Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава II. Мысли и воспоминания.




Читайте также:
  1. I. Мысли о градоначальническом единомыслии, а также о градоначальническом единовластии и о прочем
  2. I. МЫСЛИ О ГРАДОНАЧАЛЬНИЧЕСКОМ ЕДИНОМЫСЛИИ, А ТАКЖЕ О ГРАДОНАЧАЛЬНИЧЕСКОМ ЕДИНОВЛАСТИИ И О ПРОЧЕМ
  3. Kак силой мысли воплотить в жизнь свои желания?
  4. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  5. Quot;Это движутся мысли".
  6. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  7. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  8. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  9. Ваши чувства — скрытые мысли
  10. Взаимодействие мысли с материей

 

Все-таки здание штаб-квартиры из стекла и бетона на берегу Темзы Джеймс Бонд так и не полюбил. Он ещё успел застать те времена, когда под скромной вывеской «Юневерсал Экспорт» скрывалась одна из важных структур Сикрет Сервис. Не очень многочисленная, но отнюдь не малоэффективная. Созданная во времена холодной войны, служба стала своего рода «пожарной командой», на тот случай когда её глава в связи со стремительно меняющейся международной обстановкой мог действовать по собственному усмотрению ставя руководство МI-6 и министерство обороны лишь в известность. Это не значило, что «М», как называли главу подразделении мог заниматься самодурством. Нет, он также нес огромную долю ответственности и был подотчетен главе внешней разведки, министерству обороны и министерству финансов. Но вот на принятие решения разрешение спрашивалось не всегда. Если бы «М» принял решение, повлекшее за собой ослабление страны во внешней или внутренней политике, то он не просидел бы на своем месте и суток. Таких решений ни один глава службы не принимал. Они не были ангелами или пророками, они тоже ошибались, но ведомственные комиссии собираемые по таким случаям ни разу не нашли в их решениях заведомо ложных действий. Просто решение было неверным в силу ограниченности данных для анализа, и попытка оперативно переиграть противников не всегда оканчивалась успехом. Но даже в поражениях служба оставалась с доброй репутацией, а поражений было все-таки меньше чем побед. Особенно прославилась служба при пребывании во главе её адмирала Майлса Мессерви. Морской волк старой закалки, переквалифицировавшийся из умного офицера флота в одного из лучших аналитиков военно-морской разведки, он неуклонно поднимался по ступеням служебной лестницы, перед тем как получить этот пост. Именно при нем служба провела ряд дерзких операций в Восточной Европе, именно при нем рухнул Восточный блок и казавшийся титаном Советский Союз, и на стыке восьмидесятых и девяностых служба находилась в апогее своей славы. И именно при этом человеке начал свою службу в MI-6 Джеймс Бонд. Майлс Мессерви, как многие люди, имел свой «пунктик». Впрочем, как и его предшественник, бывший командос времен Второй Мировой. Если при последнем в силовую структуру службы попало несколько десантников «с головой», то сэр Майлс предпочитал набирать кадры среди военных моряков Её Величества. Именно он, с чьей-то подачи, обратил внимание на молодого офицера военно-морской разведки. Службе требовались молодые люди со знанием языков (а Бонд вполне сносно говорил по-немецки и по-французски), с хорошей физической и стрелковой подготовкой, а также способностью к самостоятельному мышлению. На везение тоже обращалось внимание. К этому, «морскому», как его за глаза называли внутри стен «Юневерсал Экспорт», набору, вынудила сама жизнь. Кто-то из их предшественников прорвался в начальство, кто-то осел за рубежом в качестве главы местного филиала, ну и не без потерь конечно. Одним повезло больше и они, пусть и покалеченные, ушли на пенсию или менее опасные отделы. Но ряд сотрудников погибло, и даже их могилы зачастую были пусты за неимением тела.



Бонд начал свою деятельность в рядах организации как обычный «мальчик на побегушках», только вот «забеги» у него были стаерские – полеты в страны Европы, Азии, в Америку. Один из таких полетов оказался знаменательным. Потребовалось срочное вмешательство с физическим устранением человека. Это только кажется, что bang и дело сделано, но нажать в последний момент на курок, нажать хладнокровно, дано не всякому. Тогда под руками у «М» оказалось только двое новых сотрудников, прилетевший в Токио по делам фирмы Бонд и один из новых сотрудников токийского филиала осуществлявший слежку за объектом. Времени было в обрез, и им предоставили чрезвычайные полномочия, интересующий службу японец по расчетам в ближайшие дни, если не часы мог исчезнуть из поля зрения. Крайне необходимо было этого не допустить. Отбить его у охраны и думать не приходилось, выстрелить на выходе тоже, его должны были посадить в закрытый бронированный лимузин в подземном гараже. Окна же апартаментов его содержания, как сообщил следящий сотрудник, бронированы. Этот обстоятельный молодой мужчина положительно не терял времени даром, прорабатывая основные варианты.



- Он что же, подходит к окнам? – поинтересовался Бонд.

- Да. Видимо сентиментален. Окна выходят на восток и он, судя по всему, очень любит смотреть на восход солнца.

- А какое расстояние до окон от соседнего дома?

- Для винтовки пустяк. Но невозможно, стекла пуленепробиваемые. Плюс кто-либо из охраны всё время дежурит у окон.

- Тогда завтра утром восход солнца станет закатом его жизни – спокойно произнес Бонд. – Не смотрите на меня удивленно. У нас ещё есть несколько часов, чтобы пристрелять оружие и добиться синхронности действий. Вы возьмете крупнокалиберную снайперскую винтовку, я малокалиберную винтовку с мягкой пулей. Для гарантии попросим начинить её чем-нибудь эффективным. Первый выстрел ваш, второй мой. Вы пробьете стекло, моя пуля пройдет сквозь отверстие. Главное чтобы на моё запоздание ушло не больше секунды.



Ночь они провели в тире, отлаживая прицелы и пристреливая винтовки. Напарник решил использовать малоизвестную в то время 12.7 мм Barrett "Light Fifty" M82A1. Бонд остановил свой выбор на несколько футуристически выглядящей немецкой винтовке Walther WA-2000. Её внешний вид был бичом оружия, уж слишком неохотно покупали у производителя. А зря. Сикрет Сервис сразу оценила высокую точность этой модели и имела её в ограниченном количестве на своих складах. Усталости не было. За себя Бонд не опасался, адреналин делал свое дело, органы и чувства были мобилизованы полностью. Напарник тоже не подкачал. Сидя плечом к плечу на стульях напротив приоткрытого окна, они только надеялись на то, что интересующая их цель ещё на месте. Японец был на месте. Невысокий человек в белой рубашке двинулся к окну и встав у него подсветился красновато-золотым цветом от восходившего солнца. Бонд только убедился, мельком глянув на его лицо, что это именно их мишень и целиком поглотился наведением тонкой паутинки прицела на красную лазерную точку целеуказателя своего соседа. Тот разумно рассудил, что выстрел в голову может только навредить, время реакции цели на его попадание было под вопросом, и стал стрелять в сердце. Это было грамотно, даже если бы тот и успел дернуться в сторону, пуля Бонда все равно должна была его зацепить, ну а той дряни, что скрывалась под её оболочкой, этого было достаточно. Красная точка плавно приподнялась над солнечным сплетением и немного сместилась вправо. Сердце здесь, посередине. Выстрел оглушил, несмотря на наушники, и Бонд с опозданием 0.57 секунды, как потом показал секундомер наблюдателя, послал свою пулю. Начинка не потребовалась, человек не был тренирован на такие ситуации, и пуля угодила точно в цель. «Двойные нули» им присвоили тоже одновременно, долгое время их номера соседствовали рядом. Напарник получил кодовый номер 006, а Бонд, следующий по порядку. С того дня номер 007 стал его вторым именем….

 

* * *

 

«М» вызвал его на 14:00. Паркуя свой Aston Martin DB5, Бонд отметил, что ещё есть время обдумать предстоящий разговор. Он специально приехал за час, чтобы в тиши кабинета ещё раз прокрутить все написанное в рапорте о происшедшем. Рапорт был передан сразу по прилету, к нему же приложена фотография, переданная Бонду в гостиничном номере. Поднимаясь на лифте к себе на этаж, Бонд неожиданно вспомнил, что в «Юниверсал» и лифты были другие. Старые, добротные лифты, с отделкой из дерева, с закрывающимися раздвижными решётками. Не то, что сейчас, однотонные панели вокруг…

«Это что же я, старею что ли? – мелькнула в голове подлая мыслишка. – Брось Джеймс, от перехода сорокалетнего рубежа ещё никто не умирал…»

«Старость тут не причем – жестко ответил он сам себе – просто вы мистер Бонд выбиты из седла последними событиями, и выбиты крепко. Последние годы бывало, конечно, всякое, но попасть в такую переделку на собственной «территории» и ещё без оружия в руках – это сильно. Из всего персонала осталось в живых семь человек, трое из которых в реанимации, а ты отделался только ударом в висок. Вопросы будут, и их будет много.»

По коридору Бонд прошел в свой кабинет и закрылся на ключ изнутри. Вот теперь можно всё и вспомнить. Бонд снял пиджак, повесил на спинку кресла и присев, помедлив, чуть отодвинулся от стола и положил на краешек вытянутые ноги. В такой позе агента 007, по крайней мере в этих стенах, ещё никто не видел. Вставленный в замок ключ позволял надеяться, что и не увидят…

 

* * *

 

…Он медленно выходил из бессознательного состояния, куда его вогнал предательский удар сзади. Чья то ладонь бережно приподнимала его голову кто-то водил чем-то ужасно холодным по гудящему виску. Китайская речь перемешивалась с фразами на английском, и в голове болью отдалось отчетливо вспыхнувшее видение гибели главы фирмы. Бонд скривился и тотчас услышал несколько слов по-китайски, произнесенные женским голосом. Бонд открыл глаза. Светом резануло так, что он на секунду их прикрыл, увидев склонившуюся над ним девушку из аэропорта. Подумав, что обознался, вновь осторожно открыл глаза. Нет, зрение его не подвело, та самая девушка, что проштамповала его паспорт. Только сейчас на ней не форма таможенной службы, а шелковое красное платье с пестрым черно-белым поясом из набивного хлопка.

- Вы можете подняться, мистер Бонд?

«Знакомый голос» - Бонд посмотрел на говорящего. Конечно знакомый, тот самый мужчина, что отвел его в сторону при паспортном контроле.

- Сейчас попробую – девушка отняла от виска спасительный холод. Что там у неё, лед? Откуда лёд? Бонд приподнялся. В голове зашумело, но это мелочи, сейчас всё нормализуется насколько это возможно для человека получившего удар, нанесенный из расчета убить. Мужчина подал руку. Бонд поднялся и огляделся вокруг. Картина увиденная внизу его не очень изумила, более или менее он её и так представлял. Только действующие лица добавились. Несколько человек в форме да столько же в штатском. Двое видимо фотографы, один снимает на видеокамеру, другой планомерно делает снимки цифровым фотоаппаратом. На втором этаже неподвижно застыли семь тел. Шесть мужских и одно женское…

- Мы сюда ещё никого не пускали – проговорил мужчина.

- Как вы здесь вообще оказались и кто вы такие – неприязненно буркнул Бонд. – Спасибо за лед, он у вас оказался весьма кстати.

- Лед я взяла в холодильнике – мягко произнесла девушка – видите, вот там, рядом с сейфом. Форма для коктейлей была полная.

Конечно, грубо было срываться сейчас на них, но семь его коллег неподвижно лежали рядом, не говоря о телах внизу, и от одного только этого вида у Бонда ходили желваки, и нудно ныло сердце.

- Мы из контрразведки – произнес мужчина. – Поймите меня правильно мистер Бонд, я выполняю приказ, и он - держать вас в поле зрения. Мы ехали за вами от аэропорта до отеля, а затем сюда. Когда началось это светопреставление, мы бросились с улицы вверх, но успели к финалу. Сначала паника внизу, потом ждали лифт, потом подъем. Лифты здесь не скоростные.

К чёрту их обоих. Не важно врут они или нет. Мелькнувшая мысль рвалась оформиться в доказательство и, подавив в себе все чувства, Бонд на тяжелых ногах двинулся к столу Гуднайт, где сейчас лежала мертвая девушка-секретарь. Осторожно опустившись на корточки рядом с ней, Бонд словно боясь причинить ей боль, отвел чуть в сторону прядь каштановых волос. Впитавшаяся в ковролин кровь в принципе и так говорила о попадании пули в голову, но то, что он увидел, подтвердило его догадку. Ей попали в правый висок. Сердце сдавило. Чисто механически Бонд подошел к соседнему столу. Всё правильно, сосед Гуднайт хоть и лежал на спине, но пуля вошла ему все также справа в голову.

- У остальных тоже самое – подал голос мужчина. – Все выстрелы сделаны вот из того угла, там же стрелянные гильзы. Ближе к лестнице три тела, у каждого пуля в голове. Четверых здесь, включая господина Лендса, стреляющий уложил также одним выстрелом в каждого.

«Мне придется очень много писать всевозможных рапортов и отчетов» - отчетливо понял Бонд. Вскинув руку, он засек время, 15:57. Висок наливался болью и чтобы хоть чуть забыть о нем, Бонд принялся его массировать. Девушка подошла к нему с платком внутри которого был лёд, но он сделал отрицательный жест. Сбрасывать со счета китайцев было пока рано, а принимать помощь врага, хотя это было бы самым разумным, не хотелось.

«Итак, попробуем восстановить хронику последнего часа. Во время подъема на лифте я посмотрел на часы. Было 15:13. Минуты через две мы вошли внутрь. Лендс как раз разговаривал с юношей с таким смешным галстуком – Бонд посмотрел вниз, тела парня вроде бы не лежало – затем кивнул ему и подошел к нам. Подъем по лестнице наверх, перебросился парой слов с секретаршей. Вся беседа не более пятнадцати минут, значит, стрельба началась в 15:35, 15:40. Я пришел в себя примерно без десяти, если исходить из того, что подходил к столу Мэри и её соседу. Значит провал 7-8 минут. И когда успели прийти все эти люди?»

- У полиции здесь что, участок? – процедил Бонд сквозь зубы.

- Нет. Людей которых вы видите привлекли мы. Я - старший лейтенант Тсуи. А моя помошница – лейтенант Йен. Ещё когда мы двигались вверх, к нам присоединились два полицейских находившихся в тот момент на входе. Вы их можете видеть – Тсуи показал Бонду на двух людей в штатском. - Троих охранников мы забрали по дороге в коридоре. Несколько человек успело вырваться из этого ада в коридор, сейчас с ними занимается врач. Минуту спустя снизу подъехали двое патрульных полицейских, они сейчас держат двери. Люди с камерой и фотоаппаратом из соседних офисов, карты памяти мы у них заберем. Вашему консулу я позвонил, так что он с минуты на минуту появится. Поднявшись наверх, мы стали осматривать трупы, когда Анна обратила внимание на то, что вы кажется, живы и занялась вами.

Бонд повнимательнее посмотрел на действия внизу. То, что ему сначала показалось полицейским расследованием, на самом деле таковым не являлось. Парня с кинокамерой, похоже, скоро вывернет, бледный как мел, если и держится то только потому, что один из тех, кого Тсуи назвал полицейским, постоянно его отвлекает, показывая с какого ракурса надо снимать очередное тело. Остальные трое штатских просто глазеют по сторонам, как и три охранника.

- Вот этим тут делать точно нечего – Бонд показал Тсуи на ненужных людей.

- Привел на всякий случай. Могли пригодиться как щит или помочь выносить раненых – Тсуи что-то сказал вниз, и часть людей двинулась к выходу. Навстречу им вышагивал человек с темно-синем костюме, вслед за ним еще три человека от которых за версту отдавало, что они охранники. Человек огляделся, заметил на верху троих людей и, оставив внизу охрану, пошел к ним.

- Здравствуйте, мистер Гарнетт – поздоровался Тсуи

- Кто вы? – не отвечая на приветствие, с ходу бросил Гарнетт.

- Я старший лейтенант службы безопасности. Моя фамилия Тсуи. Это я вам позвонил, когда всё произошло. Это моя помощница. А это ваш соотечественник, мистер Бонд, сегодня прилетевший в Гонконг.

- Мистер Бонд, вы мне можете объяснить, что здесь произошло?

- Здесь произошло нападение на офис «Британо-азиатской туристической компании», мистер Гарнетт – назвал человека фамилией произнесенной Тсуи Бонд. – Есть жертвы. Сейчас по всей вероятности сюда прибудут люди из ведомства tovarisha Тсуи.

- Что им тут делать, сейчас подъедут наши эксперты - начал было Гарнетт, и осекся.

- Офис «Британо-азиатской туристической компании» не находится под дипломатической неприкосновенностью – тихо проговорил Тсуи. – Я думаю, вашим людям позволят остаться и даже принять участие, но о самостоятельном расследование можете забыть. Сянган – территория Китая.

Мысленно Бонд ему аплодировал. Одним китайским названием Гонконга, Сянган, Тсуи моментально «поставил» Гарнета на место. Меньше всего Бонду сейчас хотелось принимать участие, в каких либо расследованиях, отвечать на монотонные вопросы и смотреть на мертвые тела коллег и разгромленный офис. Кроме того, в голове металась неотступно мысль о вышедшей буквально за минуту до всей этой бойни Мери. Неужели? Нет, не может быть.

- Если вы не возражаете, я отправляюсь в отель – заявил Бонд.

- Нет, мистер Бонд – моментально возразил Гарнетт – Вы нужны пока здесь. Как консул я вам приказываю остаться.

- И, тем не менее, я уйду – сказал Бонд. – Мне безразличен ваш приказ, мистер Гарнетт. Ведите свое расследование, а мне по возвращению в Англию придется написать немало рапортов и без вас.

Последние слова Бонд выделил особо. Гарнетт внимательно посмотрел на него тяжелым взглядом, но слов возражения больше не произнес. Уж он то знал, какой побочной деятельность занимаются некоторые сотрудники этой фирмы, по крайней мере, догадывался. Бонд молча спустился вниз, прошел мимо посторонившихся охранников Гарнетта и, пройдя помещение офиса, вышел в холл коридора. Муравейник – это, пожалуй, самое подходящее слово тому, что там творилось. И, конечно же, журналисты. На выходящего Бонда моментально были вскинуты теле и видеокамеры вкупе с фотоаппаратами.

«Мистер, мистер, вы были там? Что произошло…? Мистер мы из журнала…восьмой канал…это была месть мафии или конкурентов?...

Бонд молча продирался к лифту, не забывая, уклонятся в сторону и заслоняться руками от объективов. Тсуи это тоже предусмотрел и поэтому моментально отвлек на себя внимание, появившись на входе и бросив в толпу фразу:

– Прошу вашего внимания дамы и господа. – Далее тоже самое он произнес на китайском языке. Бонд, наконец, дождался лифта, двери закрылись и кабина пошла вниз.

Внизу на Бонда не обращали внимания, суетились бестолку люди, на улице моргая сигнальными лампами, вперемешку стояли полицейские машины и кареты скорой помощи. Бонд прошел через ограждение, когда один из стоящих полицейский окликнул его на английском языке:

- Эй, мистер, задержитесь, пожалуйста.

Бонд остановился и хотел уже сказать в ответ какую-нибудь банальность вроде - «А в чем дело?» когда женский голос за его спиной произнес фразу, судя по интонации скорее напоминающую приказ. Бонд обернулся назад, хотя знал, кого он там увидит. Конечно же, Анну Йен. Полицейский неторопливо подошел к ней, посмотрел показанное ему удостоверение и, откозыряв, пошел на своё место.

- Продолжаете следить? – ироническим тоном осведомился Бонд.

- Задание никто не снимал – серьёзно ответила Анна Йен. Кроме того, мой напарник приказал мне следовать за вами, так как предполагал, что у европейца с синяком на виске могут быть проблемы на выходе.

- Я гляжу ваш напарник парень не промах, мисс Йен. Раз уж вы всё равно поедете за мной, то могу облегчить вам задачу. Отвезите меня в отель.

- С удовольствием мистер Бонд.

- С удовольствием?

- При инструктаже наш начальник назвал вас живой легендой. Согласитесь, не каждый день удается подвести на машине человека совсем недавно предотвратившего военный конфликт между Китаем и НАТО.

- Ну, американцев то там не было – усмехнулся Бонд.

- Они вмешались бы с первыми залпами. Вы прекрасно знаете без меня – Великобритания самый преданный партнер Америки в военных вопросах.

«Разумно - подумал Бонд – в случае эскалации конфликта Америка поддержала бы нас, не задумываясь. Не вмешивалась она только оттого, что сильно нажимала по дипломатическим каналам, остужая излишне горячие головы по обе стороны».

Йен остановилась возле знакомой красной «Тойоты».

- Надеюсь, я не сильно компрометирую вас мистер Бонд?

- Если меня не скомпрометировала упомянутая вами операция, то поездка с вами не сделает этого и подавно. Кстати ваш покорный слуга был там не один, поэтому называть меня «легендой», как это сделал ваш начальник, непатриотично, наконец.

- Она кумир девушек службы – с заблестевшими глазами произнесла Йен. - Родина щедро отблагодарила её. Теперь она уже полковник, начальник отдела...

Мисс Йен моментально, практически с места, по-мужски пристроились в поток машин. Машину она вела уверенно, и Бонд откинулся на спинку сиденья.

«Да, девочка, мне бы твой энтузиазм – скептически подумал Бонд. – Да я бы с тоски завыл, заставь меня заниматься каждый день рутинной работой. Эка благодарность сидеть в четырех стенах шесть дней в неделю. Оперативник – он сродни хищнику. У русских есть даже поговорка про волка, который если не будет двигаться, то умрет от голода. Это правильно. Для бумажной работы нужна особая предрасположенность. Если человек привык вести активный образ жизни, то подобное назначение будет для него сродни заточению. Её просто очень красиво, с почетом, сделали невыездной…. Где Гуднайт?»

Анна Йен продолжала уверенно лавировать в потоке машин. Пару раз она искоса осторожно посмотрела на Бонда, но не нарушала тишину.

«Да, у азиатов воспитание другое – продолжал размышлять Бонд – так ведь и будет молчать. Чтобы не нарушать ход моих мыслей. А каков ход моих мыслей?»

Джеймс Бонд вынужден был признать, что, несмотря на сумбур в голове и ком в горле, он успел отметить стройные ножки Йен и бархатистость её кожи.

«Стоп – мысленно отдал он себе приказ – Этот хитрец Тсуи возможно именно на это и рассчитывал, посылая тебя вслед за мной. Надо поразмыслить над случившимся, и первее всего доложить в «офис».

- Отель, мистер Бонд – произнесла Анна.

- Спасибо что подвезли - рассеянно произнес Бонд – Если потребуюсь, знаете, где найти.

Последнее звучало несколько двусмысленно. Анна Йен чуть склонила голову и улыбнулась ему дежурной улыбкой, точь в точь как в аэропорту.

- До свидания, мистер Бонд. Не желаю вам спокойной ночи, вы сегодня вряд ли вообще ляжете спать.

- До свидания мисс Йен. Вы правы, до отлета не собираюсь. Не уезжайте далеко, как знать, может, подвезете меня ещё и до аэропорта.

Йен закрыла дверь и плавно тронулась с места. Пройдя сквозь двери, Бонд искоса посмотрел на улицу. Ну, так и есть. Красная «Тойота» стояла на паркинге рядом с отелем.

Чанг уже обо всем знал. Он был слишком серьезен против обыкновения.

- Соболезную, мистер Бонд.

Джеймс Бонд кивнул головой, что-то говорить сейчас было глупо.

- Позвольте предложить вам услуги массажиста, мистер Бонд. Сеанс массажа в совокупности с иглотерапией моментально приведет вас в чувство.

- Хорошо, мистер Чанг, через десять минут.

Бонд не стал подниматься на лифте, предпочтя лестницу. В номерах и лифтах «жучки» абсолютно точно, а вот на лестнице возможно и нет. Хотя разговор с офисом и предстоял по закрытому каналу, лучше бы его не слышали. Выходить на улицу не хотелось, направленный микрофон ещё быстрее запишет там речь, здесь же оставался небольшой шанс. Трубку сняли сразу.

- Это Бонд. Дела в местном туристическом бизнесе здесь хуже некуда.

- Уже в курсе – почти неузнаваемым голосом ответила Манипенни – вылетай, как только сможешь.

- Хорошо – бросил в трубку Бонд и дал отбой.

Номер показался ему огромным. Это был все тот же номер, в котором он не раз останавливался прежде, бывая в Гонконге, но сейчас его размеры раздражали. Раздражали начисто пропылесосенные кресла и диваны, аккуратно заправленная кровать и особенно раздражали зеркала, в которых он видел своё отражение со следами пережитого на лице. Бонд снял трубку.

- Слушаю вас мистер Бонд.

- Сообщите мне расписание всех авиарейсов на Лондон.

- Одну минуту мистер Бонд.

В дверь осторожно постучали. Бонд открыл дверь и увидел невысокого, тщедушного, седого китайца с небольшой сумочкой в правой руке.

- Господин Чанг прислал меня сделать вам массаж мистер Бонд – сказал, кланяясь, китаец.

- Конечно – помедлив, сказал Бонд – господин Чанг, точен как швейцарские часы.

«Интересно. Признаться, я думал, что придет женщина. Но Чанг, кажется, решил, что я могу воспринять это как провокацию, и прислал мужчину» В номере раздался звонок телефона.

- Ближайший рейс компанией (название), мистер Бонд, через сорок минут. Есть ещё раньше, но вам не успеть.

- А что есть позже? – спросил Бонд, лихорадочно соображая, что отказываться от услуг массажиста сейчас глупо как минимум по двум причинам, неплохо бы действительно войти в тонус и, кроме того, не стоило пренебрегать любезностью Чанга, раз уж дал согласие.

- Следующий рейс только через четыре часа, компания (название).

- Закажите, пожалуйста, мне билет. Всё равно, какого класса.

- Хорошо, мистер Бонд – сказал оператор и замолчал, ожидая, не последует ли ещё какая просьба.

- Внесите изменения в меню ужина, уберите оттуда вино – запоздало сказал в трубку Бонд и дал отбой.

- Ложитесь на кровать мистер Бонд – попросил китаец. – Снимите, пожалуйста, пиджак и рубашку и расстегните поясной ремень.

Бонд выполнил требуемые действия и лег на кровать. С первых же движений этого китайца без возраста, Бонд понял, что это не тот массаж, к которому большинство привыкло в европейских салонах. Седой был, судя по всему мануалом. Он не стал разогревать руки и натирать Бонда, какой либо мазью. Его прохладные руки осторожно прошлись по спине, чуть коснулись бедер, затем он осторожно надавил на известную ему одному точку возле основания черепа.

- Надо сказать, мистер Бонд – проговорил китаец – что у вас небольшой «завал» на левую сторону. Чуть искривлен позвоночник, небольшое смещение в тазобедренном суставе, в результате чего вы, сами того не замечая, как бы припадаете на левую ногу.

- И в чем это выражается? – спросил Бонд. Эти еле уловимые надавливания действительно успокаивали, не мешало спросить сведущего человека, поскольку разговор шел о его здоровье.

- Боли, мистер Бонд. Не очень сильные, но достаточно регулярные. Левый висок, затылок, тоже со смещением влево. Вам нанесли удар в левый висок. Вкупе со всем тем, о чем я вам только что сказал, это только усиливает боль. У вас, судя по всему, высокий болевой порог и вы никак не выражаете эту боль, но по моим меркам она должна быть довольно сильная.

«Тут он попал в точку – констатировал Джеймс Бонд. – Практически полное совпадение во всем. Чанг, как всегда на высоте, прислал мастера»

- И какой вы дадите совет? – спросил Бонд.

- Позвонки я вам сейчас вправлю. В обычном состоянии у вас немного бы поболела голова завтра, но в вашем нынешнем вы эту боль не заметите.

- А что с виском?

- Удар был не прямой. Иначе мы бы с вами сейчас не говорили. Нападающий бил вас правой рукой сверху вниз, поэтому удар хотя и был сильным, но рука скользнула дальше вниз и он «смазался». Если бы ваш противник нанес удар слева направо наискось, результат мог быть иной. Я не спрашиваю вас, как ваш враг оказался у вас за спиной, но, по моему мнению, удар был импровизацией на ходу, а не точно рассчитанным действием.

- Откуда вы знаете, что удар был нанесен сзади? – чуть напрягшись, спросил Бонд.

- Я давно занимаюсь своим делом, мистер Бонд – в голосе китайца чувствовалась улыбка. – Можете мне поверить, за это время я насмотрелся всяческих ударов, и могу по отметине на теле почти наверняка сказать, как это было. Точно также человек живущий скажем в лесу, спокойно расскажет вам по следу зверя, когда тот прошел, примерный возраст, вес и рост, а часто даже об особенностях данной особи.

- Вы правы – пробормотал Джеймс Бонд, вновь расслабляясь – конечно же, вы правы.

- Ну что ж, мистер Бонд. Если вы доверитесь китайскому, как вы европейцы говорите, мануалу, то после правки ваших костей я вам поставлю пару десятков иголок. Что вам это даст? Синяк пройдет значительно быстрее, да и болей почти не будет. Вы заснете минут на пятнадцать очень глубоким сном. Затем я выну иглы, и вы придете в себя с чувством хорошо проспавшегося человека. Заглядывать в ваш бумажник я не буду за это время, так что выбирать вам.

Последующие манипуляции Бонд особо и не запомнил. Просьба встать, легкое ощупывание на пояснице большими пальцами, затем лечь на спину. Этот, как он его мысленно теперь называл, врач, поочередно согнул его ноги, чуть покачивая их. Затем обхватил их и попросил разжать что есть силы, затем наоборот сжатие изо всех сил со вставленными между коленями руками…Наконец все это кончилось и китаец стал плавно вводить в точки на шее и лице длинные, тонюсенькие, покачивающиеся под собственным весом иглы. Боль медленно отступала, тело наливалось покоем, и Бонд незаметно заснул…

Звонок телефона оторвал Бонда от этих воспоминаний.

- «М» ждет тебя через пять минут – предупредила Манипенни.

- Иду – коротко ответил Джеймс Бонд и, встав со стула и положив на место трубку, двинулся к двери.

 

 

Глава III. В кабинете «М».

 

Джеймс Бонд прошествовал по коридору к кабинету главы службы. Пройдя привычные двери, он также привычно остановился возле стола мисс Манипенни, и… желания шутить, откровенно говоря, особого не было. Мисс Манипенни, сидя за своим монитором, тоже выглядела донельзя серьёзно, ни привычных, ставшими уже чем то вроде их фирменного приветствия друг друга острот, ни благосклонной улыбки. Глаза Манипенни были серьёзны, столь же серьёзным было и приветствие.

- Здравствуй Джеймс. Долетел благополучно, никаких происшествий?

- Здравствуй, Пенни. Долетел благополучно, никаких происшествий.

Этот донельзя казенный вопрос и такой же казенный ответ тяготил обоих. На несколько секунд повисла неловкая тишина.

- Прости. Эта ситуация совсем выбила меня из колеи.

- Я понимаю. Первые пару часов чувствовал себя примерно также. А что у здесь творилось?

- У нас тут творился натуральный дурдом. Когда он – Манипенни кивнула на дверь – узнает подобные новости по телевизору, раньше звонков сотрудников…Ты меня понимаешь.

- Прекрасно понимаю.

Телефон на столе Манипенни промурлыкал свою незатейливую трель.

- Мисс Манипенни, пригласите 007 пройти в кабинет – послышался по селектору голос «М».

Манипенни уже совсем привычно вскинула брови и развела руками, что, мол, поделать, иди. Бонд скопировал её выражение лица и жест и прошел в кабинет.

«М» сидел за своим столом. Тут он тоже мало отличался от своих предшественников, которые так же редко встречали Джеймса Бонда стоя.

- Садитесь 007 – взгляд «М» указал на придвинутое к столу кресло. – Итак?

- Итак, сэр, одно из наших вспомогательных подразделений в Гонконге подверглось нападению. Много убитых, ещё больше шума и лично для меня пока полная неясность кому это потребовалось. Свои мысли я изложил в рапорте, напечатанном в самолете, время подумать у меня там было. Сразу по прилету заехал сюда и сдал рапорт вместе с конвертом, переданным мне мисс Йен, дежурному сотруднику. Поскольку было слишком рано и ни вас, ни начальника штаба не было на месте, я решил заехать домой, и привести себя в порядок после дороги.

При последних словах Бонда «М» еле заметно усмехнулся.

- Нам, 007, знаете ли, даже в экстренных ситуациях, тоже нужно спать. Хотя бы пару часов.

- Без сомнения, сэр.

- Звонки отовсюду нас вчера доконали, если честно. Им там наверху не объяснить, что ситуация хоть и дикая, но тем не менее вовсе не из ряда вон выходящая, как кое-кому кажется. К тому же не было практически никаких данных. Мистер Таннер очень своевременно заметил, что поскольку вы везете с собой какие то бумаги, переданные вам китайской стороной, как следовало из вашего звонка перед вылетом, то лучше подождать вашего прилета и на основе полученных данных и вашего доклада сделать первые выводы.

- Вы их уже сделали сэр?

- Разумеется. Для начала такой вопрос 007. В своем рапорте вы обходите стороной вопрос о возможном причастие к этому нападению китайской стороны. Я так полагаю, что для себя вы уже решили его в отрицательную сторону?

Бонд медлил с ответом, а «М» выжидательно смотрел на него, впрочем, не торопя…

 

* * *

 

Бонд действительно здорово выспался за те пятнадцать минут подаренных ему этим седоволосым, худым китайцем. И резко вышел из той черной ямы сна, как только тот удалил одну из своих игл. Пробуждение было подобным пробуждению после хорошего сна на природе, он чувствовал себя набравшимся сил, посвежевшим и с проснувшимся аппетитом. Висок покалывало, но не сильно, в другое время он бы и внимания не обратил на это колотье, приняв таблетку от головной боли.

- Вы мастер – уважительно сказал Бонд своему целителю.

- О, нет, мистер Бонд. Просто вы не встречались с истинными мастерами этого направления в медицине. Я знаю только простейшие точки, около тысячи (при этих словах Бонд улыбнулся, вспомнив одну свою знакомую, по профессии доктора. Увлекшись иглотерапией, она выучила чуть больше ста точек и считала себя очень умелым специалистом в этой области.). Настоящие врачи знают их гораздо больше. Мой учитель знал их порядка семи тысяч и считал себя находящимся на нижних ступенях знания. Но мне приятна ваша похвала, спасибо

- Во всяком случае, мне вы помогли. Я чувствую себя свежим, бодрым и не прочь чего-нибудь съесть.

- Конечно мистер Бонд, никаких противопоказаний. Я слышал, вы отказались от вина, и это совершенно правильно. Я бы не советовал вам пить алкогольные напитки пару дней. В дальнейшем можно, здесь мои советы не будут отличаться от советов любого врача, главное не увлекаться. Моя работа выполнена, я вас покидаю. Прощайте, мистер Бонд.

- Прощайте. Закрывая за ним дверь, Бонд запоздало подумал, что даже не знает его имени. За ужином Бонд отметил, что гнетущее чувство, давящее на него час назад, после случившегося – ушло, уступив место тихой грусти. Очевидно, этот китаец знал свое дело гораздо лучше, нежели говорил. Собрать чемодан было недолгим делом, вещи были распакованы, но лежали рядом, только костюм был выглажен и повешен в шкаф. Телефонный звонок застал его практически готовым. Звонил не портье, а непосредственно сам Чанг.

- Ваш самолет через пятьдесят минут мистер Бонд – предупредил он.

- Спасибо, мистер Чанг. Скажите, а машина мисс Йен по-прежнему стоит возле отеля?

- Да, мистер Бонд. Она не откажет вам в просьбе довести до аэропорта.

- Тогда пришлите обслугу забрать вещи.

В холле отеля Чанг был, прежде всего, управляющим. Поэтому он не стал вмешиваться в процесс расчета за проживание с фразами типа – «Ничего не надо, ваше пребывание уже оплачено». Сейчас он был только управляющий, а Бонд – обеспеченный клиент отеля. Сцена прощания была на уровне сцены встречи. Чанг пожелал Бонду счастливо долететь до Англии, Бонд пожелал ему успеха в бизнесе и вышел к стоящей у входа красной «Тойоте».

- Надеюсь, мы не попадем в пробку.

- Это вряд ли, мистер Бонд.

- Напишите в рапорте, что я тронут такой заботой обо мне со стороны китайских служб.

- Хорошо. В свою очередь я скажу вам, что мне действительно было приятно выполнять свою работу. Не каждый день удается посидеть за рулем подобной машины.

«Ах да - подумал Бонд – несмотря на все эти здания, эти вывески, магазины, рестораны и отели, этот город теперь у коммунистов. В Китае коммунизм другой формы, если сравнивать с Советским Союзом, но вполне может статься, что у неё вообще нет машины. Или есть старенькая малолитражка.

- Теперь, мистер Бонд – отвлекла его от мыслей о ней Анна Йен – если можно так сказать, официальное заявление.

Бонд обратился в слух. Собственно, чего-то такого он ожидал.

- Мы не причастны к этому инциденту. Надеюсь, у ваших аналитиков хватит здравого смысла просчитать все варианты и понять, что я говорю правду. Я понимаю, что это звучит, натянуто, но другой возможности поговорить боюсь, не будет. Никаких заявлений от официальных лиц вы лично не получите.

Бонд кивнул. Не его ранг, на это он и не рассчитывал.

- За время вашего пребывания в отеле, мой напарник присутствовал при первичном расследование, оно продолжается и сейчас. С уведомления нашего руководства он передал мне, для последующей передачи лично вам, вот эту папку.

С этими словами Анна Йен передала Бонду нетолстую папку серого цвета.

«Интересно – подумал Джеймс Бонд. – После ухода массажиста в номере осталась фотография, судя по качеству явно сделанная камерой наблюдения. На обороте присутствовало только одно слово – стрелок. Теперь ещё и вот эта папка».

- А к чему такая таинственность? – спросил Бонд. – В номере мне оставляют фотографию, вы передаете папку. Всё сразу не передать?

- Снимок сделан с записи камеры наблюдения в доме напротив, мистер Бонд. Снимком располагали через полчаса после случившегося. Эту папку я получила буквально за пять минут до вашего выхода из отеля. Больше мне нечего добавить.

«А больше и не надо – подумал Бонд. – Куда уж больше. Допустим вы действительно тут не причем. Тогда эта щедрость очень даже понятна. Ваши начальники прекрасно знают, что если со мной или с моим самолетом ничего не случится, то уже утром эта папка будет на столе у «М». Значит либо с нами делятся первейшим материалом, либо заметают следы и уводят нас в сторону. Одно из двух».

Машина подьехала к аэропорту.

- У вас еще двенадцать минут, мистер Бонд – произнесла Анна Йен, – как раз дойти и сесть. Регистрироваться вам не надо, об этом позаботились.

- Спасибо - просто ответил Джеймс Бонд. Она казалась ему такой искренней. Движимый странным порывом, Бонд наклонился к ней, чтобы поцеловать в щеку. Простой, дружеский поцелуй, как мужчины целуют давно знакомых женщин, без всякого сексуального подтекста. Но Анна поняла это движение не так. Её глаза слегка расширились, вероятно, от удивления, затем она придвинулась к Бонду, и уже удивив его, припала к его губам. Поцелуй был подобен вспышке в ночи. Длившийся секунды, он казалось, длился вечность, время замерло. Наверное, так целуются люди, когда кто-то один узнает, что человек небезразличный ему, оказывается, испытывает в отношении его те же чувства. Мгновение закончилось, и Анна Йен отстранилась от него. Её глаза внимательно посмотрели ему в лицо, и Джеймс Бонд испытал неловкость, подобно школьнику, застигнутому врасплох при списывании на экзамене.

- Вам пора, мистер Бонд – мягко сказала Анна.

Бонд кивнул. Зря он это сделал, поцелуй наверняка видели. Но что поделать, слухи о нём бежали впереди его и аккуратно ложились в досье, оседая в папках и файлах различных организаций. Подойдя к багажнику, он вынул свой чемодан. Каких то пять часов назад, именно здесь он клал его в багажник машины Гуднайт, а сейчас казалось, что прошло несколько дней. Подойдя к дверям, он обернулся. Девушка задумчиво полусидела на капоте машины, глядя ему вслед. Сцена была почти зеркальна сцене встречи с Мери в полдень, и Бонда в очередной раз неприятно кольнуло её отсутствие, она наверняка уже услышала обо всем в новостях. Поймав его взгляд, Анна улыбнулась ему чуть грустной улыбкой и вскинула в прощанье руку. А ещё через несколько минут заработали двигатели самолета, и взлетевший лайнер оставил за собой Гонконг, разгромленный офис «Британо-азиатской туристической компании» с мертвыми и живыми сотрудниками, пропавшую Мери Гуднайт и грустную Анну Йен. У Бонда было странноватое ощущение, что и чувства связанные с этими событиями, тоже остались на земле. В Лондон летел сотрудник MI-6, агент 007 Джеймс Бонд, однажды названный бывшим другом терьером ЕЁ Величества и сейчас терьеру пора было «вставать на след»…

* * *

 

«М» по-прежнему молчал, но молчание затягивалось, и Джеймс Бонд начал излагать свои мысли:

- Главная причина сэр – это то, что я не считаю китайские спецслужбы идиотами. Я не нашел никакого смысла в этой пальбе средь бела дня. Если им так мешала эта фирма, почему бы тогда не закрыть её под благовидным предлогом? Такое тихое, почти семейное дело, была фирма, и нет её. Все улыбаются друг другу и разъезжаются по домам. То, чему я был свидетель – в высшей степени наглость. Напоминает по стилю операции МОССАД по захвату их палестинских врагов, но я не вижу видимых причин для нанесения удара по нам.

По лицу «М» скользнула тень благосклонной улыбки.

- Именно 007. Я тоже ещё вчера с крайней неохотой рассматривал эту версию. Кстати и ваш друг мистер Таннер её практически отметал.

Билла Таннера, новый «М» с поста начальника штаба службы, «задвинул» управлять аналитическим центром. Если бы Билл остался по-прежнему на посту начальника штаба, это стало бы беспрецедентным событием. То, что предшественница Артура Сигсуорта оставила его на этой должности, тоже было довольно необычно. Но у Барбары Модзли не было, пожалуй, другого выбора. Придя на место довольно необычным способом, во многом благодаря смене правящей партии в парламенте, она инстинктивно чувствовала ненужность глобальных перемен. По крайней мере, сразу. Поэтому Таннер временно остался на посту начальника штаба, а в дальнейшем они сработались. Модзли быстро оценила организаторские способности Билла Таннера, и не предпринимала шагов к его замене и в дальнейшем. Но с приходом на пост главы службы Артура Сигсуорта, Биллу Таннеру оставалось только сдать дела. Как человек, пришедший на вершину власти со стороны армейской разведки, Артур Сигсуорт перетянул за собой и несколько своих сотрудников. Нового начальника штаба в их числе. Этого ждали. Сам Таннер ждал первым, неожиданностью для него это не стало. И новый «М» проявил крепкую хватку, поставив его на анализ ситуаций. Кому как не бывшему начальнику штаба знать людей на местах.

- Кроме того, Бонд, помимо тех сведений, которые передала сразу китайская сторона, и которые с утра пошли уже по нашим каналам, у меня были ещё свои причины искать более логичное объяснение.

Джеймс Бонд всем своим видом выразил внимание.

- Вы ведь вероятно догадывались, что ваша поездка в Гонконг носит несколько демонстрационный характер?

- Так точно, сэр.

Нет, Бонд отчетливо осознавал, что в данный момент натурально любуется своим новым шефом. И здесь присутствовал не только самцовский инстинкт, что, наконец-то начальником стал мужчина. Нет. Бонд, да и не он один, моментально отметили определенное сходство Артура Сигсуорта с их былым начальником. Он был так же среднего роста, также основательно скроен. Лицо было довольно полное, что опять же делало его похожим на адмирала, только вот нос был коротким, в молодости, наверное, даже чуть курносым в отличии от породистого органа осязания Майлса Мессерви. На этом сходство не заканчивалось. Глаза нового хозяина кабинета были также серо-голубые, скорее всего голубые в юные годы, но подвыцвевшие ныне до цвета подтаявшего льда. И он курил. Не трубку, а гаванские сигары, но их ароматный дым так же напоминал о былых годах. Вот и сейчас, «М» поднялся из-за стола, расправил плечи, повел вправо-влево головой, разминая затекшие мышцы шеи, и открыл деревянную коробку для сигар.

- Вам не предлагаю, 007 – откусывая кончик, произнес «М» - Вы, как я знаю, бросили курить.

- Да, сэр. Держусь уже несколько лет. Хотя порой и тянет.

- Так вот, что касается вашей поездки в Гонконг…- шеф взял со стола зажигалку и раскурил свою сигару. – Как вы знаете, Бонд, предотвращение угрозы для жизни августейшей особы королевской семьи, является не менее важным делом, чем слежение за террористическими группировками или выявление появления новых видов вооружения у наших потенциальных врагов, равно как и союзников.

- Я это знаю, сэр.

- Молчать уже больше не имеет смысла. Две недели назад к нашему резиденту в Нью-Дели обратился человек. У него не было времени на разговор, да и за те минуты, что он провел с резидентом, тот отметил его обеспокоенность. Обратившийся мужчина сказал, что он бывший работник советских спецслужб, в настоящее время состоящий в некой группе, специализирующейся на заказах по ликвидации политических деятелей и влиятельных лиц бизнеса, пользующихся, как правило, солидной охраной. По словам пришедшего, он физически устал от этой работы и хочет «выйти». Понимая, что его бывшие коллеги будут весьма усердно искать его, он, таким образом, прощупывал возможность получения убежища в Англии, пускай и в качестве заключенного, как он выразился. Но, не желая приходить с пустыми руками, он намерен сообщить сведения о предстоящем заказе. И этот заказ – кто-то из членов королевской фамилии. Больше никакими данными на тот момент он не располагал, но хотел узнать. Как понял из этой коротенькой беседы делийский резидент, группа активно сотрудничала с экстремистскими группировками и в ряде своих операций прикрывалась их именами. Состав группы неоднородный, зачастую привлекаются люди со стороны. Мужчина сказал, что в ближайшие дни вылетит в Гонконг, с пока не ясным для него заданием и попросил устроить ему там встречу с кем-либо из наших представителей.

- И что дальше, сэр?

- Дальше? Дальше резидент только дал ему номер своего сотового телефона и по экстренному каналу связи связался с начальником штаба, который и выложил эту информацию передо мной. Сначала мы хотели связать его с людьми из посольства, но спустя сутки он позвонил и коротко сказал, что в Гонконге должен подготовить легенды жителей Гонконга для нескольких человек с дальнейшим их вылетом из Гонконга в Англию. Тут уж стало понятно, что лучше офиса «Британо-азиатской туристической компании» трудно что-то придумать. Туда он мог прийти совершенно открыто, выполняя часть своего поручения…

- Значит, те, кто разгромил офис, устроили это для убийства одного человека? Это невозможно. Непрофессионально. Все можно было сделать гораздо тише. Так импровизировать на ходу?

«М» задумчиво пыхнул сигарой.

- Видите ли, 007, вы сейчас судите со своих позиций, как это бы сделали вы. Мы же имеем дело со спецкомандой специализирующейся на откровенно террористических методах. Вот там шум-гам-тарарам очень в почете. И, кроме того, мистер Таннер вчера высказал одну мысль, которая мне не кажется безумной. А что если убийцы решали сразу два дела? Если у них был заказ вот на такой разгром «фирмы» Роберта Лендса? Побочная направленность её отдельных сотрудников могла очень серьёзно кое-кого волновать. Обратите внимание, семь человек с первого этажа уцелело. Один умер сегодня ночью в госпитале в реанимации, но шестеро будут жить. Это под автоматическим огнем. А вот по второму этажу стрелок из дома напротив не стрелял. Там всех аккуратно убили выстрелом в голову. Кроме вас. И сделал это наш сотрудник.

«М» внимательно посмотрел на Бонда, наблюдая за его реакцией. Джеймс Бонд вовсе не собирался выкатывать от удивления глаза или наоборот принимать задумчивый вид. Эта мысль уже пришла к нему в голову, ещё до вылета. А в самолете только укрепилась. До того как его вырубили, по лестнице никто не вбегал, стрельба шла снизу. Значит кто-то свой. Кто-то, кто продался.

- Я уже думал об этом, сэр. Вы, я так понимаю, можете это подтвердить фактами.

- Факты, к сожалению, таковы. В папке, пересланной с вами китайской стороной, был передан миниатюрный цифровой носитель информации, как он там, эмэмси или эсди (Бонд мысленно улыбнулся. То что «М» из другой эпохи было видно невооруженным взглядом). На нем детальная съёмка места происшествия и отдельная съёмка каждого убитого. Кроме того, приложен список выживших на тот момент. Четверо сотрудников фирмы, имеющие непосредственное отношение к нам и находящихся на момент нападения за пределами офиса, так же выжили. Они уже отзвонились все по каналам экстренной связи. Итого – одиннадцать человек. Двоих нет ни среди убитых-раненных, ни среди живых в городе. Одна из них, пропавшая мисс Гуднайт. А второй…вот он.

«М» придвинул к Бонду фотографию. Бонд уже видел это лицо, абсолютно точно видел. Там, на втором этаже, в офисе «Британо-азиатский туризм».

- Я видел это лицо, сэр.

- Не сомневаюсь. Передали нам и одну из стреляных гильз. Этого человека зовут Патрик Бейли. Он носил пистолет Walther Р5. Больше ни у кого подобной модели не было. Китайцы отмечают в примечаниях, что первично отсортировали стреляные гильзы по типам оружия. На визуальном уровне. Так вот эта гильзочка ни к чему не подходила. А наши эксперты уже дали по ней заключение.

- Пэ-пятый, сэр?

- Он самый. – «М» поморщился. – Этот Бейли очень хороший стрелок, в личном деле это указанно отдельно.

- Тогда – Бонд быстро подсчитал в уме – тогда сэр пока непонятно почему он не выстрелил в меня. Walther Р5 имеет в магазине восемь патронов калибра 9 мм. Не считая Бейли, вместе со мной и Робертом Лендсом, на втором этаже было как раз восемь людей.

- Это не единственная загадка, 007. Раз Патрик Бейли действовал заодно с нападающими, это работает на версию заранее спланированного нападения. Им ведь нужно было обговорить детали, не так ли? И тогда получается, что этого бывшего советского спеца намеренно послали в Гонконг с соответствующим заданием, чтобы одним ходом решить две задачи: уничтожить офис и заодно ликвидировать предателя в своих рядах.

- Он, что, был в это время в офисе, сэр?

- Он был в паре метров от вас Бонд – сигара чуть качнулась в руке – его тело лежало среди сотрудников «верхнего яруса». Китайцы не смогли опознать его, лица всех остальных сотрудников компании им были известны. Поэтому он выделен в примечаниях.

«М» пододвинул Бонду ещё одну фотографию. Да, и этого мужчину лет пятидесяти, Бонд мельком видел там. Он принял его за одного из сотрудников компании. Мужчина сидел за одним из столов почти у самой лестницы и листал журнал.

- Значит – Бонд помедлил, прежде чем произнести свой вопрос. – Значит, вся эта история покушения на членов королевской семьи выдумана для отвода глаз, сэр?

- К сожалению, дать однозначный ответ не представляется возможным. Мы, не знаем, давно ли он был на подозрении. Если его случайно засекли при разговоре с нью-делийским резидентом, то возможно поездка была настоящей. Тогда вся эта стрельба приобретает импровизационный характер. В таком случае, тот, кто все это спланировал, большой авантюрист. Игрок. В эту схему плохо вписывается Патрик Бейли. Если нападение спланировано заранее, то тогда история с покушением на лица королевской семьи выглядит жалко. Воедино все эти вещи плохо вяжутся.

- А что по фотографии женщины, сэр?

- Ищут. Пока не нашли ничего интересного. Общий поиск выдает массу похожих лиц, но зацепиться за что-то конкретное пока не удалось. Будем ждать дополнительных материалов. Вы, 007, пока свободны. Но я надеюсь, в ближайшее время вы мне понадобитесь. А возможно и ещё кто-нибудь из «двойных нулей». Вы же должны быть всегда наготове, как револьвер с взведенным курком. Если что-нибудь выплывет о местонахождении этого ренегата Бейли, или дамочке-пулеметчице, вас я намерен задействовать в первую очередь. Эта мадам использовала очень редкий вид оружия, 15.5 мм бельгийский пулемет BRG-15. Промышленно он не выпускается, мелькал пару раз по салонам вооружения. Последние годы вообще ничего не было слышно. Так, что имя покупателя или его посредника мы в ближайшее время выясним. И вот тогда, 007, настанет ваш черед продемонстрировать мне вашу хваленую хватку, о которой я столько наслышан. Все, 007, идите. У меня сейчас встреча с начальником штаба. Ваше мнение я услышал, о своих намерениях относительно вас – просветил. Не смею задерживать.

Джеймсу Бонду осталось только встать, почтительно наклонить голову и, развернувшись пойти к двери.

 

 

Глава IV. Встреча с Таннером и Кьют.

 

Выйдя из кабинета «М», Джеймс Бонд поймал на себе вопросительный взгляд мисс Манипенни.

«Ну, что?» - всем своим взглядом спросила она.

«А черт его знает» - показал Джеймс Бонд, пожав плечами, приподняв брови и скривив губы.

«Понятно» - продолжила свою пантомиму Манипенни, и добавила вслух:

- Пока ты был в кабинете Джеймс, звонил Билл Таннер и спросил, не составишь ли ты ему компанию за обедом?

Таннером пренебрегать никак не следовало, в этой закрученной ситуации он мог дать какой-нибудь весьма ценный совет. Бонд уже собрался выйти, когда вспомнил давно заготовленную фразу. Обещание «М» при первом же случае бросить его на это дело прибавило настроения и, покосившись на дверь, он нагнулся через стол к Манипенни и тихим, полным угрозы голосом произнес:

- А кстати о Таннере. Билла значит, вышибли в аналитический центр, а ты как сидела личным секретарем, так и сидишь. На кого работаете?

Судя по сузившимся глазам и напрягшимся крыльям носа, Джеймса Бонда ждал ответ сопоставимый по силе с попаданием в эпицентр взрыва крылатой ракеты, но открывшаяся за спиной дверь закрыла мисс Манипенни рот с уже готовой сорваться с языка фразой.

- Здравствуйте, 007 – поздоровался вошедший Джон Хейворд, пришедший в эти стены вместе с Артуром Сигсуортом и заменивший Таннера на посту начальника штаба. – Мисс Манипенни, могу я пройти к «М»?

- Одну минуту, сэр – ровным голосом произнесла Манипенни, нажав на вызов номера «М».

- Добрый день, сэр – чуть наклонив голову, поздоровался Джеймс Бонд, поспешно ретируясь из кабинета, пока Манипенни не свергла его с пьедестала победителя.

- Начальник штаба просит разрешения войти, сэр - донеслось ему в спину из-за закрывающейся двери. – Да, сэр. Вы можете входить, сэр…

Джеймс Бонд направился в аналитический центр.

«Между прочим, Пенни – продолжил он мысленно разговор с Манипенни - ты действительно переплюнула старину Таннера. Если он «отбыл» так сказать два срока, то ты пошла на третий заход».

Мысленная Манипенни была ничуть не менее язвительной, чем Манипенни «во плоти».

«Потому что я женщина, дорогой – парировала она. – А наш грозный «М» всего лишь мужчина».

О, да, Бонд помнил первое появление сэра Артура Сигсуорта в кабинете, принадлежавшем последние годы его бывшей начальнице. Подобранный, гладко выбритый, с выражением собственного достоинства и власти он прошел в приемную и, взглянув на мисс Манипенни, остановился у стола. Собственно говоря, было абсолютно неважно, что она перед работой успела забежать к своей парикмахерше и сделать себе новую прическу. И неважно, что она надела темно-синий со светлыми полосками костюм великолепно гармонирующий с темно-серым свитером со стоячим воротом. Хотя выглядела она в этом, как и во всем другом – потрясающе. Сэр Артур Сигсуорт посмотрел в серо-голубые, с неземной поволокой, глаза мисс Манипенни и вероятно вопрос о секретаре был решен автоматически.

- Я бывший секретарь Барбары Модзли, сэр – одарив будущего шефа теплой и чуточку грустной улыбкой, произнесла, наслаждаясь внутренне произведенным эффектом мисс Манипенни. – А до неё успела поработать личным секретарем у адмирала, сэра Майлса Мессерви. Когда и кому мне передать обязанности?

- Мой последний секретарь был мужчина – чуть кашлянув, сказал новый «М». – Я не стал его забирать с прежнего места (в подробности из за чего, Артур Сигсуорт не стал вдаваться), решив подыскать кого-нибудь на эту должность позже. Поэтому я прошу вас до этого момента исполнять, как и прежде ваши обязанности мисс Манипенни.

И шеф, донельзя довольный собой, прошел в кабинет, убежденный, что одним ходом отыграл свое секундное замешательство и убедил остаться отличного секретаря, о которой завистливо шептались не только в кулуарах министерства обороны и МИДа, но, по слухам, и в «пятерке». До сегодняшнего дня этот самый «момент» так и не наступил.

«Съел?» - поинтересовалась грёзовая Манипенни.

«Съел» - смиренно признался внутренний Бонд, в то время как Бонд внешний толкнул дверь в аналитический центр.

Билл Таннер, оказывается, уже ждал его прямо за дверьми в одном из кресел приемной.

- Манипенни позвонила – пояснил он Джеймсу Бонду, пожимая руку – сказала, что ты идешь ко мне. Я так понимаю, ты согласен составить мне компанию за обедом?

- Я целиком в твоем распоряжении на время обеда – сказал в ответ Джеймс Бонд. – Не откажусь послушать твои мысли по поводу последних событий.

- «М» просвятил тебя относительно твоей гонконгской роли? – поинтересовался Таннер в коридоре.

- «М» сказал только о визите в Нью-Дели некоего джентльмена и о его предстоящей поездке в Гонконг. Об остальном нетрудно догадаться и без «М». Мысли об этом посещали меня ещё по дороге в Гонконг. Теперь же ясно, что наш хитрец задумал использовать меня в качестве «светлячка» и тихо-мирно вытащить интересующий его объект на острова.

- В общем, верно – сказал Билл Таннер и замолчал, так как они пришли в столовую. И только после того как мужчины сделали заказы и уселись за одним из столиков, продолжил: - Кто-то лихо обыграл нас на территории, которую мы традиционно считаем своей.

- «М» обещал подключить меня к этому делу, как только появится какая-нибудь зацепка. Ты ничего не можешь мне сказать, не разглашая информации для узкого круга?

- Обещал, значит, подключит – рассеянно сказал Таннер, думая явно о чем-то своем. – Знаешь, Джеймс, что меня интересует в этой истории?

- Пока нет.

- Милейший мистер Бейли. Ты лучше играешь в карты, чем в шахматы, поэтому вместо «запасной пешки» применим словосочетание «туз в рукаве». Этот наш бывший сотрудник и есть лишний туз или вынутая из кармана пешка и введенная в игру.

- Ты по поводу тех сведений, которые нам хотели сообщить Билл? Я почти уверен в том, что они «деза». «М» сказал мне о твоей версии совмещения кары предателя в собственных рядах и выполнения заказа на отдел Лендса. Люди готовые хладнокровно расстрелять семерых своих коллег не вербуются за пять минут за чашкой кофе. Для этого проводится предварительный сбор информации о человеке, затем он увязает на ряде мелких с его точки зрения поручений, а уж потом его ставят перед выбором. Или делаешь «это», или сдаем тебя с потрохами. Они готовились к уничтожению нашего «корейского» отдела, завербовали Бейли, чтобы лучше узнать внутренний распорядок и, узнав, не знаю каким способом, о сомневающемся в своих рядах, «подбросили» ему соответсвующую информацию и задание. Здесь ты вполне можешь оказаться прав. Но то, что это мифическое покушение, правда – Бонд поморщился недовольной гримасой – это же бред. Если предположить, что эта группа получает заказ на кого-то из августейших особ и решает выполнить предыдущий заказ, зачем им вообще выпускать его в Гонконг? Убрали бы на месте. Лендс действительно постарался с охраной помещения, пронести с собой оружие со стороны коридора было весьма проблематично, металлоискатели начинаются еще у охраны здания внизу. Вся эта воздушная акробатика, вся эта стрельба из здания напротив. Ещё и «крот» внутри. Ты не находишь что как-то слишком все нагромождено в кучу?

На протяжении всей этой тирады Джеймса Бонда Билл Таннер угрюмо поглощал первое блюдо.

- Видишь ли, Джеймс – Таннер покончил с первым и, отодвинув, пустую тарелку, принялся сноровисто разрезать мясо. – Есть в этой истории один нюанс, который заставляет не сбрасывать со счетов версию о возможности покушения. Я понимаю, что «М» не говорил тебе о нем, и я иду на должностное преступление, начиная этот разговор. Только я думаю, что не сегодня-завтра тебе и так предстоит об этом узнать. Шансы убедить «М» в моей правоте, по-моему, довольно высоки.

Таннер вдохнул с видом человека решившегося на трудный поступок и, прожевав кусочек мяса, продолжил:

- Дело в том, Джеймс, что пять недель назад в Индийском океане произошли крупные неприятности у атомной подводной лодки SSBN733 Nevada, тип Ohio. Тихоокеанская 17 эскадра.

Джеймс Бонд быстро кивнул. Газеты трубили об этом весьма рьяно первые пару дней, а потом как-то одновременно замолчали. Подводная лодка вышла в океан из Диего Гарсия, куда была вынуждена зайти для устранения неполадок и буквально через несколько дней, на мелководье, из-за аварии в гидравлике ударилась брюхом о грунт. Повредила киль и винты, аварийное всплытие не получилось. Выстрелила спасательный буй, и, буквально через пару часов, туда подтянулись суда ВМС США. Моряков спасли почти всех, погибло несколько человек во время аварии. Хвалили мужество команды, ещё больше хвалили оперативность надводных судов…

- Судя по твоему началу, это была не простая авария…

- Не простая. Американцы и нас не посвящали до последнего времени, надеясь справиться своими силами. Но концы обрублены слишком чисто и им пришлось, несмотря на явное нежелание. Особенно после того, как мы стали получать независимые данные от своих людей и задавать вопросы. Они отлаживали свои системы слежения и после ремонта решили пройти на малых глубинах. Не на двадцати метрах разумеется. Вот там лодка и «провалилась» на сто пятьдесят футов. Вот дальше начинается самое интересное.

Билл Таннер посмотрел на реакцию Бонда и продолжил: - Сразу по ходу движения им обрубили связь с внешним миром. Кабель был срезан тут же. В тоже время по внешним звукам внутри моментально определили, что рядом с лодкой кто-то копошится.

Джеймс Бонд лихорадочно подсчитывал в уме. Тип Ohio. Двадцать четыре баллистические ракеты. В каждой восемь боеголовок W-87, мощностью 475 к/т каждая, или до 14 боеголовок W-76 мощностью по 100 к/т

Бонд посмотрел на серьезного Билла Таннера.

- Сколько боеголовок похищено?

- Одна. Демонтаж тоже занимает время, а его у них не было. Люк в шахту вскрыли примитивно и грубо, чуть ли не вручную, словно консервную банку ножом. Открыли аварийным способом замок и подняли крышку. Это ещё отдельный вопрос как. Глубина, какая никакая присутствует, десятки килограммов давления на квадратный сантиметр. Скрутили нужную боеголовку и подняли на поверхность.

- На поверхность?

- На поверхность Джеймс. Сверху болталось зафрахтованное группой любителей дайвинга судно «Персей». Они и засекли выброшенный на поверхность буй экстренной помощи и наравне с ним начали звать на помощь. Вот с суденышка, кстати, и могли завести трос лебедки.

- Та-ак. – Джеймс Бонд откинулся на спинку стула, уже начиная догадываться, что услышит дальше. – И что же дальше?

- А что дальше? – Таннер жестко усмехнулся. – Дальше им предложили моментально заткнутся, и оставаться на месте. Первый фрегат пришел через сорок пять минут, засек лежащую на дне лодку и, поблагодарив за помощь, посоветовал убираться восвояси. Что они и сделали немного повозмущавшись. Собственно пресса пронюхала про инцидент только благодаря их пятиминутной передаче на общей волне.

- Значит, эти «дайверы», за полчаса провернули операцию по демонтажу ядерной боеголовки, подняли её на «Персей» и с разрешения военных поволокли к берегу. Но ведь до берега им надо было ещё дойти. Снизу не давали никаких сигналов?

- Снизу давали. Команда фрегата спустя всего несколько минут вступила в контакт на уровне морзянки с теми, кто был внизу. Учитывая серьёзность ситуации, оставив рядом с лодкой световые буи, через одиннадцать минут они бросились в погоню за «Персеем».

- Ну и?

- «Персей» не отвечал на запросы и шел прямым курсом к берегу. Состязаться в скорости с военным кораблем он был, конечно, не в силах и ещё через десять минут абордажная команда высадилась на его палубу. Он был пуст. Отойдя в сторону, они заклинили штурвал и спокойно унесли ноги.

«Дерзко – подумал Джеймс Бонд. – Дерзко, нагло, и в тоже время просчитано до мелочей. Один трюк с уходом «по разрешению» чего стоит.

- Если я правильно понял, твои сотрудники Билл напрямую связывают эти два события?


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.102 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты