Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 18. Гибель Василиска




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  6. Гибель Вали Котика
  7. ГИБЕЛЬ МУРАВЕЙНИКА
  8. Гибель Финголфина
  9. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  10. Глава 0. Чувство уверенности в себе

На генеральном прогоне, который проходил в ресторане, все разругались в дым. Актеры позабывали все слова, реквизит лежал где угодно, только не на своих местах, музыка запускалась с опозданием или не та. Больше всех орала Катя, которая готовила инструкторов для флешмоба:

— Вы что, тупые?! Неужели трудно сделать два движения? Левая рука вверх, правая вниз! Где у тебя лево, олень?!

Финальный видеоролик не запустился вообще (впрочем, этому Ксюша была даже рада — боялась, что Мышкино лицо на стене окончательно выбьет ее из колеи).

Стас пытался изображать затычку во всех бочках, метался от одного скандала к другому, но только еще больше все запутывал. Когда он налетел на Егора, который флегматично что-то помечал в «простыне», то сорвался на него:

— А тебе что, по барабану?

— Да все нормально, — сказал Егор безмятежно. — Чем хуже генеральная репетиция, тем лучше премьера. Дедушка всегда так говорил.

«Премьера! — запаниковала Ксю. — У нас же настоящая премьера!»

Но тут пришла мама, и ругань поутихла. Она быстро переговорила со Стасом и Егором, пока остальные хмуро болтались вокруг. Потом подозвала к себе дочь.

— А ты как думаешь, вы готовы? А то тут мнения разделились.

Ксю посмотрела на мрачного Стаса и улыбающегося Егора.

— Не знаю, — призналась она.

— Все будет хорошо, — сказал Егор. — Только танец надо переставить попозже.

— Куда же попозже? — удивилась Ксюша. — Это же танец по поводу рождения Гарри!

— Ну, пусть будет танец по поводу спасения Гарри от этого… Мордевольта.

— Волан-де-Морта! — строго поправил Егора Стас.

— Вот-вот, — согласился Егор. — А то девчонки переодеться не успеют. И давайте еще раз пройдем. Чисто по реквизиту, фанере и свету.

— А чего ты тут командуешь?! — Стас смотрел на Егора как на врага.

— Не командую, а предлагаю. Нет, если ты считаешь, что все чики-пуки…

— Давайте сделаем прогон! — взяла ситуацию под контроль мама.

Они договорились провести еще одну репетицию. «Вплоноги», — как сказал Егор. Сосредоточились на технических моментах: кто откуда выходит, кто что выносит. Фонограмма со светом. Без интонаций и полноценной игры.

Это было непривычно. Даже Стелла, которая откровенно подлизывалась к Егору, шепотом призналась Ксюше:



— Стремно как-то… А как же перевоплощение? Образы? То-се?

Но зато на сей раз ничего не заело и не опоздало. Только ролик с последним словом Плаксы Миртл-Дианы снова завис на самом начале.

— А она похожа, — задумчиво сказала Нюша, рассматривая стоп-кадр на стене. — В смысле эта Диана на Плаксу Миртл похожа.

По окончании принялись под строгим взглядом Егора упаковывать реквизит. Плащ Того-кого-не-называют он снова назвал «Накидкой Мордевольта». Стас, который чувствовал себя отодвинутым в сторону, не удержался, чтобы не подколоть:

— Что, слово длинное, запомнить не можешь?

— Да я вашего «Гарри Поттера» и не читал, — беспечно ответил Егор. — Откуда мне помнить?

***

Утро в день корпоратива выдалась таким, что лучше бы не выдавалось. Хорошо еще, что Ксюша обратила внимание на тренькнувшую смску, а ведь могла и не обратить! Мало ли рекламной рассылки приходит! А нормальные люди или «Вконтакте» напишут, или позвонят.

«Я заболел, не приду».

Ксюша три раза перепроверила телефон, не веря своим глазам. Стас? Это такая шутка? Попыталась позвонить, телефон недоступен, он не онлайн. Домашнего телефона она, естественно, не знает.



Ксю решила плюнуть и отправилась на общий сбор в надежде, что Стас уже там, и она собственноручно прибьет его, чтоб больше так не шутил.

Но в зале Стаса не было. Ксюша в панике позвонила ему еще раз десять — недоступен. Ксю на ватных ногах подошла к маме, подождала, пока та договорит по телефону.

— Я поняла, Виктор Андреевич, — сказала мама. — Я лично прослежу, чтобы спиртного не было. Все будет в порядке, не волнуйтесь.

Мама положила трубку и уткнулась в планшет, что-то выискивая в Сети, а Ксюша тихо сказала:

— Мама ничего не в порядке. Все плохо.

— Что? — спросила мама, не отрываясь от планшета.

— Мы не сможем выступать, Стас не придет. Прости.

Мама отложила планшет и внимательно посмотрела на дочь.

— Ты серьезно? — спросила она.

Ксюша кивнула.

— Так, — сказала мама и внимательно оглядела зал, — начало через четыре часа. Сто человек гостей. Даже если бы мы с тобой тут были одни, я бы ничего не отменила. Сопли подбери и иди работай.

— Но я… — попыталась пискнуть Ксюша, наткнулась на мамин ледяной взгляд и подавилась словами.

Кинулась искать Егора, по дороге отмахиваясь от вопросов, куда делся Стас. Нашла Егора у сцены, спокойно приклеивающего свою любимую «простыню» на импровизированную кулису.

— Егор, все пропало! — с лету заголосила Ксюша и разревелась. — Стас не придет.

— Ах! — послышалось со всех сторон.

— Значит, будем без Стаса, — сказал Егор.

— Да ты что? — закричала Нюша. — Без Стаса ничего не получится! Он же везде!

— Да где он «везде»? — удивился Егор. — У него эпизод в начале и маленькая роль в самом конце.

— А костюм? — не унималась Нюша.

— Вот и займись костюмом, а не ной! — повысил голос Егор. — Сопли подбери и иди работай!



— Да как ты со мной разговариваешь?! — взвилась Нюша.

— Ласково, — отрезал Егор, — если что, то дверь там, мы тут никого не держим.

— Егор, ты что? — возмутилась Ксюша. — И так Стаса нет, если еще кто-то уйдет…

— То останутся те, кто готов работать, — отрезал Егор, — у кого сценарий? Дайте мне текст, я буду слова Стаса учить. Через полчаса прогон.

У Ксюши предательски задрожали губы.

***

К огромному Ксюшиному удивлению, прогон прошел гладко. Пока она рыдала в туалете по поводу того, что «всепропало», в зал подтянулись профессиональные инструкторы — ведущие квеста. Они после первой же сценки начали бурно аплодировать, кроме того, появился свет, подключили микрофоны, и атмосфера в зале стала сказочной. И пусть волшебная палочка заела, вынесли не весь реквизит, и Егор перепутал слова. Все равно появилось ощущение праздника, которое не отпускало до самого начала корпоратива.

Страшно было очень. Когда начали собираться гости, Ксюша подумала, что умрет от волнения. А потом все понеслось так стремительно, что волноваться стало некогда. Был только один страшный момент, когда нужно было набрать желающих для прохождения квеста. Ксюша думала, что поседеет за две секунды подвисшей паузы, но потом встал веселый седой дяденька, тут же подскочили еще человек пять, а за ними люди потянулись косяком.

Потом выяснилось, что дяденька — замглавы управы, который изо всех сил старался веселиться и зыркал на тех, кто веселиться отказывался.

Квест пошел «на ура». Три команды бойко соревновались, зрители исправно болели, очки набирались, судьба героев решалась, время тикало. Всем было весело.

***

Ксюша забежала в туалет. Забежала быстро, чтобы не терять драгоценные минуты, и не сразу поняла, что происходит. А когда поняла, застыла как статуя.

Пять тетенек среднего возраста разливали по стаканчикам бутылку водки. При ее появлении бутылку спрятали, а потом увидели, что Ксюша не начальство, расслабились и снова достали. Тетеньки хихикали, чокались пластиком, закусывали бутербродом, предусмотрительно утащенным со стола.

— Ладно, пошли, пока не хватились!

— Да кто нас хватится! Все скачут, как придурки. Видела, Фролов пошел играть, и все начальники отделов ломанулись! Теперь выпендриваются перед ним.

— Идиотский банкет. Наняли каких-то малолеток. Ни выпить по-человечески, ни потанцевать. Долго это все будет, не знаешь?

— Пока Фролов не наиграется, никто не уйдет…

Ксюша вылетела из кабинки, пулей пронеслась мимо пьющих и заметалась по коридору. К счастью, мама нашлась быстро. Ксюша уткнулась в нее, хватая ртом воздух.

— Что? — испугалась мама.

— Там в туалете, — всхлипнула Ксюша. — Тетки. Они пьют. И говорят, что мы придурки и малолетки.

Мама вздохнула.

— Соберись и успокойся, — сказала она.

— Мама, ты не понимаешь, — сказала Ксюша, — они… они…

— Я понимаю, — сказала мама. — Пожалуйста, соберись.

— Но им же не нравится то, что мы делаем! — Ксюша сунула руки в карманы джинсов, как она всегда делала при спорах с мамой.

— И что? — спросила мама. — А тем, кто в зале, нравится. Всегда есть люди, которые недовольны. Если ориентироваться на них — проще застрелиться.

— Но они придут пьяные, у тебя будут неприятности!

Пальцы в правом кармане под телефоном нащупали пакетик.

— Послушай, тут не детский сад, я не могу следить за всеми. Они взрослые люди, это их выбор.

— Но…

— Я считаю, что мы сделали все, чтобы было весело и без водки. Кто хочет, тот веселится. Кто не хочет, тот пьет в туалете.

— Они прямо как наши… со спайсами. И тоже в туалете.

Ксюша замерла. Она вспомнила, что за пакетик у нее в кармане. Спайс. «Василиск». Тот самый, который Даник ей дал. Это стало последней каплей.

— Я не могу! — Ксюша кричала шепотом, потому что голос отказал. — Все зря! Я не могу перед ними выступать! Я сорву тебе корпоратив, но не стану унижаться…

— Знаешь что, дорогая! — не выдержала мама. — Не хочешь выступать — не выступай! Мне с вами возни больше, чем пользы! Да я на вас не очень-то и рассчитывала! У меня в голове два сценария — с вами и без вас. Могу переключиться в любой момент!

Ксю так и замерла с открытым ртом.

— Ты что, правда думала, что я буду закладываться на группу подростков, которые могут в любой момент облажаться? — продолжала мама. — А если бы вы передумали? Что-то у вас не получилось? Переругались? А у меня сто человек клиентов и выплаченный аванс, который я на тебя уже потратила!

— Но… тогда… зачем? — выдавила из себя Ксюша.

— Да из-за тебя же! — мама выговорилась и немного успокоилась. — Я у специалистов проконсультировалась. Чтобы ребенок не увлекся наркотиками, у него должно быть настоящее дело. Вот я и подумала…

Ксюша поняла, что сейчас разревется, и бросилась назад в туалет.

Проскочив мимо гогочущих теток, Ксю заперлась в кабинке и отрыдалась всласть. Когда уже почти успокоилась, в кармане завибрировал мобильник.

Достала.

На пол шлепнулся пакетик со спайсом.

Прочитала имя звонящего — «Ковригин».

«Сейчас, — подумала она, — он скажет, что Даньку с Артемом отпустили. Что ничего у них не нашли. Что я зря напрягала наркоконтроль. И, получается, я зря стучала. И Мышка зря погибла. Всё зря…»

Телефон вибрировал.

Ксюшин взгляд упал на пакетик с наркотиком.

«Мне только успокоиться, — сказала она себе. — С одного раза ничего не будет»…

***

Из туалета она вышла сосредоточенная и спокойная.

— Успокоилась? — спросила мама. — Пошли, минут через пятнадцать надо начинать готовить флешмоб. Мне кажется, это будет бомба.

С бомбой мама угадала. Желающих танцевать было очень много, репетировали одновременно в трех рекреациях. Катя металась между ними, расставляла и напутствовала инструкторов. И хотя Ксюша неоднократно видела движения и репетиции со звуком и светом, она все равно не представляла себе, что получится так здорово.

Оказывается, Катя на всех прогонах танцевала даже не в полсилы. Когда она вышла на середину зала, Ксюша забыла обо всем на свете, она никогда не думала, что Катя может так двигаться. Группы присоединялись к танцу по очереди, каждую встречали овациями. Когда флешмоб закончился, у Ксюши за спиной раздалось знакомое шипение.

— Перед шефом выпендриваются, дуры!

— Позорище, а не корпоратив!

«Успокоиться и работать!» — скомандовала себе Ксюша и побежала поздравлять Катю.

И сразу словно перенеслась из грязной лужи в прозрачный бассейн с изумрудной теплой водой. Гости — особенно молодые женщины — обступили пунцовую от счастья Катю и осыпали ее комплиментами.

— Ах ты умничка! Ты где так научилась танцевать?

Финал все играли на таком подъеме, какого Ксю на репетициях не видела ни разу. Даже Егор — хотя эту роль он исполнял второй раз в жизни.

Василиск, сделанный из труб и шлангов, извивался как живой. Изо рта у него валил пар, глаза сверкали, как раскаленные угли, и шипел он оглушительно и очень натурально.

И вот Гарри, еле живой, с трудом поднимает меч и бросается на Змея, а Змей делает странный маневр хвостом и…

Даже у Ксюши сорвалось дыхание, хоть она эту сцену и видела на репетиции. Она оглянулась в зал.

У первых рядов блестели глаза, были приокрыты рты, а кое-кто грыз украдкой ногти. «Переживают. Это хорошо», — подумала Ксюша, и не удержалась, бросила взгляд на дальний угол стола: кислые физиономии, насмешливо поджатые губы, челюсти, перемалывающие котлеты…

И тут на стене появилась Мышка.

Изображение Ксю пропустила через пару фильтров, лицо Дианы слегка плавало и просвечивалось. Никто не сомневался — вот она, Плакса Митрл.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.025 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты