Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 6. Ночь.




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  7. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  8. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  9. ГЛАВА 01
  10. ГЛАВА 06

 

Драко сидел на подоконнике дуэльного зала и усиленно убеждал сам себя в том, что смотрит в окно. Поттер опаздывал, и меньше всего хотелось думать, что с этой ходячей неприятностью могло снова что-то случиться.

С другой стороны — ну, что за поводы для волнений? Да, обычно Поттер всегда приходил на тренировки раньше. И сидел на этом подоконнике сам, ожидая, пока Малфой соизволит осчастливить его своим присутствием. Но могло же рано или поздно сложиться и по-другому? Совершенно это не означает, что с ним что-то произошло. В конце концов, это чудо могло проспать, засидеться в библиотеке, заболтаться с кем-нибудь — или просто забыть посмотреть на часы.

Драко закрыл глаза. Он перегибает палку. Поттер ни за что не забыл бы про встречу. Просто его что-то задержало. Придет, никуда не денется. Или пришлет сову с объяснениями позже.

Желание встать и разнести до основания Гриффиндорскую башню вместе с ее жильцами и их дурацкими паролями на входах становилось все более отчетливым.

Драко глубоко вздохнул и снова уставился в окно. Где все-таки носит этого несносного мальчишку?

С самого утра слизеринец был как на иголках. Он ясно понимал, что с ним что-то происходит, хотя и не мог сказать, что именно. Он нервничал. Он был рассеян. Он не находил себе места. Он замирал посреди разговора, увидев какой-нибудь завиток у факела на ближайшей стене, и задумывался, почему не замечал его раньше, забыв о собеседнике. За обедом его осенила какая-то мысль, которой, как он подумал, стоило поделиться с Поттером, и Панси едва успела ухватить его за рукав и насильно вернуть за стол, когда он встал и попытался спокойно направиться к скопищу гриффиндорцев.

— С ума сошел? — холодно прошипела она, до синяков стискивая его руку.

Драко в ответ рассеянно посмотрел на нее, недоумевая, что он попытался сделать не так. Потом до него дошло.

— Не сошел, — ответил он, садясь и потирая запястье. — Но ты права, по-моему, схожу.

Девушка одарила его уничижительным взглядом и вернулась к своей тарелке. Действительно, схожу, констатировал Драко. Весь вопрос в том, куда и почему.

С Поттером что-то было не так. Слизеринец заметил это еще за завтраком, хотя даже не смог бы внятно сформулировать, что именно. На Зельях гриффиндорец был еще более невнимателен и рассеян, чем обычно… если, конечно, Поттеру вообще есть куда расти в этом направлении. А на совместной со Слизерином Истории Магии просто подложил сумку под голову и дрых. Драко, в принципе, не стал бы удивляться, на лекциях профессора Биннса временами кто угодно дремал. Но чтоб вот так, не прячась и не тратя время на засыпания, лечь и отрубиться? Кстати, Уизли его еле растолкал по окончании урока.



И за обедом он выглядел не ахти. Опоздал, добрел до стола и сидел в прострации, как будто всю ночь не спал. Черт, может, он правда не спал? Мало ли, почему. Только что-то мешало согласиться с этой мыслью и махнуть на все рукой. Наверное, то, что обычно недосып выглядит не совсем так. Теперь вот еще и опаздывает…

Дверь, наконец, едва слышно скрипнула, и в зал вошел Гарри. Драко обернулся, подавив вздох облегчения.

— Привет, — устало улыбнулся гриффиндорец, усаживаясь рядом на подоконник.

— С тобой все в порядке? — подозрительно спросил Драко, оглядывая его.

— Ага, — кивнул Гарри и уставился в пол. — Или — не ага. День какой-то бесконечный.

— Ты хорошо спал?

Поттер фыркнул, отворачиваясь.



— А ты сам-то точно хорошо спал? С чего вдруг такая забота?

— Поттер, я серьезно спрашиваю, — Драко слез с подоконника и подошел вплотную, внимательно вглядываясь в его лицо. — Опять кошмары?

— Ну, кошмары, — отмахнулся Гарри. — Бывает.

— Рассказывай, — бросил Драко.

Гарри поднял на него недоуменный взгляд.

— Малфой, да что с тобой сегодня? Что мне теперь — каждый сон тебе рассказывать?

Драко скрипнул зубами, подавляя желание хорошенько встряхнуть его. А потом стукнуть обо что-нибудь головой.

— Потешь меня, Поттер, — ухмыльнулся он наконец. — Ну, очень хочется послушать, что снится великому Спасителю Человечества, неужели ты откажешь мне в такой безобидной просьбе?

Гарри усмехнулся, снял очки и потер глаза.

— Да ерунда всякая, Малфой, — буркнул он. — Снилось, что я горю заживо. Не где-то в конкретном месте, а просто… Просыпался тысячу раз, наверное, за ночь. Потом — только лягу, и опять все сначала. Черт знает что.

Драко замер. Услышав, что он чувствует, Гарри живо вернул очки на место и удивленно посмотрел на него.

В расширенных глазах Малфоя застыл страх пополам с тревогой. И горечь. Терпкий такой коктейль.

— Да перестань ты уже, — Гарри успокаивающе взял его за руку. — Ну, что тебе, кошмаров никогда не снилось, что ли? Это ж не самое страшное. Хуже, когда они наяву случаются.

Драко медленно кивнул.

— И шрам ноет весь день… — Гарри подавил зевок. — Слушай, давай тренировку отменим, а? А то я еле стены вижу, не то что…

Драко снова кивнул.

— Без проблем. К мадам Помфри не ходил?

— Зачем? — спросил Гарри. — Не настолько все плохо, чтобы зелье для Сна Без Сновидений клянчить.



— Понятно… — пробормотал Малфой и задумался. Потом поднял голову и сообщил: — Ты, кстати, и выглядишь не ахти. Не в смысле недосыпа. Больше ничего не болит?

Гарри ухмыльнулся и, снова сняв очки, подпер рукой голову.

— Малфой, — размеренно сказал он, разглядывая свои ботинки. — Я, в общем, и так верю, что моя персона тебе дорога. Хотя бы потому, что без нее тебе тренироваться будет не с кем. Но это не повод беспокоиться о ней настолько. Угомонись, хорошо?

Драко вздохнул сквозь зубы.

— Ты всегда такой вредный? — спросил он.

— Я полезный, — негромко ответил Гарри, не поднимая головы. — Я очень полезный. Человечество спасти вроде как могу, и вообще. У меня масса положительных качеств и ценных преимуществ. Поэтому, даже если в чем-то я и вредный, то это все равно хорошо. Это называется «изюминка».

Драко не удержался от улыбки.

— Ты точно заболел, — сказал он и взял его за подбородок, заставляя смотреть себе в глаза. — Поттер, а теперь ты перестаешь придуриваться и послушаешь меня, ладно?

— Ладно, — сказал Гарри, слепо щурясь. — Но ты уберешь руки, а то я не могу одновременно слушать и чувствовать, как меня разглядывают. Или дай хоть очки надеть.

Драко закатил глаза к потолку и демонстративно поднял ладони. Потом снова сел рядом с Гарри.

— Поттер, — помолчав, начал он. — Вспомни, с чего все начиналось. Вспомни ту ночь в башне. Тебя пытаются убить с завидной регулярностью, если ты об этом еще не забыл. Поэтому, пожалуйста, прекрати паясничать. Мне надо поговорить с тобой, серьезно.

Гарри вздохнул и прислонился к стене, скрестив руки на груди.

— Да слушаю я, Малфой, — криво улыбнулся он. — Просто устал сегодня до чертиков, вот и несу чушь. Извини, правда.

— Вот это меня и беспокоит, — сказал Драко. — То, что ты так устал, всего лишь не выспавшись.

Гарри закусил губу и прижался виском к стеклу, глядя в окно.

— Малфой, — прошептал он. — Если бы ты знал, какой вчера у меня был насыщенный денек, ты бы сделал на это скидку, честное слово. Сначала Люциус. Потом… ты. Потом еще и Гермиона с ее помолвкой…

— С ее ЧЕМ? — переспросил Драко, понизив голос.

— С помолвкой, — вздохнул Гарри. — Рон сделал ей предложение. Она согласилась. Помолвка назначена на июнь, все прыгают от счастья. Малфой, я рехнусь от них скоро, наверное. Чем надо думать вообще, чтобы соглашаться выйти замуж за Рона?

— Эй, а я-то думал, что Уизли тебе нравится, — сказал Драко, усмехаясь.

— Да не в этом дело. Понимаешь… Не любит она его. И не уважает даже. Но мы… они — друзья, она к нему очень привязана. Она боится, что ей придется хоронить и его тоже. Вот и соглашается. Как будто думает, что это может помочь ему выжить. Глупо же, да?

Гарри посмотрел на Драко. Тот сидел, внимательно разглядывая собственные руки.

— Глупо, — кивнул он. — Только я ее понимаю. Родовая защита — дело серьезное. Сильно не поможет, но хоть что-то… Вряд ли, конечно, она о ней знает, скорее так, по наитию…

Гарри помолчал, снова глядя в окно.

— Все равно. Она не любит его. Зачем тогда? Ну, хорошо, выживут они оба. А потом что, разводиться? Или так и жить, как пауки в банке?

— Опять ты о любви, Поттер, — хмыкнул Драко. — Брак и любовь — не совсем одинаковые вещи. Я бы даже сказал, совершенно разные. Брак создается с тем, кто тебе нужен. А любишь того, к кому тянет. Понимаешь разницу?

— Понимаю, — хмуро ответил Гарри. — А еще понимаю, что это бывает и вместе. И только тогда и надо… жениться. Я так думаю.

— Ты что, знаешь такие семьи? — Драко насмешливо приподнял бровь.

— Знаю, — с вызовом посмотрел на него Гарри. — Родители Рона, например. Ты просто не был никогда у них… поэтому и споришь. Там тепло, понимаешь? Тетя Молли… она все время ругается. Верещит даже, я бы сказал. У нее рассеянный, вечно занятый муж, семеро детей и постоянная нехватка денег. Причем, двое из ее детей — это Фред и Джордж, которых, по-моему, и одних достаточно, чтобы с ума сойти. Но у них все равно тепло. Это чувствуешь. Там — как дома.

Драко надолго замолчал, снова вернувшись к созерцанию своих пальцев.

— Даже мне, — добавил Гарри. — Это, наверное, единственное место, где я себя так чувствовал. Кроме Хогвартса, конечно. Поэтому я и не хочу… чтобы у Рона было по-другому. Понимаешь?

Драко вздохнул.

— Не знаю, — сказал он наконец. — Могу только на слово поверить. Я действительно у них не был. Я вообще не видел таких семей… как ты говоришь. Но от Грэйнджер ты лучше все равно отстань. Это просто совет.

Гарри рассеянно кивнул.

— Отстану, — пожал он плечами. — В конце концов, я уже вряд ли могу называть их друзьями. Но мне до сих пор больно, когда они начинают делать глупости. Тем более… такие.

— Такие серьезные?

— Угу… Малфой, ты, вроде, что-то хотел мне сказать? Мы отвлеклись, — Гарри снова потер лоб ладонью.

— Я хотел сказать, что, если я один раз поймал тебя за шиворот, когда ты почти летел с башни, то это не значит, что я горю желанием еще раз увидеть, как ты пытаешься это сделать. Поттер, способов предостаточно. Стихийных магов в Хогвартсе в этом году — тоже. Повырастали детки в таком… дерьме, что сами в чудовищ попревращались. Это дает обалденные возможности добраться до тебя… одному нашему общему знакомому. Поэтому, если тебе снятся стихийные сны, будь человеком, не строй из себя полного придурка и не делай вид, что это обычный кошмар.

Гарри некоторое время молчал.

— А это не мог быть, и правда, обычный кошмар? — спросил он наконец. — Что, мне теперь, любых снов бояться?

— Мог, — вздохнул Драко. — Но я предпочитаю думать, что нет. Видишь ли… мне не нравится, как ты выглядишь, ты уж извини. Тебя сегодня как будто изнутри что-то заживо ест. Да и я сам… тоже не совсем в себе с самого утра.

— И что? Ты можешь определить, что именно они пытаются сделать? И вообще, почему огонь тогда снится? Это, значит, уже не через тебя?...

— Все, Поттер очухался, посыпались вопросы, — поморщился Драко. — Не части, я половину даже понять не успеваю, не то, что ответить.

— Да без проблем, могу вообще молчать, — хмыкнул Гарри, отворачиваясь.

Драко помолчал, подбирая слова.

— Может, и не через меня, — сказал он, наконец. — Может — через кого угодно. Я здесь только земных магов не видел, все остальные, вроде, имеются. В любом случае, через кого бы это ни было, и что бы это ни было, это не шутки, Поттер. Стихийные маги работают, воздействуя на психику. При большом желании можно запросто свести тебя с ума, превратить в овощ… или так сдвинуть тебе крышу, что ты опять с башни прыгать полезешь.

— Малфой, а обязательно через кого-то воздействовать? — спросил Гарри.

— Нет, — после долгой паузы прошептал Драко. — Но и напрямую — тоже не обязательно.

— Ты все ритуалы знаешь? Сможешь распознать, если…

— Не все, — перебил Драко. — Проще говоря, вообще никаких почти не знаю. Единицы. Так что, не рассчитывай особенно на то, что от меня в этом смысле есть толк.

— Почему? — удивился Гарри. — Это же ты у нас стихийный маг. Я думал, тебе интересно знать о себе и своих возможностях как можно больше.

— Мне, может, и интересно, — устало вздохнул Драко. — Только информации ноль. Открытой, я имею в виду. Что-то Снейп рассказывал, что-то я вычитал… кое-где. Что-то услышал случайно. Но этого все равно слишком мало, чтобы претендовать на всеобъемность.

— А Снейп? Может, он знает больше? Давай, ты его спросишь.

— Он-то, может, и знает, — пожал плечами Драко. — Только не хочу я к нему идти. Не скажет он ни черта все равно.

— Почему?

— Поттер, я скоро начну жалеть, что тебя расшевелил, — покосился на него Драко. — От твоих бесконечных «почему» и самому рехнуться недолго.

Гарри фыркнул и отвернулся в окно.

— Потому что — не захочет, чтобы я ввязывался, — медленно сказал Драко. — Это… это опасно. Для меня. Встревать. Любые контакты со стихией опасны. С ритуалами. Он же за меня отвечает, Поттер. К тому же, он слизеринец. Для нас важнее всего — выжить самому, потом — помочь выжить своим, и уж совсем потом — лезть грудью под палочки, чтобы помочь кому-то чужому. То есть, третья очередь вообще никогда не наступает, я бы сказал.

Гарри, не удержавшись, хмыкнул.

— Малфой, а ты-то тогда чего дергаешься? — спросил он, в упор глядя на Драко. — Если это для тебя опасно?

— Я же сказал — помочь выжить своим, — спокойно ответил тот. — Для меня ты — свой. Я для Снейпа — тоже свой. Но ты для него — нет. Поэтому и не жди, что он кинется тебе помогать.

— Что, правило транзитивности тут не работает? — улыбнулся Гарри.

Драко вздохнул.

— Знаешь… он может кинуться, если это будет грозить опасностью мне. Но просто ради тебя, думаю, нет. Не обижайся.

— Чему ж тут обижаться, — проворчал Гарри. — Можно подумать, Снейп когда-то ко мне иначе относился.

— Все равно, Поттер, — сказал, помолчав, Драко. — Если это очередная попытка достать тебя через кого-то из нас, то тебе лучше некоторое время находиться рядом со мной.

— Почему? — снова не удержался Гарри.

— Ну, во-первых, я увижу, если что-то начнет происходить, — Драко с трудом подбирал слова. — То есть — надеюсь, что увижу. Во-вторых… после того, что было там, в башне… возможно, я смогу тебя защитить. Хоть в чем-то.

— Из-за того, что мы все еще связаны?

— Ну… — Драко в который уже раз проклял собственную нерешительность. — Грубо говоря, да.

— Малфой?

— Что? — он повернулся к Гарри.

— Может, тебе просто нравится мое общество? — спросил тот, глядя на него сквозь слегка запыленные очки. — Ну что ты на ровном месте проблему ищешь?

— А, может, просто тебя мое общество так достало, что ты не желаешь лишний раз меня видеть? — спокойно парировал Драко. — Ровное там место или нет, но от ужина до завтрака пройдет больше двенадцати часов, включая ночь. То есть, в это время ты опять будешь спать — и будешь максимально уязвим. Так что, Поттер, будь паинькой, сделай так, чтобы перед сном я где-нибудь смог еще раз лицезреть твою рожицу. Дай мне возможность спокойно и с чистой совестью дожить до утра спокойно. Хорошо?

Гарри улыбался, глядя на него.

— Хорошо, — сказал он, не отрывая взгляда.

— Ну, и славно, — подытожил Драко. — Где встретимся?

— Да где угодно, — пожал плечами Гарри. — Я надену мантию-невидимку и спокойно пройду в любое место.

— Староста здесь я, Поттер, — ухмыльнулся Драко. — Спокойно в любое место после отбоя дозволено ходить только мне. Так что — давай где-нибудь недалеко от вашей башни.

— Давай, — кивнул Гарри. — Малфой, ты что — вправду так за меня беспокоишься?

— Сам же сказал, мне больше тренироваться не с кем, — усмехнулся слизеринец. — Значит, договорились, в полночь я жду тебя в коридоре на третьем этаже. У лестниц.

— Хорошо, — негромко согласился Гарри. — К кому бы я еще в полночь торопился, если бы не ты.

Драко улыбнулся ему, и Гарри с некоторым беспокойством подумал, что выбить из Малфоя тревогу сегодня почему-то, похоже, даже он не способен — никакими шуточками.

 

* * *

Вернувшись в свою комнату, Драко развел огонь в камине и засел за учебник. Промаявшись минут десять и честно признавшись, что не понял из прочитанного ни строчки, он забросил книгу на стол и уставился в огонь, сжав виски ладонями.

Поттер. Поттер, Поттер, Поттер… Мерлин, ну почему все так сложно? Почему именно он — Мальчик-Который-Выжил? Чертов Мальчик-До-Которого-Всем-Есть-Дело? Они никогда не оставят его, с тоской подумал Драко. Лучше б охотились за этим нищим рыжим Уизли… никто бы и не заплакал. Или еще за кем. За кем угодно. Почему именно Поттер?

Поттер, который так непринужденно влез в его жизнь. Которого Драко пришлось инициировать, рискуя собственной шкурой — и привязавшись к нему потом намертво… Который всегда находит слова, способные перевернуть душу Малфоя вверх тормашками, перетрясти все в ней — и небрежно кинуть на новое место. А потом прийти и положить на ноющую рану теплую ладошку, сделав так, чтобы Драко не позволил ни одному проклятому человеку в этом мире вернуть все обратно…

Он закрыл лицо руками и вздохнул.

Ему не нравились эти попытки добраться до Гарри. Не нравилось, что он ничего, ничегошеньки не может сделать… кроме как — быть с ним рядом и надеяться, что сможет защитить, если что-то случится. Что совершенно не к кому пойти и вытрясти хоть какую-нибудь информацию, чтобы помочь гриффиндорцу. Что даже находиться рядом с ним слишком долго он все равно не сможет… и Поттера придется оставить одного, если, конечно, Драко желает, чтобы у них обоих был шанс дожить до своего девятнадцатилетия.

А нужен ли мне этот шанс, мелькнула дурацкая мысль.

А нужен ли я Поттеру настолько, чтобы он на это согласился, мелькнула тут же вторая.

Драко усмехнулся и отмахнулся от мыслей. К черту все… нашел, о чем думать. Думать надо о насущном, а не о глупых желаниях.

Если признаться честно, у него не было никаких оснований считать, что на гриффиндорца готовится новое нападение — кроме явно стихийного сна. Да и то… сон мог быть отражением того, что сейчас происходит с самим Поттером. От него исходит свет, когда он взволнован. Рядом с ним невыносимо жарко, когда он напуган. Он читает людей, как открытую книгу, и перессорился напрочь с Уизли и Грэйнджер… похоже, что именно по этой причине. Все признаки налицо, огонь рвется из него наружу, жжет его. До полноценных проявлений остались считанные дни. И то, если ничего не подтолкнет, не спровоцирует. Так что — вполне может быть, что и меньше.

Драко горько усмехнулся сам себе. Вот все и подходит к концу… к славному такому логическому завершению. И какими пряниками теперь самого себя в Малфой-Менор заманивать? И как умудриться, приехав туда и приняв метку, продолжать жить… зачем, вообще? Поттер снова был прав, там нет ничего, что Драко действительно было бы нужно. К тому же…

К тому же там был Люциус. Драко сжал зубы, запретив себе думать о нем. И о том, что, несмотря на все, что он наговорил вчера Панси, возвращаться в поместье ТЕПЕРЬ, когда он вспомнил, что же именно послужило причиной смерти Нарциссы, ему нельзя, просто никак нельзя… Проще сразу умереть, чем туда. К отцу. Ни за что.

А больше-то, ведь, в общем, и некуда. Единственное место, где можно было бы попытаться попросить убежища — это Орден Феникса, с его непонятно где расположенной резиденцией. Но при мысли об Ордене воротило безоговорочно, да и не примут они его… не поверят. И будут, возможно, по-своему правы — только идиот доверится стихийному магу.

Драко хмыкнул, привычно запустив пальцы в волосы. Такие вот дела, Малфой. Никому ты не нужен, не полезен, денег без отца не будет, податься некуда. Можно, конечно, тупо броситься в маггловскую жизнь. Даже протянешь там, наверное… дня три. Пока взбешенный Люциус не вычислит, куда подевался сын, и не примчится налаживать теплые семейные отношения. Не выход. Даже можно и не рассматривать.

Панси, конечно, замечательно все придумала, решив убежать. Только и ей мало что светит в подобных начинаниях — Паркинсон, хоть и глуп, но дочь из рук не выпустит. Лорд ему этого не простит. Что уж говорить о Малфое.

Замечательно, поздравил сам себя Драко. Первый раз в жизни Малфой не способен придумать, как вывернуться из ситуации. А все возможные выходы из нее таковы, что, и правда, хоть в петлю лезь…

Хотя, тут же подумал он, если посмотреть опять же правде в глаза, то можно обнаружить одну милейшую особенность. И состоит она в том, что, если бы не было Поттера, то все было бы далеко не так плохо. Да, вернуться в Малфой-Менор, пожалуй, все равно было бы невозможно… разве что при условии, что Драко так ничего и не смог бы вспомнить. Но в Ордене бы его приняли. Там вполне можно было бы отсидеться какое-то время. Потому что на нем не висело бы клеймо мага, отдавшего душу их Единственной Надежды в объятия стихии. Теперь же на это рассчитывать не приходится… Дамблдор не дурак, и поймет, что к чему, сразу же, как только увидит Поттера — после того, как сила завладеет им окончательно.

Чертов-проклятый-Поттер… Снова он, везде он. Никуда не деться от этой вездесущей зеленоглазой бестии.

За что мне это, с тоской подумал Драко. Зачем я так влип…

 

* * *

Гарри лежал на кровати, свернувшись в клубок, и рассеянно слушал перепалку Невилла с Симусом. Те вяло выясняли, кто из них больше заплатил за выпивку в прошлом походе в Хогсмит, и, соответственно, кто, кому и что остался должен. Единственное, что во всем этом разговоре цепляло внимание, так это то, что Невилл, как оказалось, способен на перепалки. Даже если и вялые.

Мысли тоже были какие-то вялотекущие и ни в какую не оформлялись во что-то конкретное. Так… невнятный поток сознания. Шрам ныл немилосердно, и под вечер Гарри уже был почти готов согласиться, что подозрения Малфоя, возможно, имели под собой какие-то основания.

Спать не хотелось. Точнее, засыпать было просто страшно.

К вечеру спальня опустела. Один Невилл привычно похрапывал, свернувшись на своей кровати. Симус и Дин отсутствовали — как предполагал Гарри, женские спальни привлекали их куда больше собственной.

Кое-как дождавшись полуночи, Гарри встал. И тут же покачнулся от внезапного приступа слабости — в ногах появилась предательская дрожь, голова кружилась. Он осторожно сел на кровати, медленно дыша и прислушиваясь к собственному телу. Телу меньше всего хотелось куда бы то ни было идти. Однако идти было надо, просто необходимо. При одной мысли о том, чтобы лечь и уснуть, не повидав Малфоя и не услышав от него, что все в порядке, становилось дурно.

С трудом заставив себя подняться, Гарри вытащил из чемодана мантию-невидимку и осторожно выглянул в гостиную. Он не испытывал сейчас ни малейшего желания сталкиваться с кем бы то ни было из гриффиндорцев.

У камина, обхватив колени, сидела Гермиона и задумчиво смотрела на пламя. Он машинально прислушался к ней, отметив спокойную отчетливую сосредоточенность, и принял здравое решение не попадаться ей на глаза. Завернувшись в мантию, он осторожно пробрался к выходу и потянул дверь на себя.

— Гарри, тебе не обязательно прятаться, чтобы пройти мимо меня, — не повышая голоса, сказала девушка и обернулась. — Я и так успела выучить, что мне не стоит спрашивать, куда ты направляешься. Если, конечно, я не хочу выслушать от тебя очередной поток гадостей в духе Слизерина.

Гарри вздрогнул и со вздохом остановился.

— Не много ли нападок на Слизерин в последнее время? — спросил он, стаскивая с себя мантию и опускаясь на пол у стены. Мысль о том, чтобы разговаривать стоя, сейчас совершенно не привлекала.

Гермиона пожала плечами.

— Ты стал вести себя, как они, — сказала она.

— Да ну? — устало удивился Гарри. — Я обзываю тебя грязнокровкой? Тыкаю Рона носом в то, что у его семьи нет денег? Насылаю проклятья вам в спины? Что-то не припомню ничего подобного, Герм.

Девушка криво улыбнулась.

— Хорошо. Если ты хочешь, чтобы я сказала это вслух, я скажу. Ты стал вести себя, как Малфой. Находишь у каждого самое больное место, а потом подбираешь слова, которые ударят по нему сильнее всего. Разница только в том, что он при этом всегда ухмыляется, а ты корчишь из себя заботливого мальчика. Ну, теперь ты доволен?

Гарри сидел и молчал, глядя на нее. На то, как красиво падают на плечи ее каштановые волосы, небрежно заколотые на затылке. Смотрел и думал, что, наверное, еще месяц назад ему было бы больно это слышать… а сейчас он думает лишь о том, что Малфой внизу будет, мягко говоря, волноваться, если он не придет. Или, еще чего, явится брать штурмом гостиную Гриффиндора.

— Извини за то, что я вчера сказал, Герм, — медленно произнес он. — Меньше всего мне хотелось бы тебя обидеть. И… знаешь, я, правда, не против твоей помолвки. Я немного иначе представлял себе то, какой должна быть семья… но это не значит, что мое представление — единственно верное. Возможно, я слишком идеализировал вас. И тебя, и Рона. И то, какими я бы хотел вас видеть. Вы — живые люди, и не обязаны соответствовать… моим представлениям.

Девушка напряженно наблюдала за ним и молчала.

«Как будто ждет, что я вот-вот снова сделаю что-нибудь ужасное», — горько усмехнулся сам себе Гарри.

— Хорошо, — неуверенно ответила она, наконец.

Он поднялся и снова пошел к двери.

— Мне надо идти, Герм. Ненадолго. Спокойной ночи, — сказал он, открывая дверь и давая понять девушке, что разговор окончен.

— Спокойной ночи… — прошептала Гермиона, провожая его взглядом.

Улыбнувшись Полной Даме, Гарри свернул на лестницу и чуть не охнул от нахлынувшей пульсирующей боли в шраме. Схватившись за перила, он некоторое время стоял, боясь пошевелиться, потом попробовал осторожно сделать шаг. Стены кружились вокруг него, постепенно сжимаясь.

Медленно, очень медленно он преодолел пролет. Дождался, пока подъедет очередной кусок лестницы, и переполз и через него. Тремя пролетами ниже пришлось остановиться. В глазах темнело, он каждую минуту боялся оступиться и рухнуть вниз.

Тяжело дыша, Гарри посидел на ступеньках некоторое время. Потом прикинул свои возможные перспективы и снова двинулся вперед, на ощупь.

Путь к основанию башни показался ему бесконечным, как ночные кошмары.

Спустившись, наконец, в коридор, Гарри обессиленно прислонился к стене и сполз на пол. Шрам пульсировал дергающей болью, он почти ничего не видел и не слышал, как заклинание, повторяя — Малфой. Малфой, черт тебя побери…

— Гарри? — обеспокоенный женский голос. — Гарри, с тобой все в порядке?

В голосе нотки заботы и неприкрытого испуга. От самой девушки — запах ромашек и полыни, тепло и волны неуверенности, отчаянного страха…

Гарри закрыл глаза, так и не успев ей ничего ответить, и почувствовал, как мир выключается.

 

* * *

Драко бродил по коридорам весь вечер, проклиная еле тянущееся время. Он всей кожей чувствовал, что происходит что-то неправильное. Что ему не место здесь… но до полуночи было еще далеко, и он проклинал себя за то, что не назначил встречу раньше.

Изведя себя напрочь, он кое-как дождался момента, когда на часах появились заветные цифры «23:50», и свернул в сторону лестниц, ведущих в Гриффиндорскую башню.

По пути Драко столкнулся с Кровавым Бароном, непонятно зачем покинувшим подземелья, и некоторое время выслушивал мрачные сентенции призрака по самым разнообразным поводам. Ссориться с привидением Слизерина было глупо, так что Драко проявил чудеса дипломатии и вежливости, чтобы избавиться, в конце концов, от утомительного собеседника.

Когда он свернул в нужный коридор, от волнения и тревоги сердце его стучало по ребрам так, что те, казалось, вот-вот были готовы треснуть и рассыпаться.

В коридоре обнаружился сидящий на полу Поттер и склонившаяся над ним округлая миловидная блондинка. Боунс, вспомнил Драко ее фамилию, подходя ближе. Сюзан Боунс, староста Хаффлпаффа.

— Что с ним? — без предисловий спросил Малфой, беря ее за локоть и разворачивая к себе. Он всеми силами старался выглядеть спокойным. Беглый взгляд в сторону Поттера подтвердил худшие опасения — он был без сознания.

— Не знаю, — прошептала девушка. — Я шла по коридору, он вышел оттуда, — она махнула рукой в сторону лестниц. — А потом почти сразу отключился.

— Понятно… — ответил Драко, садясь на корточки перед гриффиндорцем и кладя ему руку на лоб. Рука тут же дернулась ответной болью.

«Ни черта себе…», — растерянно подумал слизеринец.

— Может… надо Дамблдора позвать? — обеспокоенно спросила девушка, дергая его за рукав. — Или дежурного профессора?

— Не надо, — обернулся Драко, вставая. — Сюзан. С ним все будет в порядке. Я тебе обещаю. Я позабочусь о нем. Не надо никого звать и никому ничего говорить. Он сам утром все расскажет, если сочтет нужным. Все будет хорошо, поверь мне.

Если Драко хоть что-то понимал в хаффлпаффцах, то «поверь мне» — это были именно те волшебные слова, после которых девушка просто обязана была успокоиться и уйти своей дорогой. Он пристально смотрел ей в глаза.

— Хорошо, — кивнула Сюзан, кинув взгляд на Поттера. — Я могу чем-нибудь помочь?

— Нет, спасибо, — как можно учтивее улыбнулся ей Драко, снова садясь на корточки перед Гарри. — Просто… не поднимай панику раньше времени. Ему и так не нравится, что вокруг него столько шумихи. Я помогу ему, не волнуйся.

Сюзан неуверенно улыбнулась и снова кивнула.

Уже не обращая внимания на ее удаляющиеся шаги, Драко подхватил гриффиндорца за талию, одновременно нащупывая в кармане мантии портключ. Еще не хватало Филчу сейчас попасться…

Оказавшись в спасительном полумраке собственной спальни, Драко, не глядя, зажег огонь в камине и посмотрел на Гарри. Тот лежал на его руке, запрокинув голову, бледный, как смерть, с закрытыми глазами, и прерывисто дышал.

Кусая губы, Драко усадил его на пол, спиной к стене, и снова положил руку на лоб. Тот не реагировал; впрочем, ладонь тут же снова задергало. Боль плавно распространялась все выше, по направлению к локтю.

Чертыхнувшись, Драко отдернул руку и всмотрелся в лицо Поттера.

Глаза были закрыты, смуглая кожа посерела. На лбу выступили капли холодного пота. Он едва слышно стонал, пальцы рук вздрагивали. Повинуясь секундному порыву, Драко взял его за руку. Тот застонал чуть громче. Драко чуть не взвыл от идиотского ощущения собственной беспомощности.

— Тише… — прошептал он и прижался лбом к его лбу. Голову тут же пронзила острая боль. — Тише, все хорошо… Я с тобой… чудо мое… тише, не надо…

Он почти сходил с ума. Он не понимал, что происходит; неужели всегда, когда Поттер жалуется, что его проклятый шрам снова болел, это бывает настолько страшно? Неужели шрамы от заклятий болят ВОТ ТАК?

Хотя — кто его знает, как должны вести себя шрамы от Авады Кедавры, тут же подумал он. Кроме Поттера, этого и знать-то некому.

Гарри снова застонал. Драко схватил его за другую руку, всеми силами пытаясь пробраться в его сознание, услышать его. Стоны стали еще громче. Почти срываясь на истерику, Драко поднял руки и обхватил ладонями его виски.

«Чтоб вам всем…, — мелькали в его мозгу обрывочные мысли. — Сволочи… сволочи, вы же убьете его… Как же так можно, Мерлин, что мне делать, как мне докричаться до тебя, Поттер, только не уходи, не слушай их, только не уходи… Ты нужен мне, Поттер… Останься со мной…»

Гарри со стоном выдохнул; его скрутила судорога. С трудом понимая, что слышит какой-то звук, Драко на секунду отстранился и увидел, как пальцы Поттера, скрючившись, прочерчивают ногтями полосы по плитам пола. И — кровь из-под ногтей, влажными темными следами остающуюся на камнях…

Чуть не плача от отчаяния, Драко снова рванулся к нему. Поттера выгнуло дугой, и слизеринец едва удержал его голову в своих ладонях. Гарри вдруг стал невыносимо горячим, холодный пот сменился испариной. Обжигающее дыхание толчками вырывалось из полуоткрытых губ.

— Сволочи… — кричало и шептало что-то внутри Драко. — Я не отдам вам его… Он мой… Не отдам…

Поттер стонал и бился в его руках. Внезапно Драко почувствовал, как что-то липкое заливает ему глаза. Отстранившись, он увидел, что шрам на лбу Поттера врезался глубоко под кожу, и темная кровь из него толчками струится по его лицу. Охнув, Драко подскочил и кинулся в ванную, на ходу доставая платок. Торопливо смочил его, рванулся обратно, рухнув рядом с ним на колени. Осторожно прижал намокшую ткань к кровоточащему шраму. Гарри снова застонал. Из глаз его полились слезы.

С предательским отчаянием Драко вдруг подумал, что у него нет никаких гарантий, что его блок выдержит. Что Гарри вполне может затянуть сейчас ТУДА целиком… и он ничего не сможет сделать. Будет сидеть и беспомощно смотреть, как Поттер медленно превращается в остывающее тело. Уже не понимая, плачет ли он вместе с ним, или это душа разрывается на части, Малфой снова протянул руки и сжал ладонями виски Поттера, приник к его лбу, скользя губами по гладкой горячей коже.

— Не уходи… — шептал он, задыхаясь. — Вернись, не слушай их… Не уходи, ты нужен мне, ты так мне нужен… Вернись ко мне… Пожалуйста, не уходи, слышишь…

Поттера била дрожь, он едва слышно стонал. Когда Драко почувствовал, что жар понемногу стал спадать, ему показалось, что прошла вечность. Он весь взмок, рубашка прилипла к спине, дыхания не хватало, и все сильнее кружилась голова. Но он упрямо продолжал держать блок, почти вплотную прильнув телом к Гарри, не отпуская его, прижимаясь к его лбу. Тот постепенно затихал в его руках.

Драко кусал губы, почти не чувствуя ни боли, ни усталости. Облегчение при мысли, что он выдержал, было равносильно удару по дых… и он старался не думать об этом. Да и сложно было о чем-то думать, когда на лице все еще ощущалось чуть слышное прерывистое дыхание Гарри.

Наконец, Поттер слабо пошевелился в его руках.

— Ох… — едва слышно застонав, выдохнул он.

— Тише… — прошептал Драко. — Тише, я с тобой…

— М-м-м… Малфой… О, черт… где…

— Ты у меня, — руки Драко переместились на затылок Гарри, поддерживая его голову. Он все еще не мог решиться разорвать контакт. — В моей спальне.

Гарри сдавленно всхлипнул и попытался выпрямиться. Пошевелив головой, он кое-как высвободился из ладоней Драко и сощурил глаза.

— Держи, — сказал Малфой, протягивая ему очки.

Гарри слабо кивнул, привычным жестом надевая их, и поднял на Малфоя опустошенный и какой-то затравленный взгляд. Сердце Драко болезненно сжалось. Он не мог заставить себя подняться и отодвинуться, просто сидел и смотрел в упор в эти глаза, ловя себя на подспудной мысли, как страшно было бы больше никогда не увидеть их. Как он боится, что это может произойти еще раз. Боится потерять его.

Гарри осторожно поднял руку и поднес ее к лицу Малфоя.

— Что… — прошептал он. — Что это?

Драко резко опустил голову. Челка, упавшая ему на глаза, была выкрашена неровными прядями в темно-красный цвет.

— Кровь, — нехотя пробормотал он, откидывая ее.

Гарри устало откинул голову, прислоняясь затылком к стене, и уставился в потолок; лицо его исказила горькая усмешка.

— Похоже, сегодня ты оказался прав, Малфой, — негромко проговорил он, кусая губы. — Или все это можно объяснить как-то иначе?

— Не знаю, — так же тихо ответил Драко, глядя на него. — У тебя же и раньше шрам болел. Может, из него всегда при этом кровь хлещет.

Гарри отрицательно покачал головой и закрыл глаза.

— Ты что-нибудь видел? Помнишь, что случилось? — спросил Драко.

— Волан-де-Морт… — прошептал Гарри. — Фигуры в капюшонах. Зал… большой зал. Круг из каких-то существ. Факелы на стенах…

Драко сжал зубы, чтобы не выругаться.

— Это начало, — продолжал Гарри, не открывая глаз. — Я почувствовал его предвкушение. Он доволен. Очень доволен… Они что-то планируют. Я… я опять был… в его змее.

— А потом? — спросил Драко.

— Потом… — Гарри улыбнулся сам себе. — Твой голос. Ты звал меня. Я… все боялся, что ты перестанешь…

Драко смотрел на него, кусая губы.

Гарри поднял голову и открыл глаза.

— Спасибо, — прошептал он. — Спасибо… тебе.

От Драко хлынуло тихой, горькой волной эмоций. Боль. Страх. Отчаяние. Бессильная ярость. Тоска. И нежность.

— Ты же говорил, что видел его и раньше. Так, — Драко кивнул на шрам на его лбу. — Значит, ничего бы и без меня не случилось.

— Малфой, — прошептал Гарри. — Ну, зачем ты опять прячешься. Ты же знаешь, о чем я. Не надо.

Драко помрачнел и опустил глаза.

— Я в душ, — сказал он. — Ненадолго. Не выношу запаха крови.

Гарри снова откинулся затылком на стену и кивнул, закрывая глаза.

— Малфой? — позвал он.

— Что?

— Возвращайся. Скорее.

Драко помедлил секунду у двери и шагнул в ванную. Через минуту до Гарри донесся шум воды. Он вздохнул и, осторожно перебравшись ближе к камину, растянулся на ковре перед ним, уронив отяжелевшую голову на руки.

Шрам больше не болел, но по всему телу растеклись тягучие волны какой-то монотонной усталости. И очень хотелось выкинуть из головы память о видении, чтобы не возвращаться к нему каждую минуту… и еще, чтобы Малфой перестал смотреть на него с таким горьким испугом, как будто только что вытащил из могилы самое дорогое, что у него было.

А, может, он и правда беспокоится обо мне? — пришла странная нелепая мысль. Гарри улыбнулся сам себе и отбросил ее. Просто, наверное, все это и впрямь выглядело… слегка чересчур. Даже для Малфоя. Вот он и испугался.

Когда Драко вернулся, гриффиндорец дремал.

Малфой подошел к нему и, осторожно опустившись рядом, потеребил за плечо.

— М-м-м… — тихо вздохнул Гарри.

— Проснись, — прошептал Драко.

Гарри зевнул, отогнав остатки сна, перевернулся на спину и вопросительно уставился на него.

— Ты не можешь спать здесь, — мягко сказал Малфой.

В его мокрых светлых волосах блестели капельки воды, и до Гарри вдруг дошло, что из одежды на Драко осталось только обернутое вокруг бедер пушистое полотенце. Как завороженный, он лежал и смотрел на его тело — влажное, матовое, словно выточенное из слоновой кости. Капля, сорвавшись с пряди волос, ударилась о плечо и медленно скользнула вниз — по груди, по животу, исчезая за складками ткани.

— Поттер? — спросил Драко.

— А? — Гарри перевел взгляд на его лицо.

— Ты не можешь спать здесь, — терпеливо повторил он. — Это было бы чересчур.

Гарри криво улыбнулся и сел. Почему-то, когда их лица оказались на одном уровне, не смотреть на Драко стало еще сложнее. Он казался изящной скульптурой, вышедшей из-под резца античного мастера — гибкий, сильный юноша с платиновыми волосами, разметавшимися вокруг лица. Взгляд Гарри снова невольно зацепился за очередную капельку воды, которая заскользила вниз, переливаясь отблесками пламени.

— Поттер, ты точно проснулся? — Драко поднял руку и медленно коснулся его лица кончиками тонких пальцев. — С тобой все в порядке?

«Я схожу с ума», — ошалело подумал Гарри, чувствуя, как его тело начинает предательски таять, словно воск, под этим прикосновением.

— Да, — ответил он, закрывая глаза и отгоняя наваждение. — Мне надо уйти? Сейчас?

— Нет, — рука Драко легла на его плечо. — Что ты, ни в коем случае.

Гарри облегченно вздохнул. Меньше всего ему хотелось вставать и, завернувшись в мантию-невидимку, красться через весь замок из подземелий в Гриффиндорскую башню.

От Малфоя — в одиночество.

— Ты останешься здесь, это не обсуждается, — спокойно продолжал Драко. — Я имел в виду, что вряд ли позволю тебе всю ночь валяться на полу.

Гарри улыбнулся и посмотрел на него, хитро прищурившись. Наваждение слегка напомнило о себе, и он поспешно отвел взгляд к камину.

— Спасибо, что не гонишь, — ответил он.

— Поттер, не сходи с ума, — сказал Драко. — Ты сейчас, вообще, соображаешь что-нибудь? Или у тебя подобные приступы мозги отшибают?

— Отшибают, — подумав, кивнул Гарри. В приступах было дело или нет, но мыслительный процесс у него явно затруднился.

— Если я попробую тебя выгнать, ты, возможно, не доживешь до утра, если ты еще не понял, — медленно проговорил Драко и взял его за подбородок, повернув к себе лицом. — Поттер, ты останешься здесь. Со мной. И только попробуй возмутиться или опять начать спорить. Только повторения твоих ужасов со шрамами мне сейчас не хватало.

Гарри, закусив губу, снова отвернулся в огонь.

— Не буду, — сказал он, наконец. — Возмущаться не буду. Командуй.

Драко молча встал и, достав из шкафа второе полотенце, кинул его Гарри на колени.

— Иди. Твоя очередь занимать ванную.

Машинально поймав кусок мягкой ткани, Гарри некоторое время тупо смотрел на него. Потом перевел взгляд на стоящего посреди комнаты Малфоя.

— Ты серьезно?

— Поттер, серьезно — что? — Драко начал терять терпение. — Или в Гриффиндоре не принято принимать душ перед сном? У тебя, между прочим, тоже волосы в крови.

Гарри открыл было рот, но потом понял, что подобрать слова все равно не сможет. Махнув рукой, он поднялся и направился в ванную.

— Шампунь в шкафчике слева! — крикнул ему вслед Драко.

Дверь закрылась, и, услышав шум льющейся воды, он с тревогой подумал, что с Поттера станется хлопнуться в обморок и там. Усилием воли он заставил себя не паниковать и успокоиться.

Гарри вернулся в спальню почти уверенным, что снова начал соображать. Контрастный душ взбодрил, и только слабая ноющая боль в голове напоминала о том, что случилось.

Малфой сидел, поджав ноги, на разобранной постели в куче подушек, опираясь на спинку кровати и держа в руке резной серебряный кубок. Полотенца на нем уже не было.

Гарри невпопад подумал, что в том, что Малфой — не девушка, есть свои немалые преимущества. Например, на его обнаженное тело можно пялиться без стеснения, и при этом не чувствовать, что делаешь что-то плохое. Что-то, за что потом придется долго, нудно и муторно извиняться, в глубине души все равно не понимая, что именно сделал не так.

Он спокойно стянул полотенце с бедер, вытер волосы и бросил его на кресло.

— Садись, — кивнул Драко, беря с тумбочки второй кубок и протягивая ему.

— Опять вино? — улыбнулся Гарри. — Сопьюсь я с тобой, Слизеринский принц.

— Поттер, у тебя шок, — непререкаемым тоном сказал Драко. — Выпей, скорее заснешь.

Гарри опустился на кровать с противоположной стороны. Остатки головной боли после первого же глотка начали медленно отступать.

— Малфой, — спросил он, глядя на дно кубка. — Ты можешь что-нибудь сказать о том, что видел? Ты понял что-нибудь?

— Ни черта я не понял, — вздохнул Драко, прислоняясь к спинке кровати. — Если ты хочешь спросить, не было ли это похоже на действие какого-то из знакомых мне ритуалов, то ответ — нет. С другой стороны, с твоим шрамом вообще ни черта не поймешь… Может, из-за него у тебя такая… смешанная реакция. Не знаю. Возможно, я пойму позже.

Гарри кивнул, не поднимая глаз. Знакомое наваждение тут же возвращалось, стоило ему посмотреть на Малфоя, на то, как он задумчиво хмурится и кусает губы, глядя куда-то в сторону.

«Хорошо, что он сидит далеко», — невпопад подумал Гарри.

— Как ты себя чувствуешь? — негромко спросил Драко.

Помимо воли Гарри поднял глаза.

— Устал, — тихо ответил он, отставляя опустевший кубок. — Очень.

Их глаза встретились. Серая глубина и изумрудная яркость.

— Верю, — слегка улыбнулся в ответ Драко. — Было бы странно, если бы ты не устал… Иди, ложись, на тебе лица уже нет.

Он достал из-под подушки палочку, взмахом гася огонь в камине, и вытянулся под одеялом.

— Поттер, тебе в каком виде приглашение нужно? — фыркнул он.

— А ты не мог убрать свет после того, как я лягу, а не до? — спросил в ответ Гарри, борясь с каким-то странным оцепенением.

Драко усмехнулся, протянул руку и поймал его за плечо. Настойчиво притянул к себе, одновременно снимая с него очки и убирая их куда-то в сторону.

— Падай… — прошептал он.

Гарри, тихо засмеявшись, потянулся за ним и упал ему на грудь, прямо поверх одеяла.

— Поттер, так ты за ночь замерзнешь, — укоризненно сказал Драко. Его рука все еще лежала на смуглом плече. — Уж не знаю, как отапливаются башни, но в подземельях я бы тебе не советовал спать без одеяла.

— Судя по тому, что здесь не принято спать в пижаме, даже и не знаю, доверять ли твоим словам, — ответил Гарри, поднимая голову.

— Ты как ребенок, ей-богу, — покачал головой Драко, проигнорировав шпильку. — Ты что, вообще всегда дурачишься? Или только каждый раз после того, как тебя снова попытаются убить?

— Меня всю жизнь пытаются убить, Малфой, — негромко сказал Гарри. — Что мне теперь, каждый раз плакать?

Пальцы Драко на его руке слегка сжались. Потом он молча повернулся на бок, сталкивая Гарри вниз и укрывая его.

— Спи, — прошептал он. — Спи, я буду рядом… если что-то опять случится.

Гарри закрыл глаза и улыбнулся, устраиваясь на простынях. Наверняка, у Малфоя дорогущее белье, раз на нем так удобно, подумал он, чувствуя, как его захватывает и увлекает за собой тепло горячего тела рядом. Как хочется спрятаться в него и не выбираться наружу никогда, словно и нет никаких войн, заклятий, обязанностей и чертовых пророчеств… Есть только лежащий рядом на спине Драко и его сильные руки, закинутые за голову.

Гарри, не колеблясь, придвинулся к нему и прижался к его плечу, зарываясь лицом в его волосы.

— Спокойной ночи, — прошептал он. — И спасибо…

 

* * *

Драко проснулся среди ночи — мгновенно, как от удара. В тишине еле слышно шелестело прерывистое дыхание Поттера. Стиснув зубы, он сдавленно стонал, вцепившись одной рукой в подушку, а другой — в плечо Драко. Слизеринец осторожно, боясь потревожить и без того хрупкий сон, высвободил руку. На белоснежной коже проступали глубоко врезавшиеся следы ногтей.

От прикосновения Гарри коротко всхлипнул. По его телу пробежала дрожь, а затем снова раздался приглушенный стон.

— Черт… — прошептал Драко, резко выпрямляясь. Сон как рукой сняло. — Поттер!

Гарри не отвечал. Гадая, не начинать ли считать происходящее достойным продолжением вечерних проблем, Драко обхватил тело гриффиндорца и перевернул его на спину. Его глазам предстало бледное, мокрое от слез лицо с закушенными губами.

— Поттер! — Драко наклонился к нему и потряс за плечо. — Проснись!

Дыхание вперемешку со всхлипами и стонами. Пальцы, комкающие простыни. Дрожащие плечи. Запрокинутое лицо.

— Поттер… — Драко, собравшись с духом, решительно обхватил его запястья и, наклонившись, прикоснулся лбом к его лбу.

Гарри выгнулся и закричал, тут же проснувшись от собственного крика. Из его груди вырывались рыдания, он задыхался, отбиваясь от хватки Драко.

— Нет!.. — кричал он. — Нет! Нет! Нет!!!

Драко вздрогнул от неожиданности, потом на мгновение отстранился, пытаясь заглянуть в глаза Поттера. Тот снова всхлипнул и рывком вывернулся. Его била истерика.

Ничего не понимая, Драко кинулся на него, еле успев поймать. Что было сил обхватил за талию, рванул на себя, и прижал всем телом к кровати.

— Да что происходит?! — рявкнул он прямо в его лицо.

Гарри боролся, как попавший в западню зверь, не переставая кричать. Драко ничего не оставалось, как навалиться на него, удерживая за руки, и ждать, пока тот выплачется и сможет заговорить.

— Нет! — всхлипывал Поттер. Его черноволосая голова металась по подушке, глаза мерцали безумным блеском. — Отпусти меня! Отпусти!

— Тише, — шептал Драко, прижимаясь губами к его уху. — Тише, Поттер, это просто сон.

— Нет… — снова зарыдал Гарри с такой отчаянной безысходностью, что Драко почувствовал, как все внутри него леденеет от нехорошего предчувствия.

— Да что случилось? — выдохнул он. — Что? Что ты видел?

— Он… они… — выкрикивал Гарри. — Отпусти меня!!!

Он снова закричал и предпринял еще одну яростную попытку вывернуться. Драко вцепился в него мертвой хваткой, пережидая истерику.

— Поттер, я сейчас врежу тебе между глаз, чтобы ты снова отключился, — прошипел он в лицо Гарри. — Что бы там ни происходило, на дворе ночь, ты в моей спальне, и ничего ни для кого не сможешь сделать. Поэтому успокойся и посмотри на меня.

Гарри тяжело дышал, напряженно сопротивляясь.

— Поттер… — снова прошептал Драко. — Тише, придурок… Ну, пожалуйста…

Внезапно отвернувшись и как-то враз сжавшись, Гарри высвободил руки и, закрыв ладонями лицо, снова заплакал. Малфою ничего не оставалось, как обнять его и продолжать ждать.

— Там… — всхлипнув, еле слышно прошептал Гарри. — Они… они нашли… Нору…

— Какую нору? — не понял Драко.

— Дом Уизли… — простонал Гарри. — Я видел… Все они… все…

Он шептал, срываясь на слезы и всхлипы, а Драко слушал, все больше деревенея лицом, забыв разомкнуть объятия.

— Тетя Молли… Артур… — рыдал, роняя обрывки фраз, Гарри. — Мистер Уизли… Они… прямо в спальне… заклятие удушения… Билл… я видел, как… разрывали на части… Кровь… на стенах… А Флер…

Он вцепился зубами в собственную руку и завыл. Драко не стал переспрашивать, как именно могла умереть вейла. У него имелись собственные догадки. Как и опыт общения с Пожирателями Смерти… достаточный, чтобы представлять их вкусы.

— Фред!… — отчаянно всхлипнул Гарри. — Джордж!!!... О, Мерлин…

Он снова зарыдал. Драко на секунду захотелось, чтобы этот бессвязный поток слов прекратился. Что бы он ни чувствовал по отношению к Уизли, было что-то неправильное в том, чтобы просто сидеть в темноте и слушать, как Поттер произносит имена — одно за другим. Как будто названный им человек переставал быть живым только после того, как его имя срывалось с губ рыдающего гриффиндорца.

— Рон… — прошептал Гарри.

Вздрогнув, он вывернулся и сел, глядя на Драко совершенно безумными глазами и боясь выдохнуть.

— Там было Рон!!! — закричал он, снова подрываясь с кровати.

— Стой! — Драко схватил его за руки, не давая встать. — Одумайся! Поттер! Это просто сон! Рон здесь, в Хогвартсе! Ты не мог его видеть!

— Он был там! Был!

— Это просто сон, Поттер.

— Рон… — застонал Гарри, обхватив голову. — Ты не понимаешь… Это не сон, я видел их… Видел их всех…

Драко сжал зубы, тяжело дыша. Черт бы побрал этих Пожирателей вместе с их Лордом. Черт бы их всех побрал.

— Помнишь, вечером… — всхлипнул Гарри. — Я услышал, как он радовался. Как он ждал чего-то. Они нашли путь в Нору! Вот в чем дело!

Он снова разрыдался, уже не пытаясь вырваться и убежать. Драко машинально притянул его к себе, кусая губы и ломая голову, что бы все это значило.

— Поттер, — позвал он. — У них был Хранитель? Не знаешь?

Гарри кивнул, не поднимая головы.

— Кто-то из Ордена, — прошептал он, задыхаясь от слез. — Это было, Малфой. Точно. Это произошло… и Рон был там. Я уверен.

Драко подумал, что почему-то ему совершенно не хочется знать, какой смертью умер рыжий мальчишка. Что бы там между ними ни было… он был другом Поттера. Даже если и бывшим.

— Грэйнджер… — охнув, прошептал Драко, глядя на окно остановившимся взглядом.

Гарри резко вскинул голову и посмотрел на него внезапно расширившимися от ужаса глазами.

— Ее там не было, — твердо сказал он.

— Не было, придурок, — горько ответил Драко. — Она спит в своей спальне и думает, что в июне состоится ее помолвка.

Лицо Гарри на миг потемнело. В глазах полыхнула ярость, он сжал кулаки.

— Стоять! — тут же схватил его Драко. — Никуда ты сейчас не пойдешь.

— Малфой! — возмутился Гарри.

— Что Малфой? Сейчас ночь, ты что, хочешь вломиться к ней в спальню и заорать, что ее жених мертв? Какой в этом смысл?

Гарри выдохнул сквозь зубы, садясь обратно и роняя голову на руки.

— Если это. Был просто сон. Что вполне возможно, — размеренно произнес Драко. — Раз уж ты видел там Рона. Который еще вчера вечером. Точно был в Хогвартсе. И приходил на ужин. То бежать. И пугать. Никого не надо. Если же это правда. То завтра. Утром. Все будет ясно. И без тебя. Поэтому. Никуда. Я тебя. Сейчас. Не отпущу. Это понятно?

Его пальцы с силой сжимали плечо Гарри. Тот кивнул, не поднимая головы.

— Малфой, — еле слышно прошептал он обреченно.

— Что?

— Это никогда не кончится…

Драко вздохнул.

— Кончится. Рано или поздно, Поттер. Или ваших всех перебьют, или… Пожирателей. Вместе с Лордом.

— Я думал, ты скажешь «наших», — горько усмехнулся Гарри. — Или ваших, или наших.

— Поттер… видишь ли, — Драко закрыл глаза и набрал в грудь побольше воздуха. — Дело в том, что я… я не поеду домой.

Гарри несколько секунд сидел, не дыша и не шевелясь. Потом резко поднял голову, и Драко чуть не пошатнулся от его взгляда.

— Что? — спросил слизеринец, чувствуя, как кровать под ним зашаталась и начала уплывать в никуда, оставляя его без опоры.

— Это… — прошептал Гарри. — Это правда? Да?

Драко опустил глаза и отодвинулся.

— Да, — хмуро ответил он.

Гарри молчал, глядя на него. Невольно ответив на взгляд, Драко вздрогнул. В глазах Поттера билось что-то такое… что-то, от чего можно было своротить любые горы и поставить на уши весь мир.

Гордость, не веря собственным глазам, подумал он. Гордость… и все та же, такая знакомая — нежность.

Драко почувствовал, как к горлу подкатил комок.

— Почему? — чуть слышно прошептал Гарри, не отрывая взгляда от его лица. — Почему ты передумал?

Малфой неуверенно пожал плечами.

— Не вернусь — и все, — чуть более резко, чем собирался, сказал он. Потом вздохнул и опустил голову. — Не могу. Все, отцепись. Это максимально честный ответ.

— Это… — медленно произнес Гарри. — Это… как-то связано с тем, что ты вспомнил? О…

— Да, — перебил его Драко. — Но я не хочу об этом говорить, Поттер. Не допытывайся, будь человеком.

Гарри долго молчал, глядя на него.

— Я понял… — прошептал он. Глаза его снова стали наполняться яростью пополам с горькой тоской.

Драко резко поднял голову.

— Что ты понял? — спросил он дрогнувшим голосом.

— Что бы там ни произошло, — медленно сказал Гарри, глядя ему в глаза, — что бы ни сделал Люциус, любую жестокость ты мог бы проигнорировать или просто запомнить, чтобы потом отомстить. Как это было с Нарциссой. Как это было у вас с ним все эти годы. Это не помешало бы тебе оставаться его сыном. Значит, то, что он сделал, ты проигнорировать не можешь. Он точно никогда не делал этого раньше. И не хотел, чтобы ты об этом помнил. Видимо, он подозревал, что после этого ты можешь к нему не вернуться. Не потому, что не захочешь — в ваших отношениях, по-моему, слово «хочешь» вообще не имеет смысла. И не потому, что это покажется тебе отвратительным. Ты Слизеринец, у вас очень странные понятия о морали. Вы перешагиваете через нее, не задумываясь, если вам это выгодно. А тебе всегда было более чем выгодно оставаться Малфоем. Значит, остается только один вариант.

— Какой? — прошептал Драко, лихорадочно ища и не находя слова, чтобы остановить этот поток логики.

— То, о чем ты вспомнил, пугает тебя. Ты боишься Люциуса — и поэтому не можешь заставить себя вернуться в имение. Малфой, я помню, как ты говорил мне — всегда в первую очередь слизеринец заботится о самом себе. Раз ты отказываешься возвращаться к Люциусу и собираешься рисковать собственной шкурой, скрываясь от него, значит, то, что ждет тебя в поместье, угрожает тебе еще сильнее. Малфой, я не могу представить, что могло напугать тебя настолько, чтобы ты согласился пойти против своих.

Драко оцепенело молчал, уставившись на Гарри.

— Ты только что обозвал меня трусом? — спросил он наконец.

— Я только что сказал, что даже вообразить не могу, чем тебя можно было так напугать. По-моему, это не означает «трус». Вроде бы, скорее — наоборот.

Драко криво улыбнулся, отводя взгляд.

— И на том спасибо, — хмыкнул он.

— Малфой, не уходи, — Гарри протянул руку, хватая его за плечо.

— Я здесь, — пожал плечами Драко.

— Ты прячешься. Ты что, даже меня теперь боишься?

Драко, как мог, изобразил возмущение.

— Я же слышу, — мягко сказал Гарри. — Ты не хочешь, чтобы я узнал, что опять вытворил твой сволочной папаша, хорошо, я не спрашиваю тебя об этом. Но не заставляй меня извиняться за понимание того, что он умудрился запугать тебя.

Драко опустил голову на руки и вздохнул.

— Поттер, — медленно сказал он. — Ты единственный человек в этом чертовом мире, которому, возможно, я смог бы об этом рассказать. Потом, не сейчас. Не торопи меня. Я пока не могу… вообще об этом говорить. Даже думать. И видеть его не могу. Я, наверное, с ума сойду, если еще раз когда-нибудь окажусь с ним рядом…

Гарри осторожно взял его пальцы в свои.

— Ты уже решил, что будешь делать? — помолчав, спросил он.

Драко отрицательно покачал головой.

— Не вздумай соваться в Орден, — тихо и четко произнес Гарри. — Это я тебе как представитель ИХ лагеря говорю.

— Почему? — спросил Малфой, поднимая на него усталый взгляд.

— Потому что они даже своих разменивают, как пешек. Что уж говорить о тебе.

Драко горько улыбнулся.

— У меня еще будет время решить, что делать дальше, — мягко сказал он.

— У нас обоих, — спокойно поправил Гарри, выдерживая его взгляд. — Я не брошу тебя.

На дне глаз Малфоя затеплились серебристые огоньки.

— Ты все перепутал, Поттер, — негромко сказал он. — Это тебя невозможно оставить одного. До сих пор не понимаю, как ты при такой рассеянности и таком количестве недремлющих врагов все еще жив.

— А я везучий, — хмыкнул Гарри, перебирая его пальцы. — И еще обо мне всегда кто-нибудь заботится. Создает группу поддержки и все такое. Это называется «популярность», Малфой, если тебе знакомо истинное значение этого слова.

— Да где уж слизеринцу добиться таких высот, — улыбнувшись, ответил Драко, и сжал его ладонь. — Давай спать, Поттер. Утро все покажет. Может, это и правда был только сон.

Гарри, помрачнев, вздохнул, откинулся на подушку и закрыл лицо руками.

— Как было бы здорово, если бы утро дурных новостей никогда не наступало, — прошептал он. — Малфой, это уже невыносимо. Мне кажется, что я теперь смотрю на любого человека и машинально прикидываю, сколько он еще проживет. Увижу ли я его еще раз.

Ладонь Драко успокаивающе прикоснулась к его плечу. Потом осторожно скользнула выше, к виску, пальцы запутались в волосах. Гарри почувствовал его легкое, невесомое дыхание. Повернувшись на бок, он прислонился лбом к плечу Малфоя. Тот спокойно вытянул руку ему под голову, ложась на спину. Его пальцы медленно вычерчивали узоры на затылке гриффиндорца.

— Спи, Поттер, — прошептал он. — И, ради Мерлина, пусть тебе сегодня больше ничего не приснится.

Улыбнувшись, Гарри подумал, что, несмотря на все ужасы последних часов, наверное, единственное, что могло бы заставить его сейчас уснуть, не сойдя с ума, это именно это ощущение тихого, родного тепла, которое, снова перестав закрываться, дарил ему Драко. Тепла, от которого безумной истомой наливалось все тело, и хотелось только одного — чтобы эта ночь длилась вечно. Чтобы можно было лежать вот так, чувствуя прикосновения тонких пальцев Малфоя, вдыхая едва уловимый запах его тела, зарываясь в его волосы, и знать, что, пока он рядом, все остальное будет терпеливо ждать в стороне, не решаясь их потревожить.

Драко лежал, обнимая его за плечи, кусал губы и разрывался на части, предельно ясно понимая, что после всего, случившегося сегодня, их время закончилось навсегда. Поттер проснется полностью сформировавшимся огненным магом — и отвернется от него. Уйдет в неизвестность, хлопнув дверью. Он пытался запомнить изо всех сил всю горькую ласку и тепло этой ночи, растянуть, потеряться в ней, чувствуя, как Поттер засыпает, прильнув к его плечу. Закрыв глаза, он, почти захлебываясь, тонул в его теплом, обволакивающем дыхании, в прикосновении его ладони к своей груди. Он мечтал только об одном — чтобы эта ночь никогда не закончилась.

 

 


Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.164 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты