Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Селениэль. Я снова видела это. Видела мрачный, темный замок, наполненный болью, смертью, безисходностью

Читайте также:
  1. Селениэль
  2. Селениэль
  3. Селениэль
  4. Селениэль
  5. Селениэль
  6. Селениэль
  7. Селениэль
  8. Селениэль
  9. Селениэль

 

Это случилось опять.

Я снова видела это. Видела мрачный, темный замок, наполненный болью, смертью, безисходностью. Стоны раненых и предсмертные крики эльфов, демонов и людей жутко звучали в полночной тишине, резью отдаваясь в ушах. Я бежала куда-то… не знаю зачем, но я бежала очень быстро, чувствуя, как страх подгоняет меня. Душа холодела от ужаса, но я понимала, что боюсь не этого липкого чувства, которое сковывало меня по рукам и ногам, заставляя сердце биться в стократ чаще, чем обычно. Я боялась, что могу опаздать. Опаздать всего на каких-то пару секунд, которых будет достаточно, чтобы кто-то лишился своей жизни… Кто-то из близких мне людей.

Задыхаясь от быстрого бега, я толкнула тяжелые двустворчатые двери, обитые местами порванным и покореженым множеством заклинаний железом, и… проснулась.

Резко сев на кровати, я тяжело задышала, чувствуя, как пот градом катиться по спине и лицу, застилая опухшие от слез глаза.

Слез?

Я быстро прикоснулась пальцами к ресницам и с удивлением и тихой яростью обнаружила прозрачные соленые капли, которые не имели к поту никакого отношения. Откинув одеяло, едва слышно выругалась и встала. Подойдя к окну и вцепившись пальцами в хлодный подоконник, я лишь мельком взглянула на бушующее море за окном, и устало закрыла глаза, подстваляя лицо прохладному ночному ветру.

Почему?

Почему как бы я не хотела забыть и отрешиться от остального мира, мысли и видения начинают преследовать меня все чаще и чаще? Это моя судьба? Карма, бабушку ее за ногу?!

Зачем?

Зачем Храниртели раз за разом посылают мне эти проклятые сны, в каждом из которых кто-нибудь из моей прошлой жизни умирает у меня на глазах, а я на секунду, всего на секунду не успеваю, чтобы их спасти?! Прошлой… как бы я хотела, чтобы она действительно стала прошлой. Но, увы, иногда проще, наверное, умереть, чем заставить себя перестать думать.

И думать не о том, как жить дальше, а о том, как они могли так поступить.

И во мне уже говорила не та, прежняя ярость и злоба, и даже не простая человеческая обида. Во мне говорило уязвленное самолюбие.

В конце концов, сколько же можно мне быть всепонимающей и всепрощающей магичкой? Давно бы было пора уже прекратить жить для других и подумать хоть чуточку о себе. Сделать хоть что-то для себя, выбирать самой, жить своей жизнью, жить для себя!



Я невесело усмехнулась, открыв глаза и обратив-таки внимание на бушующий за окном шторм. Насколько я запомнила, если у меня вообще было желание обращать внимание на подобные мелочи, то гроза до сих пор не прекращалась. Ровно с того момента, два месяца назад, и до сих пор, за окном гремел гром и сверкали молнии, озаряя сумрачное небо, словно рассекая его на куски. Пусть дождь и не всегда шел, но ни единого лучика света я еще не видела.

Как и в моей, отравленной ядом предательства, душе.

В комнате что-то неуловимо изменилось. Что-то, что вызывало определенное беспокойство, но не настолько, чтобы можно было начинать заметно нервничать.

— Что тебе нужно, Шаи'ррат? — откровенно усмехнулась я, почувствовав уже знакомые руки на талии. Знакомые, но все же чужие, не смотря на все усилия Вожака Черных драконов.

— Поразительное чутье, малышка, — раздался грубый смешок над ухом, — Пожалуй, ты одна из немногих, кто может почувствовать мое приближение.

— Ближе к делу, Шаи'ррат, — передернула я плечами, почувствовав губы дракона на моем плече. Как бы я не пыталась, и как бы он не хотел, его прикосновения все больше и больше вызывли во мне лишь раздражение. Их было даже нельзя сравнить… с ним.



С демоном, который никак не хотел исчезать из моих воспоминаний, уже давно причиняя просто физическую боль.

— У меня был один весьма любопытный гость, — ответил мужчина, убрав наконец-то руки и, обойдя меня, взял руками за подбородок, заставив посмотреть в глаза, — Он оставил тебе послание.

— Я не хочу ничего видеть, — быстро ответила я, отвернувшись и напрасно пытаясь унять бешено застучавшее сердце.

— Да? — издевательски произнес дракон, еще раз схватив меня за подбородок, но уже намного грубее, — А ты ведь врешь, я чувствую это. Ты так и не забыла их. Нет, малышка, твое сердце не способно огрубеть.

— Ложь! — я резко отшатнулась от мужчины, сбросив его руки и чувствуя, как в глазах против воли зажглось зеленое пламя стихии смерти, — Мне все равно!

— Да? — вроде бы как удивился дракон и, сделав шаг, положил мне руку на грудь, — Так почему же у тебя так дико колотится сердце?

Это была правда. Горькая, но прада.

— Просто я… — всего на секунду я замешкалась с ответом. Всего на секунду позволила прошлым эмоциям взять верх. Всего на мгновение, но этого хватило, чтобы грудь обожгло артефактом, и я пришла мгновенно в себя, — Это не важно, дракон. Чтобы ты не говорил, до всего мира и его обитателей мне нет никакого дела.

— Это говоришь не ты, — Шаи'ррат провел рукой над артефактом, глаза черного льва на котором слабо мерцали, словно вторя моим эмоциям, — За тебя говорит вот эта побрякушка.

— Неужели? — зло сощурилась я и, отступив на шаг назад, указала на пергамент в руке дракона, — Это оно?

Черный дракон лишь усмехнулся, протянув сложенный вчетверо лист пергамента.

Я хотела ему доказать, что меня с прошлым ничего не связывает. Что мне все равно, что с ними сейчас происходит, что я абсолютно равнодушна к происходящему, что у меня в душе сплошная ненависть и пустота, что я уже не та, что раньше, что я уже справилась с тем вихрем эмоций, что так долго бушевали внутри меня…

Хрдыр, да кого я обманываю!!

Не забыла, не смогла, не успокоилась…

Но вот только никто и никогда об этом не узнает!!!

Выхватив пергамент из руки Вожака я откровенно усмехнулась, глядя ему прямо в глаза. Но вот вместо желанного результата он вдруг ответил мне тем же и… начал таять, а вместе с ними и очертания комнаты. Я не сразу поняла, что это было, а когда скоротечное головокружение прошло, я уже стояла посреди слабо освещенной, роскошной залы чьего-то замка.

Вот это здравствуй, мама-Хранительница… пергамент оказался порталом!

— Итак, это знаменательное событие все-таки случилось, — раздался знакомый, но в тоже время абсолютно чужой голос, — Принцесса Селениэль наконец-то оказалась в моих руках.

Как можно спокойнее повернувшись, я узрела обладателя этого голоса, сидевшего в кресле около ярко полыхающего камина. Как и ожидалось, не только голос, но и внешность оказались мне очень и очень знакомы.

Черные, как смоль, длинные волосы, шоколадно-карие глаза, прямой нос, тонкие губы и немного острый подбородок. Красивый, даже немного смазливый, обладатель гибкого, жилистого и подтянутого тела с холодной усмешкой рассматривал меня, явно чувствуя себя хозяином положения. В принципе, так оно и было…

Роскошно украшенная зала, по совместительству и столовая, если судить по длинному обеденному столу, устланную кроваво-красной бархатной скатерью, несомненно находилась ни где-нибудь, а в личном замке этого вампира…

— Эрратиан, — чуть наклонила я голову набок, рассматривая брата Кристиана, словно пытаясь найти между ними отличия, — Какой неожиданный сюрприз. А что, в нашем мире простое приглашение на ужин уже не актуально среди аристократов?

— А знаменитая принцесса лунных эльфов разве бы ответила на него согласием? — элегантно закинув ногу на ногу, спросил вампир, в гзазах которого таилась откровенная усмешка… и что-то еще.

Кстати, отличия действительно были, и существенные. От Кристиана он разительно отличался заметным холодом и властностью. Не напускным равнодушием и цинизмом, которым с самого детства прикрывлся его брат, а действительно жестокостью и равнодушием. В его взгляде, движениях, манере держаться не было ничего от его брата-близнеца. Было только то, что присуще правителю вампиров. Жажда власти, крови, убийства и господства над миром. То, чего ранее боялась девушка-магичка несколько лет назад в Эвритамэле, и то, на что сейчас приемной дочери Гекаты было глубоко наплевать.

— Почему бы и нет? — хмыкнула я, окидывая взглядом просторную столовую с наглухо зашторенными тяжелыми бархатными портьерами. Освещалось помещение лишь светом из огромного массивного камина, украшенного витьеватой резьбой по камню, да множеством изящных, старинных кандилябров на стенах, создавая приятный полумрак. Пол был устлан огромным ковром, алым, с черным орнаментом на густм ворсе. Камин и два кресла с высокими спинками располагались около левой стены, правую занимали огромные, практически до самого пола окна, а вот прямо напротив меня длинный, овальный обеденный стол, накрытый всего на двух человек. За моей спиной находились тяжелые двустворчатые двери, наглухо закрытые и, судя по всему, открываться сегодня они уже не будут.

— В таком случае, прошу к столу, — поднявшись с кресла, вампир, элегантно поклонившись, с откровенно циничной улыбкой протянул мне руку, которую я, с не менее «доброй» улыбкой приняла.

Ну-ну, вампирчик, посмотрим, что ты задумал. Поиграю пока по твоим правилам.

Проводив меня к месту во главе стола, Эрратиан заботливо отодвинул стул и, подождав, пока я расположусь со всеми удобстави, занял место напротив — на другом конце стола. Что, кстати, меня абсолютно устраивало.

— За долгожданную встречу, — спрятав удволетворенную улыбку, Эрратиан боднял бокал, наполненный больше чем наполовину вязкой красной жидкостью. Могу поспорить на что угодно, но у него там не вино.

— Несомненно, — поддержала я тост, взяв тонкий хрусталь в свою руку. Дракончик на пальце мгновенно ожил и зашипел, заставив меня усмехнуться и посмотреть на вампира ироничным взглядом, — Яд? Как банально.

— Снотворное зелье, — уточнил вмпир, пригубив кровь из своего бокала, — Просто, чтобы проверить вашу бдительность, принцесса.

— А еще Динтанарская княжна и ранхар, — хмыкнула я, совсем некстати вспомним тот момент моей жизни. Вино пришлось пить залпом, — Которые, как известно, еще в начале обучения учатся растворять в крови любые яды.

— Ты поумнела со времени последней нашей встречи, — искривил губы Эрратиан, чуть покачивая в руке бокал, — От хрупкой и нежной эльфийской лилии не осталось и следа.

— Остался кактус пустыни орков? — хмыкнула я, мысленно гадая, какая же настоящая цель моего путешествия сюда.

Не думаю, что это убийство одной маленькой меня — у этого вампира сейчас сил не хватит меня убить. Хотел бы захватить в плен — напал бы сразу же после моего перемещения, когда я еще не поняла, что случилось.

Нет, ему что-то определенно от меня нужно… но вот что?

— Нет, — покачал головой вампир и, откинувшись на спинку стула, искривил губы в подобии улыбки, — Сайтаншесская роза.

— Что? — я резко вскинула голову и внимательно посмотрела на вампира, чувствуя, как снова замирает сердце, — Повтори, что ты сказал!

— Я сказал, — так и не притронувшись к еде, лежащей на блюдах на столе перед ним, Эрратиан поднялся со своего места и неспешно подошел ко мне, — Что взамен утративший свою невинность нежной эльфийской лилии, пришла красивая, но опасная Сайтаншесская роза.

— К столице эрханов я не имею никакого отношения, — криво усмехнулась я, внутренне напрягаясь, но не подавая виду, а лишь слегка постукивая ногтями по столу.

— Неужели, — проигнорировав стоящие рядом стулья, вампир присел на край стола совсем рядом со мной и, протянув руку, провел кончиками пальцев по татуировке на левом предплечье, — Так что же тогда означает этот рисунок? И твоя аура… даже сквозь сильнейшую магию смерти я легко различаю печать одного небезизвестного миру демона. Сильнейшего демона в этом мире.

Если вампир поставил своей целью сделать мне действительно больно или же просто вывести из себя… то у него это прекрасно получилось!!!

— И? — усмехнулась я, на мгновение прикрыв глаза, чтобы спрятать всю ту ненависть, ярость, злость и, не смотря на все эти чувства, болезненную любовь, которую я до сих пор чувствовала, не смотря ни на что, — Как только я разберусь с тем, как ее убрать, я неприменно это сделаю. Я больше не имею никакого отношения ни к Шайтанару, ни к своему брату, ни к этому миру. Делай с ним, что хочешь — я тебе больше не помеха.

— Вот как? — иронично произнес вампир но я, даже особо не напрягаясь, легко различила в его голосе скрытое торжество, — Сколько раз ты мне мешала… и теперь вот так просто даешь свое разрешение? Ведь я уничтожу этот мир, Селениэль, можешь не сомневаться. Что же настолько изменило твое мнение?

— Считай, что вместо тебя меня убили другие, — выдовив из себя ироничную улыбку, я встала со стула, смотря прямо в глаза вампиру, — Это теперь не моя война. Остановливают тебя пускай другие. Но одно маленькое но, Эрратиан, — я выразительно постучала пальцем по артефакту на моей груди, — Тебе придется обойтись своими силами. Эта маленькая безделушка останется при мне… как залог твоего хорошего поведения. Теперь убивать меня не имеет смысла, но если тебе все же захочется довершить начатое много лет назад, у тебя просто не хватит сил.

— Вижу, ты уже почувствовала, какую огромную мощь дает артефакт Величия, — вампир чуть искривил губы в подобии усмешки, — От нее трудно отказаться, не так ли?

— Не вижу смысла отказываться, — пожала я плечами, машинально притронувшись к артефакту, который давал мне хоть какое-то, но все же чувство спокойствия. Помимо дополнительной силы, которая прекрасно гармонировала с моей, и они давали вместе действительно великую мощь, эта побрякушка прекрасно контролировала, хоть и не до конца, ненужные мне эмоции, позваляя существовать лишь с холодным равнодушием.

— Раз так, — встав рядом со мной, вампир неожиданно взял мою руку и, чарующе улыбнувшись, показал клыки и поднес руку к губам, смотря мне прямо в глаза, — Я предлагаю тебе сделку.

— И какую же? — выразтельно подняла я бровь, спокойно наблюдая за тем, как мой злейший враг целует тыльную сторону моей ладони. Ни осознание первого факта, ни совершение второго во мне никаких чувств не вызвали. Кроме, пожалуй, воспоминаний о других губах…

Как бы ни была сильна моя ненависть, и какова бы не была колосальная мощь артефакта, похоже, что моя любовь к демону все равно была стократ сильнее…

Я устало прикрыла глаза, пытаясь вновь и вновь, как и каждый день в последние два месяца, спрятать ненужные, нежелательные эмоции.

Я научусь. Я научусь жить с этим.

Я обязана с этим справиться, потому что я не хочу возвращаться к прежней жизни. Не хочу… я не хочу, чтобы мне снова причинили боль.

— Я предлогаю тебе союз, — предложение вампира прозвучало как гром среди ясного неба.

— А что, Мелида сейт Хаэл в роли твоей подстилки тебе уже не приносит удовольствия? — хмыкнула я, наблюдая за реакцией Эрратиана, но тот лишь обольстительно улыбнулся:

— Не стоит сравнивать пустынную колючку с прекрасным цветком. Эта демоница уже исполнила свою роль.

— И пришла пора сделать новую марионетку? — спокойно поинтересовалась я.

— Пешки приходят и уходят, — обволакивающим голосом произнес вампир, ласково поглаживая пальцем внутреннюю сторону моего запястья, — А мне нужна королева.

— Поищи ее в другом месте, — резко вырвав руку из его пальцев, я развернулась, чтобы уйти, — И, кстати, в следующий раз, когда будешь искать себе супругу, не нужно пользоваться магией крови — слишком многие могут ее различить.

Вампир лишь усмехнулся, наблюдая, как я направляюсь к двери.

Уже через несколько секунд он мог только видеть, как мое тело окутывают языки зеленого пламени, перенося меня уже в совсем в другое место.

Оказавшись на опушке леса, я раздраженно стряхнула с руки едва заметные глазу красные нити заклинания обольщения, которыми пытался незаметно опутать меня вампир. Дилетант… такое не заметить мог разве что слепой… или влюбленная в него дурочка, путнего сравнения у меня просто не было в голове. За то было что-то другое.

Вопросы, сомнения, что?

Я так сразу и не смогла понять.

Но что-то здесь было не так. Зачем действительно была организована эта встреча и почему Эрратиан ничего серьезного не предпринял? Даже если опустить тот факт, что я действительно не собираюсь ничего делать, чтобы помешать ему, то все равно не понятно — как в это поверил вампир? И артефакт… неужели он ему уже не нужен? Но тогда получается, что…

— У него появилось что-то еще, — едва слышно произнесла я, оглядывая пространство вокруг. Местность оказалась на удивление знакомой, не смотря на кромешную тьму вокруг. Звериным зрением я легко различила небольшое озеро, до боли знакомую поляну и кромку высоченного хвойного леса…

Опушка Непроходимого леса?!

Что я здесь делаю?

Едва различимый даже для моих ушей звук я услышала слишком поздно — размытая тень снесла меня с места и я оказалась на земле, прижимаемая к холодной траве чьим-то телом. Попробовала скинуть напавшшего, но не получилось, меня схватили за запястья и прижали их к земле над головой, в надежном захвате зафиксировав ноги. Резко дернувшись еще раз и осознав бесполезность своих попыток, я всмотрелась в лицо нападавшего… и обомлела.

— Хантар?!

— Хелли? — не менее удивленно произнес дроу, мгновенно отпуская мои запястья, но прежде чем он встал с меня, раздался резкий приказ из темноты:

— Взять ее!

Хрдыр… знакомый голос!!!

Я быстро выгнулась, приподняв бедра и скинув с себя ничего не понимающего дроу, и через секунду уже стояла на ногах, правда не одна… Меня окружал отряд темноэльфийских воинов, во главе с Летраком.

Какая неожиданная встреча!

— Дэ Кэр, — зло сощурилась я, мгновенно напрягаясь, — Что тебе нужно?

— Нам нужен был человек Эрратиана, — зло произнес дроу, медленно доставая сатар, — И, похоже, что мы его нашли.

Я едва не расхохоталась. Как же низко пала я в их глазах, что они приняли меня за пешку этого вампира? Им было мало, что они сделали со мной, так теперь они решили сделать из меня классового врага?!

— Это не она, Летрак, — до того, как я приняла решение убить этого эльфа, знакомый голос раздался прямо позади меня и в круг из вооруженных до зубов эльфов вошел ни кто иной, как наследних Золотых драконов.

— Сои'шен? — я удивилась, пожалуй, больше всех. Хотя, если судить по реакции окружающих меня нелюдей, то присустствие этого дракона не было чем-то из ряда вон выходящим, — Что здесь происходит?

— Хелли, ты не знаешь? — внимательно на меня посмотрев, спросил Хантар, опуская свое оружие.

— Еще как знает, — хмыкнул Летрак, поигрывая деревянной рукоятью, — Иначе бы она здесь не оказалась.

— Летрак, она действительно ничего не знает, — покачал головой Сои'шен, — Все эти два месяца Ни не покаидала Остров драконов.

— Это ты так думаешь, — равнодушно парировал дроу.

— Мальчики, я думаю, вы и без меня сможете строить свои предположения, — усмехнулась я, вызывая зеленое пламя. Мне уже порядком надоел этот фарс, так что самое время откланяться…

Неожиданно сильный толчок оборвал так и не выстроенное плетение заклинания перемещения. Он был настолько силен, что не только я, но и все эльфийские воины, включая и Сои'шена, попадали на землю, не сумев удержаться на ногах.

— Что за хрдыр? — выругалась я, когда местность вокруг нас трясти перестало, и я сумела приподняться на локтях. Соишен, до этого лежащий рядом со мной, уже успел встать и теперь протягивал мне руку, чтобы помочь. Иронично вскинув бровь, я поднялась без посторонней помощи и настороженно оглядела пространство, которое было сильно искажено магически: воздух буквально пронизывало невероятное количество силовых нитей неизвестного мне происхождения и все они сходились в одной точке — под ногами дракона.

— Началось, — резко выдохнул Летрак, рывком поднимаясь с земли. Это словно послужило командой для всех остальных членов отряда из двадцати темноэльфийских воинов — со всех сторон послышался свист вылетающих из рукояти лезвий сатаров. Похоже, для них происходящее было весьма привычным делом… но все-таки что тут творится?!

Спросить я не успела.

Мощный толчок изнутри земли прямо под ногами отбросил меня на приличное расстояние. Кубарем прокатившись по сырой траве, я все же сумела сгрупироваться и, выпустив когти второй ипостаси и выставив ногу, сумела затормозить. Резко развернувшись, я спрятала «оружие» и узрела «дивную» картину…

Как и меня, практически всех дроу раскидало по сторонам, но они уже поднялись и были наготове и все смотрели лишь в одну стоорону — на здоровый разлом в земле, который образовался как раз на том месте, где стояли я и Соишен. Оттуда здорово несло магией смерти и злышался зловещий рык, сопровождающийся лаем и царапаньем множества когтей по каменным пластам глубоко под землей.

Когда появились первые твари из разлома, я окаменела, не в силах справится с собой.

Лохматые шкуры, массивные туловища на коротких лапах, зловонное дыхание из открытых пастей, тягучая слюна, капающая с острых зубов и горящие кровавым цветом глаза…

Прямо на меня несся вожак Адских гончих, выбравшийся из разлома практически первым. За ним в этот мир хлынули и остальные, и их было много, очень много, но мне до этого уже не было абсолютно никакого дела. Я замерла, как кролик перед удавом, не в силах сдвинуться с места. В душе похолодело, и шевелился мерзкий, липкий страх, сковывавший все мое естество, мешая действовать, двигаться, защищаться, бежать и даже просто думать. Я все еще помнила клыки этой твари на своем горле.

— Ниэль! — всего за секунду до того, как лапы и клыки зверя повторно не совершили свое дело, меня с места, второй раз за сегодняшний вечер, снесла с места размытая тень. Прокатившись по земле, кто-то взял меня за плечи и хорошенько встряхнул, — Ниэль, не время вспоминать прошлое! Я не могу потерять еще раз и по той же причине!

— Остиэль? — шокированно выдохнула, различив наконец-то своего спасителя, — Что за хрдыр?

— Не время объяснять, маленькая! — отозвался хамелеон, рывком поднимаясь и поднимая меня. В его руке уже сверкал клинок, а еще один, только что вынутый из наспинных ножен, эльф кинул мне и, бросившись чуть в сторону, мгновенно снес голову одной из тварей. Я, не мешкая, метнулась в бок, увидев еще одну пару красных глаз. Вокруг нас, если судить по звукам, уже вовсю кипел бой.

— Остиэль, тебе потом придется многое мне объяснить! — рявкнула я, уходя от удара лапы одной из гончих, чтобы тут же проткнуть насквозь череп другой. Хрдыр, да этих тварей в три раза больше, чем присутствующих здесь дроу!

— Конечно, маленькая, — хохотнул хамелеон, успешно справившись с еще одной тварью, — Но только после тебя!

Я только скривилась, благополучно отрубив лапы еще одной псине. Уж что-что, а свое поведение я не намерена была объяснять кому бы то ни было. И даже ему.

Очень скоро стало понятно, что так дело дальше продолжаться не может.

Тварей было слишком много и уже многие эльфы погибли от их зубов, но кроме этого, многие из гончих успели скрыться в лесу. Более того, из провала продолжали появлятся все новые гончие, правда, уже не в том количестве и не так часто…

Мне хватило пары минут, чтобы просчитать, через какие промежутки появляется нечисть. И у меня была примерно минута, чтобы закрыть провал до того, как появится новая партия зверски ненавидимых всем моим естеством существ.

Дождавшись окончания магического всплеска, ознаминовавшего окончание появление гончих, я снесла голову напавшей на меня псине, и резко сорвалась с места. Добежав до огромного бревна, что валялось прямо посреди поляны, уже давно залитой кровью, вскочила на него и, не останавливаясь, сильно оттолкнулась обеими ногами. Совершив несколько кувырков, чтобы перелететь через дерувшихся с нечитью эльфов, я уже собиралась приземлиться аккурат возле разлома, когда меня сбил с намеченного курса огромный, матерый пес.

Меч улетел в ближайшие кусты, дыхание от удара об землю сбилось, а к траве мое тело прижимали лапы вожака своры Адских гончих. Внутри шевельнулся страх, правда, уже ненадолго. Я почувствовала, как мои глаза сами собой вспыхнули зеленым, а в руке зажглось некромантское пламя.

— Сдохни, тварь! — прошипела, запустив сгусток пламени прямо в открытую пасть зверя. Но, к моему удивлению, вожак не только не пострадал, но и, похоже, остался этим весьма доволен… Запрокинув голову всего на секунду, огромная псина просто поглотила пламя и вновь ощетинилась, злобно зарычав прямо мне в лицо. На мою шею попала его слюна, и вот теперь меня уже окончательно сковал ужас.

Неожиданно пес коротко взвизгнул и рухнул всем весом прямо на меня. Его череп насквозь пронзило лезвие чьего-то сатара и блестящий, острый кончик, торчавший прямо из подбородка псины, оказался в ничтожно малом расстоянии от моего лица. Через мгновение на мой нос закапала густая кровь уже мертвого вожака Адских гончих… а еще через мгновение кто-то скинул эту тушу с меня.

— Цела? — дроу протянул мне руку и я, разглядев того, кто спас мне жизнь, я, помедлив, все же протянула ему свою. Им оказался Хантар.

— Да, — ответила я, вытирая тыльной стороной ладони кровь с лица, но скорее всего, я ее больше размазала, и усмехнулась, — Похоже, что ты вернул долг.

— Похоже на то, — с улыбкой согласился дроу и, тут же серьезно кивнул в сторону разлома, — Иди. Я прикрою.

Я тут же рванула к зияющему провалу, но вдруг остановилась и резко развернулась к эльфу:

— Почему? Ведь Летрак…

— Я тебе верю.

Эти слова заставили заново забиться умершее некогда сердце. Пытаясь справиться с нахлынувшими чувствами, я еще раз кивнула и уже не стала медлить. Подбежав к провалу и проскользив по покрой от крови траве, остановилась на самом его краю и заглюнула внутрь.

Провал не был отвесным, а немного покатым, что позволяло гончим практически без проблем пробираться в этот мир. На расстоянии нескольких локтей внизу виднелись разломанные каменные плиты, а из-под них, где-то очень глубоко, исходил лишь только зеленый свет магии смерти и начинал клубиться красный туман, что означало только одно — уже была готова к выходу очередная партия гончих.

Чтобы закрыть провал, у меня было меньше минуты.

Пробудив магическое зрение, я чисто интуитивно потянулась к силовым нитям, окружающим это место. Их нужно было как можно скорее собрать воедино и из них сплести заново узор заклинания на плитах, что некогда запирали вход в иной мир, а если точнее — в царство Дарка. Ведь именно оттуда шли эти создания.

Проблема была в том, что изначального плетения я не знала. Так что оставалось надеяться только на интуицию и врожденную силу Хранителей, отбросив всю другую магию, которую я знала и которой владела. Силовые нити были схожи с магией смерти, но все же они отличались и при прикосновении к ним больно жалили. Вряд ли бы кто другой смог повторить то, что собиралась сейчас сделать я и выжить при этом.

Черпая силу из артефакта и, доверяя ему, как вещи, созданной чистокровным Хранителем, я принялась собирать нити в сложный узор плетения, делая это как можно быстрее. По лбу и вискам от усилий струился пот, и я молилась только об одном — успеть закончить узор вовремя. Ведь иначе гончие не только разрушат практически готовое плетение, но и ворвутся в этот мир, встретив на своем пути лишь одну преграду — меня, совершенно не готовую к обороне.

— Ну же, ну! — раздраженно проговоила, видя, как нити замедлились, когда узор практичиски был готов. Всего два крошечных потока магии не встали свои места для завершения и укрепления заклинания, а рык гончих уже слышался совсем близко, — Есть!

Нити встали на место, и уже заполненная магией канва ярко вспыхнула, завершив заклинание. В тот момент, когда я стряхнула остатки магии на руках в центр узора для его укрепления, новоявленная свора гончих с силой врезалась в защитное плетение с той стороны. Оно прогнулось, но устояло, а вот его остаточная магия, отброшенная при ударе, попала в меня, отбросив на приличное расстояние.

Чудом ни в кого и ни во что не угодив, я проехалась спиной по траве и замерла, устало уронив руки. Полнейшая тишина на опушке Непроходимого леса нарушилась лишь моим смехом.

Да, я смеялась!

Смеялась от того, что у меня получилось закрыть провал, что гончих я больше не увижу, что мне больше не нужно было их бояться… нервное это, нервное. Похоже, пора сдаваться в лечебницу.

— Да, Ни, — надо мной склонился перепачканный кровью Сои'шен, и протянул руку, — Ты действительно единственная и неповторимая в своем роде.

Его слова прозвучали для меня как ведро ледяной воды на голову и я, оттолкнув его руку, встала сама. Оглядев усеяную трупами поляну, машинально заметила, что отряд дроу сократился едва ли ни в половину, и в полнейшей тишине направилась подальше от разлома, который уже можно было с чистой совестью просто завалить камнями и засыпать песком, все равно оттуда уже никто не выберется, но вот остаточная магия легко может помещать мне убраться отсюда.

— Далеко собралась? — путь мне перегородил ни кто иной, как кронпринц темноэльфийской Империи.

— Летрак, если я помогла вам, это не значит, что тебе позволено задавать мне подобные вопросы, — поморщилась я, пытаясь саму себя убедить в этом и понять, почему я сразу не покинула опушку Непроходимого леса, а ввязалась в драку, да еще и полезла закрывать провал в Пустошь.

В ушах эхом звучали слова Хантара: «Я тебе верю» и я едва не замотала головой, пытаясь избавиться от этого наваждения. Нет, я не могла этого сделать! Это получилось случайно, машинально. Я просто ненавижу гончих, вот и все… Я это сделала не потому, что знаю, как эти нелюди верят в меня!!!

Я не такая… теперь не такая! Меня с ними ничего не связывает, ничего!

«Такая!» — тихим шепотом отозвался кто-то на самом краю сознания.

— Значит, Сои'шен прав, — неожиданно произнес Летрак, — Ты в произошедшем не учавствовала… иначе бы стала исправлять то, что сделал Эрратиан?

— Это сделал он? — зло сощурилась я, но тут же взяла себя в руки.

Плевать. Это ни мое дело.

— Он, — хмыкнул дроу, сделав шаг по направлению ко мне, не убирая при этом оружия, — И не единожды.

— Прекрасно, — пожала я плечами, — Желаю поскорее с этим разобраться.

— Нет, принцесса, — покачал головой Летрак, медленно подходя еще ближе, что заставило меня насторожиться. Драться сейчас с этим эльфом у меня не было никакого желания, — Ты поможешь нам в этом.

— Летрак, лучше будет ее сейчас отпустить, — вмешался молчавший до этого дракон, который стоял прямо за моей спиной. Сейчас он приблизился к дроу и положил ему руку на плечо, — Все может стать только хуже.

— Она может закрывать провалы, Сои'шен! — зло ответил дроу, стряхнув руку дракона, — Лучше маги бьются над этим не первый месяц, а ей хватило меньше минуты! Я не дам ей уйти, ей придется закрыть и остальные.

— Придется? — со смешком переспросила я, почувствовав, что вот теперь уже и я разозлилась, — Нет, дроу, не придется. Все, что хотели, вы от меня получили уже давно. Все остальное — это уже ваши проблемы.

— Проблемы? — кронпринц дроу резко шагнул вперед, оказавшись всего на расстоянии ладони от меня, и посмотрел внимательным, тяжелым взглядом, — Что ты знаешь о наших проблемах, дочь Гекаты? Ведь, кажется, именно так тебя прозвали Черные драконы? Что ты вообще можешь знать о том, что творится в этом мире последние пару месяцев, пока ты тешишь свое уязвленное самолюбие? Не тебе стоит сейчас показывать гордость, ведь это не тебя…

— Летрак! — резко окрикнул его дракон но дроу даже броовью не повел, а лишь холодно продолжил:

— Хватит, Сои'шен. Пришло время или нет, но я достучусь до ее обиженного высочества!

— Пошел к упырям, — усмехнулась я, ощущая какое-то тягучее, противное чувство в глубине души, — Мне надоели твои нравоучения.

К моему некоторому удивлению, дроу дал мне уйти, но уже на самом краю опушки меня остановил его насмешливый голос:

— Скажи-ка мне, Ниэль: когда ты последний раз вспоминала о своем ученике, которого ты столь усердно и стль рьяно опекала? Вероятно, ты не сильно расстроишься, узнав, что с ним… м-м-м… приключилось несчастье?

Я замерла, как вкопанная. Сердце мгновенно зашлось в лихорадочном стуке, а кровь отхлынула от щек, руки против воли сжались в кулаки. Грудь под медальоном жгло огнем, в душе метались все чувства сразу, отдаваясь физической болью в висках, а голове крутилось одно-единственное имя…

Ри.

Мой маленький персональный ушастый советчик, друг, брат и сын в одном. Когда-то не столь уж давно он был самым дорогим для меня существом…

Был.

Но он предал меня, как и другие.

Усмехнувшись, я пошла дальше, решив для начала смыть кровь с лица, прежде чем вернуться к Черным драконам и уже совершенно не обратила внимания на тихие слова за спиной.

— Сои'шен, тебе не кажется, что пора прекратить этот балаган?

— Пожалуй, вот теперь я с этим соглашусь.

— Хантар?

— Да. Пора ей вернутся. Мы итак слишком долго оттягивали этот момент.

Окунув ладони в прохладную воду озера, я пыталась унять бившую меня дрожь. Получалось это из рук вон плохо: мысли проносились в голове со скоростью молнии, путались, в голове мелькали сотни картинок, обрывков чувст, воспоминания… и я пропустила тот момент, когда кто-то подкрался ко мне сзади и до боли заломил руки.

— Какого хрдыра?! — выругалась, сильно наклонившись вперед, чтобы хоть немного убрать нагрузку с плечевых мышц. Рассмотреть, кто на меня напал, мешали свесившиеся на лицо косички, но одно я поняла точно: если судить по запаху мяты справа, то одним из тех, кто держал меня, был цепной пес кронпринца дроу. А вот другой был…

— Прости, маленькая, но это единственный способ заставить тебя выслушать нас, — произнес хамелеон.

За спиной уже вовсю плескалась чистейшая драконья магия, Летрак коротко отдавал распоряжения, а меня, еще сильнее заломив руки, куда-то повели. Вскоре стало ясно, куда, когда меня, особо не церемонясь, швырнули прямо в арку открытого портала, отпустив наконец-то порядком уставшие от такого обращения конечности.

Вылетев на полном ходу в незнакомое на первый взгляд помещение, я, в который раз за сегодняшний вечер, кубарем прокатилась по каменному полу, хорошо приложившись локтями. Раздраженно шипя и потирая ушибленные места, встала, с неудовольствием оглядывая просторное помещение в котором, кроме меня, еще кто-то был. И этим кем-то оказался Сеш'ъяр, сидящий на круглом окне комнаты, которую я теперь узнала.

Комната, в которой я всегда жила, когда останавливалась в гостях у Золотых драконов. И в последний раз я была здесь не одна… как и сейчас. Машинально взглянув на огромное каменное ложе, я с немым удивлением заметила среди подушек изнеможденное, исхудавшее тело, едва прикрытое простыней.

Почему-то у меня мгновенно задрожали колени, и на негнувшихся ногах я с трудом, подошла к каменному монолиту, внутренне молясь, чтобы это все оказалось сном. Но нет, Летрак мне не соврал — с Ри действительно что-то случилось.

Все его тело, прикрытое ниже пояса лишь тонкой простыней, было покрыто длинными рваными ранами, края которых сильно опухли и покраснели, а сами раны загноились. Множественные, но гораздо меньшие порезы были и на лице, и даже на голове — особо глубокий, со спекшийся кровью виднелся на правом виске. Кожа была желтого оттенка, волосы свалялись и спутались, глаза были закрыты, веки дрожали, а дыхание было весьма затрудненным.

Словно не в силах в это поверить, я протянула руку и прикоснулась к его щеке, и вздрогнула, почувствав холодную, как у покойника, кожу. Похоже, что эльф находился на волоске между жизнью и смертью.

— Он такой уже два месяца, — сзади неслышно подошел дракон-некромант и, подправив магический кокон, окружавший кровать, еще тише произнес, — И я ничего не могу с этим поделать, Ни. И никто не может.

— Как это случилось? — с трудом проглотив комок, застрявший в горле, спросила я, не в силах оторвать взгляд от дрожащих серебрянных ресниц дроу. Как бы я не пыталась себе твердить обратное, и как бы ни хотела переубедить себя, но все было тщетно.

Я не смогла остаться равнодушной к судьбе этого дроу. Просто не смогла.

— Когда он узнал, что с тобой случилось, он сразу же бросился к тебе, — начал рассказ Сеш'ъяр, — Но по неосторожности попал прямо в разгар поединка между нашими драконами.

— Сезон борьбы за переход в другой ранг, — устало прикрыла я глаза, поняв, о чем идет речь.

Это была моя вина. То, что Ри находился в таком состоянии, было целиком и полностью на моей совести… я забыла его предупредить, что находится поблизости с дерущимися драконами очень и очень опасно.

Во время яйцекладки, когда ни единой драконицы не найти в замке, наступает время, когда любой из драконов, которого не устраивает его полжение в клане, может занять место вышестоящего, победив того в поединке. Таковы традиции, такова жизнь драконов. Нам это не понять и все, что остается редким гостям Острова, так это держаться как можно дальше от сражающихся ящеров. Они, как и все существа, имеющие вторую звериную ипостась, слепы в своей ярости.

Чем больше я осознавала, что натворила, тем сильнее бились во мне противоречия. Я не могла спокойно смотреть на то, как мой ученик умирает, но и не могла себе позволить помочь ему. Я дала слово, что никогда больше не вернусь к старой жизни, к окружающим меня людям.

Ведь Ри тоже знал, что меня водят за нос, я больше, чем уверена… как и все, он лишь пользовался мной…

В голове один за другим мелькали воспоминания о нашем знакомстве, о дороге в Динтанар, о наших тренировках. О Натинало, Эллидаре, Эвритамэле, Карате… Нет, невозможно, он не мог, он не мог меня придать!!!

Но, если не мог он, то не мог и Маркус, ведь он — мой брат, половинка моей души! Я знаю, я вижу его чувства, слышу каждую его мысль, ощущаю каждую эмоцию! И в его словах никогда не было ни грама лжи и обмана, а чувства были чисты и открыты для меня.

Но тогда как? И почему? Почему он позволил так со мной обращаться?!

— Ни, здесь все целители бессильны, — хмуро произнес дракон, положив мне руку на плечо и чуть сжав его, — Как бы мы не обрабатывали раны, какими бы отварами его не поили, ни припарки, ни травы, ни мази, ни магия — ничего не помогает. Он не идет на поправку из-за своего морального состояния.

— Да что в его-то моральном состоянии может быть не так?! — отчаянно усмехнулась я, схватившись за голову. Все, от чего я бежала все эти месяцы, вернулось опять и сновой силой.

Разум твердил, что все они предатели, но чувства просто кричали, что ничего пордобного мой ученик и мой брат сделать не могли. А если не могли они, то не сумели бы и другие… и особенно Шайтанар.

Ради меня он влез во все это, убил своего отца и Карнелию, разворошил змеиный клубок в Эллидаре, едва не лишился жизни в Скайре… но обманул, заставив побегать по свету, ища то, что всегда находилось под боком. Но он любил, он действительно любил меня, такие чувства невозможно подделать!

Но почему же тогда он ни разу после этого не пришел?

Причина, для этого должна быть причина, этот демон никогда ничего не делает просто так!

И все же я не понимаю!

Я не могу этого ни понять, ни принять, и мне очень больно…

— Ему нужна ты, Ни, — вздохнул дракон, обняв меня за плечи, — Без тебя он не сможет выкарабкаться.

Без меня… а смогу ли я без него?

Нет. Не смогу. Этот ушастик для меня все. Так же как и Марк, и Таш, и Шайтанар, и все они. Но они меня предали…

Голова просто разрывалась от невыносимой боли, в душе царил полнейший хаос и смятение, просто выворачивая меня на изнанку. Я не могла понять, что я чувствую и чего я больше хочу: понять, принять и простить, или же дальше жить в ненависти, упиваясь болью и проклиная своих близких за их предательство. Но в то же время я не могла так просто перечеркнуть все произошедшее — ярость в глубине моей души все еще не угасла, заставляя плескаться более чем нестабильную магию. Хотелось кричать от злости, круша все вокруг, сжигая и уничтожая…

Но в тоже время хотелось забиться в угол и тихо выть от боли.

Грудь нестирпимо обжигал медальон, виски сдавливало все сильнее и дышать стало очень трудно. Внутри меня уже поднималась истерика, а вокруг ощутимо сгущалась магия.

Не выдержав этого, я рухнула на колени, чувствуя, как по щекам потекли злые слезы. Похоже, что ненависть во мне все же была равна всем остальным чувствам, которые я когда-то испытывала к окружающим меня нелюдям. Я была многим лучше, чем теперь, но ведь сейчас я стала не только злее и циничнее, но еще и сильнее…

Но зачем, для чего мне вся эта сила, если я одна?

«Ты не одна. Мы всегда с тобой и на твоей стороне» — раздался такой знакомый и родной голос в голове, который все же сумел проникнуть в мое сознание, не смотря на все щиты, которые сейчас, под властью смятения, дали слабину.

Марк…

«Я тебе верю!» — набатом в ушах прозвучали слова дроу.

Хантар…

«Хелли, пожалуйста…».

Таш…

«Я люблю тебя.» — дошли через печать тихие слова, и перед глазами, словно наяву, предстали сапфировые омуты таких знакомых глаз.

Шай…

— Нет, нет, нет! — быстро замотала я головой, крепко зажмурившись, чтобы избавиться от этого наваждения и вернуться обратно к отчужденности и равнодушию. Грудь жгло каленым железом и стало только больнее внутри, словно кто-то живьем вырывал у меня сердце.

Финалом этой дикой агонии стал едва слышный, хриплый стон:

— Эль…

Вскинув голову, не в силах поверить в это, я увидела затуманенный болью взгляд опухших, сине-серых глаз, таких родных и таких любимых.

Ри, мой маленький Ри, мой ушастик…

Нет, я не могу так больше!!!

Я едва не закричала, когда боль на груди стала нереальной, и отчетливо запахло паленой плотью. Моей плотью.

Схватившись руками за артефакт, который раскалился докрасна, я попыталась сорвать его со своей шеи, понимая, что больше жить с этой болью я не хочу.

— Нет! — зло выкрикнула я, так и не сумев порвать цепочку, и схватилась за голову, которую уже разрывало на части.

Но в тот же миг случилось непридвиденное: наваждение буд-то бы прикратилось, а на пол мелким крошевом осыпалось-то, что когда-то было знаменитым артефактом Величия…

Не в силах поверить увиденному, я подняла усталый взгляд на нелюдей, который все это время стояли в глубине комнаты и удивленно выдохнула, почувствовав лишь свинцовую усталость, сильное головокружение и дикое жжение на груди:

— Больно…

Сеш'ъяр, стоявший ближе всех, едва успел подхватить меня до того, как моя голова коснулась каменных плит пола. Устроив меня у себя на груди, дракон пробежался кончиками пальцев по моему лицу, словно пытаясь стереть слезы, и, вскинув голову, улыбнулся и тихо произнес:

— Она вернулась.

Кажется, я тоже смогла слабо улыбнуться до того, как сознание меня покинуло.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Селениэль. Остров драконов встретил меня тишиной и спокойствием. | Селениэль. Голова раскалывалась.
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.064 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты