Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ГЛАВА ШЕСТАЯ




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. Ваша шестая чакра
  7. Встреча шестая
  8. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  9. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  10. Глава 0. Чувство уверенности в себе

 

Грейс проснулась и огляделась. Она лежала под шелковой простыней в кружевном белье, а ее платье висело на спинке кресла возле постели. Последнее, что отчетливо помнила девушка, была обратная дорога в лимузине. Должно быть, она уснула по пути.

Тогда как она оказалась в постели и кто снял с нее вечернее платье?

Грейс смятенно предположила, что это сделал герцог. Вероятно, он принес ее сюда, положил на постель и раздел...

Она готова была провалиться сквозь землю от смущения.

— Доброе утро, Грейс... Как спалось? — мягко обратился к ней герцог де Эррера, когда девушка столкнулась с ним в коридоре, по которому он дефилировал нагой — лишь с небольшим полотенцем на бедрах.

Грейс обомлела. Запинаясь, она произнесла:

— Да... Спасибо... Хорошо... А вы?

Она с трудом оторвала взгляд от загорелого и мускулистого мужского торса.

— Неплохо... А ты что-то хотела? — спросил он.

— Я хочу вернуться домой, — с детской непосредственностью призналась англичанка.

— И только-то? — поддразнил ее Хавьер.

— Да... Я должна объяснить все своему отцу. Если он узнает о нашей помолвке из газет, то вряд ли поймет это правильно и сочтет предательством, чего я очень боюсь. Ведь это плохо отразится на его здоровье, — поспешила, объяснить Грейс. — Вы меня понимаете, сеньор? И еще у меня проблема...

— Какая? — с притворным сочувствием поинтересовался Хавьер.

— Я не могу найти свой паспорт. Все пересмотрела, его нигде нет. Может быть, я забыла его в гостинице, в Гранаде? Тогда мне нужно вернуться за ним, — взволнованно проговорила девушка.

— Ты никуда не поедешь, — категорически произнес герцог де Эррера.

— Но это важно. С документами не шутят. Без паспорта я не смогу попасть домой. Герцог, я прошу вас...

— Не проси. Твой паспорт у меня... В надежном месте. С отцом свяжись по телефону. Лишнего не болтай. Скажи, чтобы не переживал и верил тебе. Остального ему знать не нужно, — коротко распорядился Хавьер.

— Как? Вы рылись в моих вещах?! — возмутилась она. — Да как вы посмели, герцог?

— Посмел! Мне нужны были гарантии, теперь они у меня есть. Я не хочу, чтобы шальная невеста сбежала на следующий день после официальной помолвки, — спокойно разъяснил мужчина.

— Это недопустимо! — неистово выкрикнула Грейс.



— Твой отец украл больше трех миллионов и отдавать их не собирается. Его ты оправдываешь. А я всего лишь изъял до времени твой паспорт. Тебе не кажется, что ты необъективна в своих суждениях? — насмешливо спросил он.

— Там не более, чем деньги. А вы покушаетесь на человеческую свободу, лишив меня возможности вернуться домой, — обосновала свой взгляд она.

—Ты останешься со мной до самой свадьбы. Таков наш уговор, Грейс. Побереги силы и не противься моим решениям, — миролюбиво сказал герцог, чуть склонившись над ней.

— Но я уже дала вам слово, и вы можете мне верить. Я вернусь по первому же вашему требованию. А теперь мне непременно нужно увидеться и переговорить с моим отцом, который не знает, где я. Он волнуется, — умоляюще проговорила Грейс.

— У меня есть принцип, который я однажды нарушил и теперь вынужден сожалеть об этом.

— Какой принцип?

— Не верить никому, особенно Бересфордам, — язвительно бросил Хавьер. — И вообще, у нас теперь каждый день расписан. Сегодня же мы возвращаемся в Эль Кастильо де Леон. Займемся приготовлениями к свадьбе. Бракосочетание герцога де Эррера должно быть пышным. Статус обязывает. И ты мне поможешь.



— Боже! — в отчаянии воскликнула невеста.

— Да, герцогская свадьба — дело хлопотное... Несколько сотен приглашенных из числа знати, политиков, коммерсантов. Будут звезды и прочие знаменитости, без которых не обходятся события такого уровня... Венчание в церкви требует особо тщательной подготовки. Испания — оплот традиционных ценностей. Нововведения и вольности здесь не в почете... Но перед тем, как мы покинем Мадрид, моя невеста должна заказать в известном доме мод самое восхитительное платье, какое только может быть создано. А посему, сокровище мое, не трать времени на препирательства, завтракай, одевайся — и за дела...

— Я не могу не беспокоиться о своем отце. Как, вы считаете, он отнесется к газетным сообщениям о нашей свадьбе? — взволнованно спросила герцога Грейс.

— Ангус подумает, что вырастил очень толковую дочь. Ты лишь намекни, что это для его же блага, и он сам все поймет без лишних слов, — предложил Хавьер.

— Да вы хоть понимаете, как это прозвучит? Такой намек убьет моего папу! Он не переживет того, что собственными руками продал дочь в рабство, — безысходно проговорила Грейс.

— Не вижу ничего убийственного в браке с герцогом, — с деланной обидой отозвался герцог.

— Повторяю, отец даже не знает, что я здесь. Если бы я рассказала ему о своих планах, он сделал бы все, чтобы меня остановить, — призналась девушка, закрыв лицо ладонями.

— Обещаю, ты сможешь увидеть своего отца, когда мы получим брачное свидетельство.

— Герцог, прошу вас... Выслушайте меня, — подняв на него глаза, полные слез, попросила Грейс.

— Обращайся ко мне на «ты». Мы почти что муж и жена, — ласково предложил он и обнял невесту за талию.



— Что вы делаете, Хавьер? — Она безуспешно попыталась освободиться.

— Обнимаю свою будущую жену, — констатировал герцог.

— Не нужно, — испуганно сказала Грейс.

— Ну, как хочешь, — отпустил он девушку и скрылся за дверью своей комнаты, оставив ее в недоумении и тягостных раздумьях.

Грейс вернулась к себе и не смогла удержаться от слез. Она не представляла себе объяснения с отцом по телефону, но это следовало сделать не позднее полудня.

Она быстро собралась и вышла в кухню, где завтракал Хавьер.

— Кофе в кофейнике, сок в графине, — указал он. — Ты будешь завтракать?

— Не голодна, спасибо, — потупившись, выдавила она.

— Ты это брось, Грейс, — строго сказал герцог. — Питайся нормально. Ты вчера ничего не ела и теперь отказываешься. Я не хочу, чтобы люди думали, будто я тебя голодом морю.

— Но я не голодна! А есть через силу не умею! — капризно воскликнула девушка.

— Ты ведешь себя крайне неразумно. Я не собираюсь жениться на немощном скелете. Достаточно этих фотографий, — кинул ей стопку утренних газет Хавьер. — Полюбуйся... На них ты — бледная и скорбная страдалица, а не счастливая невеста. Ты хороша собой, не спорю, но, если приглядеться, это не совсем то, на что я рассчитывал. Возможно, это в некотором смысле мое упущение. Мне следовало вчера внимательнее к тебе отнестись, а не оставлять тебя на съедение графине. Я даже не сделал ни одного комплимента. А ты была прекрасна в этом голубом платье, Грейс, — поспешил исправить упущение герцог, озабоченный, общественным мнением.

Но его признания оставили Грейс равнодушной, даже скорее испугали ее.

— Ты выбрал это платье, — тихо напомнила ему девушка.

— Теперь взбодрись и поешь, — велел ей Хавьер.

— А где твоя домработница? — поинтересовалась гостья.

— У нее выходной.

— До сих пор? — удивилась она.

— Пилар обязалась вернуться к полудню, — сообщил он.

— Ты раздел меня вчера вечером? — отважилась спросить Грейс.

— Да. А что?

— Ты не должен был этого делать, — упрекнула его девушка.

— Это почему же? — удивился он.

— Я еще не твоя жена.

— Ты из-за этого так расстроилась?

— Нет, это я могу пережить, — сухо возразила Грейс. — А расстроилась из-за своего отца. Я очень переживаю за него. Мои тревоги небеспричинны. Я пытаюсь тебе объяснить, что он слаб здоровьем. Но ты глух и черств. Ты словно закрыт для всех человеческих тревог и переживаний. Мне сложно с тобой разговаривать, Хавьер.

— Могу сказать только одно в утешение, Грейс: скоро все изменится и тебе больше не придется волноваться за своего отца, — заверил герцог.

— Я все же хочу поговорить с ним по телефону. Объяснить все, насколько это возможно...

— Отложим, — перебил ее Хавьер. — Чуть позже ты с ним обязательно свяжешься. А сейчас у нас есть другие дела — подготовка к свадьбе.

Ближе к вечеру лимузин доставил их в аэропорт Мадрида.

— Возьми... Пригодится... — сказал Хавьер Эррера, протягивая девушке паспорт.

— Для чего мне загранпаспорт на внутреннем рейсе? — удивилась Грейс.

— Затем, что прямо сейчас мы вылетаем в Англию, а завтра ночью вернемся в Гранаду... Весь следующий день ты сможешь провести со своим отцом. Не думай, что я не понимаю, насколько важно тебе с ним повидаться, — потряс ее своим снисхождением герцог.

Он встретил взгляд, полный восхищения, и нежно улыбнулся.

— Я даже не знаю, как тебя благодарить! — воскликнула девушка.

— Не нужно меня благодарить, Грейс. Нам обоим необходимо, чтобы все прошло без ненужных потрясений, — тихо произнес герцог де Эррера. — В любом случае время благодарностей еще не пришло, дорогая. Отложим это до первой брачной ночи. Я предвкушаю восхитительные времена.

— Я так не думаю, герцог, — испуганно возразила Грейс. — На вашем месте я бы на это не рассчитывала. Не такие у нас отношения, чтобы ожидать от брака чего-то... необыкновенного.

— Я полагаю все же, случится то, что должно случиться, — самоуверенно объявил жених.

Несколько часов спустя такси остановилось перед парадным входом в респектабельный отель.

— Ну, давай же! Чего ты ждешь? — усмехнувшись, поторопил ее герцог, держа дверцу машины открытой. — Это такси, а вот отель. Мы должны зарегистрироваться и заселиться...

— Я думала, что смогу поехать домой, — взволнованно проговорила Грейс.

— Все завтра... Мы переночуем в отеле, а завтра ты увидишься и переговоришь со своим отцом. Все, как я тебе и обещал.

— Но я надеялась увидеть папу как можно скорее. Разве не поэтому мы прилетели из Испании? Я же глаз ночью не сомкну. Мне необходимо с ним объясниться, — частила разочарованная англичанка, не желая покидать такси. — Хавьер... Ты только представь, в каком состоянии он сейчас пребывает, не зная, где я и что со мной, притом что в английских газетах наверняка появилось сообщение о нашей помолвке. Я очень тебя прошу, позволь мне увидеться с папой прямо сейчас. — Грейс не спускала с него влажных синих глаз.

— Могу ли я отпустить тебя и быть уверенным, что ты не забудешь о данных мне обещаниях? — сухо поинтересовался герцог.

— А разве ты не желаешь поехать вместе со мной? — нашлась Грейс.

— Смелое предложение, — заметил Хавьер.

— Я должна убедить папу, что не продаюсь ради его освобождения. Необходимо заставить его поверить, что наш брак — желание обоюдное... Хавьер, пожалуйста, — принялась упрашивать Грейс.

— Иными словами, ты предлагаешь мне изображать перед твоим папочкой влюбленного Ромео? — насторожился испанец.

— Я признаюсь отцу, что собиралась просить тебя о снисхождении...

— Но я влюбился в тебя «с первого взгляда» и тотчас предложил стать моей женой, пообещав снять обвинения с твоего отца... Так, что ли? — саркастически осведомился герцог де Эррера.

— Хорошо, если он будет так думать. Я смогу убедить его, что наша любовь взаимна.

— И вместо угрызений совести у него появится чувство, будто именно ради счастья дочери он покусился на чужие миллионы? Ничего более абсурдного мне еще не приходилось слышать, — раздраженно произнес герцог. — У меня нет желания участвовать в этом нелепом представлении, — категорически отказался он.

— Как я могу тебя убедить? — не желала сдаваться девушка.

— Это так для тебя важно, Грейс? — уточнил герцог.

— Жизненно необходимо.

— Убедить папашу в нашей взаимной любви?

— Да, — кивнула она.

— Убеди для начала меня, — сказал Хавьер, присев возле Грейс и обняв ее.

— В чем? — Она попыталась отстраниться.

— Поцелуй меня так, чтобы я тебе поверил, Грейс, — сиплым шепотом произнес герцог. — Если тебе это удастся, то мы сумеем убедить твоего отца в чем угодно.

Хавьер распорядился везти их к дому отца Грейс и, к величайшему удивлению девушки, без запинки назвал таксисту точный адрес. После чего выжидающе посмотрел на свою растерянную спутницу.

Грейс робко коснулась его рта и замерла, но герцог, не привыкший ждать и уповать на благосклонность случая, одержимо приник к ней всем телом. Он впился в ее трепещущие губы, сжал в крепких объятиях. Она сладко вздохнула и обняла его.

Губы герцога скользнули ниже, на шею и ключицы. Его порывистое дыхание обжигало.

Такси остановилось напротив опрятного коттеджа. Пассажиры не торопились выходить. Губы Грейс влекли Хавьера неудержимо. Тогда он вновь вкусил их и громко произнес:

— Достаточно, Грейс... — И расплатился с шофером. — Уверен, ты замечательно справишься с ролью влюбленной барышни.

— Я... ненавижу тебя, — процедила она, пряча увлажнившиеся от обиды глаза. — Ты наслаждаешься, оскорбляя людей. Я надеюсь, ты будешь гореть в аду. Хотела бы я посмотреть на это.

— Мы соучастники, девочка. Так что и гореть в геенне огненной будем оба, — равнодушно произнесен.

— Грейс! Слава небесам, ты вернулась! — с криками облегчения выбежала из домика тетя Пэм. — Как можно было исчезнуть без всяких объяснений? Тебе ведь известно, насколько слаб здоровьем твой отец! Мы места себе не находили все эти дни. Всякие мысли лезли в голову. Адвокат отца приезжал сегодня, говорил непонятные вещи и еще сильнее перепугал его, сказав, что дело Ангуса закрыто, — частила суетливая тетушка. — Да ты не одна! Кто твой друг?

— Это... Это Хавьер Эррера, тетя, — робко представила спутника девушка. — Да не волнуйся ты так. Все нормально. Он... друг, — успокоила она тетушку, лицо которой выражало то радость, то тревогу. — А вам ничего не известно? — осторожно поинтересовалась Грейс. — Отец сегодняшних газет не читал?

— До газет ли ему, детка? — упрекнула ее за непонятливость тетя. — Ты же знаешь, в каком он состоянии. Совсем сдал. Живет в своем собственном мире. Стал заговариваться. Постоянно спрашивает, где Сьюзен. Я, по глупости напомнила ему, что Сьюзен умерла, и он стал убиваться так, словно это произошло вчера, а не два года назад... А потом опять: «Где Сьюзен?» Не знаю, как быть, Грейс... — беспомощно развела руками пожилая леди и, обратившись к Хавьеру, сказала: — Не понимаю, для чего Грейс привезла вас сюда. Мне, конечно же, хорошо известно, что натворил мой брат в вашем банке, но самое удивительное, что его это сейчас совершенно не волнует. Он нисколько не переживает из-за судебного преследования и вряд ли сознает серьезность своего проступка...

— Не волнуйтесь... Я не собираюсь расстраивать Ангуса, — успокоил взволнованную даму Хавьер Эррера. — Я здесь для того... чтобы принести свои извинения вашему брату...

— Извинения? — изумилась тетя пум. — Это нам следовало бы принести извинения! — эмоционально воскликнула она.

— Не стоит... — остановил ее герцог. — Я бы хотел помочь ему.

— Очень странно... — насторожилась пожилая дама. — Зачем вам это?

— Затем, что скоро мы станем одной семьей, дорогая тетушка! — дерзко произнес Хавьер. — Я сделал предложение вашей племяннице, от которой я без ума, и она приняла его. Недалек тот день, когда мы обвенчаемся... Разве вас это не радует?

— Да? Не может быть! Это действительно так, Грейс? Почему ты молчишь, дорогая? Как-то все необычно, странно... Но когда вы успели? — недоумевала тетушка Пэм.

— Я... Это правда, тетя... Такое случается, — запинаясь проговорила Грейс.

— Хотя чему я удивляюсь? — сказала тетя. — Твой отец полюбил твою мать с первого взгляда и почти сразу предложил ей стать его женой... Проходите в дом, Грейс, сеньор Эррера.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты