Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Мои ожидания программируют поведение другого. Мои ожидания относительно поведения другого являются одновременно оценками его поведения




Читайте также:
  1. I. Декларируемые потребные качества сотрудников спецслужб: ожидания и реальность.
  2. Агрессивное поведение и пол.
  3. Агрессия и агрессивное поведение
  4. Агрессия и делинквентное поведение
  5. Аддиктивное поведение
  6. Аддиктивное поведение
  7. Аддиктивное поведение. Алкоголизм, наркомания, игромания.
  8. Аддиктивное поведение. Злоупотребление веществами, вызывающими состояния измененной психической деятельности.
  9. Аддикция, аддиктивное поведение
  10. Альтруистическое поведение и пол.

Мои ожидания относительно поведения другого являются одновременно оценками его поведения. Любая оценка - это некоторый стандарт, который я навязываю другому человеку и с помощью которого программирую его поведение. И это программирование пребывает не только в моей голове в виде бесплотной и невидимой умственной операции. Оно, это программирование реально, да еще как!

Обижаясь, поскольку любимый человек не соответствует этой программе, которую я ему присваиваю, я непроизвольно и автоматически наказываю его чувством вины. Эта эмоция возникает в каждом любящем меня обидчике, если он осознает, что он меня обидел. Чем сильнее я обижен, тем больше он страдает от чувства вины. Я терзаю обидчика чувством вины, сопротивляться которому он не может. Но мне это так не проходит.

Боль обиды для меня, в свою очередь, - возмездие мне за то, что я ошибаюсь в другом человеке, навязываю свои ожидания другому, отрицаю его свободу.

Как видите, последствия ошибки в общении более чреваты, чем в простом примере, когда некто растянулся на полу вследствие ошибки распознавания последней ступеньки на лестнице. В отличие от ситуации общения упавший человек не требовал о г лестницы, чтобы она подогнала число своих ступенек к его программе, как это мы делаем с другим человеком, когда на него обижаемся. У него нет любви к лестнице и лестница его не любит. У лестницы нет роли, есть только функция. Лестница не человек и на нее я не могу обижаться и у нее не будет чувства вины. Однако есть сходство:

за ошибки пользования лестницей я получаю травму, а за ошибки общения с любимым человеком получаю только обиду.

Но откуда берется эта установка требовать, чтобы другой человек зависел от меня? Почему мы больше принуждаем тех, кого любим и соответственно, больше обижаемся именно на них?

В любви происходит отождествление себя с другим человеком, что в частности проявляется в стремлении подогнать его поведение под свою схему ожиданий. Это неукротимое стремление программировать поведение другого человека кроется в идентификации с ним. Римляне в этом случае говорили, что одна душа живет в двух людях, в муже и жене. В этом случае возможны

два поведения: или мы, бичуемые виной, подгоняемся под ожидания любимого человека, или, обижаясь, наоборот, подминаем другого под себя, под свои ожидания. То и другое происходит вследствие идентификации и бессознательно. Этому мы научаемся в процессе обыденной жизни в семье. Способности обижаться мы научились в детстве. Но по причине того, что мы осознаем и переживаем только последствия душевной работы, мы, как правило, не в состоянии скорректировать то, что делает наш ум по привычке.



Когда ребенок обижается на родителей, он программирует их поведение в соответствии со своими ожиданиями наказывает их чувством вины за отклонение от этих ожиданий. Ребенок обиделся, плачет, и родители, поскольку они его любят, отождествляют себя с ним. Родите™ испытывают вину, которая стимулируется внешними признаками обиды, которые нетрудно прочитать на лице ребенка. Эта вина побуждает их к изменению поведения, и родители вынуждены делать то, что нужно ребенку. Он бессознательно управляет в определенных пределах поведением родителей.

Обратим внимание на воспитательную функцию описанного взаимодействия родителей и детей. Оказывается, что обидчивость ребенка необходима для нормального превращения мужа и жены в родителей. Мы привыкли считать, что именно мы, родители, воспитываем детей, но не замечаем, как любимые дети нас воспитывают, обижаясь, и наказывая чувством вины за каждую нашу оплошность.



В детстве такое состояние оправдано: ребенок помогает духовному созреванию родителей, т.е. превращает мужа и жену в папу и маму, вырабатывая у них определенные черты поведения, необходимые для нормального культурного родителя и нужные для полноценного развития подрастающего человека. Но это не оправдано для взрослого. Обидчивый человек инфантилен и с ним трудно быть вместе и тем более любить его. Следовательно, взрослый должен уменьшать свою обидчивость и скорректировать свои ожидания в сторону большего реализма. Но этому мешает, как мы видели, идентификация, отождествление себя с любимым. Это симбиотическое существование приносит больше страдания, чем радости, как в жизни сиамских близнецов.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты