Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. Мадридский офис «Эль Банкоде Эррера» славился своей элегантностью и роскошью, но Грейс оставалась бесстрастной




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. Ваша четвертая чакра
  7. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  8. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  9. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  10. ГЛАВА 01

 

Мадридский офис «Эль Банкоде Эррера» славился своей элегантностью и роскошью, но Грейс оставалась бесстрастной. Она не выразила ни удивления, ни восторга, ни священного трепета, который может посетить обычного смертного, ненадолго приобщившегося к высшему свету.

— Мисс Бересфорд интересуется... — проговорила секретарь Хавьера Эрреры, Исабель Санчес, заглянув к начальнику в кабинет. — Вы хотите, чтобы она просидела в приемной целый день?

Герцог де Эррера недовольно поморщился и, не отрывая сосредоточенного взгляда от монитора компьютера, распорядился:

— Скажите ей, что у меня еще ряд неотложных дел. Так что придется ждать ровно столько, сколько времени уйдет на их завершение.

Секретарь виноватым голосом передала Грейс все слово в слово и углубилась в собственные дела.

Мисс Бересфорд тяжело вздохнула и, глядя в одну точку, старалась не думать о том, что ждет ее, когда герцог завершит свои не терпящие отлагательств дела. Точно так же она пыталась не думать о его намерениях во время пятидесятиминутного полета на частном самолете до Мадрида — рядом с молчаливым Хавьером. А главное, девушка запрещала себе вспоминать об отце, о той участи, которая неминуемо постигнет несчастного старика, если она не найдет способа смягчить сердце Хавьера Алехандро Диего Эрреры.

Тем временем молодой герцог закончил финансовый отчет, перепроверил его содержание, не отрываясь от монитора, распечатал один экземпляр, внимательно прочитал. Внес ряд несущественных поправок в преамбулу и, удовлетворившись этим, сделал несколько копий окончательной редакции документа, а электронную версию отчета скопировал на диск.

Хавьер Эррера старался быть пунктуальным и не пренебрегал мелочами. Он одинаково сосредоточенно относился к работе с бумагами, цифрами и людьми. Герцог был уверен, что в банковском деле несущественных деталей нет. На его неспешность не влиял даже слепящий солнечный свет, льющийся в окна офиса и зовущий насладиться весной.

Он не трепетал от сознания того, что штаб-квартира банка располагается в самом центре испанской столицы, куда каждый день стекается многотысячная армия туристов, жаждущих полюбоваться творениями прославленных испанских зодчих, проникнуться духом старинного, но вечно юного города, просто прогуляться по его залитым солнцем улочкам, разглядывая колоритных прохожих и манящие витрины магазинов. Здесь Хавьер только работал. Сердце же его всегда пребывало в Эль Кастильо де Леон. С этим замком были связаны детские мечты Хавьера. Таинственные легенды о его строителях-маврах, полные героического пафоса повествования о завоевании этого замка доблестными предками де Эррера, красочные хроники фамильной славы переполняли молодого герцога гордостью с отроческих лет. А дед Карлос, рассказчик, который щедро снабжал внука все новыми и новыми историями, отождествлялся в мальчишеском воображении со всеми рыцарями их древнего рода.



Дед смог внушить парню главное. Хавьер с неподдельным трепетом относился ко всему, что касалось фамилии Эррера, и к старинным камням Эль Кастильо де Леон. Хавьер думал о себе не иначе как о хранителе многовекового достояния. Для молодого мужчины было делом чести сберечь и приумножить то, что создали предшествующие поколения. Поэтому-то требование жениться ради главенства в «Эль Банко де Эррера» было расценено им как вызов, который необходимо принять, чтобы доказать свою состоятельность. Поскольку к самой необходимости однажды жениться молодой герцог относился чрезвычайно скептически, то брак ради высокой цели, по мнению закоренелого холостяка, отчасти оправдывал себя. Завершив работу, Хавьер посмотрел на часы. Решив, что он изрядно помучил Грейс, герцог де Эррера по внутренней связи велел секретарше попросить мисс Бересфорд зайти, что и было немедленно исполнено.



— Я ведь предупреждал, что у меня много важных дел. Для чего нужно было беспокоить Исабель, подсылая ее ко мне с досужими вопросами? — раздраженно осведомился он, как только Грейс появилась на пороге его внушительных размеров кабинета.

Грейс обомлела от такой встречи и застыла на месте, ничего не ответив. Хавьер нетерпеливо указал ей на кресло и повторил:

— К чему такое нетерпение?

— Нетерпение? — переспросила она. — Вы заставили меня лететь с вами в Мадрид, ждать в вашей приемной несколько часов. Причем не удостоили даже мало-мальским объяснением, для чего все это. А теперь упрекаете в нетерпении?! — взволнованно проговорила девушка, не торопясь садиться.

— По-моему, все совершенно понятно из нашего утреннего разговора. Но если вы такая несообразительная, то растолкую... Сегодня вечером я намерен представить вас высшему обществу в качестве своей невесты. Благо для этого есть повод. Состоится великосветский прием. Вы будете сопровождать меня.

— Но... это невозможно, — в смятении запнулась Грейс.

— Только не говорите, что вам нечего надеть, милая барышня, — осклабился герцог. — Все магазины Мадрида в вашем распоряжении. Теперь вам известна цель. Так что советую поторопиться.

Несколькими часами позже повеселевший Хавьер распахнул перед англичанкой дверцу своего автомобиля и небрежно скомандовал:



— Поторопитесь-ка... Прекратите кукситься, Грейс.

— Что за слова? — возмутилась и обиделась девушка. — По-вашему, мне и задуматься нельзя. Я не приемлю деспотизм, да будет вам известно, — сообщила она, вызвав у него новый приступ веселья.

Полагая, что она в его власти, Хавьер потешался над Грейс в продолжение всего их магазинного тура. Прежде ему не приходилось участвовать в выборе нарядов, в особенности если этот выбор ужасающе велик. Грейс показалась герцогу и забавной, и чудаковатой, и немного не от мира сего. Его смешили ее большие круглые глаза всякий раз, когда продавщица несла на примерку очередной шедевр великого кутюрье.

— Это не приближающийся торнадо. Это всего лишь платье, которое вам предлагают померить! — шутил он.

Даже привыкшая к роскоши Грейс каждый раз замирала от волнения, облачаясь в великолепный наряд...

— Ты собираешься выходить из машины? — рявкнул на нее Хавьер, окончательно отбросив все светские условности. — Чтобы через пять секунд была у лифта! — распорядился он, доставая из багажника многочисленные бумажные пакеты с эмблемами домов моды и бутиков, в которых им довелось побывать.

— Я не понимаю, для чего понадобилось покупать столько платьев! — воскликнула Грейс, которая нашла наконец в себе силы покинуть салон автомобиля. — Разве в этом есть хоть какая-нибудь необходимость? — вопрошала она.

— Предоставь мне об этом судить, — сухо отозвался Хавьер и, увешанный покупками, повел ее к лифту. — Первый публичный выход будущей герцогини де Эррера — мероприятие ответственное. Необходимо быть во всеоружии.

— Вы все еще не отвергли эту нелепую идею относительно брака? — удивилась англичанка.

— Более того, дорогуша, — фамильярно возразил он, — эта идея мне нравится. Ведь у каждого из нас есть свой резон. Ты не можешь оставить в беде своего проштрафившегося отца, я не могу допустить, чтобы фамильный банк достался не мне. Это очень выгодная сделка, так к ней и относись, — заявил герцог, вводя девушку в свои апартаменты.

Грейс замерла на пороге и медленно обвела взглядом жилище Хавьера. Изысканно-холодным, роскошно-бездушным, дьявольски дорогим показался ей этот интерьер — смесь пурпура, золота и слоновой кости.

— В чем дело? Увидела привидение?

— Нет... — покачала она головой. — Просто вспомнила о доме, — искренне призналась Грейс, и слезы навернулись ей на глаза. — Как бы я хотела оказаться сейчас рядом с папой! Я не сказала ему, куда отправляюсь. Уверена, он очень сейчас скучает.

— Возьми себя в руки и не распускайся, — сухо велел герцог де Эррера. — Я отдал своим юристам распоряжение... Если будешь вести себя благоразумно, можешь не сомневаться — Ангусу Бересфорду ничто не грозит.

— Я не надену обручальное кольцо до тех пор, пока с папы не снимут все обвинения! — воспользовавшись моментом, требовательно произнесла Грейс.

— О! Птенчик раскрыл свой хищный клюв? — воскликнул Хавьер. — Ты выдвигаешь ультиматум? Не советую, — грозно проговорил он. — Каков бы ни был мой мотив, мы все же не в одинаковых условиях. Попридержи-ка свой язычок, барышня...

— Мне неприятен ваш тон, герцог, — возмутилась его панибратством Грейс Бересфорд.

— Придется привыкнуть, — в свою очередь осадил он ее, затем более спокойно прибавил: — Дело Ангуса будет закрыто скоро, несмотря на обязательные бюрократические проволочки. Но вопрос женитьбы не зависит от этого. Поженимся мы в срок, в противном случае у меня нет причин вызволять твоего отца из беды.

— Я благодарна вам за снисхождение, герцог, — прошептала Грейс и потупилась.

— Вот так-то лучше. Пойдем. Я покажу твою комнату, — смягчился он.

Грейс послушно последовала за хозяином по коридору.

— Это ванная комната, — указал он на дверь, мимо которой они проходили. — Ты прекрасно понимаешь, как следует одеться, поэтому не стану тебе инструктировать. Подготовься, пожалуй, должным образом. У тебя не так много времени, но ты обязана помнить, что сегодняшний прием одинаково важен для нас обоих. Забудь все свои никчемные переживания и сосредоточься на обязанностях. Дело прежде всего. Не забывай, что в глазах общества ты — будущая герцогиня де Эррера.

— Я постараюсь. В случае чего вы меня поправите, — тоном провинившейся школьницы проговорила Грейс.

— Даю тебе ровно час. К сожалению, у Пилар — моей домработницы — сегодня выходной. Захочешь перекусить — найди что-нибудь в холодильнике. Но имей в виду, вечером предусмотрен банкет.

— Я не расположена есть, — отказалась Грейс. — Не то состояние.

— Не нужно себя взвинчивать, — недовольно произнес герцог. — Займись делом, — с шокирующей прямотой распорядился он.

 

* * *

Грейс осталась наедине с обновками. Девушка любила наряды и следила за модой. Она еще в магазине выбрала туалет для предстоящего приема и теперь бережно разложила его на кровати. Понравившееся Хавьеру дымчато-голубое шелковое платье, похожее на тонкую сорочку, отделанное изящным кружевом, она отвергла, предпочтя другое — длинное, глубокого черного цвета с царственно высоким воротом и длинными рукавами, присборенными на запястьях. В таком платье Грейс могла сойти за вдовствующую испанскую герцогиню девятнадцатого века. Такая идея показалась девушке забавной...

Конечно же, такое платье не годилось для приема, и Хавьер не одобрит ее выбор, хотя не раздумывая заплатил за этот черный шедевр, увидев его на Грейс.

Побывав в душе, Грейс высушила волосы, уложила их в элегантную «ракушку», придала взгляду свежесть и лучистость светлыми мерцающими тенями и тушью, коснулась абрикосовыми румянами скул, а губ — блеском цвета бледной розы. Так, по мнению девушки, должна была выглядеть нежная невеста герцога. Она надеялась, что Хавьеру понравится ее облик, когда она выйдет к нему, поскольку было бы очень неприятно, если малознакомый мужчина позволил бы себе негативно отозваться о ее стараниях, внешнем виде и чувстве стиля. Ей хотелось поскорее увидеть его реакцию. Грейс быстро оделась.

В сильном волнении девушка покинула комнату и направилась в холл, где ее уже дожидался герцог в безукоризненном костюме. Хавьер показался ей еще выше и стройнее, чем при первой встрече. Его можно было сравнить с изваянным из мрамора колоссом. Но колоссом гневным...

— Черт возьми! — громыхнул он. — Что это ты на себя нацепила? Разве я сказал, что мы идем на поминки? К чему этот вдовий наряд, Грейс? Я собираюсь официально объявить о нашей помолвке! Быстро переоденься!

— Этот наряд больше подходит к моему настроению, — невинно произнесла девушка.

— Значит, и настроение придется сменить, Грейс Бересфорд! — приказал он. — Не задерживай меня. Я не так терпелив, как ты считаешь. Отправляйся, надень голубое и немедленно возвращайся. Нам уже давно пора выходить.

— Может быть...

— Голубое, я сказал! — перебил ее герцог. — Не изводи меня!

— Не кричите на меня, пожалуйста. Вы ведете себя непозволительно, герцог! — выговорила ему Грейс.

— Тебе помочь переодеться? Я готов. С удовольствием! — не обращая внимания на ее обиду, продолжал подгонять герцог.

— Не смейте! — вскричала девушка почти в слезах.

— Вспомни про папочку и поторопись! — ухмыльнулся, успокоившись, Хавьер.

— Это шантаж! — заявила Грейс.

— В ответ на воровство, — насмешливо напомнил он. — Две минуты, Грейс. Даю тебе две минуты! — кинул ей вслед герцог. Буквально тотчас Грейс снова появилась в дверях с несчастным выражением лица, переодетая в дымчато-голубой шелк.

— Доволен? — дерзко спросила она, приблизившись небрежно-ленивой походкой.

— Категорически нет! — грозно сообщил он. — Немедленно убери эту скорбную мину со своего лица, иначе от моего великодушия ничего не останется. Я уже растратил на тебя львиную долю моего терпения, красавица, которое тебе стоило бы ценить, — сказал Хавьер и больно ухватил ее за подбородок.

— Я ценю, — процедила Грейс. — Все, кроме этого прикосновения, — добавила она, и герцог убрал свою руку. — Неужели так необходимо быть грубым? — спросила она, опустив глаза. — Боитесь не почувствовать удовлетворение, если не будете унижать меня?

— Я знаю, с кем и как обращаться. Ты понимаешь только окрики. Твоя поза жертвы несправедливости мне порядком надоела. Помни это.

— Когда наш брак подойдет к концу, я верну вам все до последнего оскорбления, герцог! — зло пообещала ему девушка, прищурив глаза.

— Почему-то меня это не удивляет, Грейс. Однако я менее уязвим, чем ты. Не думаю, что тебе это удастся. В любом случае, зная о твоих намерениях, я приму меры... На столике сапфировые украшения. Надень их, пташка. Пусть люди думают, что ты хрупка и невинна, как и положено невесте герцога, — с издевкой произнес он.

— Я гораздо сильнее, чем вам кажется. У вас еще будет возможность убедиться в этом, сеньор!

— Золотые слова, девочка! Нам пора, не мешкай.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.017 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты