Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 4. «Христос» первый: «всё будет о'кей!».




Я открыл дверь, и мы увидели освещенною тусклым светом лестницу, ведущую вниз. Мы опустились на один этаж вниз и оказались перед застекленной дверью, освещенной с противоположной стороны. Из-за закрытых дверей слушалась приглушенная музыка. Я открыл дверь, и мы вошли.

Мы с Лесей оказались в зале, похожем на зал большого ресторана-кабаре. Зал был плотно заставлен столиками на четырех персон, за которыми сидели наряженные мужчины и женщины. Воздух был просто напитан табачным дымом и винным перегаром. Играла ненавязчивая музыка, слышался тихий говор.

Неожиданно на сцене появились два улыбающихся человека в дорогих костюмах. Они были почти что близнецами, только один был темноволосым и имел нос картошкой и карие глаза. У другого волосы были пепельные, нос прямой, а глаза – серые.

– Good evening, ladies and gentlemen, – начал сероглазый, и публика, услыхав его слова притихла. Все враз обернулись, посмотрели на сцену, и вдруг зал разразился аплодисментами. – I greet you! – продолжил пепельный.

Леся дернула меня за рукав. Я оглянулся на неё. На девушке было потрясающее вечернее платье розового цвета с открытыми плечами, но без декольте. Юбка на каркасе с подборками спадала до самого пола. Я ахнул от изумления, развел руками и только тут заметил, что на мне черный костюм «троечка» и белоснежная рубашка. Леся сделала мне знак следовать за ней. Мы прошли к самой сцене, где прямо посредине оказался столик на котором красовалась табличка с надписью «ЗАКАЗАНО». При нашем появлении услужливый официант подбежал к столику, убрал табличку и жестом пригласил нас. Мы уселись.

– Добрый вечер, дамы и господа, – черноволосый в это время переводил с английского речь пепельного, – я приветствую вас!

– Чего изволите? – подобострастно проблеял официант.

– Пластик принимаете? – деловито спросила Леся.

– О, да, мадемуазель! – все тем же голосом поклонника, беседующего со своим кумиром ответил официант.

– Тогда два кофе и четыре бутерброда с пармезаном и хамоном, – с этими словами моя спутница (в тот момент она была просто очаровательна, в том числе, и как женщина) достала из ридикюля пластиковую карточку. Гарсон посмотрел на карточку, прочел название банка, и на его лице отразилось ещё большее изумление. Он достал терминал, пропустил карточку через него и выдав Лесе чек для подписи, отправился выполнять заказ.



– Надеюсь, хоть кофе у них настоящий, – произнес я, предчувствуя наихудшее.

– Просто великолепное. И бутерброды тоже – сыр-то настоящий – из Пармы, а хамон – из Севильи , – ответила моя спутница сопровождая свои слова самой очаровательной улыбкой, какую я когда-либо видел.

– Мы рады видеть в нашем клубе гостя из США мистера Джорджа Ричмена! – продолжал тем временем темноволосый. Мистер Ричман вежливо улыбнувшись, поклонился публике.

– Ми тьоже фсьегда ради видьеть у нас ф ЮэСЭй хосподина Георгия Богатого! – с этими словами Ричмен указал на темноволосого.

Официант принес наш заказ. Леся тут же принялась за бутерброд, запивая его маленькими глотками кофе. Я последовал её примеру. И бутерброд, и кофе были и впрямь восхитительны.

– My dear friends, – начал мистер Ричмен.

– Мои дорогие друзья, – тут же последовал перевод господина Богатого.

– I have arrived from distant America to be divided by amazing news. – продолжал американский гость.

– Я приехал из далекой Америки, чтобы поделиться удивительной вестью.



– The God loves you!

– Бог любит вас!

– And He wants to in your life’s all were an ok!

– И Он хочет, чтобы в вашей жизни всё было о'кей!

– Ну что, правда здесь классная еда? – спросила меня Леся, когда я прикончил свою порцию. Сама она к тому времени только доедала первый бутик, а кофе оставался еще почти не тронутым.

– Да, ты была права, – только и ответил я, и тут же мне в голову пришел вопрос, который я ей и задал: – Ты говорила, что в этом здании будешь видима только для меня. Но тебя увидел тот паренёк, да и с официантом тоже ты беседовала. Как же это так получается?

– Я показалась парню, чтобы он своим намеком на то, что мы с тобой якобы состоим в сексуальной связи спровоцировал тебя на драку, – ответила девушка с бесхитростной улыбкой. – Прости, но мне нужно было, чтобы ты сам увидел кем являются здешние обитатели. А с официантом… у тебя есть с собой деньги, чтобы оплатить ужин в этом ресторане?

– Нет, – откровенно признался я.

– Даже если б у тебя и были деньги, ты бы не смог расплатиться никакой земной валютой – даже самой твердо конвертируемой! «Дорога цена искупления души их, и не будет того вовек», Псалом сорок восьмой, стих девятый, – процитировала Леся.

– Если я правильно понял тебя, то за ужин у меня потребовали бы душу?

– Да, ты прав! И если бы не карточка Небесного Банка, то плохи бы были наши дела.

– Но это же – ад! Как они приняли к оплате твою карту? – изумился я.

– Во-первых, это еще не ад, – ответила Леся, – если хочешь, можешь назвать это чистилищем, но более точным названием будет преисподняя. А во-вторых, наш банк является кредитором Себа, как и всех людей на земле. Но за людей уплатил мой Возлюбленный. А день расплаты с Себом приближается!



– А как мы с тобой оказались в этих костюмах? – задал я следующий вопрос.

– Визуальная трансформация, – ответила девушка. – Ты ещё увидишь, как это происходит. Суть же в том, что эти костюмы – фикция. На самом деле ты в той же одежде, в которой вышел ко мне. Но каждый, кто смотрит на тебя, видит то же, что видишь и ты. Одна из главных заповедей разведчика – не выделяться из окружения.

– А в машине ты тоже произвела визуальную трансформацию, или действительно переоделась?

Этот вопрос немного смутил девчонку, но она все же ответила на него.

– Я никогда не раздеваюсь. На самом деле на мне – хитон из белоснежного виссона, как в Откровении 19:8. Это похоже на закрытую ночную рубашку до самых пят. Он настолько белый, что если бы я показала тебе его сидя в машине в лесу облачной ночью при выключенных фарах, то отраженный свет был бы ярче солнечного.

– Бог не хочет, чтоб ты проводил жизнь в болезнях, – продолжал Богатый переводить речь Ричмена.

– Poverty.

– Бедности.

– And solitude!

– И одиночестве!

– I need making look younger pair - a man and woman.

– Мне нужна молодая пара – мужчина и женщина.

– And I see the suitable pair before our scene just. –американский проповедник указал рукой на нас с Лесей.

– И я вижу подходящую пару как раз перед нашей сценой.

Я взглянул на Лесю с немым вопросом. Она как раз доела второй бутерброд и выпила кофе. Увидев мой взгляд девушка утвердительно кивнула головой и мы, встав из-за столика, поднялись на сцену.

– This is your wife? – задал мне вопрос Джордж.

– Это ваша жена? – перевел Георгий.

– Невеста, – вставила Леся, прежде чем я успел ответить. При этом она бросила на меня весьма красноречивый взгляд. Я утвердительно кивнул головой, и обнял девушку за талию. Она обняла меня за плечи и прижалась ко мне.

– Bride – ответил переводчик американцу.

– Splendid! You love her?

– Великолепно! Вы любите её?

– Да, люблю, – я снова кивнул головой, чтобы американец понял мой ответ.

– And You want that Your bride was ill, was poor and wretch? – снова спросил меня американец.

– И Вы хотите, чтобы Ваша невеста болела, была бедной и несчастной?

– Нет, конечно!

– Some religious leaders try to convince us that God wants us whole this!

– Некоторые религиозные лидеры пытаются убедить нас, что Бог желает нам всего этого!

– And herewith they confirm that He loves us!

– И при этом они утверждают, что Он любит нас!

По залу прокатилась волна гомерического хохота. Оба проповедника тоже начали корчиться от смеха. Что касается меня, то я едва удерживался от того, чтобы не превратить близнецов в две кучки песка! Но внезапно взглянув на Лесю, я понял, что надо делать. Как раз в этот момент я оказался между ними. Упор на правую ногу, наклон корпуса вправо, удар левой ногой по бедру одного из противников, а кулаком – в лицо другому. Этот прием я изучил ещё до того, как пошел в школу. Их тела тут же песком осыпались на пол, подняв в воздух кучу пыли. Эта пыль начала заполнять зал, и те, кого она касалась, тоже превращались в прах. Когда облако пыли прошло по залу, превратив в прах всех, находившихся там, сверху начали осыпаться плиты перекрытия. В один миг наши одежды пробрели прежний вид. Леся схватила меня за руку и потащила к выходу. Я побежал вслед за ней. Когда мы выбежали на лестничную площадку, я заметил, что лестницы, ведущей наверх, уже не было. Вместо нее там была груда обломков.

– Не переживай, мы выберемся наружу,– ответила Леся на мой невысказанный вопрос.

Мы спустились ещё на один уровень вниз, и тут же обвалился весь второй этаж.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.037 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты