Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. — Мы пробудем в Мадриде несколько дней




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  7. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  8. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  9. ГЛАВА 01
  10. ГЛАВА 06

 

— Мы пробудем в Мадриде несколько дней. У меня очень много работы, — уведомил герцог жену, когда припарковал машину на стоянке возле своей мадридской квартиры. — Но ты вольна распоряжаться свободным временем по собственному усмотрению, Грейс, — радушно добавил он.

На что Грейс улыбнулась и молча кивнула головой. Она так торопилась собраться и покинуть родительский дом вместе с супругом, что только на борту самолета осознала, насколько изменилось ее отношение к Хавьеру. А осознав это, сконфузилась и зажалась, хотя сам герцог вел себя очень непринужденно...

Они поднялись в апартаменты, и супруг пропустил Грейс вперед со словами:

— Чувствуй себя хозяйкой.

— Должно быть, ты очень устал. Почти весь день в самолете... — ласково проговорила она. — Куда ты собираешься отнести мои вещи? В свою спальню, я полагаю? — спросила девушка с некоторым волнением.

— Я отнесу их в комнату в конце коридора, Грейс, — спокойно ответил он. — Туда, где ты спала в свой первый приезд... Я считаю, что теперь мы должны спать отдельно. И в замке тоже. Думаю, так будет лучше. У меня нет желания принуждать тебя и напрашиваться на оскорбления, — тихо добавил Хавьер.

— Понятно, — прошептала Грейс.

— Признаю, что был не прав, требуя проявлений супружеской нежности. Но я до последнего времени был убежден, что это может быть одинаково приятно нам обоим, — хладнокровно пояснил он, наливая себе выпить и жестом предлагая то же самое Грейс. — Но поскольку ты не приемлешь подобных компромиссов, то будь по-твоему. Не так уж часто приходится встречать женщину столь неукоснительных правил, — ухмыльнулся герцог, пригубив вино. — Я не собираюсь лгать тебе и уверять, что наш союз вечен. Каждый из нас вернется к привычной жизни. Я найду ту, с которой достигну взаимопонимания. Ты отыщешь своего идеального мужчину, обожающего романтику. А пока каждый будет спать в своей спальне. И никаких обид... — подытожил он.

— Спасибо, Хавьер, — всхлипнула Грейс, не то растроганная его чуткостью, не то расстроенная его решением. — Я очень тебе благодарна, — пролепетала она, пряча увлажнившиеся глаза.

— Я думал, ты подпрыгнешь до потолка от счастья, Грейс. Опять что-то не так? — едко осведомился герцог де Эррера.



— Все так, Хавьер, — энергично возразила она. — Но я удивлена...

— Что же тебя удивило?

— Ты поспешно привез меня из Англии только для того, чтобы объявить о своем решении? Я не понимаю... Хочешь сказать, что у тебя кто- то есть и поэтому ты больше не станешь принуждать меня к близости?

— По-твоему, я так примитивен? — хмуро проговорил герцог. — Хорошо же ты меня знаешь, нечего сказать. — Он озадаченно посмотрел на свою жену. — На вопрос, есть ли у меня любовница, я отвечаю отрицательно, — процедил он.

— Я верю тебе, Хавьер, — помявшись, произнесла девушка. — Но всякий раз, когда я звонила тебе сюда, трубку снимала какая-то женщина... Не Люсита...

— Конечно же, не Люсита. В последний раз я видел девчонку на нашей свадьбе. А на твои звонки отвечала Пилар — моя домработница, — с усмешкой разъяснил герцог.

— Вот как... Домработница... — задумчиво повторила Грейс. — А какая она? Судя по голосу...

— Отлично готовит и ест за двоих, — рассмеялся он. — Еще страдает от артрита, бедняжка. Уже несколько лет грозится уйти на пенсию и переехать к дочери и внукам. Но поскольку я ее не слишком загружаю работой, откладывает этот переезд.



— Понятно. — кивнула Грейс. — Теперь мне все понятно. Спасибо, Хавьер. Пожалуй, я пойду прилягу, — подытожила девушка. — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, дорогая. Сладких тебе сновидений, — бросил ей вдогонку герцог де Эррера.

Грейс поспешила ретироваться, чувствуя себя смущенной. Ей было ясно — Хавьер понял, что она ревнует его.

Утомленная и растерянная герцогиня уснула, как только ее голова коснулась подушки. Но уже через пару часов она открыла глаза и не испытала ни крупицы усталости или сонливости. Она лишь безостановочно прокручивала в памяти их разговор. В ночной тишине все показалось ей таким простым! Грейс призналась себе, что обожает своего мужа и не намерена стыдиться этого чувства впредь. Она вспомнила клятву, произнесенную перед алтарем, и не могла понять, по какой причине так долго игнорировала ее. Девушка испытала непреодолимое желание немедленно рассказать Хавьеру обо всем, поднялась с постели, тихо прошла по коридору, бесшумно приоткрыла дверь его спальни...

— Грейс! Что случилось? Ты напугала меня... — окликнул ее сонным голосом герцог.

Грейс молча присела на край кровати, внимательно посмотрела на супруга и нежно провела рукой по его густым волосам. Она видела, как напряженно вздымается под тонкой простыней его атлетическая грудь. Девушка застенчиво улыбнулась, скользнув взглядом по бедрам мужчины.

— Ничего не случилось, Хавьер... Но я поняла кое-что... — прошептала Грейс.

— Поняла что? — приподнявшись, спросил он.

— Нет у меня никаких принципов. Мною управляли страх и неуверенность, а не высокие убеждения. Ты ошибаешься на мой счет, а я все это время ошибалась относительно тебя.



— Поговорим утром, Грейс, — предложил Хавьер.

— Я хочу тебя, — смело призналась девушка.

— Грейс, не нужно опять все запутывать, — устало пробормотал герцог.

— Я думала, ты захочешь заняться со мной любовью, — простодушно предположила она.

— Что на тебя нашло?

— Я хочу стать твоей женой... Настоящей женой, — восторженно шептала англичанка.

— Хочу, хочу... — передразнил ее муж. — А я хочу спать. Я несколько дней не высыпался. Ты дашь мне отдохнуть? Иди к себе, — велел он, по-товарищески похлопав жену по плечу. Грейс вздрогнула и прикусила губу.

— Только вот плакать не надо, — предупредил Хавьер.— И не смотри на меня так. И не обижайся. Я лишь не хочу, чтобы позже ты обвинила меня в том, что я воспользовался твоим сомнамбулическим состоянием. Завтра мы сможем обо всем поговорить на свежую голову, — терпеливо пояснил он.

— А если моя голова никогда больше не будет свежей? Если я влюбилась без памяти в собственного мужа, а он меня гонит? — шептала Грейс, забираясь под простыню.

И вопреки всем предосторожностям Хавьер охотно пустил жену. Не позволяя девушке опомниться, он приник к ее губам. Опытный любовник, он в одно мгновение освободил ее от ночной сорочки и тотчас почувствовал, как она жаждет любви. Грейс послушно раздвинула бедра, и герцог не заставил ее долго ждать.

Она вскрикнула, когда он проторил начало.

— Прости, — торопливо сказал герцог, но не ослабил натиск.

— Мне хорошо... Очень хорошо, — пробормотала Грейс, прижимаясь к его груди.

— Я еще могу остановиться... — не упустил шанса чуть подразнить ее Хавьер.

Но Грейс его иронии не заметила. Она взволнованно прошептала:

— Ни в коем случае. Я хочу ощущать тебя в себе вечно... Это волшебно!

Женщина чувственно изогнулась в его руках. Ее гибкая спина, тонкая талия, налившаяся грудь полностью принадлежали ему.

Хавьер обхватил ее бедра и продолжил наступление.

Грейс восторженно выкрикнула его имя и вонзила ноготки в его плечи. Он ответил хриплым стоном. Их тела слились в едином порыве...

Переполненная новыми эмоциями, Грейс отказалась размыкать свои объятия. Герцог — тоже. Так они и заснули...

Зима в горах Сьерра-Невады выдалась снежная. Эль Кастильо де Леон утопал в пушистой перине. В сумерках таинственно блистали освещенные комнаты замка. Через три недели после пышного празднования Рождества гости вновь наполнили его залы. Герцог де Эррера играл привычную и любимую им роль радушного хозяина, привечая влиятельных и успешных бизнесменов, общественных деятелей, высокопоставленных чиновников...

Последние несколько месяцев он не переставал радоваться всему, что происходило в его жизни. Многочисленные деловые проблемы благодаря усердной работе сошли на нет. Его счастье с Грейс казалось совершенно безоблачным. Страстно влюбленные супруги не могли насытиться друг другом. Грейс познавала новый для нее мир чувственной любви, Хавьер постигал природу женской нежности. Она была его верной женой с утра до ночи и смелой любовницей с ночи до утра. Если при свете дня им доставляли удовольствие беседы, то под покровом темноты они научились обходиться вовсе без слов...

Грейс была уверена, что это навсегда. Она наслаждалась и любовью, и страстью, и сексом. Каждую ночь, когда герцог овладевал ею, молодой женщине казалось, что это самое естественное занятие для них обоих и никогда не возникнет причин что-либо менять. И если ее терзала мысль, что она наскучит Хавьеру, то только по утрам, когда он оставлял Грейс одну. Но в его объятиях, когда мир вокруг них озарялся фантастическими вспышками, она забывала обо всем.

В постели герцог был властелином настолько непререкаемым, что ее порой охватывал страх, но от этого наслаждение воспринималось еще острее. Грейс понимала, что впала в сладкую зависимость от его ласк. Ей нравилось быть слабой, податливой, немного развратной. Она ни в чем не могла отказать своему настойчивому мужу и выполняла все его желания, просьбы, категорические требования...

Но днем он был другим. Отдыхая же после работы, Хавьер становился чутким, внимательным, нежным супругом. Его поцелуи сводили жену с ума, его ласковый шепот будоражил в ней самые глубинные желания. Грейс, словно зачарованная, шла на его негромкий зов...

— Ты сегодня такая... элегантная, — одобрительно произнес герцог и поцеловал обнаженную шею жены.

Ее грудь заметно всколыхнулась под тугим корсажем бального платья.

— Спасибо, — прочувствованно прошептала Грейс и прижалась к его белоснежной рубашке. — Как долго будет длиться этот званый вечер?

— Очень долго, — произнес он. — А почему ты спрашиваешь, Грейс?

— Мне уже невмоготу, — одержимо простонала женщина.

— Разделяю твое нетерпение, — проговорил Хавьер, поднимая ее пышные юбки. — Ложись, голубка моя. Если не можешь ждать, нужно действовать. Таков мой девиз, милая. — Он подтолкнул Грейс к софе.

— Но я уже одета, — попыталась возразить она.

— Как нам это может помешать? Я не испорчу твой наряд. Просто расслабься, дорогая, больше ничего от тебя не требуется, — нашептывал он, поглаживая ее бедро над кружевной кромкой чулка.

— Ты хочешь, чтобы от нас разило развратом?

— Ты права, — отступил Хавьер. — Среди приглашенных есть пожилые люди, не будем смущать их нравственность, — усмехнулся герцог. — Но у меня для тебя кое-что есть, — заинтриговал он жену.

— И что же это?

— Сама посмотри и скажи, что ты об этом думаешь... Открой. — Он протянул ей квадратную коробку. — Достоин ли этот пустячок украшать лилейную шею прекрасной герцогини де Эррера? — самодовольно спросил Хавьер, когда Грейс открыла коробочку.

На шелке лежало сверкающее колье филигранной работы из золота, причудливо усыпанное бриллиантами и рубинами.

— Восхитительно! — захлебнувшись от восторга, воскликнула Грейс. — Неужели это мне, Хавьер?

— А кому же? — хвастливо произнес муж.

— Но это стоит целое состояние! Заслуживаю ли я такого подарка?— смущенно произнесла Грейс, не отрывая взгляда от завораживающего блеска камней.

— Не говори глупости. Ты герцогиня. Тебе и носить такие украшения. Полагаю, к этому платью оно подойдет как нельзя лучше. Примерь, — велел он, взял колье из рук Грейс и застегнул у нее на шее. — Полюбуйся... Идеально, не так ли?

— Оно прекрасно! Я еще никогда не надевала ничего подобного, — призналась растроганная женщина. — Но я не могу взять его насовсем. Я верну колье, как только...

— Как только что? — перебил ее герцог.

— Как только срок нашего соглашения подойдет к концу, — с трудом проговорила Грейс. — Я не оставлю колье себе после развода. Это был бы неоправданно щедрый подарок.

— Мне непонятно, зачем нужно говорить об этом сейчас, Грейс, — возмутился супруг. — Если тебе нравится, носи. Если не нравится — другой разговор. Я купил эту вещь для того, чтобы герцогиня де Эррера блистала, как ей и положено. Все остальное не имеет отношения к делу, — раздраженно выговорил ей герцог.

Для Грейс ужин тянулся невыносимо долго. Когда наконец был подан кофе, она уже с трудом исполняла тяжелую роль хозяйки, хотя гости вели себя на редкость непритязательно и расслабленно. Никто не требовал к себе особого отношения. Но Грейс все происходящее казалось нескончаемой пыткой.

Она почти не говорила со своим супругом, который, как всегда, совмещал полезное — деловое общение с влиятельными персонами — с приятным — непринужденной болтовней с теми же влиятельными персонами. Кроме того, по этикету ему отводилась львиная доля хозяйских обязанностей.

Лишь изредка Грейс ловила на себе его благожелательный взгляд. Следовательно, со своей миссией герцогиня де Эррера успешно справлялась. Но только один Бог знал, чего ей это стоило.

Время от времени, к своему неудовольствию, она натыкалась на Люситу Васкес, которая пристально следила за ней. Грейс приходилось усиленно скрывать свое недружелюбное отношение к этой досрочно повзрослевшей красавице, недвусмысленно обхаживающей ее мужа.

С каждым часом Грейс чувствовала себя все более и более уставшей. Ненадолго уединившись, она рухнула в кресло и в этот самый миг услышала певучий голосок Люситы:

— Вам нехорошо, герцогиня? Сегодня вы бледнее, чем обычно. Могу поклясться, это верный признак нездоровья. Странно, что герцог бездействует, жестокосердый болван, — верещала девушка, по-хулигански взгромоздившись на подлокотник кресла Грейс.

— Не будем драматизировать, дорогая. Это обычная усталость, — сымитировав интонации супруга, проговорила Грейс. — И еще слишком сытная пища.

— Тогда тебе нужно ослабить корсаж, Грейс, — фамильярно посоветовала девчонка. — Но дело ведь не в этом. Я видела, как ты поморщилась, когда разносили кофе. Казалось, еще чуть-чуть — и тебя вывернет на персидский ковер. Вот была бы потеха, — залилась безудержным хохотом Люсита.

— А разве детям не пора в это время спать? — раздраженно осведомилась герцогиня.

— Детям, может, и пора, — серьезно сказала девушка. — Но напрасно виляешь, Грейс. Это беременность. Я уже трижды тетя, поэтому поверь мне.

— Не болтай глупости, трижды тетя, — недоверчиво посмотрела на нее Грейс. — Будь это беременность, я бы знала.

— Значит, ты еще не до конца поняла план Хавьера, — загадочно произнесла юная испанка. — Наш жеребец в один год решил и женой обзавестись, и наследником, и на посту утвердиться. Умно, ничего не скажешь. Воплощенная надежность...

— О чем ты? В твоем возрасте еще рано такие разговоры вести, — брезгливо заметила Грейс.

— А в твоем возрасте поздно закрывать глаза на правду и уповать на несбыточное, — процедила девушка. — Я хорошо знаю Хавьера и ему подобных. Он одержим своим происхождением и делает все исключительно ради своего утверждения в качестве герцога де Эррера и главы «Эль Банкоде Эррера». Я также знаю об условиях завещания его деда Карлоса. Знаю, что стоит на карте и для чего понадобился этот брак.

— Кто тебе сказал? Хавьер? — испуганно спросила Грейс, увидев ледяной взгляд юной аристократки.

— Какое это имеет значение, Грейс? Да и не тебе задавать вопросы. Ты продалась ему, поэтому смирись. Выносишь наследника, родишь его и только после этого получишь обещанную свободу. Уверена, что Хавьер уже позаботился о том, как оставить ребенка при себе. Может быть, он поведет себя настолько великодушно, что позволит тебе видеться с малышом. А может быть, пойдет по стопам деда Карлоса, который изгнал и сына и невестку, узурпировав воспитание внука, — вкрадчиво стращала ее Люсита.

— Даже если ты права, в чем я совершенно не уверена, — стараясь сохранять самообладание, сказала Грейс, — никто и ничто не сможет разлучить меня с моим ребенком. А тебе бы я посоветовала не вторгаться в дела взрослых людей, а тем более в дела семейные, — назидательно произнесла герцогиня, гордо поднимаясь с кресла. — Я знаю, какие цели ты преследуешь, надеясь завладеть вниманием герцога. Но шанс упущен. Он мог бы жениться на тебе, если бы хотел. Но не сделал этого. Угадай почему...

— И почему же? — дерзко спросила Люсита.

— Потому что встретил меня, — коротко ответила женщина.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.024 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты