Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Учреждение – организация, созданная собственником для осуще­ствления функций некоммерческого характера и финансируемая им полностью или частично. 6 страница




Читайте также:
  1. F(x1, x2,...xm) const 1 страница
  2. F(x1, x2,...xm) const 10 страница
  3. F(x1, x2,...xm) const 11 страница
  4. F(x1, x2,...xm) const 12 страница
  5. F(x1, x2,...xm) const 2 страница
  6. F(x1, x2,...xm) const 3 страница
  7. F(x1, x2,...xm) const 4 страница
  8. F(x1, x2,...xm) const 5 страница
  9. F(x1, x2,...xm) const 6 страница
  10. F(x1, x2,...xm) const 7 страница

Сделки, совершаемые гражданами, неспособными понимать значение совершаемых ими действий или руководить ими, отли­чаются от сделок недееспособных граждан тем, что совершаются дееспособными лицами, однако вследствие заболевания, опьяне­ния либо иного состояния психики эти лица не могут понимать, какую сделку они совершают. Наиболее часто по этому основа­нию признаются недействительными сделки лиц, которые впос­ледствии признаются недееспособными.

Сделки, совершенные под влиянием обмана, заблуждения, ка­бальные сделки характеризуются наличием внешне выраженной, казалось бы, безупречной внутренней воли, однако сформировавшейся под воздействием обстоятельств, искажающих истинную волю лица.

Обманнамеренное (умышленное) введение в заблуждение стороны в сделке другой стороной либо лицом, в интересах кото­рого совершается сделка. Обман может быть не только направлен на искаженное представление о самой сделке, ее элементах, выгодности и т. п., но и затрагивать обстоятельства, находящиеся за пределами сделки, например мотив и цель. Действия недобросовестного контрагента могут выражаться как в активных действиях, например сообщение ложных сведений, представление поддель­ной справки о стоимости или ремонте вещи и т. п., так и в пассив­ных действиях (бездействии) — умолчание подрядчиком о дефекте изделия, непредставление полной документации и т.п. Разумеет­ся, обман должен затрагивать существенные моменты формирова­ния внутренней воли, т.е. такие, при достоверном представлении о которых сделка бы не состоялась. Так, гражданин, сбывающий краденую картину, убеждает покупателя в том, что назначенная им цена низка в связи с тем, что ему срочно нужны деньги для лечения. Если бы покупатель знал об истинных мотивах продавца (сбыт краденого), вероятнее всего, сделка бы не состоялась.

Заблуждениетакже способствует искаженному формированию воли участника сделки, однако в отличие от обмана заблуждение не является результатом умышленных, целенаправленных действий другого участника сделки. Возникновению заблуждения может спо­собствовать недоговоренность, отсутствие должной осмотрительно­сти, подчас самоуверенность участника сделки либо действия третьих лиц. Например, А., вложив большую часть собственных средств в акции инвестиционной компании, уговаривает то же сделать и Б., убеждая его в надежности и гарантированности вло­жения. Б. приобрел по совету А. привилегированные акции, цена которых упала на рынке. Обыкновенные же акции инвестицион­ной компании, которыми владел А., напротив, возросли в цене. Б. может утверждать, что под влиянием заблуждения, вызванного действиями А., он приобрел не те акции. Однако не всякое за­блуждение может иметь значение для признания сделки недейст­вительной, а лишь признанное судом существенным. Закон (ст. 178 ГК) определяет, какое заблуждение признается существен­ным: «относительно природы сделки либо тождества или таких ка­честв ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению». Так, если гражданин желает при­обрести письменный стол в точности такой же, как и у его соседа, а после доставки покупки к нему домой выясняется, что приобре­тенный им стол произведен не той фирмой и несколько отличает­ся по оттенку, то такое заблуждение не может быть признано существенным, поскольку возможности использования письменно­го стола по назначению не снижаются столь значительно, как того требует закон. Наиболее часто встречается заблуждение относительно мотивов сделки. Как уже говорилось, мотив и цель лежат за пределами сделки. Если вы приобрели галстук в расчете на то, что он подойдет к имеющемуся у вас костюму, а на самом деле расцветка галстука не подошла, то на самый факт приобретения права собственности на галстук это заблуждение не может повли­ять. Приобретаете ли вы вещь для собственного потребления, по­дарка либо иной цели, продавцу это абсолютно безразлично. Дальнейшее использование вещи (при условии, что она не имеет недостатков) для сделки юридически безразлично. Законом спе­циально подчеркнуто, что заблуждение относительно мотивов не имеет существенного значения. Следует иметь в виду, что стороны могут договориться об учете мотива, однако в этом случае сделка не признается недействительной, она расторгается по соглашению сторон. В качестве примера можно привести ст. 23 Закона о защи­те прав потребителей, предоставляющую потребителю право отка­заться от доброкачественной вещи, которая не подошла ему по фасону, расцветке или размеру. В этом случае явно имело место заблуждение со стороны потребителя, однако в силу прямого ука­зания закона сделка не признается недействительной, а может быть либо изменена путем замены вещи, либо расторгнута.





Кабальные сделки, совершаемые вследствие стечения тяжелых обстоятельств, имеют порок воли, поскольку их формирование протекает под воздействием таких обстоятельств, при которых практически исключается нормальное формирование воли, что побуждает заключать сделку на крайне невыгодных для себя усло­виях. В отличие от обмана, обстоятельства, влияющие на форми­рование воли, возникают независимо от другого участника сделки, однако он осознает их наличие и пользуется этим для заключения выгодной для себя, но крайне невыгодной для контрагента сдел­ки. Кроме того, сам потерпевший от такой сделки, как правило, осознает ее кабальный характер, но волею обстоятельств он вы­нужден совершить эту сделку. Для определения кабального харак­тера заключаемой сделки следует установить, что гражданин нахо­дится в состоянии крайней нужды, что его контрагент понимает это и использует в своих интересах, что условия явно невыгодны для одного из контрагентов. Невыгодность проявляется в несораз­мерности уплачиваемой цены и реальной стоимости продаваемой вещи. В условиях инфляционной нестабильности, переоценки стоимости многих вещей, ранее дотируемых государством, граж­дане подчас просто не могут адекватно определить стоимость ве­щи, что может создать у них представление о кабальном характере сделки. Чтобы избежать этого, следует применять правило п. 3 ст. 424 ГК: если будет установлено, что в момент совершения сделки при сравнимых обстоятельствах обычно взималась за ана­логичную вещь более высокая цена, то можно предполагать невы­годность совершаемой сделки.



Говоря о недействительности сделок с пороками воли, нельзя не обратить внимание на теоретический вопрос о том, чему при­дается более важное значение для действительности сделки: собст­венно воле или волеизъявлению. В литературе высказаны на сей счет различные взгляды, которые можно сгруппировать следую­щим образом. По мнению одних авторов, основу действительно­сти сделки должно составлять волеизъявление, поскольку сделка всегда есть действие, а юридические последствия связываются с волеизъявлением. Другие авторы полагают, что стержневым мо­ментом сделки является внутренняя воля лица.

Третья позиция представляется более логичной и обоснован­ной, поскольку она учитывает и наличие правильно сформирован­ной внутренней воли, и адекватное ее выражение в волеизъявле­нии в их неразрывном единстве. Выделение таких понятий, как воля и волеизъявление, не более чем результат их раздельного правового анализа, в реальной же действительности отделить волю от волеизъявления можно только на определенной степени абст­ракции. Единство воли и волеизъявления — непременное условие действительности сделки.

Недействительность сделок вследствие порока формысделки зависит от того, какая форма законом или соглашением сторон для совершения той или иной сделки установлена. Естественно, что невозможно представить несоблюдение устной формы сделки. Закон связывает недействительность только с письменной формой сделки. Несоблюдение простой письменной формы влечет недей­ствительность сделки только в случаях, специально указанных в законе. Несоблюдение же требуемой законом нотариальной формы, а также государственной регистрации сделки всегда влечет ее недействительность.

Сделки с пороками содержанияпризнаются недействительны­ми вследствие расхождения условий сделки с требованиями зако­на и иных правовых актов.

Среди отдельных составов недействительных сделок с порока­ми содержания следует назвать сделки, совершаемые с целью, за­ведомо противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК), а также мнимые и притворные сделки (ст. 170 ГК).

Сделки, совершаемые с целью, заведомо противной основам пра­вопорядка и нравственности,представляют собой квалифициро­ванный состав недействительной сделки, не соответствующей тре­бованиям закона. Иными словами, к составу недействительной сделки с пороком содержания добавляется квалифицирующий субъективный момент — цель. Следовательно, при установлении факта нарушения требований закона в условиях сделки такая сделка признается недействительной, но если при этом сделка бы­ла совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, то наступают более жесткие последствия, пре­дусмотренные законом,— взыскание всего полученного в доход государства. На первый взгляд состав, предусмотренный ст. 169 ГК, имеет самостоятельный характер и не требует условия несоот­ветствия сделки требованиям закона, достаточно лишь установить наличие противоправной цели — и сделка недействительна со всеми вытекающими последствиями. Однако это не так. Гражданское право не имеет целью устанавливать меры ответственности за на­рушение основ правопорядка и нравственных устоев общества. Это задачи иных отраслей права. И если заключенная сделка по­купки оружия с соблюдением всех предусмотренных законом про­цедур совершена с целью убийства, то меры гражданского законо­дательства не в состоянии предотвратить это деяние или наказать виновного. В данном случае эта цель находится за пределами сделки по приобретению оружия. Законное приобретение ору­жия — действительная сделка, использование же этого оружия для убийства — состав уголовного преступления. В данном квалифи­цированном составе недействительных сделок довольно часто гражданский закон пересекается с составами различных уголов­ных преступлений и административных проступков. Роль гражданского закона, и в частности ст. 169 ГК, — устранение небла­гоприятных имущественных последствий такого рода действий. Карательные санкции к одной или к обеим сторонам могут быть применены при наличии следующих условий. Во-первых, кара­тельные санкции применяются при наличии умысла хотя бы у од­ной из сторон. Во-вторых, для применения карательных санкций достаточно, чтобы хотя бы одна из сторон произвела исполнение или, во всяком случае, приступила к исполнению по такой сделке. В-третьих, карательные санкции применяются к стороне, умышленно совершившей такую сделку, причем независимо от того, произвела ли она сама исполнение или ограничилась принятием исполнения от другой стороны. С учетом всех этих обстоятельств в доход государства будет взыскано либо все полученное по сдел­ке, либо все причитавшееся в возмещение полученного, либо, на­конец, и то и другое. Так, если с умыслом действовали обе сторо­ны, но одна из сторон исполнение произвела, а другая не произве­ла, то со стороны, получившей исполнение по сделке, будет взыскано в доход государства как все ею полученное, так и все, что она сама должна была исполнить по сделке.

Мнимые и притворные сделкисделки с отсутствием основа­ния, т. е. того типового юридического результата, который должен был бы иметь место в действительной сделке. Мнимая сделка со­вершается лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. Подобные сделки, как правило, совер­шаются с целью создать видимость правовых последствий, не же­лая их наступления в действительности. Например, пытаясь избе­жать конфискации имущества, гражданин оформляет договор да­рения на имя своего родственника. Гражданин действительного желания передать право собственности не имеет, он заинтересо­ван в создании видимости перехода права собственности для след­ственных и судебных органов. Мнимые сделки ничтожны. Несколько иначе выглядит притворная сделка. В ней также отсутствует основание — стороны стремятся достигнуть отнюдь не того правового результата, который должен возникнуть из совершае­мой сделки. В этой ситуации имеется две сделки: одна притвор­ная, а другая та, которую стороны действительно имели в виду. Таким образом, притворная сделка как бы прикрывает своей фор­мой истинную сделку. Поскольку притворная сделка не имеет ос­нования, она недействительна. Однако притворные сделки не всегда возникают вследствие неблаговидных действий, нередко граждане просто не понимают, какую сделку им следовало бы совершить, либо не проводят различия, скажем, между куплей-про­дажей и имущественным наймом. Закон предоставляет возмож­ность исправить подобные ошибки: признавая притворную сделку недействительной, предлагается применить к сделке, которую сто­роны действительно имели в виду, относящиеся к ней правила за­кона. Если прикрываемая сделка не противоречит требованиям закона и иных правовых актов, то она действительна и порождает соответствующие права и обязанности; если же имеется правона­рушение, то она признается недействительной.

Порядок и последствия признания сделок недействительными.Совершение сделки, имеющей порок какого-либо из элементов ее состава, не может породить юридических последствий. Однако в силу наличия внешней формы заключенной сделки факт ее не­действительности нуждается в констатации либо в указании на на­личие порока, делающего сделку недействительной. Недействи­тельные сделки различаются в зависимости от того, требуется ли для ее признания недействительной решение суда либо сделка яв­ляется недействительной независимо от такого решения. Первые сделки именуются оспоримыми, вторые — ничтожными(ст. 166 ГК). В то же время ГК не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной также и ничтожной сделки (см. п. 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8). К ка­кой из групп отнести ту или иную недействительную сделку — оп­ределяется законом. Так, ГК (ст. 168) установил, что все сделки, по общему правилу, являются ничтожными, а оспоримыми только в случаях, прямо предусмотренных законом. Оспоримость сделки означает доказывание какого-либо факта, имеющего значение для действительности сделки. В основном подлежат доказыванию вопросы, связанные с наличием воли и правильным ее отражением в волеизъявлении, либо наличие или отсутствие согласия опе­куна или попечителя на совершение сделки. Оспоримой сделка может быть признана только судом, и до вынесения судебного ре­шения никто, в том числе и никакой государственный орган, не вправе объявлять оспоримую сделку недействительной. Если иск о признании оспоримой сделки не предъявлен в течение установ­ленного законом срока исковой давности, то сделка считается действительной. Иной характер имеют ничтожные сделки. Ни­чтожная сделка недействительна изначально, ее порок настолько серьезен, что не требует установления этого факта судебным либо иным органом. Поэтому при установлении порочности какого-ли­бо из элементов ничтожной сделки любой орган, гражданин или организация вправе потребовать применения последствий недействительности ничтожной сделки.

Иногда недействительной оказывается не вся сделка в целом, а лишь какое-то из ее условий. Например, стороны заключили до­говор, предусмотрев в нем отказ сторон от права на судебное рассмотрение споров, которые могут возникнуть при его исполнении. Такое условие является недействительным, однако остальные части сделки не содержат никаких отступлений от действующего закона. Нужно ли в этом случае признавать всю сделку недействительной? Нет, закон предусматривает, что недействительность части сделки не порочит всю сделку в целом, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части (ст. 180 ГК). Таким образом, решающим является значи­мость недействительной части с точки зрения сторон. Если без не­действительной части сделка утрачивает интерес для сторон, то она должна быть признана недействительной в целом. Например, при купле-продаже жилого дома стороны договорились, что опла­та будет произведена в долларах США, при оформлении же договора цена была указана в рублях и гораздо меньшей сумме. Есте­ственно, что при объявлении недействительной части сделки, ка­сающейся оплаты в долларах США и сумме большей, чем указано в договоре, сделка утрачивает интерес для сторон, поскольку затрагивает существенное условие сделки.

К числу оспоримых сделок законом отнесены сделки юриди­ческого лица, выходящие за пределы его правоспособности (ст. 173 ГК); сделки, совершенные представителем или органом юридического лица с превышением полномочий (ст. 174 ГК); сделки несовершеннолетних старше 14 лет и граждан, ограничен­ных в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами, совершенные без со­гласия родителей или попечителей этих лиц (ст. 175, 176 ГК); сделки граждан, не способных понимать значение совершаемых ими действий или руководить ими (ст. 177 ГК); а также все сдел­ки с пороками воли и волеизъявления, т.е. совершенные под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы, злонамеренно­го соглашения представителя одной стороны с другой или стече­ния тяжелых обстоятельств (ст. 178, 179 ГК). Все остальные не­действительные сделки законом объявлены ничтожными. В частности, ничтожны мнимые и притворные сделки (ст. 170 ГК); сдел­ки недееспособных граждан (ст. 171, 172 ГК); сделки, не соответ­ствующие требованиям закона (ст. 168 ГК); совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169 ГК); сделки, заключенные без соблюдения требуемой за­коном нотариальной формы или государственной регистрации (ст. 165 ГК). В случае когда закон не указывает конкретно, являет­ся ли данная сделка ничтожной или оспоримой, а говорится лишь о недействительности сделки, следует обратить внимание на то, имеется ли указание закона на признание сделки недействитель­ной судом. При отсутствии такого указания сделка является ни­чтожной.

Независимо от того, является сделка ничтожной или оспори­мой, и те и другие становятся предметом судебного разбирательст­ва для решения вопроса не только об объявлении недействитель­ной оспоримой сделки, но и о применении последствий недейст­вительности ничтожной сделки в случае ее исполнения. Кроме того, в ряде случаев закон предусматривает возможность реанима­ции ничтожной сделки. Так, сделки, совершенные гражданином, признанным судом недееспособным, а также несовершеннолет­ним, не достигшим 14 лет (п. 2 ст. 171 и п. 2 ст. 172 ГК), и сделки, не облеченные в требуемую законом нотариальную форму или не прошедшие государственной регистрации (пп. 2, 3 ст. 165 ГК), мо­гут быть признаны судом действительными. Мы назвали этот про­цесс реанимацией, поскольку ничтожная сделка не может порож­дать каких-либо прав и обязанностей, за ней не признается ка­честв юридического факта, т.е. юридически этого действия нет. Решение же суда по признанию ничтожной сделки действитель­ной признает, что это действие порождает законные последствия сделки с момента ее совершения, т.е. суд придает своему реше­нию обратную силу, распространяя юридические последствия на уже истекший промежуток времени.

Обращение в суд с требованием о признании оспоримой сдел­ки недействительной и о применении последствий недействитель­ности сделки (как оспоримой, так и ничтожной) может быть осу­ществлено в пределах срока исковой давности. Оспоримая сделка может быть признана судом недействительной в течение одного года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать об обстоя­тельствах, являющихся основанием недействительности сделки. Это общий порядок начала течения срока исковой давности. Для сделок, совершенных под влиянием насилия или угрозы, закон ус­танавливает специальный порядок исчисления срока исковой давности, ее течение начинается со дня, когда прекратилось действие насилия или угрозы (п. 2 ст. 181 ГК). Логика законодателя понят­на: поскольку насилие или угроза оказали столь сильное влияние, что привели к заключению сделки, то едва ли можно рассчиты­вать, что гражданин решится оспорить эту сделку в период, пока насилие или угроза продолжают свое действие. В пределах того же годичного срока может быть заявлено и требование о применении последствий недействительности оспоримой сделки.

Поскольку ничтожная сделка недействительна и без призна­ния этого факта судом, то закон устанавливает только срок иско­вой давности для предъявления требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Этот срок гораздо более продолжительный и превышает общий срок исковой давно­сти, он равен десяти годам и исчисляется со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки. При отсутствии исполнения ни­чтожная сделка не приводит ни к каким правовым последствиям, поэтому нет необходимости исчислять срок с момента заключения ничтожной сделки. Исчисление срока исковой давности с момен­та начала исполнения ничтожной сделки оправданно, ибо цель предъявления иска заключается именно в устранении последствий исполнения ничтожной сделки. Закон оставил открытым вопрос о сроке исковой давности для предъявления требования о призна­нии действительной ничтожной сделки (см., например, п. 2 ст. 174 ГК). Поскольку указанные сделки отнесены к категории ничтож­ных, то не может быть применен специальный срок исковой дав­ности, установленный для оспоримых сделок,— 1 год. Не может быть применен и 10-летний срок, поскольку речь идет не о приме­нении последствий недействительности, а об ином требовании. Следовательно, следует руководствоваться общим сроком исковой давности в 3 года (ст. 196, 197 ГК).

Признание сделок недействительными связано с устранением тех имущественных последствий, которые возникли в результате их исполнения. Общим правилом является возврат сторон в то имущественное положение, которое имело место до исполнения недействительной сделки. Каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по недействительной сделке. Та­кой возврат сторон в первоначальное положение называется дву­сторонней реституцией.Если исполненное возвратить в натуре не­возможно, как, например, в случае пользования вещью, выполне­ния работ, оказания услуг либо гибели или утраты вещи, то сторона обязана возместить стоимость утраченной вещи, работ, услуг или наемной платы, т.е. заменить исполнение в натуре денежной компенсацией (ст. 167).

В отдельных случаях закон предусматривает санкцию за совер­шение недействительной сделки в виде взыскания полученного в до­ход государства.Эта санкция касается только виновной стороны, умышленно совершающей недействительную сделку, потерпев­шей же стороне возвращается все полученное виновной стороной либо присуждается компенсация при невозможности возврата в натуре. Такая санкция предусмотрена в отношении виновной стороны за совершение сделки под влиянием обмана, насилия, уг­розы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или стечения тяжелых обстоятельств (п. 2 ст. 179 ГК). Ес­ли виновны в совершении противоправной сделки с целью, заве­домо противной основам правопорядка или нравственности, обе стороны, то в доход Российской Федерации взыскивается все полученное сторонами либо причитающееся к исполнению. Если виновно действовала только одна сторона, то виновная обязана возместить другой стороне все полученное по сделке, а причитаю­щееся виновной стороне взыскивается в доход государства (ст. 169 ГК).

Наряду с общими последствиями недействительности сделок применяются и специальные в виде возложения обязанности воз­местить ущерб, понесенный одной из сторон вследствие заключения и исполнения недействительной сделки. Эта санкция может рассматриваться в качестве меры гражданско-правовой ответст­венности. Возмещению подлежит лишь реальный ущерб, т.е. только умаление в имуществе и фактически понесенные стороной расходы. Такие последствия предусмотрены в отношении сторо­ны, совершившей сделку с недееспособным, если она знала или должна была знать о недееспособности (пп. 2, 3 ст. 171 ГК). Это правило применяется в отношении сделок, совершенных с граж­данами в возрасте до и старше 14 лет, ограниченных в дееспособ­ности или неспособных понимать значение совершаемых ими действий или руководить ими.

По сделкам, в которых в отношении виновной стороны пре­дусмотрена санкция в виде взыскания полученного в доход госу­дарства, дополнительным последствием является возмещение по­терпевшему реального ущерба.

В сделках, совершенных под влиянием заблуждения, дополни­тельные последствия применяются в отношении стороны, по вине которой возникло заблуждение. На нее возлагается обязанность возмещения реального ущерба. Если, однако, заблуждение возникло по вине самой заблуждавшейся стороны либо по обстоя­тельствам, от нее не зависящим, то и заблуждавшаяся сторона обязана возместить реальный ущерб другой стороне, который по­следняя могла понести вследствие признания заключенной сделки недействительной (п. 2 ст. 178 ГК).

 

28. Представительство. Доверенность.

 

Понятие и значение института представительства.Под предста­вительством понимается совершение одним лицом, представите­лем, в пределах имеющихся у него полномочий сделок и иных юридических действий от имени и в интересах другого лица, пред­ставляемого. Согласно ст. 182 ГК сделка, совершаемая представи­телем на основании его полномочий, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности пред­ставляемого.

Институт представительства имеет в гражданском обороте ши­рокую сферу применения. Потребность в нем возникает не только тогда, когда сам представляемый не может лично осуществлять свои права и обязанности в силу закона (например, из-за отсутст­вия дееспособности) или конкретных жизненных обстоятельств (из-за болезни, командировки, занятости и т.д.). В целом ряде случаев к услугам представителей прибегают ради того, чтобы вос­пользоваться специальными знаниями и опытом представителя, сэкономить время, средства и т.п. Деятельность большинства юридических лиц вообще немыслима без постоянного или хотя бы эпизодического обращения к представительству (работа про­давцов и кассиров, функционирование филиалов и представи­тельств, представительство в суде и т. п.).

С помощью представительства могут осуществляться не только имущественные, но и некоторые личные неимущественные права. Так, автор изобретения может через представителя оформить и подать заявку на получение патента. Однако не допускается со­вершение через представителя сделок, которые по своему характе­ру могут быть совершены только лично, а также других сделок в случаях, предусмотренных законом (ст. 182 ГК). Только лично можно составить завещание, выдать доверенность, заключить до­говор пожизненного содержания с иждивением, договор об ипоте­ке, предметом которого является жилой дом или квартира, нахо­дящиеся в собственности гражданина, и др.

Субъекты представительства.В отношениях представительства принято различать трех субъектов — представляемого, представи­теля и третье лицо,с которым у представляемого возникает пра­вовая связь благодаря действиям представителя. В роли представ­ляемого может выступать любой субъект гражданского пра­ва — юридическое лицо или гражданин независимо от состояния дееспособности. Круг лиц, которые могут быть представителями, является более узким. Во-первых, представители — граждане должны обладать, как правило, полной дееспособностью. В виде иск­лючения в качестве представителей юридических лиц в сфере торговли и обслуживания могут выступать граждане, достигшие трудового совершеннолетия, т.е. 16 лет. Во-вторых, юридические лица могут принимать на себя функции представителей, если это не расходится с теми целями и задачами, которые указаны в их уч­редительных документах. В-третьих, законодательство содержит ряд прямых запретов в отношении выполнения представительских функций некоторыми субъектами гражданского права. Так, в соответствии со ст. 47 ГПК не вправе быть представителями в суде лица, исключенные из коллегии адвокатов, следователи, судьи, прокуроры, кроме случаев, когда они выступают в качестве упол­номоченных соответствующего суда, прокуратуры или в качестве законных представителей. Главные бухгалтеры не могут получать по доверенности денежные средства по чекам и другим докумен­там в банках, а также товарно-материальные ценности для органи­заций, в которых они работают.

В качестве третьего лица, с которым представляемый с по­мощью представителя заключает гражданско-правовую сделку или совершает иное юридическое действие, может выступать также любой субъект гражданского права. Закон лишь запрещает пред­ставителю совершать сделки от имени представляемого в отноше­нии себя лично, а также в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев коммерческого представительства (ч. 3 ст. 182 ГК). Например, представитель не может сам купить то имущество, которое пору­чил ему продать представляемый.

Правовые связи при представительстве имеют сложную струк­туру и складываются из трех следующих отношений: 1) между пред­ставляемым и представителем; 2) между представителем и третьим лицом; 3) между представляемым и третьим лицом. Первые два зве­на этой цепочки образуют соответственно внутреннюю и внешнюю стороны непосредственно представительства. Отношения между представляемым и третьим лицом являются результатом осуществ­ления представительства и поэтому представительскими в точном смысле этого слова считаться не могут.

Отличия представительства от сходных с ним правоотношений.Представительство необходимо отличать от внешне сходных с ним, но имеющих иную юридическую природу действий участ­ников гражданских правоотношений. Так, деятельность предста­вителя не следует отождествлять с выполнением функций послан­ца и посредника.Представитель хотя и действует от имени представляемого, однако выражает при совершении сделок и других юридических действий свою собственную волю. С этим обстоя­тельством, в частности, связаны повышенные требования к его дееспособности, а также прямая зависимость действительности совершенных им сделок с правильным формированием его внут­ренней воли и адекватным ее внешним выражением. В отличие от представителя посланец (посыльный) лишь передает волю (мне­ние, желание) одного лица другому, но свою собственную волю не выражает. Из этого, в частности, следует, что посланцем может быть и недееспособное лицо.


Дата добавления: 2015-04-21; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.016 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты