Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Псалом 17




Читайте также:
  1. В конец. О тайнах сына. Псалом Давида.
  2. В конец. О точилах. Псалом Асафа.
  3. В конец. О точилах. Псалом Давида.
  4. В конец. Песнь. Псалом Давида.
  5. В конец. Песнь. Псалом песни Давида.
  6. В конец. Псалом Давида.
  7. В конец. Псалом Давида.
  8. В конец. Сынам Кореевым. Псалом.
  9. В конец. Чрез Идифума. Псалом Асафа.
  10. В конец. Чрез сынов Кореевых. О тайнах. Псалом.

 

В конец, отроку Господню Давиду, что изрек Господу слова песни сей, в день, в который избавил его Господь от руки всех врагов его и от руки Саула; и воскликнул тогда Давид: Воз­люблю Тя, Господи, крепосте моя! (ст. 2.)

Словом в конец настоящий псалом надписан или потому, что содержит в себе пророче­ства, которые имеют исполниться до конца,—в нем говорится об Иисусе Христе, о призвании язычников в церковь Христову,— или же потому, что пророк сложил его при кончине врагов своих, т. е. когда они были уни­чтожены, и настоящий псалом есть как бы благодарственная песнь пророка в честь Бога, за полученные им благодеяния от Господа; или же так надписан потому, что пророк составил его при конце своей настоящей жизни. Далее надписано: отроку Господ­ню Давиду. Отроку—а не царю или пророку; потому что то и другое звание суть особенные дары Божии, между тем как отроком Господним может быть назван всякий, и становится им или за свое угождение Богу, как верный раб Божий, или же по благоволению Божию к нему, как к воз­любленному чаду Божию. Что же касается самого пророка, то он одинаково, по той и другой при­чине и в том и другом значении, усвоил себе название отрока Господня, т. е. и как верный раб Божий и как нареченное ча­до Божие. Так как он соединил то и другое в своем лице и стяжал себе это как награду за свою добродетельную жизнь, то и наименование себя отроком доставляет для пророка как бы особенно приятное наименование, предмет некоторой гордости. Затем в надписании читаем: что изрек Господу. Здесь кажется пропу­щено местоимение mе, т. е. псалом семнадцатый составляет те слова, которыя изрек пророк Давид Господу. Песнию же, а не псалмом надписан потому, что пророк воспел его не с аккомпанементом своей лиры или другого музыкального инструмента, а одними только устами, так как он был в то время уже состарившимся, по сви­детельству книги Царств. И, на­зывая эту песнь псалмом, мы называем ее так не в собственном смысле; собственно же это есть песнь. В день, надписано да­лее, в который избавил его Гос­подь от руки всех врагов его, т. е. когда показалось самому про­року, что он избавлен от всех, которые до того времени враждо­вали против него, а эти враждовавшие были как из чужих иноплеменных пророку, так и из своих, и даже родственных ему. И от руки Саула. Желая отли­чить Саула от прочих своих врагов, пророк упомянул о нем особо и на конце; а отличить его хочет потому, что он был злейшим врагом пророка или же потому, что св. Давиду просто не хотелось ставить Саула в ряд с прочими своими врагами, так как это был царь и кроме того был его благодетель и тесть.



Ст. 2. Возлюблю Тя, Господи, крепосте моя. Многие, говорит, и великие благодеяния получил я от Тебя, Господи, но сам я не имею чем воздать Тебе за них. Ибо что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми? (Пс.115,3) Для меня одно только и возможно, это я и сделаю, именно: я возлюблю Тебя, Господи. Это однако же не значит, будто я не любил Тебя прежде, до сего времени; а только значит, что я возлюблю Тебя теперь с особенною силою. И возлюбить Тебя таким образом я обязан. Такова самая первая твоя заповедь. И возлюбиши, гово­рит она, Господа Бога твоего от всего сердца твоего, и от всея ду­ши твоея, и от всея силы твоея (Второз.6, 5). Крепостию пророк назвал Господа, желая показать, что именно Господь подкреплял его немощь в той борьбе, какую он должен был вести с мно­гочисленными и весьма сильными врагами своими.



3. Господь утверждение (опора) мое, и прибежище мое, и избави­тель мой. Господь был утверждением для пророка, потому что укреплял его и сделал непоколебимым пред напором на него разного рода испытаний. Далее Господь был для пророка прибежищем, потому что принял его, обращенного в бегство, под свою всесильную защиту и окружил его оплотом божественной своей по­мощи. Наконец Господь был избавителем для пророка, ибо избавил его от руки врагов его, когда они готовы были уже захва­тить его в свои руки и сделать своим пленником.

Бог мой, помощник мой, и уповаю на Него. Только один и есть у меня всегдашний помощник мой, говорить пророк, это Господь; возложу же я на Него все свое упование. Уповая на Него, я не боюсь уже ничего, что бы ни ожидаю меня впереди, и я уверен, что Он спасет меня всегда. Защититель мой, и рог спасения моего и заступник мой. За­щититель, говорить, мой, т. е. Ты, который охраняешь меня в сражении, дабы не ранил меня враг мой. Потому что когда хотят за­щитить кого-либо на войне от ран, то обыкновенно стараются закрыть его щитом своим. Рог спасения, т. е. оружие как для защиты от врага, так и для поражения его; ибо те животные, которые имеют рога, весьма сильно защищаются ими в борьба с своим противником. Известно также, что существует особое оружие для обороны или защиты себя от врага и особое для поражения его. Бог, говорит пророк, заменил для меня тот и другой род оружия; Он и защитил меня от ран на сражении, и поразил вра­гов моих. Он и заступник мой, потому что Сам защищал меня, когда упадал я духом и когда овладевала мною трусость; потому что подкреплял меня, когда за­стигали меня слишком тесные обстоятельства.



4. Хваля призову Господа, и от враг моих спасуся. Так как Господь являл свою помощь про­року в различной степени и видах, то и сам пророк, вознося хвалу Богу, употреблял доселе, как мы видели, не одинаковые выражения для обозначения явлен­ной ему от Бога помощи. При­совокупляя сейчас приведенные слова к сказанному прежде, про­рок хочет как бы оговориться; я де не перечисление делал доселе многочисленных и великих благодеяний Божиих, явленных мне, как сделал бы человек более в них не нуждающейся. Нет, я имел только в виду, упоминанием здесь о благодеяниях Бо­жиих воспеть хвалу Ему и возве­личить Его святое имя, и чрез то показать Господу мое усердие к Нему. Я стану призывать к себе на помощь Господа еще и впредь, в продолжение всей моей жизни. Я уповаю на Него (как сказал пророк выше ст. 3) и, без всякого сомнения, оть враг моих спасуся. Положим, теперь я свободен от всех, которые доселе враждовали против меня; но если продолжится моя жизнь, у меня могут явиться новые враги, как это обыкновенно бывает в мире. Затем пророк изменяет ход речи в псалме, и занимается исчислением разного рода опасностей, среди каких он иногда на­ходился, а также исчислением тех многообразных способов попечения Божия о нем, какими он во всю жизнь свою окружен был. При этом исчислении пророк употребляет в речи метафорические или переносные выражения для более лучшего, конечно, изъяснения самого дела.

5. Одержаша (объяли) мя, говорит пророк далее, болезни смертныя. Болезни смертные суть собственно болезни родов, и здесь это выражение употреблено в значении не собственном. Болезни смертные мужчин суть те муки души, которые порождают в ней постигающие нас скорби, подобно тому как болезни смертные женщин суть муки, которые испытывают беременные женщи­ны при родах. Но болезни последних скорее можно назвать болезнями жизни, а не смерти, или смертными потому, что рождается с болями, производится на свет и к жизни новое суще­ство, носимое ею доселе в своей утробе; тогда как при болезнях первого рода бывает совершенно наоборот, действительно болезни смертные, так как они спо­собны перенести во мрак смерти того, кого захватывают. В приложении к себе пророк хочет выразить приведенными словами ту мысль, что он охвачен был невыразимыми скорбями, и что он испытывал всю тяжесть этих скорбей.

И потоцы беззакония смятоша (смяли) мя. Потоками беззакония пророк называет те скоропроходящие внезапные и вместе стре­мительные набеги, которые дела­ли в его царствование на народ Божий беззаконные народы языческие. Их набеги, говорит он, были подобны потокам, которые вдруг среди зимы, во время от­тепели, образуются и начинают течь внезапно и стремительно. Так действовали и эти враги пророка, искавшие всегда случая отнять у него жизнь. Посему очень кстати употреблен здесь глагол смятоша, ибо подобные потоки все, что встречается им на пути, уносят с собою и кружат. Сам я, как бы так говорит пророк, был смят и закружен ковар­ными планами врагов, устрашае­мый внезапным и стремительным ходом событий.

6. Болезни адовы обыдоша (окружили) мя. Это выражение значит тоже, что и приведенное выше: одержаша мя болезни смяртныя; потому что слова обыдоша и одержаша выражают одно и то­же, так же как и слова ад и смерть. Ад собственно означает неприятное и мрачное помещение под землею, где находятся умершие. Мы говорили, что под болезнями смертными, а равно и адо­выми разумеются собственно бо­лезни родов. Итак, говорит пророк, меня окружили болезни, которые порождают смерть, этого слугу адского. Ибо они разлучают нашу душу с телом, которую ад, приняв из рук смерти, содержит в своих пространствах. Но под болезнями адо­выми можно также разуметь и во­обще скорби наши, которые могут повести в ад того, кого постигают, и которые посему суть также слуги адовы.

Предвариша (застигли) мя сети смертныя. Я попал, говорит, в засаду или ковы, готовившие мне смерть. Ибо какое значение имеет сеть у охотника, тоже значение во время войны имеет засада, устрояемая противною стороною.

7. И внегда скорбети ми призвах Господа, т. е. призвал на защиту себя.

И к Богу моему воззвах. Утесняемый более и более врага­ми, я возопил, говорит, к Гос­поду самым сильным голосом.

Услыша от (из) храма свя­того своего глас мой. Под святым храмом можно разуметь небо, как мы говорили выше, или же скинию свидения, но не извест­ный большой храм Иерусалимский; так как он был выстроен уже после Давида, при пре­емнике его Соломоне. Далее, Гос­подь услышал голос пророка не чувственным, но особенным Ему приличным образом. Пророк только употребил для обозначения сего обыкновенное человеческое выражение, как поступаем и мы сами, когда, за неимением особых понятий для обозначения сокровенных мировых сил, со­вокупно поддерживающих всю ви­димую вселенную, пользуемся гото­выми чувственными образами и понятиями и посредством их познаем сущее.

И вопль мой пред Ним. Мой вопль, говорит, всякий раз несет­ся к Богу, так как я только к Нему одному и взываю в моих нуждах.

Внидет во уши Его. Он услышит, говорит, меня во вре­мя благоприятное. Приведенные слова употребляем также и мы, когда обыкновенно говорим о нападениях демонских на нас и когда возносим наше благодарение Господу, прибавляя, что этот вопль наш внидет во уши Божии.

8. И подвижеся (поколебалась) и трепетна бысть земля. Отсюда начинается в псалме пророчество об Иисусе Христе; при чем св. Давид употребляет глагольные формы прошедшего времени в значении будущем. Это особен­ность, свойственная пророческой речи. А что здесь именно заклю­чается пророчество о Христе, это не может подлежать ни малейше­му сомнению, потому что во все продолжение царствования Давида с ним не было ничего подобного описываемому здесь. Заметим, что вместо подвижеся и трепетна бысть земля, как перевели LXX с еврейского, приведенное место в переводе Акилы читаем: земля поколебалась и потряслась. Под землею разумеются здесь люди во­обще, как сотворенные из зем­ли и как жители земли. Когда Иисус Христос проповедовал свое учение, тогда именно вся зем­ля пришла в смущение, т.е. как иудеи, так и язычники, смутились от славы, какая повсюду распро­странялась об Иисусе. Страх и смущение значат одно и тоже.— Испугались они, когда увидали те дивные дела, какие совершил Спа­ситель на земле; трепет значит именно страх, так как тот, кто бывает чем-нибудь сильно напуган, обыкновенно начинает трястись или трепетать в испуге. Можно впрочем изъяснить приве­денное место и следующим образом: потряслись, т.е. собравшиеся вокруг Христа, будучи при­влечены к Нему молвою, какая прошла о Нем повсюду; они пе­репугались, смущенные собствен­ными заблуждениями.

И основанья гор смятошася (пошатнулись) и подвигошася (поколебались) яко прогневася на ня Бог . Горами названы здесь демо­ны за свойственные им высокомеpиe и гордость, а основаниями этих гор тайные замыслы демонские. Потому что демоны, видя несокрушимую силу Христову, сме­шались в собственных своих помыслах, задаваясь вопросом: кто бы это такой мог быть? и в тоже время соображая: что именно они должны будут потерпеть от него? Итак, с одной стороны пришли в смятение их помыслы, с другой сами они подвиглись или поколебались, т. е. сдвинуты были с высоты той власти, которую они доселе проявляли в мире. A это случилось таким образом с ними потому, что на них разгне­вался сам Бог за угнетение и порабощение несчастного рода человеческого. Но это место можно также понимать как пророчество о совершившихся в природе явлениях во время крестных страданий Господа, когда потряслась зем­ля, и распались камни, ибо Бог прогневался на народ иудейский.

9. Взыде дым гневом (от гнева) Его. Когда прогневался Творец на демонов за погубление своего творения, то прежде всего показался дым отмщения Божия, который остановил на время демонские тиранства в мире; потому что отделил от них верующих и изгнал нечистых духов из тех, которые подвер­жены были беснованию. Но это лишь начало совершенного отмщения, подобно тому как и дым есть только начало или предвестник пламени. Посему изго­няемые из бесноватых демоны кричали: что нам и Тебе, Иucyce Сыне Божий, пришел ecu семо прежде времени мучити нас (Матф.8, 29).

И огнь от лица Его воспла­менится. Если появился дым, то вслед за ним появится вскоре и огонь, т. е. совершенное отмщение Божие на демонов и реши­тельное ослабление их силы. От лица Его, т. е. просто от Него, или от самого Бога, который есть одно лице в трех ипостасях единого Божества. Или иначе: От лица Его, т. е. пред Ним, впе­реди Его. Огнь пред Ним предъидет, говорится в другом псал­ме, и попалит окрест враги Его (Псал.95, 3).—Воспламенится же сказано, вместо возгорится, заж­жется.

Углие возгореся от Него. Так как огонь есть сам Бог, потребляющий силу вражескую; то ученики Господа, сделавшиеся при­частниками сего потребления суть угли, которые воспламенились от этого самого огня и которые по­жгли потом силу вражию огнем собственной веры. Се даю вам власть, говорил им Иисус Христос, наступати на змию и на скорпию, и на всю силу вражию (Лук. 10, 19).

10. И приклони (наклонил) не­беса и сниде. Желая показать нам тайну воплощения Божия, пророк сказал, что Господь наклонил небеса до самой земли и сошел на нее тихо без малейшего шума. Ибо Он вселился в девической утробе тайно от всех сил. Про­рок описал здесь эту тайну воплощения Божия несколько чувственным образом, как это ста­новится особенно приметным из дальнейшего его рассказа. Так он говорит далее:

И мрак под ногама Его. Под мраком разумеется тьма, под ногами—самое шествие Божие или Его нисхождение на землю; так как причина вочеловечения Его, равно как и самый образ оного остались непостижимыми для всех. Или иначе: подобно тому как люди земли, или т. е. жители земли, называются нередко в Писании просто землею, жители не­бесные или ангелы называются иногда небом. Их-то именно и наклонил Господь к земле, когда Сам сходил на нее. Ибо напи­сано в евангелии: и се Ангели приступиша и служаху Ему (Матф.4,11). Но это схождение Божие дол­жно понимать не телесно, а духов­но, потому что Бог неописуем, Он выше всякого нашего понимания и неизречен.

11. И взыде на херувимы, и лете, лете на крилу ветреню (на крыльях ветров). Это пророче­ство о вознесении Иисуса Христа на небо. А что херувимы действи­тельно приняли Иисуса Христа на свои крылья во время Его вознесения, то об этом есть свидетельство у пророка Иезекииля, ко­торый созерцал описываемое событие своими пророческими очами: И воздвигоша, говорит Иезекииль, херувими крила своя, и колеса держащиеся их: слава же Бога Израилева бы на них свыше их. И взыде слава Господня от среды града (Иезек. 11, 22, 23).

Это сказано без всякого сомнения о вознесении Господа. Потому что и апостол Павел называет Его сиянием славы Бога Отца. (Евр.1, 3). Вознесся же Гос­подь на небо действительно на крыльях херувимов, которых св. Давид назвал ветрами за скорость движения их,—вознесся на херувимах, потому что они очень близки к Божеству, между тем апостолам показалось, что Он был взят от них крыль­ями ветров. А ветры пророк наз­вал крылатыми за быстроту движения их в воздухе. Ибо все, что проходит по воздуху, назы­вается обыкновенно крылатым, как может быть названо крылатым и облако, которое несет ветер.

12. И положи (сделал) тму за кров (покрывалом) свой. Под тьмою мы разумеем то, что не может быть видимо. Итак, Гос­подь устроил невидимый покров для себя или вокруг себя, т.е., вознесшись на небо, скрылся от глаз апостолов. Или под тьмою можно разуметь также плоть чело­веческую Иисуса Христа, так как в ней сокрыто было Его Божество.

Или же: положи тьму, т.е. соделал недоступным для нашего познания Божество свое, так что тьма поражает всех, которые пытаются проникнуть своим умом в эту глубину божественного ведения.

Окрест Его селение (сень) Его. Селением пророк называет вос­принятую Господом плоть нашу, которую и Сам Господь назвал храмом своим (Иоан.2,19), по­тому что в ней Он обитал не призрачно только, но действитель­но, неизреченно вселившись в нее, как всемогущи. А сказал здесь это пророк для того, чтобы пока­зать, что Христос вознесся на небо вместе с своею плотью и не оставил ее на земле, как не­справедливо утверждали некоторые лжеучители. Или: пророк назы­вает селением Божиим непри­ступное сияние Его Божества, так как Бог в св. Писании описы­вается между прочим обитающим в неприступном свете, который Его окружает, во свете, который закрывает от нас существо Божие и делает Его недоступным для желающих созерцать Его сво­ими глазами.

Темна вода во облацех воздушных. Водою пророк называет тайну о Христе, облаками пророчество о Нем; таким образом его слова получают тот смысл, что пророчества, относящиеся к Иисусу Христу и заклю­чающаяся в Писаниях пророков, вообще темны и нелегки для уразумения во время своего исполнения. Водою пророк потому называет эту тайну, что она производит освежающее действие в тех, которые погрязали до сего времени в заблуждении. Пророче­ства же назвал облаками по той причине, что они, как бы в некотором тумане, скрывают обыкновенно в себе то, о чем говорят. Слово воздушный прибавил к ним для того, чтобы выразить этим чистоту их созерцания. Впрочем, в св. Писании проро­чества вообще иногда называются облаками и даже не редко. Так, например, пророк Исаия, назвав в одном месте дом Израилев виноградником, упоминает тотчас же об облаках, которым дано повелиние Божие, чтобы они не давали более дождя на этот виноградник (Ис.5,6 и 7), т. е. чтобы пророки прекратили свои пророчества среди народа Израильского.

13. От облистания пред ним облацы проидоша. С явлением, говорит, славы Божией на земле, озарившей светом своим не только все ближнее, но и отда­ленное, темные пророчества пре­шли, т. е. исполнились, подобно тому как рассевается в воздухе утренний туман когда взойдет солнце, и пред взорами нашими вдруг является чистою часть не­ба, которую он доселе закрывал от нас. Или: под облаками мож­но разуметь некоторую прикровенность закона Моисеева, прикровенность, или те образы, которые предъизображали Иисуса Христа и которые с появлением Его на земле прешли, т. е. сделались яс­ными для всех. Но при этом объяснении сделаем такую пере­становку слов в приведенном месте: сначала станем читать слова: пред Ним и прибавим к ним слова: от облистания Его, дабы выходило, что от облистания Его пред Ним или просто от Него, т. е. от явления Его во плоти, рассеялась прикровенность ветхозаветных пророчеств. Можно впрочем расставить слова приведенного текста и еще иначе, читая сначала от облистания, а потом уже и остальное, и тогда смысл этого места будет следующий: когда воссиял Господь на земле, обращаясь среди людей в человеческом теле, тогда прошли пред Ним, т. е. пред лицем Его и вместо Его самого апосто­лы по вселенной, разливая всюду свет евангельской проповеди, про­шли над нивами душ человеческих подобно полным влаги облакам, возбуждающим эти духовные нивы к плодородию добрых дел.

Град и угли огненное. Эти слова в близкой связи и соответствии с предыдущими, принимая последние в смысле первого толкования. Потому что пророчества уподобляются в св. Писании и граду, по причине их неудобовразумительности, и огню, так как поражают неверие людей нечестивых. Таким образом, в этих двух текстах под обла­ками, градом и огнем должно разуметь одно и тоже по указанным причинам. Впрочем, по­следнее место находится в неменьшем соответствии также и с последним изъяснением предшествующего текста, если пони­мать под градом и огнем апостолов, которые подобно граду, истребили заблуждение в людях и, как огонь, потребили на зем­ле нечестие.

14. И возгреме, с небесе Господь, и Вышний даде глас свой. Господь и Вышний, т.е. сам Бог, как высочайший Владыка всего миpa. Он возгремел и издал голос свой в то время, когда Сын Божий воззвал к Богу Отцу: Отче, прослави имя Твое (Иоан.12, 28), и пришел, говорит Евангелист, тогда глас с неба, глаголющий: и прославих, и паки про­славлю (Иоан.12, 28). Народ же, стоявший тут и слышавший это, говорил, что то был гром. Итак слова: даде глас свой изображают это явление, как оно происходило на самом деле, а слова возгреме указывают на то, как явление это было понято и истолковано присутствующим тут народом, т.е. действительный голос исшедший от Бога показал­ся народу громом. Не следует конечно смущаться при этом, что пророчества не имеют некоторой последовательности и порядка в своем рассказе, как например, мы видим здесь; сначала сказано: возгреме, а потом уже: даде глас свой, тогда как следовало сказать наоборот. Подобное несоответствие с порядком действительного события, замечаемое иногда в пророчествах, показывает только, что пророки изрекали свои пророчества не так, как захо­тели бы сами, но как восприни­мали они свои откровения от Св. Духа.

15. Низпосла стрелы, и разгна я (их). Под стрелами должно разуметь учеников Господа, которых Он послал с проповедью по всему мирy. Чрез них Иисус Христос рассеял демонов, которых именно и надобно разуметь под местоимением я (их). Употреблено же здесь местоимение, а не собственное название демонов потому, что Дух Св. вообще не терпит как их самих, так и их имя.

И молнии умножи, и смяте я. Под молниями, как и под стре­лами, надобно разуметь тоже уче­ников Иисуса Христа, которые иногда подобно стрелам уничто­жали в роде человеческом посеянные демонами заблуждения, иногда же подобно молнии совер­шенно попаляли нечестие и святи­лища нечестивые. Поражаемые мо­литвою учеников Христовых, вра­ги рода человеческого потерпели совершенное поражение и, не в состоянии будучи выносить молнии обитающего в учениках Хри­стовых Духа Божия, они пришли в совершенное замешательство и приведены были в недоумение, чем помочь себе.

16. И явишася источницы воднии. Под источниками вод дол­жно разуметь опять тех же апостолов. Они были первыми учителями веры во Христа, самым Господом избранные и посвящен­ные в это служение. Вода есть учение Христово, которое Он повелел им проповедывать, источ­ники—это суть те самые первые ключи сего учения, или апостолы, которые стали для всех явными теперь, потому что ко всем были посланы.

И открышася основания вселенныя. Они же, т.е. апостолы, суть вместе и основания вселенной, так как они первые уверовали во Христа, и первые положили своим учением начало веры Хри­стовой во вселенной, начало твер­дое и незыблемое, на котором стали потом утверждаться все учителя христианские. Открылись же эти основания или стали явны­ми, по причине света; по ним сияла их жизнь, а также и по причине света, какой распростра­нялся от совершаемых ими знамений и чудес. Основания зданий человеческих обыкновенно углуб­ляются в землю; основания веры наоборот; они поверх земли и видимы для всех, и сияют всем и всюду как своими делами, так и словами.

От запрещения Твоего, Гос­поди. Это так случилось, говорит, потому что Ты, Господи, упрекнул или укорил демонов и поразил их великим страхом.

От дохновения духа гнева Твоего. Гнев подобен огню; и когда он в ком-нибудь зарождается, тот издает при этом из себя дымовидный пар, и чрез свои ноздри выдыхает его на воздух. Отсюда и явилось, например, выражение: дух гнева. От­сюда о тех, которые гневаются, обыкновенно говорят, что они «дышат гневом». Итак приведенным выше подобием пророк имеет в виду обозначить гнев­ное движение в Боге, говоря об этом гневе человекообразно. Ты, говорит, Господи, так сильно разгневался, что веяние духа гнева твоего было заметно в возду­хе, и заставило рассеяться врагов.

17. Низпосла с высоты и приять мя. Начиная отсюда и далее, пророк говорит в настоящем псалме о себе самом, и для связи своей речи возвращается к некоторому повторению того, о чем было сказано выше. Бог послал, говорит он, с неба помощь свою мне, и избавил меня.

Восприят мя от вод многих. Вода в св. Писании иногда принимается в смысле очищения и освежения, подобно тому, как мы приняли ее выше (ст. 16) в смысле учения, которое и очищает и освежает принимающего оное. Иногда вода принимается еще в смысле гибели и потопления; в этом именно смысле она употреблена и в настоящем случае. И таково именно свойство воды, что она может очищать и освежать, но также может иногда и причи­нить смерть, особенно там, где воды много и где она глубока. Посему под водами многими дол­жно разуметь множество несчастий или множество врагов, которые были у пророка: Восприят мя, т.е. вывел или вытащил, говорит, меня к Себе; так как тот, кто спасает утопающего, обыкновен­но, ухватившись за него, тащит его к себе.

18. Избавит мя, от врагов моих сильных. Под врагами сильными должно разуметь демонов, которые явно и тайно ведут брань свою против нас, воюют во время ночи и днем, вооружая против нас каждое наше чувство; к тому же эти враги одарены особенною приро­дою духовною и не знакомы с утомлением. Итак тот Бог, ко­торый освободил, говорит, меня от врагов видимых, избавит меня также и от врагов моих невидимых, сильных в коварстве и всегда ищущих чьей-ни­будь погибели.

И от ненавидящих мя, яко утвердишася паче мене. Эти же самые демоны, будучи вообще че­ловеконенавистниками, ненавидят и меня, и ненавидят меня даже гораздо более, потому что мне помогает Господь. Но Господь избавит меня от них, хотя они и приготовились уже к нападению на меня и тесно сомкнули свои ряды, или лучше сказать: хо­тя они и сделались теперь смелее и крепче меня, крепче, потому что я не успел оградить себя оружием добрых дел, как бы дол­жно было мне сделать, кроме того я упал духом. Или также: вра­ги сильнее меня, говорит пророк, потому что имеют природу бестелесную и удобно видят того, на кого нападают; а я имею при­роду телесную и не могу замечать их, когда они наносят мне раны.

19. Предвариша мя в день оз­лобления моего. Глагол предварять не всегда значит прежде занять или овладеть чем либо; иногда он значит просто занять, а так­же внезапно напасть на кого либо из засады; таково по крайней мере значение его в настоящем случае. Напали, говорит пророк, враги мои на меня видимые и не­видимые, напали в то время, ког­да я вовсе не был приготовлен к отраженно их. Они всякий раз тогда скорее всего и напа­дали на меня, когда замечают, что я немощен и обессилен.

И бысть Господь утверждение (опора) мое. Вот я готов уже упасть, но вдруг в это время крайнего моего бессилия, Господь становится для меня опорою в моей немощи, и я снова чувствую себя бодрым. Утверждение, т. е. посох, на который обыкновенно опираются люди слабые.

20. И изведе мя на широту. Он вывел, говорит, меня из тесноты скорбей на широту радо­сти, или как говорится в другом псалме, в скорби распространил мя (Пс.4,2). Но приведенные слова можно также из­ъяснить и следующим образом: враги, говорит пророк, окружив меня со всех сторон, теснят меня и запугивают меня своими угрозами; но вот я выведен из этого тесного положения и насла­ждаюсь теперь простором, неутесняемый более ими.

Избавит мя, яко восхоте мя. Бог, говорит, удостоивши меня такого попечения в настоя­щее время, избавит меня от всякого бедствия и в будущем; ибо Он восхотел меня, т.е. избрал меня.

21. И воздаст ми Господь по правде моей. Я не поступал, го­ворит, несправедливо с ненави­дящими меня и до сей поры сохранял себя праведным в отношении к ним; сообразно с этим я приготовлю подобное же воздаяние и себе от Бога. За это, говорит, Он воздает мне, как должным своею помощью.

И по чистоте руку моею воз­даст ми. О чистоте рук прибавлено в пояснение к преды­дущему повествованию о праведности. Я, говорит пророк, не был ни грабителем, ни корыстолюбцем, ни злоумышлял против злоумышляющих на меня; руки мои чисты от всякой подобной скверны, если сравнить их с руками врагов моих. Или: про­рок под руками разумел во­обще свои действия, так как руки суть обыкновенные орудия наших действий.

22. Яко сохранить пути Господни, и не нечествовах (не укло­нился в нечестие) от Бога моего. Вот где, по мнению пророка, главная причина чистоты его рук. Они у меня были чисты, говорит он, оттого что я сохранил пути Господни, т. е. Его святые запо­веди и не уклонился от Него, как какой-нибудь нечестивец. А кто хранит эти пути Божии и шествует по ним непре­клонно, тот непременно бывает чистым.

23. Яко вел судьбы Его предо мною, и оправдания Его не отступиша от мене. Иное есть закон, и иное заповедь; иное опять сви­детельство, другое суд и иное оправдание. Так законом назы­вается обыкновенно вся совокуп­ность заповедей Божиих, как например в следующем месте Писания: яко закон Моисеем дань бысть (Ин.1,17). Заповедями же называются предписания зако­на, взятые каждое в отдельности, как например: не убий; не прелюбы сотвори (Исх. 20,12, 13), и т. под. Свидетельством называется то, что законодатель заповедовал делать или не делать, с некоторым особенным подтверждением при этом, как поступает на­пример Моисей, когда говорит к народу своему: если только вы сделаете то-то или вот это, сви­детельствуюсь небом и землею, что смертию умрете. Судьбы же, или суды составляют то, что от­носится к Богу, творящему суд Свой над людьми, каковой например суд происходил однажды над злословившим великое имя Божие (Лев. 24,10 и дал.). Мои­сей, как записано в кн. Левит, представил это преступление су­ду Божию; Бог же повелел по­бить камнями виновного, и такое решение Божие было принято потом и народом Божиим как законная мера наказания всех, кто дерзнул бы злословить имя Божие. Оправданьями, далее, назы­ваются повеления Божии, в роде например следующего: аще стяжеши раба Евреина, шесть лет да поработает тебе (Исх. 21, 2) и т. дал. Такое повеление именно полно высочайшей правды. Вот различие всех этих понятий, хо­тя они нередко смешиваются и употребляются одно вместо другого особенно в 118-м псалме. О приведенном выше месте следует заметить, что словами судь­бы и оправдания пророк хотел обнять вообще все повеления Бо­жии, давая понять о целом от его частей. Все, говорит, запове­ди Его, т. е. Бога предо мною, и хотя мне приходится иногда пе­речитывать их и возобновлять в памяти, но все таки я не допущу себя до того, чтобы они были ко­гда-нибудь от меня далеко.

24. И буду непорочен с Ним, т. е. чрез Него (Бога), или буду­чи с Ним.

И сохранюся от беззакония моего. Сохранюсь сказано вместо воздержусь; а слово беззаконие употреблено вместо—грех. Местоимение моего прибавил пророк или потому, что говорит здесь о своем собственном плотском грехе, или же потому, что считает себя грешником как человек; так как нет вообще человека без греха.

25. И воздаст ми Господь по правде моей, и по чистоте руку моею, пред очима Его. А если я таков, говорит, был и таким останусь, то я уготовлю для себя и воздаяние, сообразное с сим, как выше сказано. По чистоте, говорит, рук моих воздаст мне Господь, по чистоте, которая все­гда перед Ним; потому что я так поступаю не на показ людям, а для Бога.

26 и 27. С преподобным преподобен будеши, и с мужем неповинным неповинен будеши, и со избранными избран будеши, и со строптивым развратишися (изме­нишься). Преподобным обыкно­венно называется тот, кто благочестив пред Богом; неповинным тот, кто чист душою пред людьми; избранным—тот, кто совершен в добродетели; строп­тивым—человек лукавый.—Сказанные выше слова могут иметь свое приложение ко всякому и со­держать в себе весьма поучительный смысл: они именно значат, что каков тот, с кем ты живешь вместе или обращаешься, таким будешь и сам, изменяе­мый сообразно с свойствами чело­века близкого к тебе. Развратишися, иначе—переменишься; будешь праведным (в обществе т.е. преподобного, неповинного, избранного), переменишь лукавые мысли твои на добрые. Но эти сло­ва некоторые относят также и к самому Богу и дают им в сем случае следующий смысл: Ты, Боже, как бы так, по мнению их, говорит пророк, воздаешь каждому по достоинству его, будучи сам существом праведнейшим. Ты освящаешь преподобного, оправды­ваешь неповинного, отличаешь из­бранного, переменяешь строптивого на доброго, препятствуя ему де­лать злое. Изъясняющие таким образом это место—прибавляют, что здесь во всех случаях упо­треблено пророком, вместо причастия, отглагольное имя прилага­тельное, и это своего рода идиотизм языка, наприм. преподобный вместо упреподобляющий или освящающий.

28. Яко ты люди смиренныя спасеши и очи гордых смириши (унизишь). Смиренные, т.е. по причине добродетели. Очи же гор­дых, т.е. просто гордецов, от части (очей) давая разуметь о целом. Или же выражение очи гор­дых, означает, что эти люди (т. е. гордецы) обыкновенно легче все­го распознаются по их глазам; они всегда поднимают вверх свои брови, находящаяся над гла­зами. Но ты, говорит, сделал с этими глазами то, что они станут смотреть у них в землю от скорби. Или иначе: люди смиренные, т.е. народ из язычников, склоняемых вниз от тяжести грехов своих. Гордые же, т. е. иудеи, хвалящиеся законом своим и предками.

29. Яко Ты просветиши светильник мой, Господи Боже мой, просветиши тму мою. Ум наш есть как бы своего рода глаз души нашей. Далее, глаз наш спра­ведливо может быть назван светильником нашим, как указываю­щей нам дорогу в темноте. Под тьмою души мы должны разуметь чувства и пожелания наши. Итак Ты, говорит, Господи, зажжешь мой разум божественным огнем. А зажегши его, Ты осияешь вмес­те с тем тьму мою. Подобно се­му говорится в Евангелии: аще убо свет, иже в тебе, тма есть, то тма кольми (какова) (Матф.6,23)? Это значит: если уже самый ум омрачен, то тем большим мраком должны быть окружены низшие силы души нашей. Впрочем, можно даже самый ум наш назвать светом и тьмою. В отношении природы предметов материальных, ум наш свет; но в отношении природы Божией, он совершенная тьма, по тому одно­му, что Бог не может быть им познан. Или: светильник—это закон Моисеев, который указывает путь к добру читающему его; мрак же или тьма, это свой­ственная ему некоторая прикровенность, неясность, которая, по словам пророка, должна сделаться от­ныне ясною и открытою, т.е. с воплощением Божиим. Или же: светильник, это есть проповедь еван­гельская, в совершенном свете и ясности возвещенная нам от самого Спасителя нашего; тьма же это заблуждение идолопоклонства и неизвинительное неведение веры правой. Или далее: светильник, это наш разум, направляющий человека на правый путь, а тьма, это наше тело, которое так наз­вано по причине своей тучности и материальности. Они оба осве­тятся, по словам пророка: ум— божественным светом, тело— очищением. Наконец иные говорят, что светильником здесь назван Иисус Христос, рожден­ный от семени Давида. Этот светильник или Иисуса, происходящего по плоти от Давида, возжгло само Слово Божие, соединив­шись с ним самым тесным образом, и, в силу такого божественного единения, сделало то, что Он стал посылать от Себя всюду лучи божественного света. Так Он Сам говорит о себе: Аз семь свет ммру (Иоан.8, 12). Тьма же—это, говорит, есть плоть наша, воспринятая Иисусом Христом, которую Он обожествил и просветил.

30. Яко Тобою избавлюся от искушения. Тобою, т. е. чрез Тебя. От искушения же, т. е. как со стороны людей, так и со сто­роны демонов.

И Богом моим прейду стену. С помощью, говорит, Бога мо­его я перепрыгну чрез заграждающие мне путь к Нему грехи мои. При них имеет свою власть надо мною сатана, и ими, как бы некоторою стеною, препятствует восхождению моему на небо. Или же: искушение (сл.нач.30 ст.), это есть по Иову (Иов.7,1), жизнь человеческая, полная разного ро­да приманок наслаждения, сетей смертных, коварства и врагов видимых и невидимых. Стена есть наше тело, которое, подобно крепостной стене, окружает на­шу душу и не допускает дости­гать до нее лучам божественным. Или наконец: стена—это демоны, которые наполняют воздух, и которые, подобно стене, преграждают путь душе идущей к Богу.

31. Бог мой, непорочен путь Его. Это риторическая фигура, очень употребительная в св. Писании Ветхого завета. Именно, вместо того чтобы сказать: непорочен путь Бога моего, пророк сказал: Бог мой, непорочен путь Его. Божий путь есть добродетель, ко­торая возводит нас к Богу. Потому-то непорочен бывает тот, кто шествует по этому пу­ти. Но может быть также, что здесь идет речь о Спасителе нашем, который Сам шествуя по этому пути, не сделал ни единого греха.

Словеса Господня разжжена. Т. е. они истинны и чисты от всякого пятна, как расплавленное в огне золото. Потому то в другом месте св. Писания сказано: Словеса Господня, словеса чиста, сребро разжжено (Псал.11, 7).

Защититель есть всех уповающих на Него. Ибо обещая по­мочь, бывает неложен в этом своем обещании.

32. Яко кто бог, разве Гос­пода? Союз яко здесь—излишний; или же он употреблен вместо другого союза—ибо. Ибо кто дру­гой, как бы так говорит пророк, по самому естеству своему есть Бог кроме Господа? т. е. кроме Бога Отца.

Или кто бог разве Бога на­шего? В этом месте пророк назвал Богом—Бога Сына. Говоря Бога нашего, он причисляет себя к нам, уверовавшим во Христа, предузнав пророческим духом своим святость веры нашей.

33. Бог препоясуяй мя силою. А это сказано о Боге—Св. Духе. Но если бы кто сказал, что приведенные три места суть только параллельные и значат одно и тоже, то и в таком толковании, по нашему мнению, не было бы ни­чего неестественного.

И положи непорочен путь мой. Посредством заповедей, говорит, своих Бог распорядил весь образ моей жизни. Или же здесь идет речь о Спасителе, и от лица Церкви верующих в Него. Он уравнял мне, как бы так говорит эта Церковь, путь собственными шагами своими, Сам, т. е. наперед прошел по нему и сделал его таким образом путем непорочным.

33. Совершаяй нози мои яка елени. Бог, говорит, устрояет и укрепляет ноги мои своею помощью к течению, когда случится время бегства, подобно тому как в природе сделал ноги оленя тонкими и способными к бегству, когда преследуют его собаки и охотники.

И на высоких поставляяй мя. На высоких, говорит, горах Ты спасаешь и восстановляешь меня, прекращая мое бегание на подобие оленей, которые убегая от охотников восходят на горы и там, освобождаясь от страха, останав­ливаются, отдыхают и успокаиваются. Или говорит, что Бог делает меня столь быстрым в бегстве, что я избегаю демонов, ищущих меня уловить и восхожу на высоту добродетелей *).

 

*) Кириллтолкует: Впрочем недоста­точно только того чтобы возвыситься, но дол­жно прийти к горним и пребывать с ними и охотно оставаться на высотах добродете­ли. Почему и Бог не только возводит на высоты имеющего совершенные ноги правед­ника, но и утверждает горе, то есть, устро­яет его так, чтоб он стоял в добродетели и не падал. Евсевий:Божественное писание уподобляет святых оленям: ибо по­добно оленю, истребляющему пресмыкающихся, они истребляют умственных змий. При том это животное восходить на горы и быстро в бегании: так и святые созерцают вышнее, а не земное по любви к царству небесному.

 

34. Научаяй руци мои на брань. Бог, говорит, дал мне опыт­ность сведения в военном искусстве, не только против видимых врагов, но и против невидимых—демонов, так что я искусно употребляю щит веры, иску­сно беру меч Духа и посредством деятельных добродетелей, изображаемых руками, сражаюсь с умственными врагами своими. Самое простирание рук в молит­ве к Богу, и сие, говорит, ополчение сильно и есть брань против умственных и чувственных вра­гов.

И положил ecu (как) лук медян мышца моя. Здесь не достает слова как, чтоб была полная речь следующая: Ты поло­жил как медный лук мышцы мои; или Ты сделал части рук моих до локтей твердыми, так что они не устают в бросании стрел на брани.

35. И дал ми ecu защищение спасения (спасительное). Ты, гово­рит, Господи, дал мне помощь не бесполезную и слабую, но силь­ную и спасающую от вредного действия врагов моих.

И десница Твоя восприят мя (заступила меня). Те, говорит, ко­торые хотят подать помощь кому либо, обыкновенно употребляют при подати помощи ему правую свою руку, как естественно более сильную и способную, нежели левая. Или должно понимать под десницею воплотившегося Бога-Слова, как восприявшего нашу природу и подавшего ей помощь.

И наказание Твое исправит мя в конец. (Вразумление Твое исправило меня совершенно). Под наказанием должно разуметь детоводствующий Закон Моисеев, посредством которого усовершился человек во всякой добродетели; или наказанием Божиим называет постигающие по допущению Божию искушения для наставления и вразумления: и тем и другим образом Ты, говорит, Господи, доставил мне пользу—первым потому, что Ты заступил меня и помог мне; вторым, что попу­стил мне подвергнуться искушениям.

И наказание Твое то мя на­учит. Еще, говорит, Ты научишь и наставишь меня, Господи, как раба и сына своего; ибо в малой скорби, говорит Исаия, состоит наказание, т. е. наставление Твое нам (Ис.26, 16): потому что когда мы счастливы, то падаем в нерадение и небрежность; а ко­гда несчастные и скорбим, тогда пробуждаемся и бываем благора­зумнее. *)

 

*) Феодорит:Ты наказал меня согрешившего и исправил падшего, научив, сколь велико зло грех, и удостоил спасения. Заметь, что согрешающее и вразумляемые неким наказанием должны говорить сие: наказание твое меня научило.

 

36. Уширил ecu стопы моя подо мною. Расширил, говорит, Господи, движения ног моих, по­тому что удалил от дороги вся­кую сеть и преткновение, чрез которые я стеснялся в хождении моем, и теперь я хожу без страха, не подозревая, чтобы кто либо делал мне засады на пути.

И не изнемогосте, плесне мои. Прежде, говорит, когда я убегал врагов, я наступал на поверхность земли слегка, чтобы не были при­метны следы ног моих и не узнали их гонители мои и, идя по ним, не нашли места, где я скрывался: но теперь смело ступаю на землю и сильно утверждаю ноги мои в хождении, не страшась того, что узнает кто либо следы ног моих. Можно понимать сии слова и за сказанные от лица христианской Церкви: она благодарит Бога за открытие и расширение дороги до­бродетели чрез ежедневное хождение по ней многих ног желающих спастись христиан, и за то, что не неприметны и темны следы и знаки евангельской жизни, но возрастают и уясняются чрез непрерывность добродетельно живущих.

37. Пожену враги моя и постиг­ну я. Поелику из прошедшего Давид удостоверился во вспомоществовании ему святого Бога; то посему теперь он надеется и на будущее, почему и говорит: если опять восстанет на меня кто либо и сде­лается моим врагом, то без сомнения я буду преследовать его и поймаю его *); и он не в состоянии будет противиться мне, и не ускользнет из рук моих.

 

*) Никитав Катенах говорит: итак (Бог) предрек чрез Давида, что Еммануил будет окружен врагами, ибо сказал: по­жену врагов моих и прочее.

 

И не возвращуся дондеже скон­чаются. Когда, говорит, я возьму врагов моих в руки свои, то не отступлю назад и не оставлю их живыми. Нет, я истреблю всех. Ибо, как побежденные, они вовсе не станут противиться мне.

38. Оскорблю их, и не возмогут стати. Сказал выше: погуб­лю врагов моих, теперь гово­рит и о способе, которым он погубит их. В чем он состоит? В том, говорит, что я до­веду их до такой крайности и столь сильно стесню их со всех сторон, что они изнемогут и не будут иметь возможности более стоять на брани пред лицем моим.

Падут под ногама моима. Когда, говорит, враги мои будут пойманы и стеснены мною, тогда, видя себя затворенными, как ры­бы в сетях, и не имея никакой силы к сопротивлению, падут пред ногами моими с прошением и молением о даровании им жизни и неумерщвлении их.*).

 

*) Феодорит:Так укрепившись Твоим промышлением, я надеюсь победить всех врагов и не прежде отступить, как сделав их опять покорными. Ибо это выразил словами: падут под ногами.

 

39. И препоясал мя ecu си­лою на брань. Давид опять повторяет благодеяния, оказанные ему Богом, вычисляя их второй раз.

Снял ecu вся востающыя на мя под мя (Ты поверг ногою всех, восстававших на меня, под меня). Ты, говорит, Госпо­ди, воспрепятствовал стремлению против меня врагов моих, схватив их и повергнув побежден­ными под ноги мои.

40. И врагов моих дал ми ecu хребет (обратил тылом ко мне). Ты, говорит, Господи, сделал то, что враги обратились ты­лом ко мне иначе: Ты заставил их бежать от меня, так как бегущие называются здесь тылом; они обращают тыл или спину к преследующим их. Или подразумевает здесь слово: ставших, говоря—как бы так: Ты дал мне врагов моих, ставших ко мне тылом. Или не достает предлога «в» чтобы предложени0е было следующее: Ты обратил их от меня в тыл, дабы я, имея спины их пред собою, поражал их без пощады и всякого стра­ха. *)

*) Никита говорит: Могут говорить это и Апостолы, на которых скрежетали зу­бами и еллины и иудеи, но которые победили тех и других. Ибо Христос дал им власть наступать на змей, скорпионов и на всю силу вражию.

Ненавидящыя мя потребил ecu. Иначе—Ты совершенно пожал их, Господи, искоренил от зем­ли—Саула, Ахитофела, Авессало­ма и бесчисленных других.

41. Воззваша, и не бы спасали; ко Господу, и не услыша их *). Оказав: воззвали враги, далее Давид говорит, к кому воззвали: воззвали, говорит, ко Господу; но Господь не услышал их, по при­чине грехов их и несправед­ливой войны против меня.

 

*) Это у Никиты изъясняется так: Замечай точность Давида: в рассуждении еллинов или идолов сказал: не было спасающего, ибо они вовсе не были боги, а когда наименовал Господа, уже не сказал: не было спасающего (ибо Господь есть сый и это имя Его), но что Он не услышал их.

 

42. И истню я яко прах пред лицем ветра. Истреблю, говорит, врагов моих, как ветер истребляет тонкую пыль, или земной прах. Ибо ветер дуновением своим поднимает тонкую и лег­кую пыль с земли и развивает ее по воздуху.

Яко брение (широких) путей поглажду я. Я, говорит, сотру, или буду попирать врагов моих, яко брение, находящееся на пространных городских улицах, будучи попираемо многими людь­ми, стирается и углаживается или умягчается и утончается. Итак, Давид последующим, то есть, утончением, выразил предыду­щее, то есть, попирание, так как прежде попирается брение и после того умягчается и утончается. А путями называется большая доро­га к торжищу, где собирается народ, которая называется и про­езжею, так как по пространству оной дороги могут проходить по ней и колесницы. Называется же широкою для различия от так называемой неповоротной дороги, на которой по причине большой тесноты нельзя кому либо повернуться в ту или другую сторону.

43. Избавиши мя от пререкания людей. Ты, говорит, Госпо­ди, поставишь меня выше всякого противоречия подчиненного мне на­рода, ибо Ты заставишь его бо­яться меня, как царя, чтоб не дерзал противоречить моим повелениям.

Поставиши мя во главу язы­ков. Не только, говорит, устра­нишь, Господи, всякое противоречие со стороны подвластных мне иудеев, но и иноплеменные наро­ды покоришь мне. Но приличнее сии и последующие слова отнести ко Христу, говорящему к Отцу, по человечеству своему: Ты, гово­рит, Отец мой, поставишь Ме­ня Сына Твоего по человечеству главою народов согласно с сим: и дам Тебе народы в наслед­ство твое (Пс.2). Потому что прежний народ Христов, то есть иудейский, не принял Его, не по­корялся и противоречил Ему, а наконец и распял Его. Посему Владыка Христос освободился от них по умерщвлении, смерти и воскресении. А освободившись и избежав от рук их, утвердивших гроб Его, сделался царем над народами, добровольно поко­рившимися царству Его.

Людие, ихже не ведех, работаша ми. Народ, говорит, из язычников, который прежде не был знаем мною, как не признававший меня за Господа своего, так как Господь знает знающих Его, *)этот, говорю, народ подчинился и поработился мне.

 

*) У Никиты это изъясняется так: познание двояко. Называется познанием разумение чего либо и знание, по которому Бог знает все прежде, нежели стало существовать; называется также познанием и присвоение, по которому Бог знает только одно добро, как сказано: знает Господь принадлежащих Ему. И Спаситель не знал прежде происходивших из язычников, то есть не почитал их за своих; а потом присвоил их себе и принял в духовное рабство.

 

44. В слух уха послушаши мя. Чрез слух, говорит, уха принял Евангелие мое народ из язычников.—Почему и Павел сказал: вера от слуха (Римл.5, 17).

45. Сынове чуждии солгаша ми. Сиислова мы должны понимать, как обличительные для рода иудеев, потому что они, усвояя се­бе отцом Авраама и Давида, де­лали дела противные предкам их. Давид называет их сына­ми, как происходивших от семени его, а чужими по причине несходства духа их с прародителем их.

Сынове чуждии обетшаша и охромоша от (вне) стезь своих. Иудеи, говорит, сделались бесчестными и ни к чему негодны­ми по причине зол своих, как сосуды, по обветшании, делаются к употреблению не способны. Сказал охромоша, то есть уклони­лись от определенной им стези божественных заповедей, так как путь хромых людей сбивчив, иначе—идет в сторону от прямой дороги, по причине извращения и повреждения составов в ногах их. *)

 

*) У Никитыэто изъясняется так: Христос обвиняет иудеев за оставление неложных путей, то есть вразумлений чрез закон и пророков и Евангельской жизни. Пу­ти правы и неложно ведущее ко Христу суть наставление закона и предвозвещения св. Пророков. Но достигнув конца Закона и Пророков, т.е. Христа, они захромали, потому что дерзко поступали с Ним, не по здраво­му смыслу. Итак он говорит, что язычни­ки, не получившие закона моего, ни пророка, как только были призваны, легко послуша­лись и возлюбили мое владычество: а первенец мой Израиль, сделавшись сыном диавола, по равному с ним образу мыслей, удалил себя от близости ко Мне, притом же и солгал Мне, потому что от него ожидан был плод правды, между тем он не принес его, как и сказано: солжет произведе­ние маслины. Феодорит:Нареченные сынами и вписанные в ряды сынов отчуждили себя, сделавшись неблагодарными за благодеяния, охромав касательно веры и оставя стезю благочестия. Так чрез пророка Иеремию Бог говорит: Я насадил тебя, как виноград плодоносный, весь истинный; как же ты обратился в горечь, виноград чужой? (Иep.2,21). Первое показывает свое собственное насаждение; второе обличает; а слова: обвет­шали и охромали Симмах перевел словами: обесчестят и постыдятся.

 

46. Жив Господь. Давид это пророчествует о воскресении Гос­пода, по Фодориту, тем иудеям, которые думали, что Он остался мертвым навсегда. Он вопиет к ним, что Христос живет, ибо воскрес в третий день.

И благословен Бог. Бог, говорит, достоин быть благословляем и прославляем.

И да вознесется Бог спасения моего. Сими словами Давид умоляет Господа вознестись на небе­са, чтобы взойдя туда, ниспослал Утешителя на Апостолов, имевших пойти на проповедь Еван­гельскую. В древности Сын был Богом создания, а теперь Богом воссоздания, или спасения. Слово: моего, прибавил Давид, потому что спасение чрез Христа он почитал общим—своим и нашим. Можно впрочем разуметь слова сии и иначе—в отношении к делу Давида. Живет, говорит, Господь, то есть, вечен,— ни начала ни конца не имеет; но всегда есть. Ибо Давид имеет обыкновение для пользы слушате­лей к прочим словам примеши­вать наставления. Он благосло­вен за те чудеса, которые Он совершил. А слово: да вознесется, поставлено, вместо: да почитается от нас великим и высоким.

47. Бог даяй отмщение мне и покоривый люди под мя. Ты, говорит, Бог, производящей мучение врагам моим и покоривши мне иудеев, воевавших против меня за Саула, которые теперь подчинились мне, как своему царю. Можно разуметь сии слова и о Христе, за которого теперь Бог и Отец воздал мщением иудеям по Его человечеству: ибо они истреблены от римлян; а привел в покорность Ему происходящие из язычников народы.

48. Избавитель мой от враг моих гневливых. Все сии слова суть благодарные Богу. Они имеют вид именительного падежа, а значение—звательного. Боже! говорит, воздающий мщением за меня, Избавитель мой от гневных врагов моих! А гневными врагами называет сообщников Саула, которые, доколе находи­лись в живых, не преставали от гнева против Давида. Или злобными врагами называет демонов.

От востающих на мя вознесеши мя. Что Давид сказал выше, то и здесь повторяет. Ибо он любит возвращаться к тому, что производит радость.

От мужа неправедна избавиши мя. Если, говорит, опять найдется кто либо и восстанет на меня, подобно друзьям Саула; то, без сомнения, Ты, Господи, поста­вишь меня выше обиды со стороны их; и если кто найдется по­добный Саулу, неправедно злоухищряющийся против меня, то я прошу Тебя избавить меня и от него.

49. Сего ради исповемся Тебе во языцех, Господи. Зная, что Ты столь велики помощник, Господи, как и мое слово доселе прослав­ляло Тебя, я буду благодарить Те­бя за cиe пред всеми народами. И подлинно божественный Давид исполнил это сим своим словом, как изъясняет Феодорит: ибо посредством сей книги псалмов он прославляет и благодарит Бога пред всеми народами, которые читают ее.

К имени Твоему пою. Имени Твоему, Господи, говорит, я буду петь на гуслях моих, то есть, Тебе с великою радостно сердца моего.

50. Величаяй спасение царево. Пред сими словами подразуме­вается слово, Господи, а за сим: увеличивающий многократно спасение царей; иначе: Ты, Господи, не­однократно подаешь мне—царю— великое и чудное спасение.

И творяй милость христу (помазаннику) своему. Ты, Господи, говорит, делаешь мне милость, помазав меня своим повелением в царя над Израилем.

Давиду и семени его до века. Сказав выше о царе и несколько ниже о помазаннике (христе), по сей причине он теперь сказал и имя царя и помазанника, то есть, Давида. Итак слова о том, что милость дается просто от Бога, приличны и царям иудейским, происходящим от рода Давидо­ва; а что сия милость дается до века, то это по Феодориту не со­ответствуете царям от Давида. Ибо по возвращении иудеев из плена Вавилонского, начальство­вавший над ними из рода Дави­дова только один, Зоровавель, не оставил наследников своего кня­жества. Итак, остается отнести оные слова к Иисусу Христу (ко­его царству не будет конца), как семени Давидову; ибо ма­терь Его происходила из рода Давидова. Почему и Евангелист Матфей сказал: Книга рождения Иисуса Христа, сына Давидова (Матф.1, 1). Бог Слово сотворил с Иисусом Христом милость, поелику соединился с Ним лично и обоготворил Его по че­ловечеству. *)

 

*) Никита в Катенах говорит: Ты творишь милость и верному народу, который, будучи помазан Духом, называется помазанным. Тот же народ называется и Давидом, как близкий к семени Давида, то есть, по­мазанника. А семенем верного народа назы­ваются научившиеся от него благочестию. Cие семя будет сохранено до вика, ибо род верных не оскудеет никогда, поелику Бог милует и хранит его. А что и Христос на­зывается Давидом, cиe сказал Бог всем чрез Иезекииля: и восставлю над ними одно­го Пастыря, который упасет их—раба мо­его Давида, и будет им Пастырем, и Я— Господь—буду им в Бога, и Давид—князь среди их. Я, Господь, сказал это (Иезек.34, 23). И опять: и раб мой Давид—князь сре­ди их—будет один Пастырь над всеми... и Давид раб мой—князь до века (Иез.37, 24).

 


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 13; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.039 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты