Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Селениэль. — Малышка, твою мать, куда ты лезешь?

Читайте также:
  1. Селениэль
  2. Селениэль
  3. Селениэль
  4. Селениэль
  5. Селениэль
  6. Селениэль
  7. Селениэль
  8. Селениэль
  9. Селениэль
  10. Селениэль

 

— Ри, сзади!

— Малышка, твою мать, куда ты лезешь?! — меня далеко не вежливо снесли с места и, резко развернув, поставили почти аккуратно за спиной у первого попавшегося поблизости нелюдя. Им оказался Тамиор, который всего на секунду отвлекся, чтобы посмотреть, кто покушается на него со спины, а демон поспешно ретировался.

— Порядок, Хелл? — через плечо поинтересовался тролль, одним взмахом тяжелого двуручного меча разрубив стоящего перед ним вампира, клинок которого не так давно развалился пополам.

— Почти! — сердито отозвалась, бросаясь обратно в ту сторону, где до этого дралась с вампирами с Ри в паре. И откуда меня уволок Сайтос, когда меч одного из вампира прошелся в паре ногтей от моего виска, и я это прекрасно видела, между прочим! И даже успевала увернуться, но эрхан, похоже, решил иначе. И я понимаю, что он хотел, как лучше, но получилось, как всегда!

Если ранее вампиры нападали на нас с аронтом куда более интенсивно, чем на остальных, скорее всего видя в нас слабейших из противников, но мы удачно отбивались ибо ОЧЕНЬ хорошо умели сражаться в паре, то теперь Ри пришлось разгребаться там в одиночку!

Упырев демон!

На ходу сформировав россыпь огненных шаров, с силой запустила их в группу вампиров, среди которых то и дело мелькала лохматая серебристая макушка, и мне оставалось только надеятся, что собственного ученика я не подпалю.

— Ри! — выкрикнула еще раз, когда несколько мертвых тел рухнули на залитый кровью мраморный пол.

— Порядок! — отозвался аронт, но его голос тут же заглушил очередной звук удара его «когтей» с чьим-то мечом. Помочь я не успевала: неожиданно, слева, вынырнув из-под руки Энирикуса, на меня набросился вампир, очень злой, но с отсутсвием крыльев. Это немного порадовало, правда не настолько, чтобы можно было вздохнуть с облегчением. Но вполне достаточно, чтобы заметить краем глаза, как у остальных идут дела…

Немного печально, если говорить начистоту. С того момента, как вампиры всем скопом бросились на нас, прошло чуть больше десяти минут. И, хотя сильно устать еще никто не должен был успеть (азарт битвы и серьезность ситуации каким-то волшебным образом смогли снять усталость после закрытия провала, хотя я и догадывалась, что это лишь на время), бесконечная резня уже начинала нервировать. Скорее всего по той простой причине, что клинок в сердце упокаивал истинных вампиров… минуты так на две, не больше. А рубить головы постоянно — занятие не из приятных. Кстати, именно по этой причине нас с Ри и пытались убить в первую очередь: наши сайшессы и его «когти» единственное, что не давало чистокровным вампирам встать после того, как наше оружие пробивало дыры у них в сердцах.



Да, серебра в оружие не было, но вот амарилл…

Кстати, очень скоро шест Ри перекочевал в руки Сайтоса, который свой меч оставил в одном из многочисленных тел, которые устилали пол тронного зала, но забрать так и не сумел. С шестом дело пошло намного проще… У иритари, кстати, тоже проблем не возникло — головы с красными глазами отлетали на раз. Они же с ужасающим звуком трескались от ударов дубинки орка, да и Тамиор вполне справлялся. А вот для драконов это была вообще легкая разминка.

Что же касается Шайтанара и Киртана, эти двое на протяжении всех долгих минут нахдились неподалеку от меня и Ри. Как у них это получалось, ума не приложу, но и задумываться в такой ситуации особо не хотелось. Меня уже подташнивало от вида и запаха крови, тел становилось все больше, а количество окружающих нас противников никак не хотело уменьшаться.



На то, чтобы отметить все эти мелочи, уходили доли секунды и случайные взгляды, но легче от этого не становилось.

Очень скоро я начала уставать. Причем настолько, что уворачиваясь от меча противника, умудрилась подскользнуться на скользком полу и проехаться несколько шагов, оказавшись аккурат под ногами… Шайтанара. Хорошо хоть иритари, увидившая эту ситуацию, метнула один из клинков, который прикончил того самого вампира, прежде чем тот пригвоздил меня к полу, как коллекционную бабочку.

— Осторожнее! — с тихим рыком меня резко подняли с пола и поставили себе за спину.

— Тебя забыла спросить! — огрызнулась, отправив в полет свои палочки в двух вампиров, которые, воспользовавшись заминкой, решили напасть на эрхана со спины. Палочки пронзили глазницу и одного, и второго, но, увидев кожистые крылья, я поспешила ринуться вперед и двумя точными и быстрими ударами отправить нападавших под крылышко Гекаты до того, как они смогли бы снова подняться.

Но после этого пришлось поспешно отступить, вновь оказавшись спиной к спине с немного (или сильно?) ненавистным эрханом. Нас умудрились окружить и хорошо так, со всех сторон, отрезав от остальных.

— С чего такая злоба? — усмехнулся демон, легко отражая выпады сразу троих вампиров, а вот четвертого он или не заметил, или оставил на потом. Разбираться я не стала — самой пришлось обороняться, да еще и заклинания пускать в ход.

— А есть повод для радости? — саракастично поинтересовалась и, поднырнув под руку демона, пронзила шестом грудь того самого, четвертого вампира. В этот же миг эрхан чуть развернулся и снес мечом голову вампиру, что собирался напасть на меня, пока я помогала демону.

Развернув шест, пронзила еще одного и, воткнув конец шеста в расщелину на полу, крепко ухватилась и двумя ногами отправила в недалекий полет очередного вампирчика… который спиной напоролся на меч своего сотоварища. Хм, забавно получилось.

— Ты злишься, — с усмешкой заметил эрхан, играючи справляясь с последующим противником.

— А что, ты не давал повода? — пущенная дуга огня получилась немного сильнее, чем планировалось… раза так в три. Ну, да ладно, нам же лучше.

— Так причина во мне? — улучив момент, Шайтанар пальцами ухватился за мой подбородок, заставив посмотреть в глаза. Это разозлило меня еще больше.

— В бабушке твоей! — огрызнулась, освобождаясь от хватки, чтобы в следующее мгновение достать кинжалы из рукавов и метнуть их в приближающихся вампиров.

— Демоненок…

— Не смей называть меня так! — черное пламя, вырвавшиеся помимо воли, волной накрыла ближайших противников, сжигая их дотла за доли секунды. В воздухе запахло горелым мясом и копотью. Но остнавливаться на этом я не собиралась. Или эта была ярость, вызванная словами эрхана, или во мне разыгрался азарт боя, но следующие вампиры покинули этот мир очень и очень быстро. Что творилось кругом, я уже не обращала внимания и, по этому, когда почувствовала движение за спиной, среагировала молниеносно.

Но Шайтанар оказался куда быстрее. Быстрое движение — и мой шест со звонм покатился по полу, а руки оказались выкручены за спиной, не сильно, но надежно удерживая меня прижатой к груди демона.

— Отпусти! — я дернулась, но, как оказалось, напрасно. Плечевые суставы отозвались болью, но отпускать меня никто не собирался.

— Ниэль! — низкий рык подействовал, как ушат ледяной воды на голову, мгновенно заставив меня замереть. Ведь он называл меня так только в крайних случаях… и сейчас был именно такой, потому что в следующий момент его горячее дыхание обожгло кожу на шее с левой стороны, а до ушей донесся тихий шепот, — Успокойся. О нас мы поговрим потом.

— А «мы» есть? — с горечью спросила я, чувствуя себя опустошенной. Похоже, это уже было слишком для меня. Даже для моего характера, нервов и терпимости существует предел.

— Есть, — я почувствовала, как тыльной стороны шеи коснулись горячие губы демона. И все бы было хорошо, но это было уже слишком…

— Ложь! — дернувшись, я каким-то невероятным образом вырвалась из хватки, но не успела и шагу ступить, как запястье оказалось в стальной хватке, и меня развернули лицом к демону.

— Никогда в этом не сомневайся. Даже на секунду, — слова эрхана звучали жестко, как железные штыри, забиваемые в гранитную скалу. Узор на радужке выспыхнул всеми оттенками багрового, а пальцы сильно, на грани боли, впились в мой подбородок. И в то же миг его губы быстро коснулись моих, но лишь на секунду. В следующий миг поцелуй перерос в настоящий уроган эмоций у меня в душе. И… естественно, я ответила.

Я отвечала со всей страстью, жадно, стремясь получить как можно больше, понимая, что в любой момент это безумие может кончится. Это то единственное, что сейчас могло мне помочь вернуться в прежнее состояние, хоть капля прежних чувств. и осознание того, что я действительно нужна ему. Но боги и Хранители Аранеллы, как же мне этого не хватало…

Скупые и явно издевательские апплодисменты моментально разрушили тот водоворот чувств, что я так давно не испытывала, находясь вдали от Шайтанара.

И только в этот момент до меня дошло, где мы находимся, что мы тут делаем, и зачем мы сюда вообще пришли.

— Эрратиан, — выдохнула, мгновенно отстранившись от демона. Но вот сам Шайтанар, похоже был против этого, и даже повернуться лицом к вампиру мне не дал.

— Плевать, — губы эрхана слегка коснулись моего лба, а костяшки пальцев невесомо прошлись по щеке, — Все закочилось.

И только тут до меня дошло, что в зале стоит звенящая тишина… Но, даже не смотря на это, я не смогла удержаться. Тихий вопрос сам собой соскользнул с губ:

— Ты…

Эрхан только кивнул, а сапфировых омутах его глаз я легко прочитала ответ на мой вопрос. Он меня любит.

— Как мило, — голос вампира сочился ядом, — Любовь между лунным эльфом и демоном. Надо запечатлеть сей момент в памяти, чтобы было о чем поведать протомкам.

— Их у тебя не будет, — мимо нас с Шайтанаром скользящим шагом прошел Киртан.

— Эренрих, ты заставляешь меня повторяться, — скучающе заявил вампир, спокойно усаживаясь обратно на трон, словно его не волновало помещение, усеянное трупами его же слуг, и количество уставших, но все еще злых и способных драться нелюдей, — Это не наша война.

— Он прав, — чуть прикрыла я глаза. Как бы мне не хотелось свалить эту миссию на кого-нибудь другого, но убить этого гада должна только я.

— Время? — только и спросил Шайтанар, сжав руки на моей талии.

— Рано, — сжала я зубы, получив ответ от Марка на вопрос эрхана. Полчаса. Прошло всего навсего полчаса… но выбора не было. Мне придется с ним сражаться.

— А меня это не волнует! — неожиданно хищно оскалился ятугар. И тогда, как до утки, до меня кое-что дошло.

О, нет… Его накрыла ярость! Совсем как тогда, в Эллидаре! Дикая животноя ярость, которая заставляет убивать всех и вся вокруг. Так не должно быть, нельзя допустить, чтобы он убил Эрратиана!

— Эренрих, не чуди! — поспешил вмешаться Тамиор, пока Энирикус и Летрак скользящим шагом начали подкрадываться сзади к ятугару.

— Не стоит! — низкий рык застал нелюдей врасплох, и Князь резко развернулся. Глаза его были чернее ночи, а что творилось с его лицом… Животная ярость была в каждой черточке его лица, он словно стал выше, взрослее, сильнее.

Но, похоже, мы забыли, что всегда найдется тот, кто будет еще сильнее… и убедились в этом, когда ятугара снесла с места размытая тень, и я почувствовала, что рук демона на моей талии уже нет.

— Как забавно, — усмехнулся вампир, проследив взглядом клубок из тел с сильно размытыми контурами. Похоже, что Шайтанар и Киртан дрались на пределе своих способностей и возможностей, что меня сильно пугало — ятугар в таком состоянии был неуправляем. — Вы поубиваете сами себя.

— Не надейся, — заметив неподалеку шест, я спокойно подняла его и, легко вращая в одной руке, неспешно направилась в сторону трона, пройдя между Летраком и Энирикусом, что застыли посреди зала, давая понять, что вмешиваться не будут, — Где близнецы, Эрратиан?

— Победишь меня — узнаешь, — показав клыки в циничной улыбке, вампир понялся с трона, в его руке блеснул меч.

— Тогда хватит болтать! — почти выкрикнула, останавливаясь на значительном расстоянии от трона, чтобы оставить место для поединка… который практически был обречен на провал. Я была слаба, и очень. Магия не наполняла резерв даже на половину, руки и ноги словно налились свинцом, и даже моральное состояние оставляло желать лучшего.

Эрратиан именно на это и рассчитывал, когда заманивал меня сюда. Может он и не учел, что след от его магии смогу почувствовать не только я, но даже если он это принимал в расчет, он понимал, что его небольшая армия меня если не остановит, то хотя бы вымотает до предела. А это ему и было нужно. Он знал, что победить меня в честном поединке, особенно магическом, ему не удасться.

А сейчас он уровнял шансы. Нет, он просто намного повысил свои! А я… а мне оставалось только надеятся на удачу и собственные знания и умения. Все должно было решиться — сейчас или никогда. От меня зависила не только моя жизнь, но и жизнь Марка, Кристиана, и близнецов.

И если бы я только знала, что уже несу отвтественность еще за двоих нелюдей… может быть, все повернулось бы иначе.

— Эль! — неожиданный хлопок по плечу заставил меня отсановиться на полушаге, — Ты постой минутку здесь, хорошо? Мне нужно кое-что сделать.

— С ума сошел?! — рыкнула я, узрев подле себя наглую физиономию своего ученика, — Ты что задумал?!

— Доверься мне, хорошо? — с улыбкой подмигнул Ри и, пока я приходила в себя, воспользовался секундной заминкой и уверенно шагнул вперед, подбрасывая что-то на руке, что при пристальном рассмотрении оказалось маленьким стеклянным шариком с алой каплей внутри.

— Мальчишка… — презрительно хмыкнул Эрратиан, остановившись на последней ступеньке и окинув взглядом забрызганного кровью его же прихвостней аронта, — Что ты можешь мне сделать?

— Хм, дай подумать? — легко подкинув вверх шарик, дроу сделал вид, что он глубоко задумался, — Может быть, загнать тебя в ловушку?

— Нет! — рявкнул вампир, почуяв неладное, но было уже слишком поздно. Быстро поймав стекляшку, Ри мгновенно опустился на одно колено, припечатав шарик к каменному полу. В тот же миг раздался повторный звук раздавливаемого о камень стекла и вокруг вампира и его трона вспыхнула кровавым заревом гексограмма, до боли похожая на символ Эллидарской Академии Магии…

Эрратиан бросился прямо на алое зарево, но то лишь откинуло его обратно, к подножию трона. Медленно поднявшись, вампир усмехнулся, и прикрыл глаза, что могло означать только одно — он собирался убраться отсюда с помощью мгновенного перемещения. Но кто сказал, что ему позволят это сделать?

Всего три которотких одновременных взмаха рук, и драконы отрезали путь к отступлению, наложив прочную защиту на стены и пол замка.

У Эрратиана теперь просто не было выхода.

— Ты мне за это ответишь, — в пролголоса произнес вампир, впиваясь в ароната яростным взглодом.

— Сомневаюсь, — со злорадствующей усмешкой ответил Ри, неспеша поднимаясь на ноги. В отражении глаз Эрратиана я ясно увидела ухмылку своего ученика и, могу поклясться на чем угодно, но такого я еще не видела на его мордашке!

Впрочем, похоже, что он заранее это спланировал.

Мои подозрения оказались верны, когда по углам гексограммы появились до боли знакомые мне нелюди: Таш, Хан, Сатия, Кирана и даже Дарт. Когда они успели появиться в зале, скрытые «Пологом тишины» и невидимостью, и успели расставить стеклянные шарики для магического капкана, который захлопнул Ри, я заметить не успела, но выяснять это сейчас просто не было времени.

Шагнув вперед, я впилась взглядом в вампира, который, сохраняя непроницаемое выражение лица, выискивал в ловушке слабые места:

— Где близнецы, Эрратиан?

— Я же сказал, принцесса, — насмешливо проищнес вампир, едва заметно повернув голову в мою сторону, — Ты узнаешь об этом не раньше, чем победишь меня в поединке… может быть.

— Тварь! — оскалилась я, крепче сжав шест, и крикнула магу, итак направляющегося ко мне, — Сайтос, Дарт, возьмите кого-нибудь и обыщите замок, нужно найти их. Таш, я смогу пройти через плетение?

— Заклинание «Полукровок» преодолеть сможет лишь то, в ком кровь разбавлена, — кивнул маг, — Ты легко войдешь или выйдешь, но для чистокровного это неприодолимая ловушка. Но ты уверена…

— Да, — перебила я его, с холодной уверенностью шагнув по направлению к алому зареву гексограммы, — Я выбью из него правду.

— Ни.

— Сои'шен, что еще?! — нервно повенулась к дракону, который медленно шел ко мне, не обращая внимания на вопросительные взгляды остальных.

— Это не имеет смысла. Ты им уже не поможешь, — покачал головой дракон.

Что, простите?

— Что это значит? — резко отступила я на шаг. Нет, он же не имеет ввиду, что…

— Они мертвы, Ни. Ты ничего не сможешь сделать.

Нет…

Нет!!!!

— Где они?!? — животный рык сорвался уже с моих губ против воли, а по сторонам пошла силовая волна. Я чувтовала, нет, я знала, что это ложь! С Дереком и Тереном просто не могло случиться что-то серьезное!!!

— Они… — начал было Сеш'ъяр, но кронпринц драконов его перебил:

— Нет. Так может быть только хуже.

— Это ложь! — я сжала руки так, что когти волчицы впились в звенья шеста, — Скажи, что это не так!

— Нет, — мотнул головой золотой дракон, смотря мне прямо в глаза, — Дерек и Терен де Рен мертвы.

— Не правда! — выкрикнула я, переводя взгляд на дракона-некроманта. Но тот лишь опустил голову, пряча от меня взгляд.

Не в силах поверить, я посмотрела на третьего представителя этой расы. Шаи'ррат, подпирающий стенку неподалеку, лишь молча кивнул, смотря прямо перед собой.

— Ни…

— Нет!!! — от моего крика вылетели стекла, которые еще остались в этом зале по прошествию веков запущения. Из наследников мало кто решился смотреть в этот момент мне в глаза — они верили словам драконов.

Не в силах больше выносить это, я бросилась прочь из зала, уже не замечая никого и ничего. Я мчалась, практически не разбирая дороги, боясь лишь одного — опаздать. Совсем как в моих снах…

Сердце колотилось в висках, сжимая голову раскаленным обручем, дыхание перехватывало, а ноги становились ватными, когда очередные запущенные покои или гостиные оказывались пусты.

Очередной коридор, очередной переход, очередной кабинет или помещение для слуг — все это мелькало перед глазами. Слуги или же стража Эрратина, попавшаяся на пути, падали замертво от моих заклинаний или точных ударов шестом, при этом отголоски совети уже давно где-то растворились. Мне было плевать на все остальное, мне нужно было найти близнецов и удостовериться, что с ними все в порядке. Иначе я бы просто сошла с ума. Количество выбитых или же взорванных дверей перевалило уже за сотни, когда легкие стало покалывать от непрерывного бега. Но это все забывалось, когда я обнаруживала очередное пустующее помещение, заброшенное или не очень…

Я должна была их найти.

Я не знаю, сколько бы я еще носилась по замку, подстегиваемая страхом, но в одном из дальних коридоров мне на пути попался Сайтос и Дарт, стоящие у огромных двустворчатых дверей, обитых кованным железом. Когда демон поднял на меня взгляд, я без слов поняла, ЧТО это значит…

— Малышка, нет! — эрхан перехватил меня за талию до того, как я успела распахнуть двери, — Тебе не нужно это видеть!

— Они там?! — от волнения я уже сходила с ума, душа металась, больно ударяя, но Сайтос промолчал, пряча взгляд и закусив губу. И тогда я повернулась к ятугару, — Дарт?

— Эль, я…

— Отпусти! — отпихнув от себя демона, я ворвалась в помещение, которое, как показалось, было старой, заброшенной сокровищнецой, от былого величия которой остались только мелкие кучи золотых монет, лежащих у затянутых паутиной потрескавшихся от времени стен.

Захламленные углы, покрытые грязью и плесенью полы, и два тела, неподвижно лежащих прямо посреди всего этого запущения…

Да тела, одинаковых, с абсолютно идентичными рваными ранами на груди, как раз там, где находились их сердца, теперь, возможно вырванные. Посиневшие губы, поблекшие волосы, бледная кожа и сладкий, приторный запах смерти…

Дерек и Терен действительно были мертвы.

 

* * *

 

Опустошенность и боль — вот все, что я могла чувствовать на этот момент, если, конечно, эту острую боль потери на грани безумия вообще можно назвать чувствами. Только вдребезги разбитая душа и разорваное голыми руками на части сердце. Своими же.

Как и в тех снах — я не успела. Они были мертвы.

Я знала, я убедилась, но я отказывалась это принимать.

Прикоснувшись к потускневним волосам некогда яркого платинового оттенка, я почувтсвовала разливающуюся по сердцу тягучую боль, словно кто-то вонзил туда клинок, а теперь медленно, с садистким наслаждением проворачивал, словно пытаясь причиннить новую, еще большую боль. Хотя, куда уже больше…

Их нет. Их больше нет!!

Как? Как я могу в это верить?!

Вот они рядом, такие одинаковые и такие неуловимо родные. Даже смерть коснулась их одновременно, заострив черты лица совершенно одинково, не зная, насколько они были разные.

Эти губы, сейчас посиневшие, больше никогда не раскроются в ехидной улыбке, обнажив так любимые мною клыки, которые запросто могли напугать кого угодно. Не раздастся чуть отрывистый голос Дерека с очередной подколкой и не прозвучит мягкий упрек Терена, который предпочитал сначала думать, а потом действовать.

А их глаза? Серые веки уже не поднимутся, чтобы я смогла увидеть теплые, смеющиеся серые глаза. Их руки, сейчас ледяные, но раньше такие теплые и сильные, больше не прикоснуться ко мне, чтобы посадить меня к себе на плечо, не приобнимут за талию, не взлохматят мои волосы, которые они так любили заплетать. Руки, которые сделали небывалое — закрепили на волосах смертной девчонки бусины акорэлван, сразу две, в знак взаимного уважения, дружбы и поддержки… братской любви.

Такие веселые, такие надежные, и такие заботливые… мои близнецы.

Они рядом, они здесь… но их больше нет. Два брата, два моих лучших друга… два хладных тела.

В это не верилось. Этого просто не могло быть!!!

Почему сейчас?! Почему именно они?!?

На мгновение прикоснувшись к сухой, как старый пергамент, коже не щеке Дерека, я закусила губу. Больно? Нет, сердце просто вырвали из груди.

Если бы можно было повернуть время вспять, я готова миллион раз пережить ту ночь и боль предательства, лишь бы они сейчас были живы, и исчезли эти уродливые раны на их груди, оборвавшие в одно мгновение их жизни. Не одну на двоих, как думали все, и как они пытались это показать. А разные, своеобразные и необычные, как и каждый из них. Какие они были на самом деле, знала, пожалуй, только я. И я их потеряла, обоих, в одно мгновение.

— Ниэль? — тихий голос заставил меня сжаться в комок и обхватить собственные колени и устремить взгляд в пол.

— Я не успела, Летрак, — собственный голос звучал глухо и безжизненно. Даже слез не было, только кромешная пустота в выженной болью душе. — Я не успела их спасти.

— В этом нет твоей вины, — присев на корточки и закусив до крови губу, дроу медленно провел кончиками пальцев по ледяной руке Терена, даже не пытаясь скрыть свою боль.

Да и сейчас это не имело никакого смысла.

— Это моя вина, — сжав до боли колени, я начала тихо раскачиваться из стороны в сторону, словно пытаясь убаюкать боль внутри себя, — Они не должны были слышать тот разговор в кабинете… Это моя вина.

— Ниэль, не нужно, — голос кронпринца звучал глухо. Опустившись на колени между телами своих братьев, эльф прикрыл глаза, — Ты бы не смогла их остановить. Никто бы не смог. Это было их решение.

— Я отдалилась от них, — отрывисто вздохнув, я кончиками пальцев прикоснулась в плечу Терена и всмотрелась в его лицо, словно надеясь, что сейчас дроу улыбнется. Но все было тщетно: темный эльф был мертв… — И они решили вернуть мое внимание. Они погибли из-за меня.

— Не стоит винить себя! — резко ответил дроу, усаживаясь прямо на пол напротив меня.

Коротко всхлипнув, я взяла за руки обоих эльфов и закрыла глаза, пытаясь восстановить в памяти все те моменты, когда мы были вместе. Наверное, более близких людей, кроме Маркуса, сложно было найти. Они были для меня всем, они опекали меня, я была для них любимой младшей сестренкой, а я… а я не смогла их уберечь. И я не смогла сделать ничего, чтобы предотвратить их смерть, и я даже не смогу вернуть их обратно.

Или… могу?

— Летрак! — резко распахнув глаза, не смотря на обилие уже несдерживаемых слез, я посмотрела на эльфа, который выглядел опустошенным, — Ты можешь определить, сколько времени прошло с момента их смерти?

— Это имеет значение? — устало отозвался эльф, потирая переносицу, словно пытаясь разгладить многочисленные морщины. За несколько минут дроу растерял не только свою спесь, но и весь свой цинизм, пренебрежение и равнодушие, показав свою истинную натуру. Только смерть его братьев смогла раскрыть его истинную натуру… но эту смерть я могла обернуть в жизнь.

Все зависило от его ответа.

— Имеет! — жестко ответила я, чувствуя, как мгновенно высохли слезы, — Я могу их вернуть! Время… мне нужно точное время!

— Около часа с момента смерти. Похоже, что Эрратиан убил их еще до того, как мы начали закрывать провал, — не став задавать лишних вопросов, ответил темный эльф, медленно проведя пальцами по лбу Терена, а затем чуть коснулся шеи Дерека и тихо добавил, — Терен умер раньше на несколько секунд.

— После наступления трупного окочениения душу в тело вернуть уже не возможно, — на долю секунды задумалась я, — Мне нужно знать точное время, чтобы знать, сколько потребуется сил и какой ритуал нужно будет провести. Будь здесь, я сейчас вренусь.

— Что ты задумала? — схватив меня за запястье, дроу остановил меня до того, как я успела покинуть затхлое помещение, в котором все еще чувствовался запах смерти, теперь уже ненавидимый мной за то, что посмел забрать дорогих мне нелюдей. Он был уже более слабый, но четко ощутимый, что вселяло некоторую надежду.

Я была виновата в их смерти, и я обязана была их вернуть.

— Я верну их к жизни, — четко проговорила, сильно сжав руку кронпринца, — Верь мне.

— Иди, — Летрак внезапно отступил и, бросив взгляд на тела своих братьев, коротко бросил, — Я позабочусь о них.

— Я скоро вернусь, — повторила, бросившись вон из помещения, с силой распахнув тяжелый двери. Удивленные возгласы Сайтоса, Дарта и кого-то еще меня абсолютно не интересовали.

Мной завладела холодная решимость. И я уже знала, что я буду делать.

Для начала я прибью ту мразь, что посмела лишить близнецов жизни, а потом я их верну. Во что бы то ни стало.

Коридоры и переходы замка теперь уже не казались такими многочисленными и запутанными. Не знаю, может высшие силы вели меня, но уже через несколько минут я оказалась в зале, пол которого был до сих пор усеян трупами, все свечи погасли, и только лишь свет от магической ловушки освещал жутковатое помещение.

— Хелли? — навстречу мне двинулся Таш, но был мгновенно остановлен движением моей руки. Кроме него в помещении находился еще Хантар и Шаи'ррат, но мне было мне сейчас откровенно на это начхать. Как и на то, где в этот момент находились остальные.

Подобрав с залитого кровью пола чей-то меч, я всего один раз прокрутила его в руке, проверяя балансировку, вес и то, как он лежит в руке, прошла прямо сквозь алый барьер, навстречу Эрратиану, котрый сидел прямо на каменных ступенях. В отличие от границ ловушки, от которых ощутимо несло кровью и которые легко меня пропустили, Эрратиан был не настолько рад меня видеть.

Чуть приподняв уголок губ, вампир неожиданно бросился на меня, но был тут же отброшен одним ударом ноги. Резко поднявшись, он по инерции замахнулся своим мечом, но его удра был молниеносно отбит, а тыльная сторона моей ладнони с силой приложила вампирчика по лицу.

— Неплохо, — вытерев кровь с разбитой губы, Повелитель вампиров молниеносно бросился на меня. Клинки сошлись, вызвав звон стали и яркие искры, но лишь на доли секунды. Следующий удар ногой в живот, а затем в солнечное сплетение, а потом и рукоятью меча заставил вампира отлететь в сторону, но, к его чести, он сумел быстро перевернуться и вскочить на ноги. На его лице добавилась вторая струйка крови.

Криво усмехнувшись, я повторно крутанула меч и выставила его, блокируя выпад вапира, который был далеко не последним. Удары посыпались один за другим. Но это меня мало волновало.

Один блок, второй, третий, четвертый, пятый… удар ногой, промах, разворот, но в этот раз уже удар настигает цель. Второй удар лишает вампира координации, третий удар, а точнее выпад, настигает свою цель — и белоснежная рубашка вместе с черным кожаным жилетом оказывается насквозь прорезана моим мечом… вместе с его плотью.

— Ты… — сообразив, что что-то не так, и пытаясь зажать глубокую рану левой рукой, зло выдохнул вампир, отступив назад сразу на несколько шагов.

Выразительно вскинув брови, но не собираясь отвечать, я подала знак, чтобы он нападал первым, совсем как более сильный противник в у чебным поединке дает преимущество более слабому…

Это взбесило Эрратиана, и он напал, но тут же пожалел о своем действии. Удары сыпались один за другим и с каждым последующим оставляли на теле вампира если не синяки и ссадины, то порезы и довольно глубокие раны — церемониться с ним я уже не собиралась.

Хотя я отдаленно и понимала, что именно злость и желание вернуть близнецов помогает мне победить вампира в этом поединке. Кроме этого, мною двигала мрачная решимость. Эта мразь должна была ответить за содеянное и, тем более, отведенное время для зелья время уже давно кончилось. Связь между близнецами-вампирами была окончательно разрушена, а это значит, что пора закончить чье-то жалкое существование.

Но сначала мне нужно кое-что выяснить.

Быстро перехватив меч на подобие сатара, я отразила особенно сильный удар вампира и, не обращая внимания на боль от прорезанных практически до костей ладоней, изменила направление удара и положение лезвий, прокрутилась на месте, отправиви клинок Эрратина в полет, далеко за границы магической ловушки.

Оказавшись практически вплотную прижатой спиной к груди вампира, резко ударила локтем в живот, а затем им же в лицо. Послышался хруст сломанного носа, но и это меня не остановило.

Этому опасному, но действенному трюку меня обучили близнецы.

Схватив руку Повелителя вампиров перекинула его через себя и, когда он спиной приземлился на каменные ступени и когда раздался звук ломаемых ребер, цинично усмехнулась.

Игра окончена.

Быстро подойдя к вампиру, вонзила клинок ему под ключицу, пригвоздив к каменным ступеням. Удивительно, но даже короткого вскрика я не услышала. Только увидела гримасу боли на смазливом лице. Ухватившись за ворот шелковой рубашки, наклонилась и отрывисто спросила:

— Когда ты их убил?

— Братев де Рен? — не смотря на ситуацию, вампир продолжал усмехаться, не смотря на то, что его губы начали синеть от потери крови и боли. Он не демон, и даже не эльф. Для таких, как он кровпотеря — самое страшное последствие ран, — Давно, принцесса. Неужели ты поверила, что я оставлю их в живых?

— Время! — рыкнула я, — Мне нужно точное время!

— Время? — сморщился вампир, но потом несколько отрешенно произнес, — Ты собираешься их воскресить…

— Не твое собачье дело! — огрызнулась, схватив вампира уже за горло, — Когда ты их убил, мразь?!

— Ты же Некромантка, — неожиданно усмехнулся вампир, — Догадайся сама.

Я чуть отодвинулась от этой твари. Но… в следущий момент отбросила меч и вонзила отросшие когти волчьей ипростаси ему под ключицу, да так, что даже пальцы пошли в подтатливую плоть. Ухватив кость, я без малейшего сожаления выдрала ключицу вампира.

Дикий вопль заложил уши, но лишь на мгновение.

— Говори! — рявкнула, приложив его голову о камень ступеней, — Когда ты их убил?!

Вампир лишь цинично скривился в ответ, явно пытаясь перебороть боль. Ну что ж… тебе же хуже!

— Раз так, — отпустив ворот рубаки Эрратиана, я спокойно достала из-за голенища сапога ритуальный кинжал и вытерла тыльной стороной ладони кровь, которая брызнула мне на лицо при последней экзекуции, — Тогда ты умрешь без последнего, прощального слова, как последняя шавка Эллидара.

Неожиданно вампир дернулся, но моя нога вернула его ударом в грудь в первоначальное положение. В глазах вампира появился если не страх, но удивление:

— Как? Твой резерв должен был пуст, силы на исходе и все остальное…

— Ты прав, — поморщилась я, но тут же губы против моей воли расплылись в болезненной улыбке, — Я полностью ослбла и истратила практически всю магию. Но не нужно было трогать моих друзей, мразь. Я передам Кристиану привет от тебя.

— Ты…

Резкий удар в сердце оборвал вампира на полуслове.

Все было кончено. Жизнь Эрратиана, пусть еще не навсегда, но оборвалась.

— Хантар, — спокойно позвала дроу, вставая с неподвижного, пока еще, тела, — У тебя в сатаре присутствует сплав амарилла?

— Да, — так же спокойно ответил темный эльф, подходя ближе.

— Тогда упокой этого неврастеника, будь другом, — почти вежливо попросила, смахнув с кинжала пленку крови. И, не дожидаясь вопросов, рванула что есть силы обратно, на ходу пряча единственное оставшиеся оружие за пояс. Я не сомневалась, что дроу исполнит мою просьбу, а на все остальное мне было уже наплевать.

Я его убила? Убила, фактически. Хранители довльствоваться должны и этим, а то, кто его уже до конца упокоил, не важно. Если же нет — поговорю на эту тему потом с «любимым» дядечкой. Сейчас гораздо важнее вернуть близнецов.

На поединок с Эрратианом ушло больше десяти минут, а это значит, что на ритуал у меня всего сорок-сорок пять минут, плюс минус еше пять минут. Негусто. Ни на один правильный и безопасный ритуал времени не хватит. А значит… будем использовать самый действенный.

«Хелли, нет!!!»

Да, Таш.

Да.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 4; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Селениэль. — Ни? — голос дракона вывел меня из сонного состояния, в котором я пребывала весь сегодняшний день. | Шайтанар сейт Хаэл. — Иди сюда! — усмехнувшись, поманил пальцем огромного черного льв, который, прибывая в состоянии крайней ярости
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.042 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты