Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



История Романа




Читайте также:
  1. X. Одичание и история
  2. X. ОДИЧАНИЕ И ИСТОРИЯ
  3. X. Одичание и история
  4. X. Примитивизм и история
  5. XVI. ТАИНСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ В ОТДЕЛЕНИИ ГОСБАНКА
  6. XXIII. ТАИНСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ В ОТДЕЛЕНИИ ГОСБАНКА
  7. АЕ: А как вы считаете, история любви Никки и Хелен еще долго будет «жить» в британском обществе? Влиять на взгляды людей?
  8. Биография Сталина и история страны: 1879–1938
  9. Биография Сталина и история страны: 1938–1943
  10. Биография Сталина и история страны: 1943–1953

Я пережил булимию. Однажды я влюбился в Моду… Однажды я влюбился в себя…

Я студент 4-го курса факультета Истории Искусства… До поступления в университет признаков аддитивного пищевого поведения не наблюдалось: мог много есть, если хотелось, были случаи переедания, как и у многих людей. К полноте, в общем-то, не склонен… В период после поступления в университет начал задумываться о снижении своего веса — достижении «жилистости» собственного тела с ярко выраженным мышечным рельефом, как у мужчин-моделей, смотрящих на меня с глянцевых обложек журналов. Однажды я влюбился в Моду… она меня околдовала… я стал жертвовать собой… ради нее? Нет! Ради Себя…

Эгоист? Да, я им стал, если вам так угодно это называть, но я не могу назвать себя счастливым: принося жертвы своему зеркальному отражению, находящемуся во власти Моды, я жестоко истязал другую составляющую самого себя — самую реальную, любящую, данную мне Природой и, может быть, Богом… Ту самую, живущую…

Да, я усомнился в своей любви и привязанности к родным и близким; сколько плохих поступков я совершил по отношению к ним, сколько грубых слов было направлено в их адрес… А друзья, встречи и общение с которыми когда-то приносили столько счастья? Куда делось то желание поделиться с ними своими впечатлениями, помечтать о счастливом будущем, наконец, дать добрый совет? Наверное, именно так случается, когда большую часть своей жизненной энергии, своего сознания направляешь на «сотворение» «идеального Я», зыбко существующего в зазеркальном Царстве Госпожи Моды. Такой эгоизм сложно правильно понять в контексте обыденного сознания, в своем случае я столкнулся скорее не с гипертрофированной любовью к СЕБЕ САМОМУ, а с нездоровой влюбленностью в СЕБЯ-ДРУГОГО — себя-мечту….

В жизни мы встречаемся с такими явлениями, которые нам на первый взгляд кажутся абсолютно безобидными, мало того, они часто изначально вызывают у нас восторг и эмоциональный подъем, ощущение «начала новой жизни». Городская среда с ее рекламно-рыночной составляющей лелеет эти явления, бесперебойно обеспечивая их материалом собственного воспроизведения — человеческими жертвами городских обитателей, однажды потерявших чувство самоудовлетворения от несоответствия образам, предлагаемым нам массовой культурой на экранах телевизоров и глянцевых страницах модных журналов.



Навязывая людям потребности и идеалы, город становится тем местом, где функционирует особая система ориентиров, «успешное» существование в которой требует соответствующего «проводника», способного обеспечить затерявшегося в «урбанистическом лабиринте» человека сводом норм и правил, обещающих «счастливую и красивую жизнь»… Одним из таких проводников становится Госпожа Мода, которая, как всем известно, всегда «требует жертв». У нее даже есть свои «жрецы-палачи»: изящные туфельки, которые вам до крови растирают ноги, хирурги-специалисты по пластическим операциям, которые разрезают ваше тело, придавая ему «должный» вид… Наконец, это ДИЕТЫ — на мой взгляд, самые хитрые, коварные и жестокие «слуги» Моды….

В качестве жертвы Мода выбрала и меня, а я с каких-то пор потерял голову от ее обаяния и «красоты» и готов был жертвовать. Но об этом позже — сейчас же хочу вам рассказать о тех «семенах» пищевой аддикции, которые были посеяны еще во время моего взросления, воспитания, полового созревания.

Воспитывался я в приличной семье: своих родителей считаю невероятно талантливыми людьми, посвятившими свои силы, достижения и жизненную энергию мне и сестре. Однако не могу похвастаться крепким здоровьем: с самого раннего детства проявилась сильная аллергия на некоторые пищевые продукты, что выразилось в постоянном строгом контроле моих родителей над моим пищевым рационом: из него были исключены морепродукты, мед, яйца — всех аллергенов я не буду перечислять, думаю, что вы уже догадались, к чему я веду, — вот оно, это самое первое ограничение в еде — своеобразная «продиета». Съев как-то раз кусочек яйца (тогда мне было около 5 лет), я столкнулся с таким явлением, как отек Квинке (это когда организм активно реагирует воспалением тканей на инородный белок, поступивший вместе с пищей), — так я впервые был наказан за кусочек еды… Не напоминает ли вам это ситуацию, когда вы съедаете то, что ЯКОБЫ нельзя по «диете», а потом получаете наказание в виде угрызений совести, депрессии, ненависти к себе и т. д.? Я надеюсь, что вы уже ухватились за нить моих рассуждений и поняли, что я веду речь о первом «семени» неадекватного отношения к еде.



Если размышлять в категориях, близких учению Зигмунда Фрейда, то в контексте вышенаписанного можно говорить о таком явлении, как интроекция (проникновения извне) запрета в составляющую человеческого психологического «Я», а именно в сферу «Сверх-Я» (которую не без основания приравнивают к человеческой Культуре).

Здесь я апеллирую к известному Эдипову комплексу (в его первоначальной трактовке), смысл которого можно изложить следующим образом: ребенок испытывает сексуальное влечение к своей матери, что, в свою очередь, ставит его в положение соперника Отцу, которого он впоследствии убивает с умыслом занять его место, но дальнейшее чувство Вины за совершенное убийство оформляется в созревающем сознании в виде так называемого Табу, запрета, закладывающего первый камень в структуре ранее упомянутого «Сверх-Я» детской психики. Культура (или «Сверх-Я») в данном случае — это что-то вроде обуздания своих диких, животных порывов, среди которых — желание слиться с матерью.



А теперь заменим использованные здесь замысловатые понятия другими — более близкими ситуациям повседневной жизни булимика и анорексика: итак, вместо Эдипа-ребенка — каждого из нас сексуальное влечение можно переименовать в инстинкт удовлетворения голода, Отец — это тот Образ «Я», к которому вы стремитесь — именно он встает между вами и естественным желанием насытиться ПИЩЕЙ, в свою очередь, как вы уже догадались, отсылающей нас к образу МАТЕРИ (не случайно среди некоторых булимиков мы встречаем недолюбленных детей, у которых подсознательно пища ассоциируется с материнской любовью!!! Знакомо чувство? Домашний очаг, мама готовит еду… Ты приходишь домой с улицы, где ты сегодня встретился в очередной раз с жестокостью, насилием, несправедливостью… И вдруг ты чувствуешь теплый запах печеных пирожков — образы враждебного и опасного города начинают таять, и теплота материнской заботы, заключенная в этом запахе, снова делает тебя защищенным и умиротворенным… как в материнской утробе).

Психологический сценарий здесь будет таков: Ты «плюешь» на эти диеты и временно «убиваешь» свой Образ-Мечту (как Эдип убивает Отца) и начинаешь «жрать» (здесь, я думаю, вы догадываетесь о фрейдовской параллели…), после чего чувствуешь ненависть к себе и навязчивое чувство вины за съеденное (у Фрейда — за убийство собственного Отца и инцест). Ты говоришь себе, что больше «не прикоснешься к еде», и это трансформируется твоим сознанием в своеобразный запрет на прием пищи — булимик и анорексик назовет это самоконтролем, самодетерминацией. Сопоставив, таким образом, ситуации «обжорства» из нашей с вами повседневной жизни и сюжета, разработанного Фрейдом, я пришел к выводу, что разница между двумя случаями заключается в том, что ребенок в дальнейшем может удовлетворить свой «сексуальный голод» с кем-то другим, тем самым подавляя в себе влечение к матери, в то время как пищевой голод булимика и анорексика не может быть нормально удовлетворен, так как прием любой пищи сопровождается страхом, что в свою очередь приводит к периодическому «изнасилованию холодильника». А потом — снова чувство вины — рвота — запрет-Табу — голод — «жор» и т. д. — формируется особый образ жизни…

Я понимаю, что вышеизложенные догадки имеют довольно много противоречий и что здесь есть поводы для критики — например, многие зададутся вопросом, как можно соотносить убийство собственного Отца и слияние с матерью с психологией девушек, которые, однако, по статистике более склонны к «изнасилованию холодильника»? Действительно, сложно представить женское существо в ситуации влечения к собственной матери, но ведь возможно!!!

Кто знает, может, это влечение было подавлено той самой культурой в процессе исторического развития, и сейчас мы не сталкиваемся с подобной ситуацией в жизни, но это же не дает нам право отрицать подсознательную «ностальгию» любого человека по своему первому дому — материнской утробе?..

 

 


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.025 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты