Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Билет 13. Вопрос 1. Время циклическое и линейное. (один из подвопросов)




Читайте также:
  1. Акты международных организаций по экономическим вопросам.
  2. Акушерство в вопросах и ответах
  3. Акушерство в вопросах и ответах
  4. Акушерство в вопросах и ответах
  5. Акушерство в вопросах и ответах
  6. Акушерство в вопросах и ответах
  7. Акушерство в вопросах и ответах
  8. Акушерство в вопросах и ответах
  9. Акушерство в вопросах и ответах
  10. Акушерство в вопросах и ответах

Время упорядочивает. Широкое распространение получила концепция так называемого мифологического времени, характерным свойством которого объявлена цикличность. Мифологические события не просто следуют одно за другим, а повторяются вновь и вновь. В некоторых мифах творение мира происходит неоднократно. При этом буквально воспроизводится последовательность мировых событий, вплоть до очередной гибели мира. М. Элиаде различает в связи с этим бесконечное циклическое время (ряд событий повторяется бесконечное число раз) и ограниченное циклическое время (число повторов конечно; например, золотой век может возвратиться, но лишь однажды).

 

 

Цена принятия концепции циклического времени – отказ от отношения “раньше, чем” как порядкового отношения. Примирить идеи цикла и порядка логически невозможно. Либо время как цикл, либо время как порядок, но не то и другое вместе. Если время изобразить при помощи замкнутой линии, как на рисунке, то сказать, какое из событий a, b, c произошло раньше, нельзя в принципе. Если о событиях известно лишь то, что одно произошло в 3 часа, другое в 9, а третье в 12 часов, но неизвестно, произошли ли они в один и тот же день, ничего о временóй последовательности этих событий сказать невозможно. Проблема в том, можно ли вообще использовать по сути пространственную структуру – линию – для моделирования времени. Это можно делать только тогда, когда точки линии упорядочены (допустим, как на отрезке или интервале прямой). Но точки окружности уже не упорядочены, так как для них не выполняются приведенные аксиомы частичного порядка.

 

№14

1. Примеры структур по Леви-Строссу(примеры из книги,не сокращала):

Кавказские черкесы, характеризующиеся патрилиней-ностью, напротив того, культивируют соперничество между отцом и сыном, в то время как дядя с материнской стороны помогает своему племяннику и дарит ему в день его женитьбы коня [261; цит. по 407]. До сих пор мы не выходили за пределы схемы Радклиф-Брауна. Однако рассмотрим другие интересующие нас семейные отношения: Малиновский показал, что на Тробриандских островах муж и жена находятся в нежных близких отношениях, отличающихся взаимностью. Над братом же и сестрой тяготеет строгое табу. Каково же теперь положение на Кавказе? Отношения между братом и сестрой очень нежны, причем до такой степени, что у пшавов единственная дочь «усыновляет» «брата», после чего он играет обычную для брата роль: целомудренно делит с ней постель [261; цит. по 407]. Однако совсем иначе обстоит дело у супругов: черкес не смеет появляться на людях вместе с женой и посещает ее лишь тайком. По словам Малиновского, у тробриандцев самым тяжким оскорблением считается сказать человеку о том, что он похож на свою сестру. На Кавказе эквивалентом этого запрета является запрещение спрашивать у мужа о здоровье его жены.




При рассмотрении обществ такого типа недостаточно исследовать соотношение установок: отец/сын и дядя/сын сестры. Это соотношение является лишь одной из сторон общей системы, где существуют и органически связаны между собой четыре типа отношений: брат/сестра, муж/жена, отец/сын, дядя по матери/сын сестры. Две группы, послужившие нам примером, позволяют судить о применении закона, который можно сформулировать следующим образом: в обеих группах отношение между братом матери и племянником так же связано с отношением между братом и сестрой, как отношение между отцом и сыном с отношением между
мужем и женой. Таким образом, по одной известной паре отношений можно было бы всегда вывести другую пару.
Рассмотрим теперь другие случаи. На о-вах Тонга в Полинезии, как и у черкесов, счет родства ведется по отцу. Отношения между мужем и женой, по-видимому, гармоничны и носят гласный характер: домашние ссоры случаются редко, и, несмотря на то что статус жены часто выше статуса мужа, у нее «не возникает ни малейшей мысли о возражении ему... в каком бы то ни было домашнем вопросе она охотно подчиняется его авторитету».
Точно так же в отношениях между дядей по материнской линии и племянником царит большая свобода: племянник — fahu, стоящий выше закона по отношению к дяде, с которым дозволяются любые вольности. Этим свободным отношениям противопоставляются отношения между сыном и его отцом. Это — tapu: сыну запрещается касаться его головы или волос, задевать его во время еды, спать в его постели или на его подушке, делить с ним питье или еду, играть с принадлежащими ему вещами. Самое сильное из всех tapu относится к брату и сестре, которые не должны даже находиться вместе под одной крышей [318].
Хотя туземцы с оз. Кутубу в Новой Гвинее тоже ведут счет родства по отцовской линии и заключают патрилокальные браки, они являют собой пример структуры, обратной предыдущей. «Я никогда не видел столь дружеских отношений между отцом и сыном», — пишет по этому поводу Ф. Е. Вильяме. Отношения между мужем и женой характеризуются очень низким положением женщин, «резким разделением между мужскими и женскими интересами». Женщины, говорит Вильяме, «должны выполнять тяжелую работу для своего повелителя... иногда они протестуют и несут за это наказание». Женщина всегда находится под покровительством своего брата и ищет у него защиты от мужа. Что касается отношений между племянником и дядей по материнской линии, то наилучшим образом их можно определить словом «уважение... с оттенком страха», потому что дядя с материнской стороны имеет право (как у африканских кипсиги) проклясть своего племянника и'навлечь на него тяжелую болезнь [846; 847].
Эта последняя структура зафиксирована в патрилиней-ном обществе, но тем не менее она того же типа, что и струк-
тура у бугенвильских сиуаи, ведущих счет родства по материнской линии. Между братом и сестрой поддерживаются «дружеские и взаимно великодушные отношения». Между отцом и сыном «ничто не свидетельствует о враждебности, суровом авторитете или уважении, основанном на страхах Однако отношения между племянником и его дядей по материнской линии занимают промежуточное положение между «строгой дисциплиной и добровольно взятой на себя взаимозависимостью». Тем не менее «информанты сообщают, что все мальчики испытывают некоторый страх перед своим дядей по материнской линии и что они подчиняются ему больше, чем отцу». Что же касается мужа и жены, то между ними, по-видимому, нет доброго согласия: «Многие молодые супруги неверны... молодые мужья всегда подозрительны, склонны устраивать сцены ревности... Женитьба несет с собой множество требующих урегулирования ситуаций»



У добу брат матери считается самым суровым из всех родственников. «Он бьет своих племянников много времени спустя после того, как их родители уже перестали это делать», и его имя запрещено произносить. Нежные отношения существуют с «пуповиной» — мужем сестры матери, т. е. двойником отца, скорее, чем с самим отцом. Тем не менее отец считается «менее суровым», чем дядя, и вопреки закону о наследовании старается всегда действовать в пользу своего сына и в ущерб родному племяннику.Наконец, связь между братом и сестрой является «самой сильной из всех общественных связей» [

авункулат – эта структура является самой простой структурой родства, какая только может существовать. В сущности говоря, это элемент родства.

для существования структуры родства необходимо наличие трех типов семейных отношений, всегда существующих в человеческом обществе, а именно: отношения кровного родства, отношения свойства и родственные отношения порождения — другими словами, отношения брата к сестре, отношения супруга к супруге, отношения родителей к детям. Нетрудно увидеть, что рассматриваемая здесь структура удовлетворяет этому троякому требованию в соответствии с принципом наибольшей экономии.[Леви-Стросс К., с. 54]

Изначальный и несводимый к более дробным единицам характер элемента родства в том виде, как мы его определили, является непосредственным следствием универсальности запрета инцеста. Это равносильно тому, что в человеческом обществе мужчина может получить жену только от другого мужчины, который уступает ему свою дочь или сестру. Нет необходимости пояснять, каким образом в системе родства оказывается дядя по материнской линии: он не появляется там, а является непосредственно данным условием ее построения. авункулат оказывается прямым следствием не «универсальности запрета инцеста», а психологическими следствиями логической способности первых людей вести только матрилинейный учет родства (по рождению). Второе авункулат оказывается следствием условной генетически основанной потребности любви матери к своему ребенку и условными приобретенными, т. е. воспитанными в культуре матриархата потребностями любви и принадлежности к другим принадлежащим группе членам семьи (сестрам, братьям и старшим членам семьи, сначала в стаде, потом к старшим женщинам в матрилинейном роде и их братьям).

Например, можно представить себе систему, отправной точкой для которой служит элементарная структура, к которой, однако, прибавляется справа от дяди по материнской линии его жена, а слева от отца — вначале сестра отца, а затем ее муж. Довольно легко доказать, что развитие этого рода влечет за собой в следующем поколении параллельное раздвоение: ребенок тогда должен различаться как сын или дочь, причем каждый из них связан симметричными отношениями, обратными членам отношений, занимающим в структуре другие периферийные положения (преимущественное положение сестры отца в Полинезии; южноафриканская nhlampsa и право наследования у жены брата матери). В структуре этого рода продолжают проявляться отношения авункулата, однако они не являются господствующими. Они могут стираться или смешиваться с другими в структурах еще большей сложности. Но именно потому, что отношения авункулата основываются на элементарной структуре, они проявляются наиболее резко и обостряются всякий раз, когда данная система оказывается в критическом положении: либо потому, что она быстро преобразуется (северо-западное побережье Тихого океана), либо потому, что она находится в состоянии контакта или конфликта с совершенно другими культурами (Фиджи, юг Индии), либо потому, что она на пороге рокового кризиса (европейское средневековье). Различные формы авункулата могут сосуществовать с одним и тем же типом родственных связей, патрилинейным или матрили-нейным

миф о вечном возвращении Всё, что существует в данный миг, уже существовало в прошлом и вновь будет существовать в будущем. Всё, что существует, с течением времени все дальше и дальше уходит от самого себя - изменяется, принимает новые формы, погружается в новые действия, гибнет и возрождается в новых образах, но в конце концов, через миллионы и миллионы лет, вновь возвращается к самому себе. Всё повторяется вновь и вновь, и этому повторению нет ни начала, ни конца. Причем всё, что существует в данный миг, повторяется полностью и абсолютно - не по какому-нибудь сходству или смыслу, но до последнего атома - один к одному. Вы сами, то, что вас окружает, то, как вы сидите сейчас и смотрите на эти слова, ваше сомнение в истинности того, что вы только что прочли, и ваши предположения о том, что прочтете на следующих страницах - всё это, до мельчайших подробностей, уже было когда-то и через миллионы и миллионы лет повторится вновь

Понятие социального времени в современных обществах Изменения в восприятии категории пространства связаны с изменением значения скорости, вызываемой мгновенностью коммуникации. Также в современном обществе время уже не может восприниматься как константа. В глобальном мире нет больше «дня и ночи». Время становится событийным. Оно также становится «относительным», многонаправленным, разорванным, как и пространство

 

 

15 Билет. 1. Марсель Мосс "Эссе о даре". Дар и "отдаривание", потлач и его функции.В действительности этот символ социальной жизни - постоянство влияния обмениваемых вещей - лишь выражает достаточно прямо способ, которым подгруппы этих сегментированных обществ архаического типа постоянно встраиваются одна в другую, во всем чувствуя себя в долгу друг перед другом. Часть даров и ответных поставок предназначены для оплаты последовательно достигаемых степеней и возвышений в братствах. Ритуалы этих братств и кланов следуют за бракосочетаниями вождей, "продажами меди", инициациями, шаманистскими и погребальными церемониями. Все это осуществляется в ходе непрерывного потлача. Существуют потлачи в любом направлении, соответствующие другим потлачам в любом направлении. Это постоянный процесс give and take ("даем - получаем"). Сам потлач, характерный для этих племен, есть не что иное, как система взаимообмена дарами. Потлач отличает вызываемое им буйство, излишества, антагонизмы, с одной стороны, а с другой - некоторая скудость юридических понятий, простая и грубая структура. Тем не менее, на практике принципы определенны и достаточно ясны. Два понятия в них, однако, выражены совершенно четко: это понятие кредита и понятие чести. Во всех своих предприятиях индеец полагается на помощь своих друзей. он обещает вернуть стоимость займа с процентами. Индеец не располагает системой письменности, и поэтому,чтобы обеспечить гарантии соглашению, оно совершается публично. Получение в долг, с одной стороны, оплата долга, с другой - это потлач. Необходимо понять, что индеец, приглашающий всех своих друзей и соседей на большой потлач, где на первый взгляд растрачиваются результаты труда многих лет, преследует две цели, которые мы не можем не признать разумными и достойными похвалы. Первая цель -оплатить свои долги. Это совершается публично, с большими церемониями и в манере нотариального акта. Другая цель состоит в таком размещении плодов своего труда, чтобы извлечь наибольшую выгоду как для себя, так и для своих детей. Те, кто получает подарки на этом празднике, получают их как займы, которые они используют в своих теперешних предприятиях, но по прошествии нескольких лет они должны вернуть их с выгодой для дарителя или его наследника. Стало быть, потлач в конечном счете рассматривается индейцами как способ обеспечить благосостояние своих детей в случае, если они оставят их сиротами в юном возрасте. Исправив термины "долг", "оплата", "погашение", "заем", и заменив их терминами "сделанные подарки" и "ответные подарки", мы получаем достаточно точное представление о функционировании в потлаче понятия "кредит". необходимо указать на связь между понятиями богатства, авторитета, права управлять теми, кто получает подарки, и потлачем. Три обязанности: давать, получать, возмещать. Например, обмен лодками между двумя духами приводит к тому, что с этих пор у них "только одно сердце"; один из них становится тестем, другой - зятем, "это было так, как если бы они обменялись именами". Купить медную пластину - значит поместить ее "под именем покупателя". Другая метафора состоит в том, что имя дающего потлач "тяжелеет" благодаря данному потлачу и "теряет в весе" от принятого потлача. Существуют и другие выражения той же идеи превосходства дарителя над принимающим дар, в частности понятие о том, что последний - нечто вроде раба, покуда он себя не выкупил (тогда "имя плохое", говорят хайда). Тлинкиты говорят, что"дары кладут на спину принимающих их людей".
    2. Понятие инициации. "Остатки" в сосвремен.об-ах. Структура сказки по В.Проппу. Из книги Мирча Элиаде «Тайные общества. Обряды инициации и посвящения» Обычно под инициацией понимают совокупность обрядов и устных наставлений, цель которых – радикальное изменение религиозного и социального статуса посвящаемого… К концу испытаний неофит обретает совершенно другое существование, чем до посвящения: он становится другим. Из различных категорий посвящения посвящение, связанное с достижением половой зрелости, с взрослением, особенно важно для понимания до-современного человека. Там, где они существовали, обряды возрастного перехода были обязательными для всей молодежи племени. Чтобы получить право быть допущенным в сообщество взрослых, подросток должен был пройти через ряд обрядовых испытаний и получить знания, заключенные в них. Только после этого он признавался ответственным членом общества. Посвящение вводит неофита одновременно и в человеческое общество, и в мир духовных ценностей. Он узнает правила поведения, производственные приемы и организацию взрослых, а также мифы и священные традиции племени, имена богов и историю их деяний и, что особенно важно, мистические отношения между племенем и Сверхъестественными Существами, в том виде, в каком они установились с начала мира. Структура сказок по В.Проппу: Вот как сформулировал Пропп постулаты своей работы: 1. Постоянными, устойчивыми элементами сказок служат функции действующих лиц, независимо о того, кем и как они выполняются. Они образуют основные составные части сказок. 2. Число функций, известных волшебной сказке, ограничено. 3. Последовательность функций всегда одинакова. Далее, он взял далеко не все сказки, а так называемые «волшебные», к тому же «классические». То есть те, которые нам самые родные. Непосредственно он основывался на сотне русских сказок из сборника Афанасьева. И из них он выделил 31 функцию действующих лиц

 

  Название функции по Проппу Пример: 1. Отлучка — Уезжают родители; царь отправляется на войну. 2. Запрет — «Не заходи только в десятую комнату»; «Не ходи со двора». 3. Нарушение — Побежала Аленушка с подружками, заигралась. 4. Выведывание — Стала ведьма вызнавать, выспрашивать. 5. Выдача — «Но царевна все ж милее…» 6. Подвох — Волк подражает голосу мамы-козы. 7. Пособничество — Царевна ест предложенное старухой яблочко. 8. Вредительство (или недостача) — Схватили гуси-лебеди Иванушку; заболел царь тяжкой болезнью. Эти 8 функций образуют подготовительную часть, следующие 3 функции — завязка: 9. Посредничество — «Иди, Марьюшка, братца искать…» 10. Начинающееся противодействие — «Позволь мне, царь, попытать счастья…» 11. Отправка — Царевич отправился в путь. Далее следует основная часть: 12. Первая функция дарителя — Стала Баба-Яга вопросы спрашивать; 13. Реакция героя — «Ты б меня сперва накормила, напоила…»; 14. Получение волшебного средства — Дал старичок Ивану коня; «Только скажи: по щучьему велению, по моему хотению…» 15. Перемещение в иное царство — Долго ли шла Марьюшка, коротко, уже три пары башмаков истоптала; 16. Борьба — Стал Иван биться со змеем-горынычем; 17. Клеймение — Расцарапал ему Змей всю щеку; 18. Победа — Завертелся Кощей волчком и сгинул. 19. Начальная беда или недостача ликвидируется — Вышла к Ивану из подземелья Царь-девица. 20. Возвращение — Сели они на ковер-самолет, поднялись в воздух и полетели домой. 21. Погоня — Бросились гуси-лебеди в вдогонку. 22. Спасение — Бросила она зеркальце, разлилось море; ведьма море пила-пила, да и лопнула.
  Далее при таком развитии появляются новые функции: 23. Неузнанное прибытие — Приехал в родной город, но домой не пошел, стал учеником у портного. 24. Необоснованные притязания — Генерал заявляет царю: «Я — змеев победитель». 25. Трудная задача — «Кто поднимет змеиную голову — тому и царевна достанется» 26. Решение — Подошел Иван, только тронул… 27. Узнавание — Показал он заветное колечко, узнала его царевна. 28. Обличение — Рассказала все царевна, как было. 29. Трансфигурация — Искупался Иван в молоке, вышел молодцем лучше прежнего. 30. Наказание — Посадили служанку в бочку, скатили с горы 31. Свадьба, воцарение — Получил Иван царевну и полцарства. Неизменным Пропп определил и набор ролей, т. е. действующих лиц, обладающих своим кругом действий (т. е. имеющих одну или несколько функций). Этих ролей семь: — царевна — отправитель — герой — даритель — помощник — антагонист — ложный герой

 


 

Билет №16
1. Структуры родства по К. Леви-Строссу. Эндогамия и экзогамия. Брачные запреты.

С именем этого представителя структурализма связан радикальный прорыв в изучении примитивных культур. Переход от природно-инстинктивного к примитивно-культурному человеку совершается по Леви-Строссу через запрет инцеста — схему, общую для всех культур. Вырастающие из запрета инцеста отношения между людьми образуют исходную социокультурную организацию (структуру), регулирующую практику. Структура родства, выражающая сдерживаемое либидо, образует либидинальное тело культуры. По мнению Леви-Стросса, это объективный и необходимый процесс, трансформирующий естественно-инстинктивную сферу человека в новое качество.
Бинарная оппозиция «человек-природа» является для него исходной и при анализе проблем познания. Леви-Стросс развивает идею «сверхрационализма», смысл которой заключается в том, что рациональность природы и Вселенной (она существует уже в органической и физической материи) не только определяет первоначальное пассивное мышление первобытных людей, но и является условием ее познания человеком.
Выделение основных этапов развития рационального мышления Леви-Стросс осуществил на материале анализа мифов. В мифологическом мышлении, по его мнению, скрыта объективная логика отношений между предметами, схваченная суждениями и закрепленная в терминах. Логические операции, обозначенные этими терминами, создают своеобразную комбинаторику как бессознательное мышление и основу технических способностей человека. Таким образом, глубинная логика созидательной деятельности формировалась уже в примитивных культурах и является единой для древнего мира и современного человека. Исходя из этого Леви-Стросс приходит к выводу, что все человечество связано единой структурой бессознательного, породившей в различных условиях отличные, лишь на первый взгляд, этнические и национальные культуры.
Развивая идею единого для всех культур коллективного бессознательного, закрепившего в структурах мышления логику деятельности по первоначальному освоению мира, Леви-Стросс по новому прочитывает мифы. В мифологических сюжетах он усматривает не столько отражение истории каких-либо этносов, сколько специфический способ снятия фундаментальных противоречий человеческого бытия (например, противоречия жизни и смерти), через умножение бинарных оппозиций, ранее взятых мышлением из окружающей действительности. Очищая отдельные реальные эпизоды от историчности и конкретности, мифологическое мышление не только «амортизирует» тяжелые жизненные события того или иного этноса, но и поднимается на вневременную высоту, открывающую возможность для человеческого мышления постигать глубочайшие отношения человека и Вселенной.

С точки зрения французского социального антрополога К. Леви-Стросса, элементарную ячейку (атом) структуры системы родства составляют муж, жена, ребенок и представитель группы, из которой первый получил вторую. Повсеместный запрет инцеста исключает существование элемента родства, состоящего только из единокровной семьи ; он составляется обязательно на основе союза двух семей или единокровных групп. Мужчина может получить жену только от другого мужчины, который уступает ему свою дочь или сестру. Изначальное нарушение равновесия, возникающее в данном поколении между отдающим женщину и тем, кто ее получает, восстанавливается благодаря ответным дарениям в последующих поколениях.

Возможность элементарной родственной структуры, состоящей из сестры, ее брата, его жены и их дочери, маловероятна, так как в большинстве обществе мужчины производят обмен женщинами, а не наоборот. Для существования структуры родства необходимо наличие трех типов семейных отношений: отношений кровного родства (отношения брата к сестре), отношений свойства (отношения супруга к супруге) и родственные отношения порождения (отношения родителей к детям).

2. Структурно-функциональный анализ волшебной сказки В. Проппом
Волшебная сказка разворачивается в линейном времени, в причинно-следственных связях и последовательных действиях. Сказка имеет начало и конец, и этим приближается к нашему обыденному ощущению времени и восприятию жизни. Можно сказать, что если Юнг описывает своими архетипами вертикальный срез бессознательного, смыслы, которые его пронизывают и составляют несущий скелет, то волшебная сказка - это живой горизонтальный срез, наполненный не смыслами, но действиями. Сказка состоит из архетипвов, как видеосюжет состоит из отдельных кадров, каждый из которых - статичная картинка. Найти в обыденной жизни каждого человека сказку гораздо проще, чем один конкретный архетип, а найти архетипы в волшебной сказке проще, чем искать их во снах или медитациях.

Вот как сформулировал В.Я. Пропп постулаты своей работы:
1.Постоянными, устойчивыми элементами сказок служат функции действующих лиц, независимо от того, кем и как они выполняются. Они образуют основные составные части сказок.
2.Число функций, известных волшебной сказке, ограничено.
3.Последовательность функций всегда одинакова.
Рассмотрим функции, выделенные Проппом, и примеры к ним:
Эти 8 функций образуют подготовительную часть.
1.Отлучка. Уезжают родители; царь отправляется на войну.
2.Запрет или предписание. Не заходи только в десятую комнату.
3.Нарушение запрета. Очевидно – персонажи сказок и со двора отлучаются, и из лужи водицу пьют; при этом в сказке появляется новое лицо – Антагонист, вредитель.
4.Выведывание. Стала ведьма вызнавать, выспрашивать.

3.


5.Выдача. Но царевна все ж милее…
6.Подвох. Волк подражает голосу козы.
7.Пособничество. Царевна ест предложенное Чернавкой яблочко.
8.Вредительство. Схватили гуси-лебеди Иванушку; заболел царь тяжкой болезнью.
Следующие 3 функции – завязка.
9.Посредничество. Иди, Марьюшка, братца искать…
10.Начинающееся противодействие. Позволь мне, царь, попытать счастья…
11.Отправка. Царевич отправился в путь.
Далее следует основная часть:
12.1-я функция Дарителя. Стала Баба-Яга расспрашивать…
13.Реакция героя. Ты б меня сначала накормила…
14.Получение волшебного средства. (По мнению Проппа, волшебное средство может передаваться, указываться, изготовляться, покупаться, появляться неведомо откуда, похищаться, выступать в лице разных персонажей, предоставляющих себя в распоряжение героя и т.д.).
15.Способ достижения цели. (Это, может быть, полет на ковре-самолете, использование меча-кладенца и т.п.).
16.Борьба. Стал Иван биться со Змеем-Горынычем.
17.Клеймение. Расцарапал ему Змей всю щеку.
18.Победа. Завертелся Кощей волчком и сгинул.
19.Недостача ликвидируется. Вышла к Ивану из подземелья Царь-девица.
20.Возвращение. Сели они на ковер-самолет, полетели домой.
21.Преследование. Героев могут преследовать гуси-лебеди, Змей-Горыныч, Баба-Яга, Лихо Окаянное и прочие не менее симпатичные персонажи.
22.Спасение. Бросила она зеркальце, разлилось море.
На этом сказка может кончиться, но часто встречается дополнительный сюжет, в котором действует Лжегерой (чаще всего брат или братья героя). Первая его часть (новое вредительство) аналогична функциям 8 – 15:
8-9 bis. Братья похищают добычу.
10-11 bis. Герой снова отправляется на поиски.
12-14 bis. Герой вновь находит волшебное средство.
15 bis. Возвращение с новым средством домой.
Далее при таком развитии появляются новые функции:

23.Неузнанное прибытие. Приехал в родной город, но домой не пошел, стал учеником портного.
24.Необоснованные притязания. Генерал заявляет царю: “Я змеев победитель”.
25.Трудная задача. Кто поднимет змеиную голову…
26.Решение. Подошел Иван, только тронул…
27.Узнавание. Показал он заветное колечко.
28.Обличение. Рассказала все царевна, как было.
29.Трансфигурация. Искупался Иван в горячем молоке, вышел молодцем лучше прежнего.
30.Наказание. Посадили служанку в бочку…
31.Счастливый конец. Получил Иван царевну и полцарства в придачу.


Дата добавления: 2015-04-21; просмотров: 23; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты