Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ГЛАВА ВТОРАЯ. Путеводитель гласит, что Эль Кастильо де Леон, Замок Льва, — мавританский замок, возведенный в двенадцатом столетии в горах Сьерра-Невады




Читайте также:
  1. II этап — вторая неделя.
  2. II этап — вторая неделя.
  3. II этап — вторая неделя.
  4. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  5. S и N: Вторая попытка
  6. V. ВТОРАЯ УСЛУГА ХОТТАБЫЧА
  7. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  8. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  9. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  10. Бывает ли «вторая половинка»?

 

Путеводитель гласит, что Эль Кастильо де Леон, Замок Льва, — мавританский замок, возведенный в двенадцатом столетии в горах Сьерра-Невады. С тех пор он гордо высится над славным городом Гранадой.

Дорога к нему с каждым витком становится все круче...

Грейс изо всей силы выжимала акселератор. Она нутром ощущала нарастающую опасность подъема. Мистическое очарование этого места только усиливало страх. Еще один виток, казалось девушке, и она коснется предгрозовых туч, окутывающих каменные глыбы.

Ей все сложнее было смотреть по сторонам, дабы лицезреть прекрасный ландшафт. Могло почудиться, что величайшим художником он был задуман и рукой несравненного мастера возведен. Горы своими вершинами уходили в сизую высь, низины утопали в головокружительных изумрудных колодцах, небо не знало края, и дух захватывало от непостижимого сочетания покоя и ярости.

Дождь колотил по лобовому стеклу и крыше машины, полировал камни, заставлял трепе тать листву, грозное небо оседало на горные склоны, а вдали уже поблескивало победное солнце, прорвавшись сквозь кромки туч.

— Дождь льет уже четыре дня, — таинственно прошептал ей портье отеля в Гранаде. — В это время года у нас всегда так. Но подождите денек, и завтра вы увидите солнце, — предрек он, словно его сведения исходили из небесной канцелярии.

Портье оказался прав. Грейс увидела солнце Андалусии, а солнце увидело Грейс. Девушка невольно улыбнулась весеннему светилу. С каждым новым лучом все торжественнее становилось на душе у странницы. И несмотря на то, что даль все еще была скрыта мраком непогоды, справа и слева небосвод уже светлел...

Грейс вспомнила своего отца, осунувшегося и небритого, бессильно лежащего в кресле...

Безукоризненно одетый, гордый и чинный управляющий банком не выдержал нападок в связи с обрушившимся на него скандалом. Он сдал внезапно. Казалось, его внутренний двигатель исчерпал свой ресурс.

— Я больше ничего не смогу сделать, милая, — сказал ей отец с застенчивой грустной улыбкой.

Даже сейчас, будучи совершенно беспомощным, он изо всех сил старался уберечь то единственное и дорогое, что у него было, — свою любимую дочь. Отец и судебное разбирательство представил ей лишь как интригующий поворот судьбы, опасаясь, как бы его невзгоды не уязвили ее хрупкую юную душу. Но бороться у него больше не было сил. Он смирился. А Грейс решила попробовать спасти его.



Отец всегда был для дочери героем. Он долгие годы делал все от него зависящее, а подчас и совершал чудо, чтобы продлить дни больной матери Грейс, тяжелое неврологическое заболевание которой методично разрушало слабый организм, не оставляя надежд на излечение. Заработок отца уходил на медикаменты, диагностические и терапевтические процедуры. Было испробовано все — от экзотической китайской медицины, гомеопатии, народного целительства до дорогостоящего лечения в Штатах. Но результатом стали лишь невыносимые страдания его возлюбленной жены, которые два года назад закончились мучительной смертью — за неделю до двадцать первой годовщины Грейс.

Тогда девушке еще не было известно, что ее отец, честно трудившийся всю жизнь, воспользовавшись служебным положением, «занял» крупную сумму денег в руководимом им британском подразделении «Эль Банко де Эррера», крупнейшего банка Испании...

Когда его обвинили в махинациях, она нашла этому только одно объяснение: кто-то сознательно дискредитирует честное имя ее отца, кто-то, подставив его, наживается. Этот кто-то должен за все заплатить, постановила Грейс. И, не афишируя этого, взялась за дело... Но все оказалось гораздо проще.



— Я собирался вернуть деньги, — откровенно признался дочери Ангус Бересфорд. — У меня был план. Если бы мне удалось осуществить его прежде, чем вскрылось хищение... Но, увы. Злой рок распорядился иначе, — качал головой отец.

И это был именно злой рок, который словно подстерегал трудолюбивого растерянного человека, чтобы уличить при первой же оплошности. Внезапная аудиторская проверка легко вскрыла расхождение в итогах. Сумма была чрезвычайно велика для такого человека, как Ангус Бересфорд, однако для «Эль Банко де Эррера» являлась мизерной. Но факт оставался фактом, тем более что сам управляющий не опровергал его. Когда же этот факт придали гласности, как пример бдительной работы аудиторской фирмы, жизнь Ангуса и Грейс Бересфорд трагическим образом изменилась. Прежде уважаемое семейство стало объектом общественного порицания, но никому из хулителей недосуг было выяснять причины такого проступка. Да и кто бы стал рассказывать о многолетней борьбе за жизнь любимой Сьюзен, о затяжном периоде беспросветности и нужды, последовавшем после ее смерти, о деньгах, тщетно потраченных на ее лечение, об огромных долгах?

Грейс постаралась стряхнуть с себя тягостные воспоминания. Она сосредоточилась на ленте горной дороги, вьющейся ввысь, увидела, как просветлело небо, как стремительно капитулируют грозовые тучи, неся не извергнутые громы и молнии в соседний край.

— Милостивый боже, — шепнула Грейс.

Девушка боялась своего ближайшего будущего так же, как боялась высоты. Но отступать не собиралась. Перед ней стоял родовой замок герцогов Эррера, известный как Эль Кастильо де Леон.



Она проделала долгий путь к его новому владельцу. Но прежде она писала и умоляла о встрече, звонила, пытаясь связаться с ним лично. Письма оставались без ответа, звонки перехватывали бдительные подчиненные. Грейс начала свое поломничество с Мадрида, где располагался головной офис «Эль Банко де Эррера». Все безуспешно. Затем она направилась на юг, к частной резиденции герцога, укрытой в Андалусских горах. И вот добралась до древнего мавританского форта...

Она вышла из машины. Передней возвышались исполинские каменные стены крепости. Грейс вздрогнула.

Ленивый дождь, что еще недавно шел на убыль, отчаянно зачастил вновь. Поглощенная своими мыслями, Грейс не заметила, как быстро промокла. Тонкое платье облепило стройную девичью фигуру, волосы прилипли к щекам и шее, но она продолжала стоять у громадных врат замка и заворожено смотреть на бойницы. Вздрогнув очередной раз, но уже от холода, Грейс вернулась к машине и накинула на плечи теплый материнский палантин из нежного кашемира — грустное напоминание о былом благополучии ее семьи.

Предстоял решающий рывок. Грейс не стала ждать, пока распогодится. Закутанная в шикарный палантин, она вновь покинула салон автомобиля и твердой поступью направилась к внушительным воротам замка.

Она ударила медным молоточком о медную пластину, и чуть погодя приоткрылось зарешеченное окошко в древесном массиве ворот.

Пожилой усатый мужчина изучающе посмотрел на Грейс.

— Я должна видеть герцога де Эррера, — отчеканила девушка.

Грейс знала испанский язык прекрасно. Она часто бывала с тетей Пэм в Малаге. Но это не всегда помогало, как показали ее нынешние мытарства. Вот и теперь грозный стражник ответил:

— Хозяин не принимает незваных гостей.

— Тогда попросите его пригласить меня, — дерзко предложила девушка.

— Если вам дорога жизнь, сеньора, я бы не советовал тревожить герцога. Сегодня он не настроен кого-либо видеть.

На каменном лице привратника не дрогнул ни единый мускул. Но это не охладило Грейс. Она еще ближе подступила к окошку и пылко произнесла, трепеща под леденящими потоками воды:

— Прошу вас.

— Не приказано пропускать, сеньора, — ответил караульный и попытался закрыть окошко.

— Не могли бы вы сказать ему, что его хотят видеть? Я обещаю, что не отниму у герцога более пяти минут! — прокричала девушка, но окошко все равно захлопнулась.

В отчаянии она принялась колотить по воротам почти детскими кулачками, коленками и носами туфель. И расплакалась от бессилия. Но слезы смывал прохладный весенний дождь.

— Будь ты проклят, Хавьер Эррера! — из последних сил провозгласила она окрестности.

Но Грейс не могла отступить покорно, вернуться в машину и съехать вниз по причудливому серпантину дороги. Она не имела на это права. Необходимо заставить герцога выслушать ее.

Что ее ждало там — дома? Воспаленный, застывший взгляд отца, его тяжелейшая депрессия, нависшая над ним угроза тюремного заключения...

И тут небо засияло, темные тучи исчезли, дождь унялся.

Девушка вступила на дорожку, что вела вокруг крепостных стен. Она вознамерилась найти лаз. Грейс верила в то, что из любой ситуации должен быть выход. Медленно обходя огромный замок, она вдыхала тонкий запах распускающихся роз. Бархатные бутоны, как чаши, полные воды, переливались на солнце. Грейс приблизила лицо к рубиновому цветку, насладилась его ароматом и надломила стебель. Она сорвала чудесную розу, и жизнь вновь показалась девушке прекрасной.

Грейс повеселела, как ребенок, у которого от слез до смеха один шаг, когда среди густых зарослей в полуразрушенной стене углядела лаз. Сквозь этот небольшой проем сад из крепостных стен прорывался на волю.

Грейс была так тонка и ловка, что ей ничего не стоило пролезть на другую сторону. Она так и сделала...

Выбравшись из розовых кустов, молодая англичанка оказалась на мощеной дорожке, ведущей к великолепному, но мрачному замку.

Она вдыхала ароматы мшистого камня, сырой древесины, умытых трав. Но, кроме послеполуденной благодати и весенней пышности, Грейс ощущала также и невероятную энергетику, исходящую от древнего здания.

Тут за высокими стенами жил недоступный для нее человек, от которого зависела участь ее отца, о чем девушка не забывала ни на минуту. И тревога, равно как и надежда, не покидала ее.

Тревога лишь усилилась, когда из-за поворота показался глянцевито-черный пес, сосредоточенный и царственный доберман, и остановился, пристально и выжидающе глядя на молодую особу.

Грейс опешила и замерла. Собака, при всем своем внешнем спокойствии, выражала затаенную агрессию. Незваная гостья догадалась, что доберман находится на службе у знатного хозяина, в числе его охраны, и не предпримет против нее никаких угрожающих действий до тех пор, пока не получит команду от стражника либо пока она не решится на отчаянные меры. Но Грейс не знала, как поступить, а терпеть присутствие грозного пса она была не в состоянии.

Поддавшись панике, девушка завопила, резко повернулась и пустилась наутек, доберман рысью бросился вслед за ней. Неожиданно из-за деревьев торопливо выступил неизвестный и приструнил собаку, когда пес был готов вцепиться в Грейс.

— Стоять, Лука! — прогремел голос незнакомца. — Спокойно! Молодец, — похвалил четвероногого стража хозяин и потрепал по холке. — Я не люблю нарушителей моего покоя, — пояснил он.

Собака, подобно щенку, приткнулась к хозяйской ноге, наслаждаясь его небрежными ласками, но продолжая грозно поглядывать на девушку, давая той понять, что любой неосторожный поступок не ускользнет от бдительного пса и участь ее будет незавидной.

Грейс трясло. Прерывистое дыхание и нервная испарина, округленные от ужаса глаза делали ее похожей на загнанную лань.

Хозяин добермана усмехнулся, посмотрев на нее. В этом взгляде симпатии было не больше, чем в глазах собаки.

— Что вы тут делаете и чего добиваетесь? — гневно спросил он, внимательно изучая незнакомку.

Девушка испуганно уставилась на собаку.

Только когда хозяин подтянул пса к себе за ошейник, она смогла успокоиться.

— Собака ничего вам не сделает, — сухо подтвердил молодой мужчина. — Сеньора, отвечайте на мой вопрос. Кто вы такая и что здесь делаете?

— Меня зовут Грейс, — нервно заикаясь, проговорила она. — Грейс Бересфорд...

Хозяин пса сощурился. Его острый взгляд из-под полей шляпы испугал Грейс не меньше, чем атака добермана.

— Это не объясняет, почему вы здесь, — проговорил он, перейдя на английский.

— Я должна видеть герцога де Эррера, — слабым голосочком произнесла Грейс Бересфорд.

— Зачем? — настойчиво выпытывал хозяин грозной собаки.

— Это личное дело! Вас оно не касается, — гордо заявила молодая англичанка.

— Вот, значит, как! — усмехнулся испанец. — Жаль разочаровывать такую смелую леди, но герцог не имеет привычки принимать всех подряд, — лениво проинформировал он ее.

— Я пришла по важному делу. И добьюсь того, чтобы герцог де Эррера принял меня, — твердо сказала девушка. — И если вы имеете такую возможность, то очень прошу вас о содействии, — добавила она мягче.

— Это действительно то, чего бы вам хотелось, мисс Бересфорд? — с неизменной своей ухмылкой осведомился хозяин пса.

— То есть? — переспросила Грейс.

— Вы хотите пройти в замок... Правильно ли я вас понял? — уточнил молодой мужчина.

— Совершенно верно, — подтвердила девушка.

— Прошу пожаловать, — указал он жестом.

— От сада до замка они прошли молча. По уважительным лицам служащих Грейс с ужасом поняла, что следует за самим герцогом, отчего девушка немало сконфузилась. Не так она представляла свое появление перед ним.

Несколько минут спустя она находилась в кабинете герцога де Эррера.

— Подождите здесь, пока прибудет полиция, — произнес мужчина.

— Полиция?! — воскликнула Грейс.

— Да, полиция, мисс Бересфорд, — подтвердил Хавьер Алехандро Диего Эррера. — А вы как думали? Вы нарушили границы частных владений, самовольно, проникнув на территорию замка. В вашей семье вероломство и преступные наклонности передаются по наследству? — гневно спросил испанец на безупречном английском языке.

— Но у меня не было иного способа с вами поговорить, — принялась пылко оправдываться Грейс, уязвленная его намеком на преступление ее отца.

— Пробравшись в мой сад, вы повели себя как воровка, — обвинил ее герцог, указав на рубиновую розу в руке Грейс.

— Но это всего лишь одна роза, к тому же сорванная на той стороне! — всплеснула руками девушка.

— Если присовокупить ее к той сумме, что растратил ваш отец, то это не так уж и мало, — сухо констатировал Хавьер.

— Боже!

— Стыдно, мисс Бересфорд, — назидательно произнес герцог де Эррера.

— Простите, — прошептала она и невольно расплакалась. — Я догадываюсь, что вы очень дурного мнения обо всей нашей семье... Но если вы узнаете о тех обстоятельствах, которые толкнули моего отца на этот необдуманный поступок, то, возможно, измените это мнение, — робко проговорила девушка.

— От моего мнения ничего не зависит, мисс Бересфорд. Это дело находится на рассмотрении судьи, ему и решать, достоин ли поступок мистера Бересфорда снисхождения... В любом случае должен откланяться, — процедил он, желая покинуть кабинет.

— Прошу вас! — воскликнула Грейс. — Только выслушайте меня! Мой отец...

— Однако мне это безразлично, — холодно перебил ее герцог.

— Теперь он очень болен. Да и тогда он не вполне мог отвечать за свои поступки. Отец совершил их от отчаяния, — взывала к сочувствию англичанка.

— Так можно оправдать любое преступление, — возразил Хавьер. — Мне точно известно, что Ангус Бересфорд долгие годы занимал пост управляющего филиалом банка и проявил себя как компетентный служащий. В последние же полтора года, как выяснил независимый аудитор, он регулярно переводил крупные денежные суммы на липовые счета, используя свое служебное положение. Можно ли после этого утверждать, что этот человек не ведал, что творил? — вопросительно посмотрел на гостью Хавьер.

— У него не было выхода, — прошептала Грейс.

— Воровство — не выход, — к@тегорично объявил Хавьер и вновь направился к дверям.

— Подождите! — тревожно окликнула его Грейс. — Пожалуйста, дайте мне пять минут, и я все смогу объяснить... Я постараюсь...


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты