Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Учреждение – организация, созданная собственником для осуще­ствления функций некоммерческого характера и финансируемая им полностью или частично. 5 страница




Читайте также:
  1. F(x1, x2,...xm) const 1 страница
  2. F(x1, x2,...xm) const 10 страница
  3. F(x1, x2,...xm) const 11 страница
  4. F(x1, x2,...xm) const 12 страница
  5. F(x1, x2,...xm) const 2 страница
  6. F(x1, x2,...xm) const 3 страница
  7. F(x1, x2,...xm) const 4 страница
  8. F(x1, x2,...xm) const 5 страница
  9. F(x1, x2,...xm) const 6 страница
  10. F(x1, x2,...xm) const 7 страница

По существу, закон определяет верхний предел суммы, до которой граждане вправе совершать сделки между собой устно. Нельзя не обратить внима­ние на срок совершения сделки. Поскольку закон связывает фор­му сделки с минимальным размером оплаты труда, а этот размер изменяется достаточно часто (в настоящее время изменение ми­нимального размера оплаты труда происходит практически каж­дые 3—4 месяца), то следует помнить, что форма сделки определя­ется законом, действующим на момент ее совершения. Увеличение впоследствии минимального размера оплаты труда не может служить основанием для утверждения о несоблюдении установ­ленной законом формы сделки.

Третью группу составляют сделки между гражданами, пись­менная форма совершения которых предусмотрена законом. Осо­бенность этих сделок в том, что они не зависят от суммы сделки, требование письменной формы обусловлено либо особой значимостью этих сделок по сумме, срокам, предмету сделки, либо воз­можностью злоупотреблений при отсутствии письменной формы. Так, соглашение о неустойке, залоге, поручительстве, других спо­собах обеспечения исполнения обязательств, предварительный договор должны совершаться в письменной форме независимо от суммы сделки (ст. 331, 339, 380, 429 ГК) при условии, что их уча­стниками являются граждане. Если же сделки совершаются между юридическими лицами, то закон не содержит специального дополнительного требования о письменной форме, поскольку дейст­вует общее правило о письменной форме сделок, совершаемых юридическими лицами.

Рассмотренные выше правила устанавливают требования со стороны закона, что не мешает гражданам облечь в простую пись­менную форму сделку, для совершения которой достаточно было бы и устной формы. Письменная форма наиболее распространена в деловом обороте, поскольку при наличии письменного докумен­та можно максимально быстро и достоверно выявить волю сторон на совершение сделки. Несоблюдение требуемой законом пись­менной формы может приводить к различным последствиям. Общим правилом является недопущение свидетельских показаний в подтверждение сделки и ее условий (ст. 162 ГК). Таким образом, закон затрудняет доказывание факта совершения сделки, призна­вая допустимыми только письменные доказательства либо иные, исключая возможность применения свидетельских показаний. Од­нако недопущение свидетельских показаний — это лишь полуме­ра, поскольку закон, затруднив доказывание, предполагает воз­можность, что даже совершенная сделка может быть не доказана в суде в связи с отсутствием других доказательств. Означает ли это недействительность недоказанной сделки? Нет. Недействитель­ность сделок, не облеченных в требуемую законом простую пись­менную форму, наступает лишь в случаях, прямо указанных в за­коне или соглашении сторон. Например, несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет ее не­действительность в силу прямого указания закона (п. 3 ст. 162 ГК). Если же таких указаний нет, суд ограничивается констатацией факта, что сделка, совершенная с нарушением требования о ее простой письменной форме, не имела места, т.е. за действиями граждан и юридических лиц, хотя и совершенных, не признается значение юридического факта.



Нотариальная форматребуется для совершения сделок, прямо предусмотренных законом, а также соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида эта форма и не требовалась (ст. 163 ГК). Нотариальная форма отличается от простой письменной формы только тем, что специально уполномоченное должно­стное лицо — нотариус совершает на письменном документе удостоверительную надпись. В случаях, предусмотренных законода­тельными актами России, удостоверительные надписи вправе совершать и иные должностные лица, например капитаны судов загранплаваний, командиры воинских частей, главные врачи, кон­сулы и т.д. Правила совершения нотариальных действий регули­руются Основами законодательства о нотариате, а также Инст­рукцией о порядке совершения нотариальных действий должност­ными лицами органов исполнительной власти. За совершение удостоверительной надписи взимается государственная пошлина. Нотариальная форма обычно предусматривается для сделок, в ко­торых волеизъявление сторон необходимо зафиксировать доста­точно определенно — таких, как завещание, дарение, купля-про­дажа недвижимости в жилищной сфере. В ряде случаев нотариаль­ная форма требуется и для сделок с участием юридических лиц и между ними, например залог недвижимости — ипотека требует нотариальной формы (ст. 339 ГК). Иногда сложившаяся практика хозяйственного оборота заставляет граждан облекать сделку в но­тариальную форму, хотя ни законом, ни соглашением сторон это не предусмотрено. Так, купля-продажа автомобилей между граж­данами может быть совершена в простой письменной форме и не требует нотариальной формы, однако сложившаяся практика ре­гистрации транспортных средств органами ГИБДД вынуждает граждан совершать договор в нотариальной форме.



Наряду с рассмотренными формами совершения сделок зако­ном введена дополнительная стадия совершения отдельных видов сделок — государственная регистрация.Если законом предусмотрено, что та или иная сделка подлежит государственной регистра­ции, то до момента государственной регистрации сделка не счита­ется совершенной.



Обязательность государственной регистрации предусмотрена ГК для сделок с землей и другим недвижимым имуществом. Го­сударственная регистрация сделок с движимым имуществом определенного вида может быть введена законом. Так, Федеральным законом «О музейном фонде Российской Федерации и музеях Российской Федерации» от 26 мая 1996 г. введена обязательная регистрация перехода права собственности и других актов, на­правленных на установление, изменение или прекращение граж­данских прав и обязанностей в отношении музейных предметов и музейных коллекций, включенных в состав Музейного фонда РФ. Сделки с музейными предметами подлежат регистрации в Го­сударственном каталоге Музейного фонда РФ (ст. 10).

Требование государственной регистрации не может быть уста­новлено соглашением сторон, т. е. стороны не вправе требовать регистрации сделки с имуществом, если его регистрация не предусмотрена законом. Государственная регистрация проводится в соответствии с требованиями закона и включает в себя прием документов, необходимых для государственной регистрации, правовую экспертизу документов и законности совершаемой сделки, установление отсутствия противоречий между заявленными требо­ваниями о регистрации и уже зарегистрированными правами на данный объект, внесение информации о совершенных сделках в Единый государственный реестр и совершение надписей на пра­воустанавливающих документах.

В условиях, когда в оборот все более вовлекаются земельные участки, здания, жилые дома, различные сооружения и целые предприятия, стоимость которых достаточно высока, полная и до­стоверная информация об имуществе является обязательным ус­ловием устойчивости гражданского оборота. В связи с этим ин­формация о произведенной регистрации сделок с недвижимостью и правах на нее объявлена законом общедоступной. Органы юсти­ции, на которые возложена обязанность регистрации сделок с недвижимостью, обязаны предоставлять информацию любому лицу, даже если он, и не является участником сделки. Более того, ин­формация должна быть предоставлена и в том случае, если регист­рация была осуществлена другим органом юстиции, скажем, в другом городе (ст. 131 ГК).

Закон различает регистрацию прав на недвижимое имущество и регистрацию сделок с недвижимым имуществом. В отношении сделок, влекущих переход права собственности, требование о го­сударственной регистрации самой сделки, как правило, отсутству­ет, поскольку регистрации подлежит переход права собственности. Исключение составляют договоры продажи жилых помещений (п. 2 ст. 558 ГК), предприятий (п. 3 ст. 560 ГК), а также договор, предусматривающий отчуждение недвижимого имущества под вы­плату ренты (ст. 584 ГК). Все они подлежат государственной реги­страции и считаются заключенными с момента такой регистра­ции. Что же касается сделок с недвижимым имуществом, совер­шение которых не влечет смены собственника, то в одних случаях они подлежат государственной регистрации, а в других государст­венной регистрации подлежит передача недвижимого имущества. Государственной регистрации подлежат договор об ипотеке (п. 3 ст. 339 ГК), договор аренды здания или сооружения, заклю­ченный на срок свыше одного года (п. 2 ст. 651 ГК), договор арен­ды предприятия (п. 2 ст. 658 ГК). Пункт 2 ст. 1017 ГК предусмат­ривает, что передача недвижимого имущества в доверительное уп­равление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество. Что же касается самого договора о передаче недвижимого имуще­ства в доверительное управление, то его государственная регистра­ция ст. 1017 ГК не предусматривается.

Отказ в государственной регистрации либо уклонение, как со­ответствующего органа, так и участников договора от его регист­рации могут быть обжалованы в суд, арбитражный суд.

Последствия несоблюдения нотариальной формы, а также тре­бования о государственной регистрации более жесткие, нежели последствия несоблюдения простой письменной формы. Несоб­людение нотариальной формы сделки, равно как и требования о государственной регистрации, влечет недействительность сдел­ки. В силу прямого указания закона такая сделка относится к ни­чтожным. Таким образом, соблюдение нотариальной формы и требования о государственной регистрации является обязатель­ным условием действительности сделки при условии, что законом либо соглашением сторон предусмотрена нотариальная форма сделки либо законом установлена ее обязательная государственная регистрация (п. 1 ст. 165 ГК).

Процедура нотариального удостоверения и государственной ре­гистрации связана с определенными затратами времени и средств, а также личным присутствием при удостоверении сделки нотариу­сом, что на практике приводит к уклонению граждан от нотари­ального оформления сделки или государственной регистрации. В случае если от соответствующего оформления уклоняются обе стороны в сделке, такая сделка не приводит ни к каким юридиче­ским последствиям, являясь недействительной. Однако нередки случаи, когда стороны исполнили сделку, но не оформили ее но­тариально. Например, гражданин подарил своему знакомому дачу и передал ее во владение одаряемому, поскольку такая сделка требует нотариального оформления и регистрации, одаряемый обра­тился к нотариусу. Даритель же отказывается от оформления сдел­ки, считая, что он уже передал все права и теперь оформлением пусть занимается одаряемый. В подобных случаях закон устанав­ливает возможность судебного доказывания факта совершения сделки. Поскольку воля дарителя была выражена, но не облечена в требуемую законом форму, суд вправе признать по требованию другой стороны совершенную сделку действительной. Решение суда как бы подменяет собой нотариальную форму, ибо после вы­несения решения судом последующее нотариальное удостовере­ние сделки не требуется (п. 2 ст. 165 ГК). Аналогичное правило установлено и для уклонения от государственной регистрации. В этом случае суд выносит решение о регистрации сделки, и сделка регистрируется в органах юстиции на основании решения суда (п. 3 ст. 165 ГК).

Сторона, вынужденная прибегать к помощи суда для подтвер­ждения совершения сделки, не облеченной в нотариальную форму или не зарегистрированной в государственном реестре, как прави­ло, несет определенные расходы не только на предъявление судеб­ного иска, но и в связи с задержкой в совершении и регистрации сделки. В случае установления судом недобросовестного уклоне­ния одной из сторон в сделке от ее надлежащего оформления или государственной регистрации, на нее возлагается обязанность воз­местить другой стороне убытки, вызванные задержкой (п. 4 ст. 165 ГК). Следует иметь в виду, что сам факт вынесения решения су­дом о признании сделки совершенной либо о ее регистрации еще не доказывает необоснованность уклонения другой стороны. Ук­лонение может быть вызвано и объективными причинами, пре­пятствующими одной из сторон оформить сделку надлежащим об­разом, например болезнью, отсутствием по служебным делам и т.п.

 

27. Недействительные сделки (понятие, виды, последствия).

 

Виды недействительных сделок.Действительность сделки зави­сит от действительности образующих ее элементов. Поэтому не­действительные сделки могут быть сгруппированы в зависимости от того, какой из элементов сделки оказался дефектным. Так, можно подразделить недействительные сделки на сделки с поро­ками субъектного состава, сделки с пороками воли, сделки с по­роками формы и сделки с пороками содержания. Наряду с отдельными составами недействительных сделок закон формулирует об­щую норму, согласно которой недействительной является любая сделка, не соответствующая требованиям закона или иных право­вых актов (ст. 168 ГК). Роль такой общей нормы проявляется в случаях, когда совершается сделка, не имеющая пороков отдель­ных ее образующих элементов, но противоречащая по содержа­нию и своей направленности требованиям закона. Например, гражданин приобрел строительные материалы у неизвестного ему водителя автомобиля, однако впоследствии выяснилось, что води­тель не являлся собственником этих материалов и распорядился не принадлежащим ему имуществом. С точки зрения образующих элементов сделки нарушения нет, поскольку водитель дееспосо­бен, сделка была исполнена в момент совершения, следовательно, порока формы нет, воля была выражена четко и ясно, но с точки зрения предписаний закона такая сделка недействительна, ибо во­дитель не являлся собственником материалов и не был управомочен на их отчуждение. Такая сделка признается недействительной по ст. 168 ГК.

Следуя буквальному толкованию ст. 168 ГК, следует признать, что ею охватывается и дефектность элементов, образующих сдел­ку. Таким образом, норма, сформулированная в ст. 168 ГК, фиксирует общее понятие недействительной сделки, однако при нали­чии специальной нормы, устанавливающей недействительность сделки в зависимости от дефектности отдельных ее элементов, применению подлежит специальная норма.

Сделки с пороками в субъектеследует подразделить на две груп­пы. Первая связана с недееспособностью граждан, а вторая — со специальной правоспособностью юридических лиц либо статусом их органов. Раздельный анализ сделок, совершаемых гражданами и юридическими лицами, обусловлен характером совершаемых действий. Сделка как волевой акт требует наличия дееспособности у лица, ее совершающего. Поскольку дееспособность юридическо­го лица неразрывно связана с его правоспособностью, то составы недействительных сделок, основанных на полном или частичном отсутствии дееспособности, не могут быть применены к юридиче­ским лицам. С другой стороны, при определении круга недействи­тельных сделок с пороками в субъекте надлежит учитывать, что правоспособность юридических лиц, в отличие от правоспособно­сти граждан, может быть не общей, а специальной.

Недействительность сделок, участниками которых являются граждане, основывается на тех же критериях, что и общие правила о возникновении дееспособности, а именно на таких критериях, как возраст и психическое отношение к совершаемым действиям. По этим критериям законом сформулированы следующие составы недействительных сделок: а) сделки, совершаемые гражданином, признанным недееспособным (ст. 171 ГК), б) сделки, совершае­мые гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 176 ГК), в) сделки, совершаемые несовершеннолетним в возрасте до 14 лет (ст. 172 ГК), г) сделки, совершаемые несовершеннолетним в возрасте старше 14 лет (ст. 175 ГК). По таким сделкам дееспо­собная сторона обязана, помимо исполнения общего требования по недействительным сделкам, возместить другой стороне реаль­ный ущерб, понесенный в результате заключения недействитель­ной сделки. Такая обязанность возлагается на дееспособную сто­рону в случае, если она знала или должна была знать о недееспо­собности другой стороны. На практике, между тем, довольно трудно подчас определить, является ли тот или иной гражданин дееспособным или нет. Критерии же, положенные в основу не­действительности названных сделок, имеют объективный, не за­висящий от участников сделки характер: возраст либо состоявшее­ся решение суда о признании гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным. В связи с этим важно доказать, что дееспособная сторона знала или должна была знать о факте недееспособности. В данном случае нельзя руководствоваться оценоч­ным критерием — мог ли дееспособный гражданин предвидеть, что заключает сделку с гражданином, признанным судом недее­способным. Подтвердить факт знания о недееспособности другой стороны можно, лишь представив информацию о том, что дееспособный гражданин знакомился с соответствующими документами, знал о возрасте, о ранее существовавших судебных решениях и т.п.

Сделки, совершенные гражданином, признанным недееспо­собным, а также малолетним, т. е. не достигшим 14-летнего возра­ста, являются недействительными с момента их заключения, од­нако закон предусматривает возможность признания за этими сделками юридической силы, если сделка совершена к выгоде ма­лолетнего или недееспособного гражданина. Для этого лица, уполномоченные законом его представлять,— родители (усынови­тели) или опекуны должны предъявить в суде требование о при­знании совершенной их подопечным сделки действительной.

Обратная ситуация со сделками, совершенными несовершен­нолетними старше 14 лет и гражданами, ограниченными судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напит­ками или наркотическими средствами. Поскольку у этих лиц име­ется хоть частичная дееспособность, то недействительными могут быть признаны только сделки, требующие в соответствии с зако­ном согласия родителей, усыновителей или попечителей на их со­вершение. Сделки, которые указанные лица вправе совершать са­мостоятельно, например мелкие бытовые сделки, не могут быть признаны недействительными по основаниям порочности субъек­тного состава. Отсутствие согласия попечителя или родителей на совершение сделки еще не делает сделку недействительной. Со­гласие может быть дано и после совершения сделки, если это оправданно. Указанные составы недействительных сделок дают воз­можность попечителю и родителям оценивать поведение их ребен­ка или подопечного и лишь в случае необходимости обращаться с иском в суд о признании сделки, совершенной без их согласия, недействительной.

Законом предусмотрено два состава недействительных сделок юридических лиц:сделки, выходящие за пределы специальной пра­воспособности юридического лица (ст. 173 ГК), и сделки, совер­шенные органами юридического лица с превышением их полно­мочий (ст. 174 ГК). Объединяет оба этих состава то, что их недей­ствительность жестко связана с установлением факта, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о неза­конности ее совершения. Это правило еще раз подтверждает, что законодатель стремится наделить юридическое лицо общей право­способностью, ведь в случае незнания другим участником сделки о существующем пороке сделки последняя не может быть призна­на недействительной. Следовательно, закон признает действитель­ными сделки, совершенные с нарушением правил о правоспособности юридических лиц, если другая сторона в сделке об этом не знает. Статья 49 ГК устанавливает, что юридическое лицо облада­ет правоспособностью в соответствии с целями, установленными в учредительных документах юридического лица. Для коммерче­ских организаций сделано исключение, за ними признана воз­можность иметь любые права и обязанности. На практике при уч­реждении коммерческих организаций их учредители указывают достаточно конкретный перечень видов и целей деятельности дан­ной организации. В связи с этим норма, предусмотренная ст. 173 ГК, может применяться и в отношении коммерческих организа­ций, поскольку в ней говорится о сделках, совершенных в проти­воречии с целями деятельности, определенно ограниченными в учредительных документах юридического лица.

Отдельные виды деятельности, осуществление которых может повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, нравственности и здоровью граждан, обороне страны и безопасности государства, требуют получения специального разреше­ния — лицензии. Перечень таких видов деятельности исчерпыва­ющим образом определен Федеральным законом «О лицензирова­нии отдельных видов деятельности» от 8 августа 2001 г. Если какой-либо вид деятельности не предусмотрен данным Законом, то такая деятельность может осуществляться без лицензии, даже если ранее для ее осуществления, и требовалась лицензия. Исклю­чение составляют такие виды деятельности, лицензирование кото­рых до вступления в силу закона о лицензировании отдельных ви­дов деятельности было введено иным федеральным законом. Даже если такие виды деятельности и не предусмотрены Законом о лицензировании отдельных видов деятельности, например деятель­ность по осуществлению образовательных услуг, обязательность ее осуществления на основании лицензии сохраняется (п.6 ст. 33 За­кона об образовании).

Требование о признании сделок юридического лица недейст­вительными в связи с нарушением его правоспособности может быть заявлено либо самим юридическим лицом, либо его учреди­телем (участником), либо государственным органом, осуществля­ющим контроль или надзор за деятельностью юридического лица, например налоговой инспекцией, прокуратурой и т.д.

К предпринимательской деятельности индивидуальных пред­принимателей применяются правила, регулирующие деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, в том числе и правила о лицензировании соответствующей дея­тельности, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения.

Полномочия гражданина на совершение сделки могут быть ог­раничены договором, а полномочия на совершение сделки орга­ном юридического лица — его учредительными документами. Ес­ли сделка совершена с превышением полномочий, т. е. ограниче­ния на ее совершение нарушены, то по иску лица, в интересах которого ограничения установлены, она может быть признана не­действительной лишь в случаях, когда доказано, что другая сторо­на в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях (ст. 174 ГК). Если же доказать этот факт невозмож­но, то совершенная сделка не имеет порока, а следовательно, действительна.

Специальное правило применяется, когда ограничение уста­новлено в договоре, порождающем отношения представительства. В соответствии со ст. 183 ГК при превышении полномочий дейст­вовать от имени другого лица сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица. При этом действи­тельность совершенной сделки не ставится под сомнение, по­скольку по закону ее действительность зависит только от осведомленности другой стороны в сделке о наличии ограничений. До­пустим, поверенному поручено приобрести письменный стол, что предусмотрено выданной доверенностью, однако поверенный приобрел не только стол, но также книжные стеллажи и рабочее кресло, которые, по его мнению, очень подходили к письменному столу. Хотя он и действовал в интересах доверителя, но превысил предоставленные ему полномочия. И безотносительно к тому, знал ли продавец мебели о наличии ограничений, совершенная купля-продажа действительна, однако контрагентом продавца яв­ляется не доверитель, в интересах которого действовал поверен­ный, а сам поверенный.

Наиболее часто встречается ограничение полномочий органа юридического лица. Закон придает значение только таким ограни­чениям полномочий органа юридического лица, которые отраже­ны в его учредительных документах. Если, например, совет дирек­торов акционерного общества принял решение об ограничении полномочий генерального директора, а в учредительных докумен­тах такая возможность не предусмотрена, то это решение не слу­жит основанием для признания недействительной заключенной генеральным директором сделки с превышением установленного ограничения. Ограничения касаются лишь органов юридического лица, поскольку совершать правомерные действия от имени юридического лица вправе только его органы либо назначенные ими представители. Напротив, правонарушение может быть совершено любым работником юридического лица, действующим при исполнении служебных обязанностей, причем оно будет считаться пра­вонарушением самого юридического лица.

Следует различать ограничения полномочий органа юридиче­ского лица и совершение сделки неуполномоченным лицом. Так, при заключении директором сделки с превышением полномо­чий, установленных законом, например, по вопросам, отнесен­ным к исключительной компетенции собрания акционеров, та­кая сделка должна признаваться судом недействительной не по правилам ст. 174 ГК, поскольку в данном случае нет выхода за пределы ограничений, а по правилам ст. 168 ГК — как совершен­ная неуполномоченным лицом. Данное положение подтверждено в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 9 от 14 мая 1998 года «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализа­ции органами юридических лиц полномочий на совершение сделок»

При заключении различных договоров коммерческими орга­низациями обычно принято указывать, что подписывающий дого­вор генеральный директор действует на основании устава. Суды иногда трактовали это положение договора как подтверждение факта осведомленности другой стороны в сделке о наличии огра­ничений, предусмотренных уставом. Однако, как разъяснил Пле­нум Высшего Арбитражного Суда РФ, ссылка в договоре, заклю­ченном от имени организации, на то, что лицо, заключающее сделку, действует на основании устава данного юридического ли­ца, «должна оцениваться судом с учетом конкретных обстоятель­ств заключения договора и в совокупности с другими доказатель­ствами по делу. Такое доказательство, как и любое другое, не мо­жет иметь для арбитражного суда заранее установленной силы и свидетельствовать о том, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях».

Требование о признании недействительной сделки, совершен­ной с превышением полномочий, может быть предъявлено лицом, в интересах которого установлены ограничения. Такими лицами могут быть, например, учредители (участники) юридического ли­ца, его акционеры, доверители по договору поручения и т. п. лица, чьи интересы были защищены введением соответствующего ограничения.

Применяя правила ст. 174 ГК, следует учитывать разъяснения относительно проверки полномочий руководителей филиалов и представительств на совершение сделок от имени юридического лица и последствий превышения этих полномочий, которые даны в п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8.

Сделки с пороками волиможно подразделить на сделки, совер­шенные без внутренней воли на совершение сделки, и сделки, в которых внутренняя воля сформировалась неправильно.

Без внутренней воли совершаются сделки под влиянием наси­лия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной (ст. 179 ГК), а также гражданином, неспособным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК). Такие сделки признаются недействительными вследствие того, что воля самого лица на совершение сделки отсутствует, имеющее же место волеизъявление отражает не волю участника сделки, а волю какого-либо иного лица, оказывающего воздействие на участника сделки. Насилие— физическое воздействие (избиение, истязание) на участника сделки со стороны его контрагента или выгодоприобретателя по заключаемой сделке. Необязательно, чтобы контрагент сам оказывал это воздействие; необходимо, чтобы он знал об этом и использовал это обстоятель­ство в своих интересах. Например, гражданин уговаривает другого подарить ему дом, собственник дома не соглашается. Спустя ка­кое-то время собственник становится жертвой хулиганов; узнав об этом, гражданин приходит к собственнику и требует заключения договора, утверждая, что хулиганы действовали по его поручению, хотя на самом деле он не имел к этому факту никакого отноше­ния. Поскольку воля собственника в данном случае отсутствовала, то последующее оформление договора дарения может быть при­знано недействительным.

Угрозапри признании сделок недействительными встречается более часто, чем насилие. Она представляет собой психическое воздействие на участника сделки, что также приводит к волеизъявлению при отсутствии внутренней воли. Не всякая угроза спо­собна опорочить сделку, а лишь такая, которая объективно может воздействовать на участника сделки с целью понуждения его к ее заключению, т. е. существенная угроза. Для признания угрозы су­щественной обязательным условием является ее реальность, т.е. действительная возможность причинения значительного вреда участнику сделки либо его близким. Если угроза не существенна, то по этому основанию сделка не может признаваться недействи­тельной. Не имеет значения, если участнику сделки угрожают правомерным действием, например заявлением в милицию, сообщением в налоговую инспекцию. При том, что это действие правомерно, использование его в качестве угрозы порочит дейст­вительность сделки. Единственным исключением является угроза правомерным действием, приводящим к тому же результату, что и сделка, совершаемая под влиянием угрозы. Например, требование участника общей собственности о выделе его доли под угро­зой предъявления иска о разделе общей собственности.

Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой сторонойтакже относится к сделкам, имеющим лишь волеизъяв­ление при отсутствии внутренней воли. В сделках, совершаемых через представителя, последний не выражает собственную волю, его задача состоит в том, чтобы донести до контрагента волю представляемого. Вследствие злонамеренного соглашения воля представляемого не доводится и подменяется волей представите­ля, что и служит основанием недействительности этих сделок. Злонамеренность соглашения предполагает умышленные действия представителя и контрагента, т.е. их сговор за счет представляе­мого.


Дата добавления: 2015-04-21; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты