Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 4. Жан-Клод и Ашер взяли лимузин с Нечестивцем и Истиной и поехали вперед, в Цирк Проклятых




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  7. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  8. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  9. ГЛАВА 01
  10. ГЛАВА 06

Жан-Клод и Ашер взяли лимузин с Нечестивцем и Истиной и поехали вперед, в Цирк Проклятых. Почему у нас не было охраны? Во-первых, наша машина не могла вместить стольких людей. Во-вторых, я была вооружена, и со мной было три оборотня. Я чувствовала себя в безопасности.

 

Жан-Клод сказал, что ему нужно подготовить небольшое пиршество. Он действительно так и сказал. Он так говорил только тогда, когда пытался скрыть эмоции, мысли, что угодно. Было ли трусостью позволить ему уехать с Ашером, зная, что они будут ругаться всю дорогу домой? Может быть, но я надеялась, что это не мой бой. Одним из серьезных недостатков связи с таким большим количеством мужчин было эмоциональное обслуживание.

 

Джей-Джей, Мика, Вивиан и я ожидали, пока мужчины переоденутся. Стивен мог бы пойти домой в своем костюме, но для Натаниэля и Джейсона на самом деле было бы небезопасно на улице. Нам сошел с рук поцелуй парня с парнем, и никто не отреагировал негативно, но, думаю, мы все чувствовали, что путешествие домой в одних колготках приведет к столкновению в Библейском Поясе.

 

Эти трое отправились на поиски душа, а остальные бродили по фойе в ожидании. Мы нашли лишь одну скамью, на которой было только три места, и хорошо, что никто из нас не был крупным. Маленькая скамейка. Мика настоял на том, чтобы остаться стоять, и я согласилась, так как на мне все еще были трехдюймовые каблуки, одетые на работу. Когда он наденет каблуки, я позволю ему сесть.

 

Джей-Джей и Вивиан казались еще более тонкими и красивыми в прозрачных платьях. Джей-Джей вполне могла бы выступать в своем платье на сцене в некоторых номерах, которые мы видели сегодня. Платье Вивиан выглядело немного тяжелее со своим блестящим бисером, но они обе выглядели как прекрасные девы, готовые приветствовать своих рыцарей, которые сражались за справедливое дело. Я выглядела тем, кем и была: кем-то, кто выбежал с работы, чтобы провести вечер.

 

Мика прислонился к стене рядом со мной. Я взяла его за руку и от этого почувствовала себя лучше. Он тоже был в рабочей одежде, в конце концов, и полагаю, выглядел великолепно.

 

Джей-Джей недолго высидела, а затем вскочила и начать ходить. Вообще-то, это была даже не ходьба, а некая мыслительная деятельность, которая требовала физического движения. Она едва не танцевала, когда двигалась, следуя по какой-то определенной траектории в своих балетках на плоской подошве и розовом платье. Она была не намного выше меня, но казалась выше, длиннее, стройнее, ее силуэт был изящен, словно нарисованный.



 

Вивиан придвинулась ко мне на скамейке. Она была оборотнем и нашим леопардом, а когда оборотни чувствуют себя подавленными, они любят прикосновения. Это утешает. Я поняла намек и протянула другую свою руку к ней. Она взяла мою руку с робкой улыбкой и приняла ее как приглашение подвинуться достаточно близко, чтобы наши бедра соприкоснулись. Было время, когда это вывело бы меня из себя, но я знала, что Вивиан не посягает на мое личное пространство. Ей просто необходимо было прикосновение.

 

Я подняла руку и дала ей прижаться под ней так, что моя рука накрыла ее стройные плечи. Сидя, я была выше, чем она, так что я на самом деле могла обхватить ее рукой и спрятать. Внезапно я почувствовала себя очень по-мужски, но тот факт, что она прижималась ко мне в общественном месте, означал, что с Вивиан было что-то не так.



 

Рука Мики сжала мою руку, и я встретилась с ним взглядом. Я знала этот взгляд. Я вздохнула и обняла Вивиан, положив щеку на ее волосы.

— Что с тобой, Вивиан?

 

Она выпрямилась и стала отстраняться. Я сжала руку и обняла ее крепче.

— Все в порядке, Вивиан, просто поговори с нами.

 

— Мы твои Нимир-Raдж и Нимир-Ра, и твои друзья, — сказал Мика, — Поговори с нами.

 

Ее вздох заставил ее плечи вздрогнуть. Она съежилась, и я подтянула ее ближе к себе. Ее руки обвились вокруг моей талии, заколебавшись, когда она ощутила кобуру пистолета, но она закончила этот жест, положив голову в углубление моего плеча. Что же такого плохого должно было случиться, чтобы Вивиан проявила на публике столько личного, хотя всегда была очень скрытным человеком?

 

— За три полнолуния Джина так и не обернулась. Она все еще беременна.

 

Я поморщилась и посмотрела на Мику. Он поднял брови, как бы говоря, что он тоже не понимает.

 

— Да, Криспин и Домино помогают Джине контролировать ее зверя, чтобы она не обернулась и не потеряла ребенка, — сказала я.

 

Вивиан вцепилась в меня крепче. Ее тело начало дрожать, ее трясло. Я отпустила руку Мики и обняла ее обеими руками. Ее голос был слабым и сильно сдавленным, когда она сказала:

— Оборотни могут забеременеть, но мы не можем выносить ребенка до срока. Обращение слишком неистово, и у нас случается выкидыш.

 

— Вот почему вертигры пытаются научить некоторых из нас, как сделать то, что они делали на протяжении веков, поэтому мы можем помочь женщинам в наших группах животных иметь детей.



Когда Криспин и Домино поселились в Сент-Луисе, мы думали, что просто получили новых добровольных доноров крови, нового танцора для Guilty Pleasures в лице Криспина и нового охранника в лице Домино, но тигры открыли один из самых больших секретов их клана. Вертигры были единственной группой животных, которые могли сохранять чистоту породы. Среди них были те, которых они называли чистокровными, которые родились с волосами и глазами того же цвета, что и после принятия формы тигра, но они не обращались до достижения периода полового созревания. Сами по себе чистокровные не превращались в обычных оранжево-черных тигров, только их жертвы. Я даже не знала, что тигры могут сохранять чистоту породы, пока мне не пришлось встретиться с ними в Лас-Вегасе, но никто, кроме тигров не знал, что они могли успокоить зверя женщины. Мужчины с детства обучались работе со своими партнершами и могли помочь им пройти через беременность без обращения, так что у них не случались выкидыши. Криспин впервые усмирил зверя Джины, не понимая, что это было большой неожиданностью для всех нас. Уже прошло три месяца, если мы продержимся еще один, это будет рекорд среди ликантропов, если не считать вертигров. Тигры были взволнованы тем, что их экстрасенсорные способности работают на любом другом оборотне. Одной из причин того, что к нам завтра приезжала их группа, было обсуждение последствий беременности Джины и того, как может повлиять ее потенциальный успех размножения на культуру вертигров в целом.

 

Вивиан сильнее уткнулась в меня головой, так что ее голос прозвучал глухо.

— Я приняла тот факт, что у нас со Стивеном никогда не будет детей, что мы не можем, что я не могу иметь детей.

 

— Мы собираемся помочь Джине пройти через это с ее ребенком, — сказал Мика, и его голос прозвучал уверенно. Я не была настолько уверена, потому что не только Криспин или Домино должны были быть с ней каждую полную луну, но кто-то должен был быть всегда наготове бежать к ней, если она позовет на помощь. Заставить зверя подняться могла не только полная луна — сильные эмоции, боль, много чего другого могло вызвать ту же реакцию.

 

Я была одной из тех, кто пытался узнать, как сделать то, что Криспин и Домино делали без особых усилий. У меня был не очень большой прогресс, может быть, потому, что мои звери были пойманы в человеческом теле, и я не могла дать им форму животного. Мика учился, и у него получалось. Криспин думал, что через несколько дней он закончит обучение. Все, кто учился как успокоить животное Джины, были у нее на быстром наборе, так что, если она чувствовала, что теряет контроль, мы могли быстро прийти. Двое тигров действительно надеялись на то, что другие доминанты групп животных в ближайшее время обучатся этому мастерству, так что у них появится больше помощников.

 

Дрожь усилилась, когда Вивиан прижалась ко мне.

— Если у Джины будет ребенок, я тоже хочу.

 

Я прикоснулась щекой к ее волосам.

— Тогда ты можешь быть следующей.

 

Она покачала головой.

— Стивен не хочет.

 

— Что? — удивилась я.

 

Она подняла голову с моего плеча. Ее помада и тени для век были размазаны по ее идеальной коже.

— Он говорит, что с таким происхождением, как у него, не хочет иметь детей. Он боится, что будет, как его отец.

 

— Стивен никогда не будет таким, как его отец, — сказала я.

Стивен и его брат, Грегори, подвергались сексуальному насилию со стороны отца большую часть своей жизни, пока не уехали из дома. Отец пытался извиниться перед ними в рамках своей 12-шаговой программы. Они не желали иметь с ним ничего общего, и его упорство в попытках загладить кошмар их детства представлялось мне просто еще одним способом поставить его потребность извинения выше их потребности остаться в гребаном покое.

 

— Я говорила ему, но он боится. Он немного работал с Мэтью над его танцем, и это возродило ужасные воспоминания. У Стивена были наихудшие ночные кошмары. Его терапевт утверждает, что это хороший знак, что все становится гораздо хуже перед тем как наладиться.

 

Терапевты обычно так и говорили, но я постаралась быть более полезной.

— Стивен — не его отец.

 

— Терапевт говорит то же самое, но Стивен напуган, — я услышала, как она тяжело сглотнула. Звук вышел болезненным, как будто она пыталась проглотить то, что причиняло ей боль. — Я хочу детей, Анита. Я хочу их, и если Стивен не хочет, мне придется потерять его, чтобы иметь детей. Я не хочу терять его. Я люблю его, и знаю, что он меня любит.

 

Я не знала, что сказать, но, к счастью, знал Мика. Он подошел и присел перед ней, положив руку на ее колено.

— У нас есть еще шесть месяцев прежде, чем у Джины появится ребенок. Это долгий срок в терапии. За шесть месяцев можно все изменить, если Стивен будет работать над своими проблемами.

 

— А что, если он не решит их?

 

Мика посмотрел на нее терпеливым взглядом, говорившим, что все будет хорошо. Я снова коснулась лицом ее волос, в то время как она посмотрела на него. Я не могла изобразить утешительный взгляд, так что просто обняла ее.

 

— Решит, — сказал он, по-отечески поглаживая ее колено. Как Нимир-Raдж он должен был представлять собой сочетание образа отца, старшего брата и друга, но без секса.

 

— Как ты можешь быть так уверен?

Но я слышала по голосу, что она хотела верить его убедительности, лицу, прикосновению.

 

Мика улыбнулся ей, и в его взгляде была та самая уверенность, которую я видела чуть ли не с самого начала. Он излучал полную уверенность в том, что как он сказал, так и будет.

— Я знаю Стивена, и знаю тебя, и я знаю, что вы любите друг друга. Вы прошли через многое вместе и через это пройдете тоже.

 

— Ты говоришь так уверенно, — ее голос все еще срывался, но теперь в нем появилась надежда.

 

Он улыбнулся шире.

— Я уверен.

 

Я не могла так сказать, потому что я всегда была готова поверить, что кто-нибудь все испортит. И потому что я не могла добавить к его уверенности свою, я поцеловала ее в макушку, которой она прижималась к изгибу моего плеча.

 

Перед нами вдруг возникла Моника. Я подняла голову, и выражение моего лица было предупреждающим, и Мика встал, думаю, готовый к защите, но на ее лице не отражалось ничего плохого. Я никогда не видела такого взгляда у нее раньше.

 

Она позвала Джей-Джей.

— Можешь занять Мэтью на несколько минут?

 

Джей-Джей скользнула к нам, и мальчик погнался за ней. Должно быть, я удивилась, потому что Моника сказала: — Я была замужем за вековым вампиром. Я знаю, каково это: хотеть ребенка и знать, что у тебя никогда его не будет. Вы знаете, насколько редко старшие вампиры становятся отцами.

 

Я знала. Я могла только кивнуть.

 

Мика освободил дорогу Монике, занявшей его место на коленях перед Вивиан.

— Позволь мне отвести тебя в дамскую комнату, чтобы мы могли исправить макияж до того, как вернется Стивен.

 

Вивиан заморгала на нее, а потом молча кивнула.

— Я не хочу, чтобы Стивен знал, что я кому-то сказала.

 

— Я не скажу ему, — сказала она и протянула свою руку. Вивиан посмотрела на Мику, он кивнул, потом на меня, и я тоже кивнула. Она пошла с Моникой, и мы надеялись, что Моника не напортачит. Это немного напоминало ситуацию, когда отправляешь дочку с противной девочкой из школы и надеешься, что она не будет противной, но, как ни странно, я так и поступила.

 

Мика сел рядом со мной, и его рука отыскала мою руку. Мы сидели и смотрели, как Джей-Джей носилась по холлу, в то время как Мэтью гонялся за ней. Он оглашал пространство счастливым визгом, но что-то в игре напомнило мне последний номер Джейсона и его балерины. Искала ли я сходства, или же мальчик действительно имитировал дядю Джейсона?

 

Как он часто делал, Мика произнес так, словно читал мои мысли.

— Когда мне было столько же лет, сколько Мэтью, я умолял о маленьком наборе из кобуры и пистолета с пластиковым значком шерифа.

 

— Потому что твой отец был шерифом?

 

Он кивнул головой.

— Он не был шерифом, когда мне было три, но он служил в правоохранительных органах, и я просто хотел быть похож на него.

 

— Значит, не только я заметила: Мэтью пытается имитировать некоторые танцы из тех, что видел сегодня.

 

Мика смотрел, как малыш гонится за гибкой, изящной танцовщицей.

— Он начал выяснять, что значит быть мальчиком. Он подражает мужчинам, которых видит.

 

Я рассказала ему, что Мэтью говорил о том, как все большие мальчики целуют меня. Мика обнял меня, и я поняла, что делает это так же, как я обнимала Вивиан. Это заставило меня сесть ровнее и даже отстраниться немного.

 

— Что не так? — спросил он.

 

— Мне просто интересно, чему учится Мэтью и как это отразится на нем позже.

 

— А почему ты вырвалась?

 

Я сделала глубокий вдох и сказала: — Потому что я не позволю себе жаться как Вивиан.

 

Он улыбнулся и привлек меня, чтобы поцеловать в лоб.

— Ты никогда не будешь жаться как Вивиан, Анита.

 

Я обняла его, притянула к себе и не была так уж уверена в этом. Я хотела спросить его, хотел ли он детей. Несколько лет назад он сделал вазэктомию, чтобы очень злой оборотень не мог использовать его для оплодотворения женщин их группы. Плохому парню нравились беременные и боль и скорбь от выкидышей. Он был одним из самых извращенных людей, которых я когда-либо встречала, и я ни разу не пожалела, что убила его.

 

Я не могла иметь биологического ребенка Мики, но мы делили постель и дом с Натаниэлем в течение двух лет. Хотели ли они детей? Если бы я действительно была такой храброй, как все думали, я бы спросила, но я не спрашивала, потому что не хотела знать. Я боялась, что уже знала ответ.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.026 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты