/55/ЕС устанавливает общие правила для транспортировки, снабжения, поставок и хране­ния природного газа. Документ закладывает правила, относящиеся к организации и функционированию газового сектора экономики го­сударств-членов, включая рынок снабжения сжиженным газом, обеспечивает гармонизацию положений о порядке доступа на рынок соответствующих предприятий. Директивой вводятся общие крите­рии и процедуры выдачи разрешений предприятиям на транспорти­ровку, снабжение, поставки и хранение природного газа.

Директива 2003/55/ЕС направлена на демонополизацию и разви­тие рынка газоснабжения в государствах-членах путем его полного открытия, стимулирования конкуренции в газовом секторе, интегра­цию газотранспортных сетей при учете зависимости газового рынка от поставщиков газа из третьих стран. В основу проведения выше обозначенных мероприятий документ закладывает принцип субси-диарности.

15* 227


Принципиальное значение для обеспечения газоснабжения и снабжения нефтью имеет Директива Совета 94/22/ЕС от 30 мая 1994 г. об условиях предоставления и использования разрешений на разведку, исследование и разработку углеводородов — важнейших компонентов природного газа и нефти. Гармонизация правил отно­сительно их разведки и разработки является существенным шагом для поддержания функционирования внутреннего энергетического рынка.

Ряд директив, также принятых Сообществом в начале 1990-х, был направлен на гармонизацию законодательных положений госу­дарств-членов относительно процедуры поставок для государствен­ных, нужд в энергетическом секторе. Это Директива Совета 93/38/ЕЭС от 14 июня 1993 г., координирующая процедуры поставок субъектами, осуществляющими деятельность в водном, энергетиче­ском, транспортном и телекоммуникационном секторах, и Директи­ва Совета 92/13/ЕЭС от 25 февраля 1992 г., координирующая законо­дательные, регламентарные и административные положения относи­тельно применения правил Сообщества о процедурах поставок субъектами, осуществляющими деятельность в водном, энергетиче­ском, транспортном и телекоммуникационном секторах.



135. Каковы правовые основы обеспечения надежности энергоснаб­жения в Европейском Союзе?

Необходимость создания системы обеспечения надежности энергоснабжения в Европейском Союзе сегодня, вызвана двумя про­блемами. Первая из них — экономико-политическая. Европейский Союз и его государства-члены являются крупнейшими потребителя­ми энергоресурсов, на 70% потребность в которых обеспечивается за счет импорта из третьих стран. Основными производителями энерго­ресурсов для Европейского Союза являются страны Ближнего Вос­тока и Россия. С расширением Европейского Союза его энергозави­симость только возрастет, так как в состав Союза войдут государства, полностью зависящие от поставок энергоресурсов извне.

Вторая проблема — экономико-экологическая. Современное по­требление энергии напрямую связано с вредным воздействием на ок­ружающую среду. Положения Киотского протокола и мероприятия в контексте устойчивого развития ставят потребителей энергоресурсов в жесткие рамки экологической обусловленности.



Рост потребления энергии сегодня должен быть увязан со стиму­лированием рационального использования энергии путем экологи­ческого регулирования цен на энергоносители и проведения меро­приятий по энергосбережению и энергоэффективности, а также с развитием альтернативных источников энергии, более благоприят­ных для окружающей среды. 228


Важнейшим актом в сфере обеспечения надежности энергоснаб­жения является Директива Совета 68/414/ЕЭС от 20 декабря 1968 г., налагающая обязанность на государства — члены ЕЭС по созданию минимального резерва очищенной нефти и/или нефтепродуктов, из­мененная Директивой 98/93/ЕС от 14 декабря 1998 г. В связи с тем что очищенная нефть и нефтепродукты играют важнейшую роль в энергоснабжении стран Сообщества и любые перебои в их поставке могут серьезно нарушить деятельность организации. Директива вво­дит требование для государств-членов относительно стратегического запаса такой продукции. Каждое государство-член обязано иметь в своем распоряжении такое количество очищенной нефти и нефте­продуктов, которое может обеспечить нормальное их потребление в течение 90 дней на протяжении года.

Существенную роль в поддержании стабильности снабжения нефтью в Сообществе играет также Регламент № 2964/95 от 20 декаб­ря 1995 г., вводящий регистрацию в Сообществе импорта и подачи неочищенной нефти. Регламент обязывает всех лиц и -предприятия, импортирующих неочищенную нефть из третьих стран или прини­мающих подачу неочищенной нефти из другого государства-члена, предоставлять государству-члену, в котором они учреждены, инфор­мацию относительно характеристик импорта и подачи. Собираемая государствами-членами информация по мере истребования предос­тавляется Комиссии в целях создания общей картины условий им­порта и подачи по Сообществу. В собираемую информацию включа­ется информация о цене. Информация должна предоставляться регу­лярно, не реже одного раза в месяц. Указанная информация носит конфиденциальный характер, однако это не препятствует составле­нию и опубликованию открытых докладов по проблеме, носящих об­щий характер и не называющих детали участия конкретных предпри­ятий.

Комиссия в настоящий момент подготавливает реформу меро­приятий по созданию стратегического запаса энергоресурсов. В част­ности, планируется заменить Директиву 68/414/ЕЭС новой, а также создать схожую систему для сферы газоснабжения.

Необходимой задачей поддержания надежности энергоснабже­ния является проведение мероприятий по энергосбережению и по­вышению энергоэффективности. В соответствии с определением Комиссии, данным в ее Сообщении о плане действий по повыше­нию энергоэффективнгости в Европейском сообществе, энергоэф­фективность означает снижение потребления энергии без снижения использования энергии производством и оборудованием.

Ряд директив Сообщества обеспечивают проведение таких меро­приятий. В первую очередь, это Директива Совета 93/76/ЕЭС от 13 сентября 1993 г. об ограничении эмиссии углекислого газа путем 229


повышения энергетической эффективности (SAVE), которая зало­жила общие мероприятия в рамках учреждаемой ею программы SAVE по повышению энергоэффективности промышленных объек­тов, зданий и других сооружений. В развитие положений Директивы 93/76/ЕЭС были приняты Директива Европейского парламента и Совета 2000/5 5/ЕС от 18 сентября 2000 г. о требованиях энергетиче­ской эффективности к проводке флуоресцентного освещения и Ди­ректива Европейского парламента и Совета 2002/91/ЕС от 16 декаб­ря 2002 г. об энергетической эксплуатационной характеристике со­оружений. В духе этих же мероприятий реализуются нормы Директивы Совета 92/42/ЕЭС от 21 мая 1992 г. о требованиях эффек­тивности к Современным установкам нагрева воды, сжигающим жидкое или газообразное топливо.

Другим направлением деятельности ЕС в этой области стало по­вышение энергосбережения и энергоэффективности за счет усиле­ния требований к бытовой технике. На это направлены Директива Совета 92/75/ЕЭС от 22 сентября 1992 г. о получении информации относительно потребления энергии и других ресурсов бытовой тех­никой путем сертификации и стандартизации продукции, Директива Европейского парламента и Совета 96/57/ЕС от 3 сентября 1996 г. о требованиях эффективности для бытовых электрических холодиль­ников, морозильников и холодильников с морозильными камерами.

Летом 2001 г. Европейское сообщество заключило с Соединен­ными Штатами Америки Соглашение о координации программ в об­ласти сертификации энергоэффективности офисного оборудования. На основе этого Соглашения Сообщество восприняло систему сер­тификации «Energy Star», внедренную в правопорядок ЕС Регламен­том № 2422/2001 от 6 ноября 2001 г.

Достижению надежности энергоснабжения служит также поиск новых и стимулирование использования существующих альтерна­тивных источников энергии. Провести такие меры призвана Дирек­тива 2001/77/ЕС от 27 сентября 2001 г. о стимулировании поступле­ний электричества, произведенного из возобновляемых источников энергии на внутренний рынок электроснабжения. Под возобновляе­мыми источниками энергии Директива понимает альтернативные источники энергии, не связанные со сжиганием топлива (ветер, солнце, волны и источники гидроэнергии, источники геотермальной энергии и т.д.). Государства-члены должны подготовить и опублико­вать доклады, в которых будут отражены национальные цели в облас­ти производства электричества от возобновляемых источников энер­гии, а также разработать конкретные мероприятия по развитию тако­го производства на основе принципов транспарентности и недискриминации. 230


Этому же вопросу посвящена Директива Европейского парла­мента и Совета 2003/30/ЕС от 8 мая 2003 г. о поддержке использова­ния биологического топлива и других возобновляемых источников энергии на транспорте. Именно транспорт, потребляющий энергоре­сурсы, получаемые государствами-членами преимущественно извне, является самым незащищенным в этом отношении сектором эконо­мики. Использование энергии для нужд транспорта также значитель­но влияет на состояние окружающей среды. В этой связи принципи­альным вопросом является переход транспортной инфраструктуры на более надежные источники энергии. Одним из них является био­топливо. Биологическим топливом в смысле ст. 2 Директивы являет­ся жидкое или газообразное топливо, произведенное из биомассы, естественных отходов сельского или лесного хозяйства и связанных с ними производств.

На стимулирование рационального использования энергоресур­сов и использование альтернативных источников энергии в значи­тельной степени направлен и механизм «зеленых налогов», введен­ный Директивой Совета 2003/96/ЕС от 27 октября 2003 г. о реструк­туризации рамок Сообщества по налогообложению энергетических продуктов и электричества. Введенный Директивой механизм отра­жает экономический метод регулирования в области обеспечения на­дежности энергоснабжения путем существенного влияния на цено­образование в энергетическом секторе.


Раздел XIX. ОСНОВЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПОЛИТИКИ ЕС В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ И КУЛЬТУРЫ

136. Какова компетенция ЕС в сфере образования?

Страны Европейского Союза характеризует высокий уровень об­разования, преподавания и образованности населения, подготовки квалифицированных кадров и, как следствие, значительный процент квалифицированной рабочей силы на рынке труда.

Первоначально учредительные договоры Сообщества не уделяли особого внимания сфере образования, содержали лишь единичные упоминания о действиях Сообщества в этой области в контексте соз­дания и обеспечения функционирования общего рынка. Только на­чиная с 1970-х гг. в рамках ЕЭС стали проводиться некоторые меро­приятия по интеграции в области образования, и в первую очередь в области профессионального обучения. Первая программа действий Сообщества в области образования была принята еще в 1974 г.

Сегодня п. «q» § 1 ст. 3 Договора 1957 г., учреждающего ЕС, назы­вает среди направлений деятельности Сообщества сферу образова­ния и профессионального обучения. Этому вопросу посвящены по­ложения ст. 149, 150 главы 3 раздела XI «Образование, профессио­нальное обучение и молодежь».

В соответствии с § 2 ст. 149 Договора о ЕС политика Сообщества в сфере образования преследует следующие цели:

— развитие европейских аспектов в образовании, в частности путем преподавания и распространения языков государств-членов;

— поощрение мобильности студентов и преподавателей, в том числе путем признания дипломов и сроков обучения;

— содействие сотрудничеству между учебными заведениями;

— развитие обмена информацией и опытом по проблемам, об­щим для образовательных систем государств-членов;

— поощрение обмена молодежью и преподавателями в области общественных наук;

— поощрение развития заочного (дистанционного) образова­ния.

Задачей Сообщества в этой области является содействие улучше­нию качества образования путем поощрения сотрудничества между государствами-членами, поддержка их действий, а также дополнение их действий при осуществлении политики профессионального обу­чения. Вместе с тем государства-члены полностью несут ответствен­ность за содержание обучения, организацию систем образования и их культурного и языкового разнообразия.

Сфера образования и профессионального обучения относятся к предметам совместного ведения Европейского Союза и госу­дарств-членов. При этом Сообщество в данной области обладает 232


преимущественно координирующими полномочиями. Оно вправе принимать только рекомендации, поощрительные меры и меры, спо­собствующие достижению целей политики профессионального обу­чения, исключая какую-либо гармонизацию законов и других нор­мативных актов, принятых государствами-членами.

Согласно § 3 ст. 149 Договора о ЕС Сообщество и государст­ва-члены способствуют сотрудничеству с третьими странами и меж­дународными организациями в области образования, особенно с Со­ветом Европы.

В дополнение к политике в области образования Европейское со­общество также осуществляет мероприятия по обеспечению взаим­ного признания дипломов и квалификации, профессиональной под­готовки кадров в агропромышленном комплексе, развитию образо­вания в областях здравоохранения и защиты потребителей, защите. прав в работников-мигрантов и их детей в сфере образования и др.

137. Какие основные программы приняты в области образования в Сообществе?

Конкретные мероприятия по осуществлению политики ЕС в об­ласти образования формулируются в специальных программах дей­ствий. Основные такие программы действий в области образования, существующие сегодня, берут свои истоки в конце 1980-х, когда по­явились первые крупные проекты Сообщества в рассматриваемой сфере - программы КОМЕТТ, ЭРАЗМУС, ЛИНГВА и ТЕМПУС.

Перед программой КОМЕТТ (СОМЕТТ), учрежденной Решени­ем 86/365/ЕЭС в 1986 г., была поставлена цель обеспечить развитие сотрудничества между высшими учебными заведениями и промыш­ленными предприятиями в области профессионального обучения путем придания ему европейского измерения.

В отличие от программы КОМЕТТ, программа ЭРАЗМУС (ERASMUS), учрежденная Решением 87/327/ЕЭС от 15 июня 1987 г., была нацелена на расширение межвузовских связей. Программа ЭРАЗМУС предусматривала меры, поощряющие заключение согла­шений между университетами государств-членов, которые являлись бы базисом для развития обмена студентами и преподавателями, проведения совместных проектов в области образования и исследо­ваний, а также создание для этих целей специальной Европейской межвузовской сети.

В 1989 г. Решением 89/489/ЕЭС была создана программа дейст­вий по распространению изучения иностранных языков ЛИНГВА (LINGUA). Данная программа воплотила в себе идею о том, что со­временному студенту для полноценного образования помимо родно­го языка необходимо практическое знание еще хотя бы двух языков. Программа предусмотрела мероприятия, направленные на количест­венное и качественное совершенствование владения иностранными 233


языками, методиками преподавания, подготовки преподавателей иностранных языков.

В середине 1990-х гг. программы действий Сообщества в области образования подверглись существенной ревизии. В 1995 г. Решением 819/95/ЕЭС была создана программа «Сократес» (Socrates), которая консолидировала в себе программы ЭРАЗМУС и ЛИНГВА, добавив к ним проект Сообщества в сфере школьного образования КОМЕНИУС (COMENIUS), программу развития заочного образова­ния МИНЕРВА (MINERVA), проект, посвященный дополнительно­му образованию и самообразованию ГРУНДТВИГ (GRUNDTVIG). Осуществление программы «Сократес» в период 2000—2006 гг. бази­руется на положениях Решения 253/2000/ЕС от 24 января 2000 г., со­гласно которому программа «Сократес» преследует следующие'цели:

— укрепление европейского измерения в образовании на всех уровнях и обеспечение широкого транснационального доступа к об­разовательным ресурсам в Европе;

— продвижение количественного и качественного улучшения знания иностранных языков;

— усиление сотрудничества путем расширения обмена между образовательными учреждениями, развития заочного образования, расширения сфер признания дипломов и сроков обучения;

— развитие информационного обмена и новых технологий в обучении. ;

В соответствии с Решением Европейского парламента и Совета ;

2317/2003/ЕС от 5 декабря 2003 г. об учреждении программы по по- i вышению качества высшего образования и содействия культурному взаимопониманию путем сотрудничества с третьими странами (Erasmus Mundus) (2004—2008 гг.) программа «Сократес» была до­полнена новой программой, ставшей составной частью программы Erasmus. Программа Erasmus теперь дополнена сферами сотрудниче­ства в области образования с третьими.странами, т.е. государствами, не входящими в ЕС, не имеющими статуса государства-кандидата и не входящими в число участников ЕЭП — ЕАСТ.

Основываясь на достижениях программ КОМЕТТ и ЛИНГВА, в 1994 г. Решением 94/819/ЕС в ЕС была учреждена программа дейст­вий в сфере профессионального обучения «Леонардо да Винчи» (Leonardo da Vinci). Современная стадия осуществления программы «Леонардо да Винчи» базируется на положениях Решения 1999/382/ЕС от 26 апреля 1999 г., в соответствии с которыми основ­ными направлениями программы являются:

— повышение навыков и компетентности населения, в особен­ности молодежи, в сфере профессионального обучения на всех уров­нях;


— совершенствование условий профессионального ооучения и переподготовки в целях адаптации к технологическим и организаци­онным изменениям;

— содействие изучению иностранных языков и пониманию раз­личных культур в контексте профессионального обучения;

— расширение обмена опытом и информацией в области про­фессионального обучения.

Важнейшей программой Сообщества в области образования, уч­режденной еще в конце 1980-х и осуществляемой по сей день, явля­ется Трансъевропейская программа передвижений для университет­ских занятий ТЕМПУС (TEMPUS). Проведение данной программы было одобрено Решением 90/233/ЕЭС от 7 мая 1990 г. и первона­чально касалось только сферы сотрудничества в области образования между Сообществом, Польшей и Венгрией. Впоследствии программа была распространена на все государства Восточной Европы, имею­щие ассоциированное членство в ЕС, а также на государства СНГ и Монголию. Как и другие программы действий в области образования и профессионального обучения, программа ТЕМПУС реализуется по стадиям. На сегодняшний день осуществляется третья стадия про­граммы — ТЕМПУС III. Правовую основу для реализации програм­мы ТЕМПУС на период 2000—2006 гг. (ТЕМПУС III) закладывает Решение 1999/311/ЕС от 29 апреля 1999 г., согласно которому ТЕМПУС III направлена на содействие реформе высшего образова­ния, помощь в подготовке квалифицированных кадров в контексте экономических реформ и курса на демократию, повышение образо­ванности кадров в промышленном секторе, а также повышение каче­ства высшего образования и профессионального обучения граждан.

138. В чем суть политики Сообщества в сфере профессионального обучения?

Специальный режим правового регулирования Сообществом сферы профессионального обучения берет начало в положениях ст. 150 Договора о ЕС. Указанная статья определяет цели и полномо­чия ЕС при осуществлении политики профессионального обучения. Целями Сообщества в этой области являются:

— содействие адаптации к изменениям в промышленности, осо­бенно через профессиональное обучение и переподготовку;

— совершенствование начального и последующего профессио­нального обучения в целях профессиональной интеграции и реинте-грации в рынок труда;

— увеличение доступности профессионального обучения и по­ощрение мобильности преподавателей и обучающихся, особенно мо­лодежи;

— стимулирование сотрудничества в обучении между учебными заведениями или центрами профессиональной подготовки и фирмами;


— развитие обмена информацией и опытом по проблемам, об­щим для систем профессионального обучения государств-членов.

В соответствии с Римским договором 1957 г., учреждающим ЕС, политика Сообщества в области образования осуществляется наряду с политикой профессионального обучения. Это подчеркивается в п. «q» § 1 ст. 3 и названии главы 3 раздела XI Договора, называющи­ми образование и профессиональное обучение через запятую в каче­стве направлений деятельности ЕС. Такая ситуация делает сущест­венной постановку вопроса о соотношении в праве Европейского сообщества понятий «образование» (англ. education) и «профессио­нальное обучение» (англ. vocational training).

Учредительный акт и нормативные акты Сообщества не дают четкого ответа на этот вопрос. Определение понятия «профессио­нальное обучение» в качестве ключа к разрешению вопроса о соотно­шении рассматриваемых понятий было дано в прецедентном праве Сообщества. Этой проблеме посвящено несколько решений Суда. Основным из них является решение по делу Gravier, рассмотренному Судом в 1983 г. Суд определил, что «любая форма образования, кото­рая подготавливает к получению квалификации по конкретной про­фессии, ремеслу или занятию или которая обеспечивает получение необходимого обучения или навыков для такой профессии, ремесла или занятия, является профессиональным обучением независимо от срока и уровня обучения учащегося или студента, даже если про­грамма обучения включает элементы общего образования».

Несколько важнейших уточнений к определению профессио­нального обучения было сделано в решениях по делам Blaizot и Humbel. В своем решении по делу Blaizot Суд установил, что обуче­ние в университете в общем полностью отвечает определению про­фессионального обучения, данном в решении по делу Gravier. Это означает, что любое образование, получаемое в высшем учебном за­ведении, может являться и обычно является профессиональным обу­чением. В другом решении по делу Humbel Суд указал, что понятием «профессиональное обучение» охватывается и обучение в последнем классе школы, если оно подготавливает для поступления в вуз, не­смотря даже на то, что обучение в последнем классе является обяза­тельным элементом общего образования.

На основе толкования Судом понятия профессионального обуче­ния можно сделать вывод о соотношении понятий «образование» и «профессиональное обучение» в праве Европейского сообщества., Понятие «образование» является общим по отношению к понятию «профессиональное обучение», последнее является составной частью понятия «образование». Согласно этому как общее и специальное соотносятся правовое регулирование образования и правовое регу­лирование профессионального обучения в ЕС. 236


139. Каковы гарантии прав работников-мигрантов ч их детей в сфере образования?

Чрезвычайно важным направлением деятельности Сообщества в области образования является обеспечение права на профессиональ­ное обучение работников-мигрантов и права на образование детей работников-мигрантов. Соответствующие права в качестве необхо­димых условий для реализации принципа свободного передвижения лиц данным категориям были предоставлены Регламентом № 1612/68 от 15 октября 1968 г. о свободе передвижения работников в Сообществе. Тем более это важно сегодня, когда ст. 14 Хартии Ев­ропейского Союза об основных правах 2000 г. провозглашает право каждого на образование и право на доступ к системе профессиональ­ного обучения и повышения квалификации.

Право на доступ к- профессиональному обучению работни­ков-мигрантов установлено п. 3 ст. 7 Регламента № 1612/68. Такой доступ должен предоставляться работникам-мигрантам на тех же правах и условиях, что и для национальных работников.

Принципиальные дополнения указанных норм были сделаны в решениях Суда. Первым из этих решений является решение по делу Lair, которое рассматривалось Судом по запросу немецкого админи­стративного суда. Суд указал, что проработав несколько лет в госу­дарстве-члене и потеряв работу, гражданин другого государства-чле­на не утрачивает статус работника-мигранта, и как работник-миг­рант он вправе получить доступ к профессиональному обучению на равных условиях с национальными работниками и пользоваться все­ми теми же социальными льготами, что и национальные работники, включая получение гранта на образование согласно п. 2 и 3 ст. 7 Рег­ламента № 1612/68. Единственным условием для этого является про­фильная связь получаемого образования с прошлой деятельностью работника.

В другом своем решении Суд, рассмотрев дело Matteucci, распро­странил право работника-мигранта получить грант на образование на случаи, когда возможность получения такого гранта предусмотре­на двусторонним международным соглашением с другим государст­вом-членом.

Соответственно работники-мигранты независимо от того, явля­ются они занятыми или нет, имеют право на равных условиях с на­циональными работниками получить доступ к профессиональному обучению, включая возможность получения гранта на это обучение, даже если оно предусмотрено двухсторонними соглашениями между государствамитчленами.

Право на образование детей работников-мигрантов установлено ст. 12 Регламента № 1612/68. Они должны иметь возможность на по­лучение образования на тех же условиях, что и дети граждан государ-237


ства. Более того, государства-члены должны прилагать усилия для обеспечения указанным детям возможности получить это образова­ние на наилучших условиях.

В развитие положений ст. 12 Регламента № 1612/68 Советом была утверждена 25 июля 1977 г. Директива 77/486/ЕЭС об образова­нии детей работников-мигрантов, которая обратила особое внима­ние на необходимость обеспечения усвоения детьми работников-ми­грантов официального языка государства-члена, в котором они обу­чаются. При этом, в соответствии с нормами национальной системы образования, детям работников-мигрантов должен быть обеспечен доступ к изучению родного языка и культуры.

Право на образование детей работников-мигрантов получило значительное развитие в прецедентном праве Сообщества. Первое дело, рассмотренное Судом в области образования, — дело Casagran-de как раз и касалось этого вопроса. Суд, рассматривавший дело по запросу немецкого административного суда, в своем решении ука­зал, что ст. 12 Регламента № 1612/68 говорит о равных условиях об­разования граждан государства-члена и детей работников-мигран­тов, что подразумевает возможность участия детей работников-ми­грантов во всех тех же мероприятиях в области образования, которые предусмотрены для граждан государства-члена.

Существенное дополнение право на образование детей работни­ков-мигрантов получило в решении Суда по двум объединенным де­лам Echternach and Moritz. Ключевым вопросом, объединившим два дела, был вопрос о том, распространяются ли положения ст. 12 Рег­ламента № 1612/68 на возможность получения финансовой помощи для обучения, предоставляемой гражданам государств-членов. Суд, используя предыдущую судебную практику и толкуя положения Рег­ламента, утвердительно ответил на этот вопрос. Суд также определил и то, что дети работников-мигрантов, получающие образование, имеют право закончить его в этом же качестве независимо от того, утратили их родители статус работников-мигрантов или нет.

В дальнейшем Суд развил положения о возможности получения финансовой помощи детьми работников-мигрантов для целей обра­зования, указав в своем решении по делу Di Leo на возможность по­лучения такой помощи детьми работников-мигрантов наравне с гра­жданами государства-члена для обучения за пределами этого госу­дарства-члена.

Таким образом, право на доступ к образованию детей работни­ков-мигрантов включает в себя: право на равные условия образова­ния и равную возможность участия во всех образовательных меро­приятиях наряду с гражданами государства-члена, право закончить образование независимо от изменения статуса родителей и право на финансовую помощь, которая предоставляется гражданам государст-238


ва-членадля получения образования, включая обучение за рубежом. Государства-члены обязаны обеспечивать доступ детей работни­ков-мигрантов к образованию, обращая особое внимание на изуче­ние официального языка, а также предоставление возможности изу­чения родного языка и культуры. Все эти меры служат далеко идущей цели — формированию у жителей Европейского Союза «европей­ской идентичности» и созданию в конце концов «гражданина (граж­данки) Европы».

140. Что представляют собой правовые основы политики ЕС в об­ласти культуры?

Культура народов Европы всегда поражала воображение всех тех, кто хотя бы раз с ней соприкасался. Европейцы обладают богатей­шим культурным и историческим наследием, оказывавшим и оказы­вающим колоссальное влияние на культуры народов других конти­нентов. Современный расцвет культуры в Западной Европе сопряжен с выдвижением на первый план общеевропейских, единых для всех европей­ских культур черт и традиций при сохранении устоявшегося их много­образия и специфики развития. Европа не перестает быть конгломера­том культур, однако современная тенденция интеграции не может не коснуться духовно-культурной сферы.

Как и образование, культура оказалась в сфере интересов Сооб­щества с начала 1970-х гг., но окончательное закрепление в учреди­тельных документах компетенция Сообщества получила только с принятием Маастрихтского договора 1992 г.


Дата добавления: 2015-04-18; просмотров: 8; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.014 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты