Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Кривые зеркала




Читайте также:
  1. U-образные кривые синхронного генератора
  2. Анализ полезности товаров, кривые безразличия.
  3. Вынужденные колебания. Явление резонанса. Резонансные кривые.
  4. Зеркала заднего вида
  5. Кривые IS и LM. Построение кривых. Равновесие в модели IS–LM.
  6. Кривые безразличия
  7. Кривые выживания, экспоненциальный рост, биотический потенциал. Изобразить кривые выживания.
  8. Кривые выживания. Экологическая стратегия выживания. Регуляция численности популяции.
  9. Кривые Интереса

Когда Кай вернулся домой, на улице уже рассвело, хотя стрелка часов еще не достигла цифры шесть. Теплые лучи ласкового майского солнца пробивались сквозь открытые жалюзи, расчертив гостиную полосками мягкого желтоватого света. В воздухе витал приторный аромат попкорна вперемешку с запахом пригорелого зефира, отчего неприятно защекотало в носу. Застыв на пороге, Кай со вздохом огляделся, оценивая масштабы хаоса, созданного во время ночного игрового марафона его друзьями.

Мейсон спал на полу в весьма причудливой позе: уткнувшись носом в ковер, он щедро заливал его слюнями, похрапывая и пуская веселые пузырьки, его волосы, сбитые в колтуны, напоминали разоренное воронье гнездо, а выражение абсолютного умиротворения на лице никак не вязалось с его невероятно неудобным с виду положением тела. Ноги парня покоились на диване, но это не помешало Петре свернуться там клубочком и крепко уснуть, ведь ничем другим, кроме крепкого сна, объяснить столь близкое соседство ее аккуратного носика с носком Мейсона было нельзя. Судя по всему, это не без ее помощи парень несколько часов активно занимался йогой, сам того не ведая, и именно с ее подачи принял столь странную асану. Морриса нигде не было видно, чего, в общем-то, и следовало ожидать, ведь вкушение сна по соседству с демоницей был явно не его излюбленным способом ночного времяпровождения. Последняя, между прочим, сейчас вела себя на удивление тихо.

Хмыкнув, Кай захлопнул дверь, снял куртку и, положив книгу своей неожиданной утренней спутницы на стол, направился в сторону спальни. Устав от ночных странствий городом в поисках необходимых адресов, сейчас он больше всего хотел рухнуть на кровать и погрузиться в крепкий сон. В полусонное сознание ворвалась мысль о дьявольски ревущей машине Мейсона, которую опять пришлось оставить неизвестно где, опасаясь разбудить целый район и впасть в немилость к вечно недовольной соседке тете Мэрион, которая только и ждала удобного случая, чтобы докопаться до друзей.

Кай не успел сделать и пяти шагов в сторону желанной спальни, как услышал тихий голос Петры. Окликнув его по имени, девушка сладко потянусь и сказала:

– Она опять не даст тебе поспать… Анна. Ложись лучше в моей комнате… – Забавно сощурив глаза, Петра, выглянула из-за спинки дивана и принялась разглядывать друга. – Спальня Мейсона, как всегда, сейчас больше похожа на свалку, но если решишься, я не стану тебя останавливать. Разве что подскажу, где веник, а то кто знает, от чего там придется отбиваться.



Кай не сдержал улыбки.

– Ты ведь знаешь, что эта свалка уже давно называется Бермудским Прямоугольником, ведь ничто и никто, кроме самого Мейсона, оттуда еще не возвращалось, – взяв с комода пестрый плед, он заботливо укрыл им подругу. – Спи. Все в порядке. Анна не будет досаждать.

– И откуда такая уверенность? – Недовольно пробормотала Петра, натягивая плед на голову, прячась от солнца, словно вампир в импровизированном гробике.

– Я знаю ее тайну. Все боятся одиночества… Даже демоны, – с этими словами парень вышел из комнаты.

Он точно знал, что не ошибается. Никто, кроме него, не спешил составить Анне компанию в ее ненормальной Стране Чудес. А она, точно так же, как и сумасшедшая Червонная Королева, с нетерпением ждала свою Алису, дабы сыграть с ней очередную партию в крокет.

Остановившись на пороге, Кай некоторое время рассматривал сдерживающую пентаграмму, аккуратно начертанную на двери белой краской, пытаясь уловить хоть какой-то шорох по ту сторону. Ничего. Абсолютно ничего. В голове промелькнула ужасающая мысль – а вдруг Анны там нет, но Кай быстро отмахнулся от нее. Во-первых, пока действует заклинание, это не может произойти, а во-вторых, последствия террора этого монстра в хрупком девичьем теле были бы слишком страшными, да последовали бы они незамедлительно.



Сделав глубокий вдох, парень приоткрыл дверь и быстро проскользнул внутрь. Картина, представшая перед его глазами, напоминала инсталляцию «Секунда после взрыва» – вся мебель, вещи и сама Анна повисли в воздухе, словно мгновение назад их подбросило мощной силовой волной, и кто-то всесильный нажал на «Паузу», а когда он коснется этой кнопки второй раз, здесь все снесет к чертовой матери.

Девушка, застывшая в эпицентре этого невесомого хаоса, эффектно откинулась назад, выгнув спину и запрокинув голову. Длинные темные волосы воздымались вокруг лица причудливым облаком, едва заметно колышась в такт невидимым потокам воздуха, равно как и подол ее порванного платья. Стоило отдать ей должное, ведь что-что, а производить пугающее апокалиптическое впечатление Анна все-таки умела.

Плавно повернув голову в сторону своего визитера, она расплылась в холодной улыбке, напоминая весьма довольную ядовитую змею.

– Присоединишься ко мне? – Сладко прошептала демоница, скользнув по парню взглядом своих полностью черных маслянистых глаз.

– Как-нибудь в другой раз, – на удивление беззаботно ответил Кай, стягивая с себя рубашку. – И будь добра, поставь все на место.

– Еще чего… Зачем мне это нужно? – Фыркнула она, пристально следя за ним. Вид его подтянутого тела, крепкой спины и широких плеч вызывал у нее странные ощущения, понять которые она никак не могла. А больше всего ее привлекали его руки, покрытые яркими рисунками, которые тянулись от запястий до самой шеи.



Анна выдержала паузу, уставившись на обнаженный рельефный торс парня, и закусив губу, обиженно произнесла:

– Ты оставляешь меня здесь одну и надолго уходишь. Я не могу покинуть это место и изнываю от скуки… Приходится развлекать себя такими вот глупостями. Но вот ты пришел. Может, теперь развлечешь меня?

Парень усмехнулся:

– И не мечтай. Просто поставь все на место, как было, – он поднял бровь и перешел на вкрадчивый шепот. – Иначе я снова уйду… День в полном одиночестве, два, три… Сколько тебе понадобится времени, чтоб вынести самой себе мозги? Слишком голодная змея рискнет проглотить свой хвост, не так ли? – Сняв очки, он демонстративно кивнул в сторону кровати, застывшей в нескольких сантиметрах от пола. – Тебе решать.

Анна замолчала. Она так крепко сжала губы, что они превратились в тонкую бескровную линию. Ее ноздри гневно раздувались от тяжелого дыхания, а на напряженной шее выступила пульсирующая жила. Демоница не хотела позволять командовать собой и не желала идти на поводу, но вместе с тем она боялась снова остаться в компании с самой собой в четырех стенах. Она была не лучшей компаньонкой даже самой себе. Хаотично крутящиеся в мозгу мысли, за которые так сложно было уцепиться, сводили ее с ума, а кратковременные вспышки воспоминаний девушки, чье тело она присвоила, приводили в бешенство. Поэтому, прошипев под нос парочку гнусных проклятий, Анна плавно опустилась вниз, а вместе с ней и все предметы в комнате вернулись на свои места.

– Какая умная девочка, – поддел ее Кай, укутываясь в одеяло. Найдя ее слабое место, он намеревался сполна отыграться за все ее каверзы, наслаждаясь каждым мгновением маленькой мести.

Анна не ответила, скрывшись с его поля зрения. Она вообще растворилась в стене, что иногда проделывала и раньше, пребывая в особо дурном настроении. Отметив про себя, что все обошлось весьма спокойно и невинно, учитывая реальную возможность Анны разнести все здесь в пух и прах, Кай закрыл глаза, углубившись в размышления.

Его тревожили мысли о последней жертве злодеяний Анны – Фреде Марлоу. Он имел несчастье познакомиться с демоницей три дня назад, и то, что его до сих пор не нашли, вселяло в душу Кая робкую надежду, что он все еще жив. Конечно, эта надежда была весьма призрачная, но хотелось верить в лучшее. А вот осознание того, что это он во всем виноват, поскольку Анна именно его демон, не давало покоя и сводило с ума.

Даже Жнецы Смерти устают, так что Кай все же решил позволить себе роскошь в виде нескольких часов сна, после чего он опять примется за попытки отыскать беднягу Марлоу и ту несчастную девушку, в чьем облике обитает Анна. Демоница как-то проговорилась, что это тело ей не принадлежит, она всего лишь нагло позаимствовала его на неопределенный срок… Хотя это звучало довольно жутко, но все же было маленьким шагом вперед в поисках ответов на вопрос, кто же такая Анна и как ее отправить туда, откуда она изволила явиться.

Все это произошло год назад. Однажды, жуткой грозовой ночью, Каю приснился страшный сон, и он с громким криком проснулся в холодном поту. Только вот пробуждение не помогло избавиться от кошмара, который приветственно помахал ему рукой, сидя на краю кровати. С тех пор, это потустороннее существо в образе милой девушки превратило жизнь Кая, равно как и жизнь небольшого городка Эстфолд, раскинувшегося на берегу норвежского фьорда Согне, в настоящий ад. Заклинания Петры помогали держать Анну в пределах одной комнаты, но время от времени они истощались, и стоило демонице отыскать лазейку в защитном поле, как городок сотрясали чудовищные преступления, заставляющие местную полицию подозревать, что здесь орудует серийный убийца.

Прошло немало времени, но ни сам Кай, ни Петра вместе с Мейсоном и Моррисом, который пытался всячески оказаться полезным, обшарив невероятное количество оккультных книг и манускриптов, так и не нашли ни малейших зацепок, способных пролить на тайну появления Анны в Эстфолде хоть крупицу света, и тем более на то, каким образом можно отправить ее восвояси. Петра даже использовала весь свой ведьмовской арсенал пыток для демонов, лишь бы получить ответ, но Анна только ехидно скалилась, явно довольная столь повышенным вниманием к своей скромной персоне. Зайдя в тупик, ребята решили какое-то время игнорировать демоницу, что весьма расстроило ее, в отличие от Мориса, который явно был на седьмом небе от счастья.

– Анна, – позвал Кай, не открывая глаз. – Фред Марлоу. Где он?

Ответом ему была лишь тяжелая тишина. Спустя несколько мгновений он почувствовал, что девушка снова рядом с ним. Вынырнув из своего укрытия, она нависла над Каем, словно коршун, изучающий добычу и прикидывающий, с какой стороны лучше напасть. Она изучала его, рассматривала с жадным любопытством, стараясь запомнить каждый миллиметр его лица, каждую складку его кожи... Он ощущал настойчивые дуновения струек жгучего холода, исходящих от ее тела и легкое щекотание, когда кончики ее волос касались его кожи.

– Анна…

– Я не знаю…

– Лжешь… – едва шевеля губами, произнес Кай.

– Ну ладно, я не помню, – он не смотрел на нее, но по интонации и гневному фырканью понял, что она раздраженно закатила глаза. Конечно, когда глаза больше похожи на две черные дыры, от такого мимического жеста нет никакого толку, но привычка никуда не делась.

Кая тяжело вздохнул и, закинув руку себе за голову, погрузился в зыбкий тревожный сон. Если Анна не желала отвечать на вопрос, то ничто не способно ее заставить – к такому неутешительному выводу ребята пришли за все время знакомства с ней.

Анна тем временем не оставалась на месте, паря над парнем. Конечно же, она помнила, куда запихнула этого проклятого нытика Марлоу, но черта с два она расскажет об этом Каю или его назойливым дружкам, особенно той высокомерной ведьме. Усмехнувшись своим мыслям, она довольно облизала губу. Видя, как размеренно вздымается грудь Кая, как под закрытыми веками двигаются его глаза, натыкаясь на какие-то образы, витающие в царстве Морфея, она положила руки под подбородок и уставилась на него немигающим взглядом.

Кай ни капельки не боялся ее, и неоднократно давал это понять. Единственное, что ужасало его, так это то, что она может выбраться и опять причинить кому-то вред. Такое бесстрашие будоражило сознание демоницы больше чем десятки самых извращенных убийств. Ну почему? Почему он не боится ее? Ведь он должен…

Убедившись, что парень уснул и уже ничего не слышит, Анна снова улыбнулась своей фирменной, не сулящей ничего хорошего, улыбкой, от которой бросало в холодный пот, а ноги подкашивались. Заправив за ухо извивающуюся прядь волос, она перевела взгляд на дверь и сладко промурлыкала:

– Кай… Мой глупенький Кай… Зачем тебе Герда, когда у тебя есть Снежная Королева?

Парень и не шелохнулся. Девушка мягко опустилась на пол рядом с кроватью и на носочках прошла к двери. Коснувшись ее кончиками пальцев, она повторила контур сдерживающей метки и отступила. Метка дважды моргнула и дверь бесшумно отворилась. Сделав шаг за порог, Анна обернулась и, послав спящему Каю воздушный поцелуй, проскользнула в коридор.

 

* * *

Мейсон сидел в гостиной и с предельно серьезным видом, достойным настоящего дилера, сортировал в небольшие пакетики свои любовные стрелы. Собственно, от стрел у них осталось лишь название, ведь современные амуры уже давно перешли от использования громоздких и неудобных луков к маленьким разноцветным таблеточкам в форме сердечек. Парень с упоением мурлыкал себе под нос незатейливую мелодию из рекламного ролика йогурта «Фанки» и демонстративно не обращал внимания на Петру, время от времени бросающую на него испепеляющий взгляд. Вцепившись в огромную чашку горячего кофе, она усердно пыталась вникнуть в очередную серию своего любимого сериала, но данное музыкальное сопровождение никак этому не способствовало.

Заспанный Кай прошлепал мимо друзей и тяжело опустился на диван рядом с Петрой.

– Мейсон, я же по-хорошему прошу тебя: заткнись! – Прорычала девушка, сощурившись. – Иначе, я тебе обещаю, в следующий раз…

– И не подумаю, – беспечно перебил ее парень. – У меня до сих пор спина болит от тех чудовищных пируэтов, какие выписывало мое спящее бренное тело с твоей помощью. Представь себе мое удивление, когда проснулся в той страшной позе! О, ведьма, я жажду мести и месть моя будет страшной!

Петра в ответ пожала плечами.

– Ты и так весь пол слюнями залил, а я не могла позволить тебе испортить наш единственный диван.

– Ага, а позволить мне проваляться всю ночь на холодном полу ты могла, да? – Язвительно скривился посланник Купидона. – Между прочим, спешу напомнить, что я также существую в одном экземпляре! Единственный и неповторимый Мейсон Возняк! А хотя… Может ты, словно Хельга Патаки [5], только притворяешься, что ненавидишь меня, а на самом деле возвела в своем шкафу алтарь и поклоняешься мне…

– Слушай, Репоголовый! У меня не было другого выбора, – сказала девушка и, отхлебнув кофе, добавила. – Если б твоя ленивая задница не была такой тяжелой, возможно, я бы попробовала дотащить тебя до твоей спальни и оставила б тебя под дверью. Но на большое и не рассчитывай!

– А знаешь, я ведь могу сделать так, чтобы ты влюбилась в какого-то придурка, – возмущенно фыркнув, начал размышлять вслух Мейсон. – Хотя нет, ты ведь только в таких и влюбляешься. Надо подыскать вариант поинтересней… О, как насчет нашего соседа Барни, того прилизанного, худосочного, прыщавого и о-о-очень, подчеркиваю, ОЧЕНЬ странного… Он еще помешан на компьютерных играх и, вообще, больше похож на живого мертвеца… О, думаю, он будет просто в восторге!

– Ты не посмеешь! – Прошипела Петра. От мысли о тщедушном ботане Барни ее заметно передернуло.

– Как знать... Как знать.

– Ну все, Возняк! Это война! – Злобно взглянув на парня, она демонстративно черкнула большим пальцем по горлу. – Тебе конец…

– Война так война, – кивнул Мейсон, и на какую-то долю секунды его губ коснулась лукавая усмешка, – Кай, надеюсь, у тебя нет планов на вечер? – обратился он к другу, который все это время растерянно переводил взгляд с него на Петру.

– Что, хочешь пригласить его на романтический ужин? – Закусив губу, съязвила ведьма.

– А почему бы и нет? – Я и Кай, ты и Барни… Это будет замечательный вечер, – с нескрываемой насмешкой парировал Мейсон. Это возымело успех и девушка, нахмурившись, замолчала и продемонстрировала парню неприличный жест.

Громкая перепалка Мейсона и Петры остаточно отогнала от Кая остатки сонливости. Он достал телефон из заднего кармана джинсов, деловито поправляя очки на носу, и, открыв электронную почту, убедился, что новых сообщений от Алистера нет, за исключением того, что разбудило его двадцать минут назад. Часы на дисплее показывали ровно половину первого дня, так что у него вполне есть несколько часов, чтоб отправиться в отделение полиции и покопаться в архивах и подшивках местных газет за последний год.

– Да, похоже, я свободен. Лишь одно дело… В шесть часов в супермаркете «Римми». – Кай двинулся в сторону кухни, намереваясь налить себе кофе. – Но сначала я загляну к Ласло. Возможно, сегодня у него будут какие-то новости.

Детектив Ласло занимался всеми делами, что были связаны с проделками Анны и любезно разрешил Каю принять неофициальное участие в расследовании. Конечно, здесь явно не обошлось без Алистера – главного Жнеца Смерти, который параллельно с управлением и координированием роботы всех Жнецов в Эстфолде и близлежащих городах, занимал высокую должность в администрации города, и вообще, слыл весьма уважаемым гражданином. В отличие от Ласло, Алистер знал об Анне и всячески способствовал парню в его поисках путей избавления от демоницы, а также в его борьбе с собственным чувством вины. Алистер был весьма хорошим и отзывчивым человеком, пока все шло так, как он хотел, и это знали все без исключения – и смертные, и Ангелы Смерти. И ради собственного же блага, никто не рисковал становиться у него на пути.

Разбираясь с вредной кофеваркой, которая угрожающе шипела и наливала кофе куда угодно, только не в чашку, Кай настолько погрузился в размышления, что не сразу и услышал Мейсона, который стоял на пороге кухни, скрестив руки на груди и опираясь на дверной косяк.

– Эй! – Посланник Купидона выразительно щелкнул пальцами, привлекая внимание друга. Я сегодня работаю в клубе «Стрекоза». Ничего особенного, конечно… Никакой большой и светлой любви до гроба, временные шуры-муры. Так вот, я говорил с Моррисом и он не прочь сегодня немного развлечься. Тебя я даже не спрашиваю… В десять минут седьмого мы заберем тебя из «Римми». Ты у нас хоть и Мрачный Жнец, но это совсем не значит, что ты должен коротать вечер в компании этой демонической стервы, лелея мечты о том, как в одни прекрасный день свернешь ей шею.

Улыбнувшись, Кай кивнул другу и произнес:

– А знаешь, я серьезно подумаю над тем, чью сторону принять в вашей с Петрой войне.

– Ошибаешься, – Мейсон склонил голову набок. – Ты всегда на моей стороне. Всегда.

– Ты в этом уверен?

– Абсолютно! – Посланник Купидона ехидно подмигнул. – А то ведь Барни может и с тобой поужинать.

Кай недовольно покачал головой.

– Готов поспорить, что отсутствие у меня груди слегка разочарует парнишку, но намного меньше чем то, что я не эльф восьмидесятого уровня.

Мейсон захохотал и хотел еще что-то сказать, но тут между ребятами вырисовалась Петра.

– Кто-то из вас забирал утреннюю почту? – Нетерпеливо поинтересовалась она. – Я оформила подписку на один ведьмовской журнал, он уже должен был прийти…

– Лично я об этом впервые слышу, – Кай осторожно протиснулся мимо нее в гостиную и остановился перед экраном телевизора, внимая очередному выпуску новостей. На лице Мейсона застыло выражение абсолютного непонимания и Петра, заприметив это, повернулась и направилась в сторону входной двери.

– Ай, не обращайте внимания… Сама заберу.

Но не успела девушка ступить за порог, как Мейсон догнал ее и со сверхзвуковой скоростью юркнул мимо. Громко топая и перескакивая через ступеньки, он помчался по лестнице вниз, к почтовым ящикам.

– Какого?.. – Петра удивленно взглянула на Кая, но тот лишь пожал плечами.

Минуты через две изрядно запыхавшийся Мейсон ввалился в квартиру с охапкой писем, рекламных листовок и небольшим свертком в плотной коричневой бумаге.

– Черт тебя побери, что ты делаешь? – Потребовала объяснений девушка, выхватывая из рук парня свою посылку.

– А на что это похоже? – Прохрипел тот в ответ, копаясь в корреспонденции. –Жду свое письмо из Хогвартса [6]. Ты ведь свое уже получила семь лет назад, не правда ли? Так что, прочь с дороги!

Жестом фокусника выудив каталог с перечнем разнообразного хлама, вроде того, что настойчиво предлагают телемагазины, Мейсон небрежно метнул все остальное на журнальный столик и развалился на диване.

– А почему у нас нет такой швабры? – С напускным удивлением спросил он, рассматривая изображение некой невероятной штуковины, больше похожей на изощренное орудие пыток, чем на инструмент для домашней уборки.

– Потому что мы не сумасшедшие, – ответила Петра, заглянув в каталог через спину парня. – Тем более, судя по цене, эта швабра должна уметь варить кофе, приносить завтрак в постель и обладать вмонтированной системой защиты, чтоб любой, кто ей воспользуется, смог почувствовать себя супергероем.

Мейсон решительно отверг утверждение Петры и они опять принялись за свое излюбленное занятие – спорить до посинения, выводя друг друга из себя. Кай вздохнул и попытался мысленно дистанцироваться от друзей. Внезапно его взгляд остановился на книге, одиноко лежавшей на столе рядом с компьютером. На темно-синей глянцевой обложке было вытеснено золотыми буквами: «Ханс Кристиан Андерсен. Сказки» [7]. В памяти всплыло лицо Грейс, причем так неожиданно, что парень едва не поперхнулся горячим кофе. Поставив чашку в сторону, он прикоснулся к книге, аккуратно повторяя пальцами контуры буквы «К».

Кай не читал сказки смертных. Вернее, когда-то в детстве ему их читала мама, но когда в 1805 году он пошел в школу, то перестал интересоваться сказками. А когда в свои двадцать лет Кай умер и стал одним из Жнецов Смерти, то у него уже не было ни времени, ни желания, ни необходимости в этом. И хотя, в общем, времени у него было предостаточно, он фактически забыл о существовании таких вещей. Ровно до сегодняшнего утра, когда Грейс Уотсон так беззаботно вручила ему это напоминание в красочном твердом переплете.

Взглянув на часы, он отдернул руку от книги и поспешил оставить друзей выяснять свои отношения наедине, пока они не втянули его в это действо. Ему нужно было еще принять душ, перед тем как отправиться в участок к детективу Ласло и забиться в каком-то пыльном уголке полицейского архива.

Стараясь не привлекать внимание Петры, которая, прибегнув к своим сверхъестественным способностям, подвесила Мейсона в воздухе вниз головой, Кай проскользнул в свою комнату.

Анна все утро вела себя подозрительно тихо. Она почти полностью растворилась в стене, за исключением лица, которое выступало над поверхностью как жуткий элемент декора. Ее глаза были плотно закрыты, и на появление Кая она никак не отреагировала, что слегка настораживало. Обычно, как только он входил в комнату, она сразу же принималась доставать его, сыпала ядовитыми комментариями и неоднозначными намеками… Что же сейчас заставило демоницу вести себя так спокойно и делать вид, что она спит? Анна никогда не спала и Кай это прекрасно знал.

Отметив про себя, что надо будет попросить Петру проверить и подновить сдерживающую пентаграмму для пущей уверенности, что Анна никуда не ускользнет в ближайшее время, парень скрылся за дверью ванной комнаты. Подойдя к зеркалу, он некоторое время внимательно рассматривал свое отражение. За более чем двести лет он совсем не изменился: все те же четкие правильные черты лица, выразительные скулы, ровный прямой нос, слегка пухлые губы и, возможно, немного чрезмерная белизна кожи. Большие серые глаза слегка утратили обычную ясность взгляда, и сейчас в них четко читалась усталость и хроническое недосыпание. Проведя рукой по густым темно-каштановым волосам, Кай вздохнул и уже собирался скрыть в душевой кабинке, но тут его собственное отражение в зеркале пошевелилось и улыбнулось ему. И от этой улыбки волосы на его руках встали дыбом.

 

* * *

– Ну как, что-то нашел? – Детектив Ласло с любопытством взглянул на Кая, когда тот вернулся в его кабинет из небольшой каморки, отведенной под архив.

– Да так, парочка газетных вырезок, не особо интересных, – парень кивнул на пожелтевшую папку в руках, где были аккуратно подшиты несколько печатных изданий, в свое время привлекшие внимание полиции. Возможно, в этих статейках найдется хоть какая-то подсказка, в каком направлении ему двигаться дальше.

Ласло понимающе кивнул, и некоторое время молчал, рассматривая парня. Это был высокий, крепкий мужчина средних лет, который последние тридцать лет посвятил верному служению закону и порядку. Его слегка тронутые сединой волосы были небрежно зачесаны назад, а многодневная щетина явно свидетельствовала, что как минимум последние двое суток он провел в своем кабинете.

– Послушай, Кай, – наконец, тяжело вздохнув, сказал он. – Я очень ценю приложенные тобой усилия и желание помочь… И я искренне уверен, что когда-то ты станешь отличным детективом, если, конечно же, решишься избрать для себя эту работу. Я только хочу сказать, что не стоит хоронить себя под кипами бумаг, которые мы уже давно пересмотрели вдоль и поперек и отложили в сторону. Если появиться хоть какая-то информация о Марлоу, мы немедленно сообщим тебе. Но пока мы даже не уверенны, что этот бедняга исчез благодаря Тени… У нас никаких доказательств…

Тень – именно так копы называли того, кто, по их мнению, стоял за всеми теми злодеяниями, которые на самом деле совершила Анна. Кай только хмыкнул, подумав, что вряд ли демонице будет импонировать такое Альтер-эго, узнай она об этом. Его взгляд упал на циферблат часов, висящих за спиной детектива, и он слегка засуетился, увидев, что время поджимает и нужно скорее уходить, чтоб не опоздать в «Римми».

За последнюю неделю он изучил все архивные дела, которые хоть чем-то могли напоминать преступления, совершенные Анной, изучил все статьи об загадочных убийствах и исчезновениях, даже самые бредовые вырезки из желтой прессы не обошел вниманием. Спорить с детективом не было никакого смысла, тем более что отчасти он был прав, а Кай мог продолжить собственное расследование и дома. Засунув папку под мышку, он потер ладони и сказал:

– Хорошо, сэр. Как скажете… Позвоните мне, если что-то узнаете. – Произнеся это, парень слегка смутился, ведь получилось более резко, чем он сам того хотел, и, робко пожав Ласло руку, он покинул участок.

Уже шагая по улице, Кай просто не мог не отметить, что сегодня погода была просто-таки замечательной. Легкие сумерки медленно затягивали небо, окрашивая его в мягкие пастельные цвета, и на этом фоне заснеженные верхушки гор, обступающих городок, выглядели особенно сказочно, словно проступая из какой-то параллельной, фэнтезийной реальности. В воздухе витала свежесть фьорда, к которой примешивались ароматы леса, приносимые легкими порывами теплого ветра. Шелест деревьев, растущих по обе стороны дороги, вплетался в обычный шум и гам улицы, делая его не таким навязчивым и противным. За деревьями тянулся длинный ряд аккуратных разноцветных домиков, которые были так близко расположены друг к другу, что их островерхие крыши сплетались в причудливый непрерывный зигзаг.

Наслаждаясь городским пейзажем, Кай едва не пропустил нужный ему поворот на соседнюю улочку, который скрывался в тени двух огромных дубов. В ее конце разместилась автостоянка, над которой и возвышался искомый супермаркет «Римми». Обычно здесь было не протолкнуться, но ближе к вечеру меланхоличные местные жители и восторженные туристы облюбовывали центр города, вальяжно прогуливаясь среди местных архитектурных чудес, или же облепляли берег фьорда, любуясь скалистыми пейзажами.

Достав из кармана телефон, парень открыл утреннюю почту и прочитал: «Зойл Эббет. Супермаркет «Римми». Рабочий. 18:00. Сердечный приступ». Итак, Каю нужен сотрудник супермаркета. Это весьма облегчало задачу – не придется выискивать беднягу среди многочисленных покупателей.

– Оу! Уж кого-кого, а тебя я не ожидала здесь увидеть! – слишком бодрый, слишком знакомый и слишком нежелательный для ушей голос прозвучал над плечом Кая так неожиданно, что он подпрыгнул, словно испуганный кот и едва не врезался в тележку, забитую продуктами, которую кто-то оставил на стоянке.

Оливия вынырнула перед ним, словно акула из океанских глубин, перегородив дорогу.

– Что Хансен, у тебя здесь тоже жатва или решил прибарахлиться? – Грациозно повернувшись на месте, девушка пошла рядом, приноровившись к размашистому шагу Кая. Копна ее непослушных, торчащих в разные стороны, кудрявых волос содрогалась от малейшего движения, забавные завитушки пружинили, словно щупальца испуганного осьминога, вызывая у парня непреодолимое желание пригладить их… Как же часто в прошлом он позволял этому желанию брать над собой верх…

– Я не знал, что здесь будет еще кто-то из Жнецов. Алистер ничего мне не говорил, – рассеянно проговорил парень и, игнорируя правила приличия, требующие пропускать даму вперед, первым исчез за стеклянной дверью супермаркета, автоматически открывшейся у него перед носом. Изо всех сил стараясь не смотреть на Оливию, он миновал хмурого горилообразного охранника и уверенно двинулся проходом между стеллажей, доверху забитых полуфабрикатами.

– Дай угадаю… Склад? – Продолжила девушка, шагая рядом. Ее выразительные темно-карие глаза были прикованы к Каю, а на губах появилась странная игривая улыбка.

Парень свернул в другой проход и невольно взглянул на свою спутницу. Оливия, практически не изменилась, оставаясь все такой же красивой и чертовски привлекательной. И к несчастью, она это прекрасно знала и пользовалась этим без малейших угрызений совести. Мотнув головой, отгоняя навязчивые воспоминания, способные изрядно подпортить ему настроение, Кай криво улыбнулся.

– Умница! А теперь возьми себе с полки конфетку и отстань от меня, – он как раз увидел дверь, ведущую на складское помещение, и уверенно двинулся туда. Об охраннике уже можно было не беспокоиться, ведь смертные не могли видеть Жнецов Смерти во время их работы.

– О, Боже… Поверить не могу, что ты до сих пор злишься на меня! – Оливия закатила глаза и, пробормотав себе под нос что-то нечленораздельное, шагнула за ним и исчезла в темноте склада.

– Не до сих пор, а все так же, – поправил ее Кай. Услышав в конце склада приглушенные голоса, он направился туда. По всей видимости, именно там он и отыщет Эббета, а Оливия того, за кем пришла.

– Ну и долго ты еще будешь дуться? – Девушка вопросительно подняла брови.

– До конца своей жизни.

– Ты и так мертв!

–До конца своей мертвой жизни, – отмахнулся от нее Кай, как от назойливой мухи.

Склад оказался довольно большим. Многочисленные грузовые контейнеры с товарами тянулись рядами, а некоторые из них стояли друг на друге, и это навело Кая на мысль, что, возможно, именно эта деталь будет стоить жизни одному из работников, и именно за ним и явилась Оливия.

– Ох, ты слишком все драматизируешь! – Сказала она, театрально вскидывая руки. Кай резко затормозил и девушка, по инерции налетев на него, тихо выругалась и принялась потирать свой изящный носик.

– Я надеюсь, ты говоришь это не каждому, с кем…

– Семнадцать пятьдесят семь, мне пора, – не давая ему закончить, отрезала она.

Кай так и застыл с открытым ртом, а Оливия, обойдя его, направилась к группе мужчин, которые распаковывали и сортировали замороженную рыбу. Никто не замечал ее, хотя привлекательная девушка в платьице априори должна была привлечь их внимание. Только водитель небольшого погрузчика, перевозившего ящики по складу, удивленно посмотрел ей вслед.

Кай, наконец, оторвал от Оливии взгляд, вспомнив, что у него осталось только две минуты, чтоб найти того, чьи время на этом свете уже было сочтено.

– Зойл Эббет, – позвал он. – Кто из вас Зойл Эббет?

Один из мужчин растерянно обернулся. Выражение его лица было весьма озадаченным, словно ему что-то почудилось, но не был в этом до конца уверен. В этот момент какой-то долбанный погрузчик, доверху заваленный коробками, неожиданно преградил Каю дорогу, полностью отрезав возможность быстро добраться до Зойла. Оставалась одна минута. Жнец чертыхнулся и, разбежавшись, оттолкнулся от контейнера и перелетел через погрузчик, словно профессиональный трейсер.

– Это я звал тебя, – поправляя растрепанные волосы, сказал Кай, обращаясь к удивленному мужчине.

– Э-э… Вам сюда нельзя, – ответил Зойл, потирая тыльной стороной ладони пышные усы. На вид ему было слегка за сорок. На правой ладони сверкнуло исцарапанное обручальное кольцо. Все-таки, сегодня какая-то женщина будет без ума от горя. Бедняга. Но что поделаешь…

Кай опустил голову, протягивая руку.

– Это не займет много времени, обещаю… Пойдем со мной.

Всего на долю секунды Эббет заколебался, а потом, приложив левую руку к области сердца, правой ухватился за тонкую ладонь Кая и последовал за ним.

– Чем я могу вам помочь? – Робко поинтересовался он, шагая между контейнерами в сторону входной двери.

Обернувшись, Кай увидел, как тело Зойла, оставшись без души, повалилось на пол и его обступили остальные грузчики. Кто-то пытался сделать непрямой массаж сердца, кто-то дрожащим голосом вызывал «скорую помощь», кто-то взывал богам, и лишь Кай знал, что все это тщетно. В царящей суматохе он больше не видел Оливию, и только грохот, с которым какой-то погрузчик где-то в стороне во что-то врезался и новая волна истошных криков заставили предположить, что девушка где-то там.

– Я здесь для того, чтоб провести тебя, – улыбнулся Кай и сдержанно поведал испуганному Зойлу кто он и зачем пришел. Он старался говорить как можно спокойней и его голос зазвучал невероятно мягко, местами переходя в нежный шепот.

Большинство Жнецов исполняли свою работу уже на протяжении многих столетий, и она стала для них рутинной. Чувства только что умерших людей их абсолютно не беспокоили, и они сухо выпроваживали их души из мира живых, словно засидевшихся неприятных визитеров. Это все выглядело примерно так: «Adios Amigos! Вот, держи свои маракасы! Я, кстати, Смерть и я сейчас покажу тебе, где эти чертовы двери, ступив за порог которых, ты можешь катиться отсюда на все четыре стороны, а у меня есть дела куда поважней, например, испечь стопку блинчиков, забрать из химчистки свой черный балахон и выгулять своего пони».

Кай слишком хорошо понимал Жнеца, который пришел за ним в свое время и отчетливо помнил все свои чувства, которые ему пришлось испытать, стоя над собственным бездыханным телом. Помня все это, он прекрасно осознавал, что душам нужны ответы, поэтому терпеливо рассказывал все, что знал сам, пока они, наконец, не решались сделать шаг в неизвестное.

– Ну что, ты готов? – Заботливо спросил Кай, опустив руку на дверную ручку и давая Зойлу возможность собраться с духом. Мужчина, глубоко вдохнув, кивнул и, искренне поблагодарив Жнеца, сделал первый шаг навстречу яркому золотистому свету. Дождавшись, пока он исчезнет, парень аккуратно захлопнул дверь и покинул склад.

Он уже направлялся к выходу, когда мимо промчались парочка медиков и испуганные рабочие склада. Хмыкнув, Кай возрадовался, что в этой суматохе Оливия оставила его в покое и исчезла из поля зрения. Достав из-под мышки папку с газетными вырезками, Кай открыл ее и принялся читать статью о странном исчезновении девушки в соседнем городке. Снимков здесь не было, так что парень принялся листать страницы в поисках статей с фотографиями.

Назойливый писк мобильника вырвал его из размышлений. Достав из кармана телефон, он открыл смску от Мейсона, сообщавшую, что он вместе с Морисом уже ждет Кая возле супермаркета и чтоб он захватил бутылку содовой.

Кай свернул в нужный ряд и замер, словно пораженный молнией. Знакомый вихрь мудреных дредов, свободно ниспадающих на красный плащик, заставил его сердце сначала остановиться, а потом судорожно заколотиться. Грейс стояла спиной к нему в компании нескольких девушек и парней. Сквозь гул, царящий в супермаркете, он отчетливо слышал ее звонкий голос и заливистый мелодичный смех. Девушка что-то восторженно рассказывала, активно жестикулируя, и раз за разом теребя один из своих дредов.

Схватив с полки первую попавшуюся бутылку воды, Кай развернулся на сто восемьдесят градусов и быстро направился к свободной кассе в другом конце супермаркета. Мысль о том, что Грейс увидит его здесь, сейчас сразу после того, как он помог человек умереть, почему-то не вызывала у него восторга.

Расплатившись, он покинул здание и быстрым темпом пересек стоянку. С пыхтением втиснувшись на пассажирское сидение ярко-желтого Фольксвагена-жука, он облегченно вздохнул. Сидящий на заднем сидении Морис сдавленно поздоровался и завертелся, пытаясь принять более удобную и комфортную позу, что при его довольно высоком росте было весьма сложной задачей. Кай в свое время даже удивлялся, как его друг вообще умудряется впихнуть свою долговязую тушу в эту LEGO-машинку [8] и более того, как он может выкарабкаться отсюда без посторонней помощи.

Поправив зеркало заднего вида, Мейсон прищурился и, уловив взгляд Кая, спросил:

– Слушай, а вот там стоит случайно не баронесса Оливия фон Поцелуйте Меня В Задницу?

– Она самая, – рассмеявшись, кивнул Кай. – К сожалению, у нее здесь тоже была работа.

Мейсон поправил ремень безопасности, повернул ключ в замке зажигания, и, наслаждаясь рычанием мотора, больше напоминающим рев разъяренного быка, радостно добавил:

– Я всегда могу случайно переехать ее… Совершенно случайно, несколько раз подряд… Ты только скажи!

 

[5] – Хельга Джеральдин Патаки (англ. Helga Geraldine Pataki) – героиня мультипликационного сериала «Эй, Арнольд». Создана Крейгом Бартлеттом для одного из его пластилиновых мультфильмов где-то в 1988-90 годах, а также появлялась на страницах журнала «Simpsons Illustrated» (1991).

[6] – Хогвартс (англ. Hogwarts) – вымышленная школа волшебства из серии романов английской писательницы Джоан Роулинг «Гарри Поттер», которая расположена в Великобритании. Хогвартс является основным местом действия всех 7 книг о Гарри Поттере.

[7] – Ханс Кристиан Андерсен – датский прозаик и поэт, сказочник, автор известных во всем мире сказок для детей и взрослых: «Стойкий оловянный солдатик», «Гадкий утенок», «Снежная королева», «Дюймовочка» и других.

[8] – LEGO – это серия игрушек, представляющих собой конструктор на основе цветных блоков, колес, фигурок людей, животных, птиц и других деталей, с помощью которых можно составить любые вещи. Дома, машины, работы, скульптуры – это и не только можно составить с помощью конструктора LEGO.

 

Эхо

Весь путь в ночной клуб Кай молчал, рассматривая проплывающие за окном улочки. Эстфолд славился своими узкими и петляющими дорогами, где особо разогнаться не было никакой возможности, так что желтый «жук» неторопливо двигался в потоке других автомобилей в сторону Виндволдена, небольшого квартала, где и находилась «Стрекоза». Сам клуб был расположен в подвальном помещении развлекательного комплекса «Андромеда», включающего в себя кинотеатр, зал для боулинга, небольшой уютный ресторанчик, пиццерию, и ролледром. Там всегда было очень людно, возможно, даже слишком, ведь комплекс давно облюбовала местная молодежь, вытесняя туристов на лоно природы и фактически лишая их возможности воспользоваться развлекательной программой и другими привилегиями цивилизации. Впрочем, туристы не жаловались.

В последнее время Кай весьма успешно избегал подобных мест и шумные компании, чего нельзя было сказать о его друзьях, которые предпочитали проводить массу времени именно в таких заведениях. Головоломка по имени Анна полностью завладела им, и в своем стремлении разгадать ее парень не находил себе места, так что развлечения пока что могли подождать. Да и все может подождать, особенно когда ты Мрачный Жнец вот уже 196 лет…

Откинувшись на спинку сидения, Кай отстраненно слушал незатейливую мелодию, которая, несмотря на грохот двигателя, хоть и отрывочно, но настойчиво доносилась из радиоприемника. Мейсон и Моррис время от времени о чем-то переговаривались, и их монотонная беседа ненавязчиво вклинивалась в общий шум. Небо за окном все еще было довольно ясным, но легкие сумерки уже наплывали из-за горизонта, мягко окутывая горы и струясь вниз по склонам к фьорду. Его можно было увидеть лишь с окраины города, но Кай прекрасно знал этот пейзаж и мог с легкостью воспроизвести его в памяти до мельчайших деталей. Монументальные горные склоны, согретые теплом полярного солнца, тянулись по обе стороны фьорда, который в ясные дни приобретал небесно-голубой цвет, а некоторые, особенно глубокие участки становились насыщенного изумрудного оттенка. Кристально чистый воздух был пропитан своеобразным сладковато-приторным запахом хвои и мха, что вызывало непреодолимое желание дышать полной грудью, жадно поглощая этот пьянящий аромат нетронутой природы. Легкие порывы ветра приносили с собой арктическую свежесть ледников, словно пытаясь напомнить, что и летом здесь не стоит рассчитывать на палящий зной.

Кай прикрыл глаза и продолжил вырисовывать в своей памяти пейзажи городка, который в свое время настолько очаровал его, что он несколько месяцев отчаянно упрашивал Алистера позволить ему работать здесь.

Крохотный, почти неприметный на фоне массивных горных хребтов, Эстфолд расположился на берегу Согне, где по одну сторону его омывали холодные воды, а по другую – бережно окутывали вечнозеленые леса, вересковые пустоши и холмы с фантастическими водопадами. Вдоль береговой линии фьорда тянулись причалы, возле которых швартовались как маленькие аккуратные лодочки, так и крупные пароходы, неутомимо возившие туристов на экскурсии здешними водами. Сразу за причалами в несколько рядов располагались традиционные рыбацкие хижины – рорбу, которые в основном служили временным пристанищем для туристов. Эти гостеприимные домики на сваях прославились своим своеобразным внешним видом и отсутствием лишней помпезности, так характерной для больших дорогих отелей. Ярко красные, оранжевые и зеленые – уже долгое время они являлись неотъемлемым атрибутом Норвегии.

– Эй! Хьюстон, у нас проблема, ты опять уснул… Прием! – Морис каким-то образом умудрился развернуться и щелкнул пальцами у Кая перед носом, тем самым вырвав его из легкой дремы. От неожиданности парень резко содрогнулся и, врезавшись макушкой в крышу машины, растеряно заморгал, поправляя очки на носу.

– Я не… – начал было он, но Мейсон оборвал его на полуслове.

– Даже и не думай дрыхнуть, – скользнув взглядом по другу, сказал он. – Мы почти приехали. Петра должна встретить нас у входа.

Мейсон вывернул руль и свернул на нужную улицу. Желтый «жук» послушно покатился в сторону «Андромеды», где уже собралось немалое количество желающих развлечься сегодня вечером. Стоило автомобилю появиться на горизонте, как все взгляды присутствующих оказались направлены в сторону источника этого адского рычания. Судя по всему, они ожидали увидеть перед собой озверевшего Кракена [9], выбравшегося из глубин фьорда и разносящего город в щепки или, как минимум, маленького динозаврика, но уж точно не хипповскую машинку, рядом с которой не хватало лишь радуги и единорога для полного счастья.

Раздраженный таким общественным вниманием Кай невнятно пробормотал себе что-то под нос и заерзал в кресле, насколько такие маневры позволяло пространство салона. Идиотское ощущение, возникающее каждый раз, как только он садился в эту машину, усилилось в несколько раз. Это было похоже на то, как будучи взрослым, ты садишься на детский велосипед и твои ноги оказываются почти что возле ушей. Яростно взглянув на Мейсона, он уже собирался сгенерировать какую-то язвительную реплику, но сдержался, увидев, что друг резко помрачнел, заметив в толпе Петру. Девушка рассеянно махнула в сторону желтой машинки и повернулась к своему спутнику, восторженно что-то щебеча. Двухметровый громила, чьи огромные татуированные ручища покоились на ее тонкой талии, откровенно напоминал одного из байкеров, которые как-то гнались за Каем и Мейсоном с твердым намерением разлучить их головы с телами и Жнец не сомневался, что где-то на стоянке припаркован байк, возящий эту огромную тушу по городу.

– Поверить не могу… – прошипел Мейсон, с остервенением вжимая педаль тормоза в пол.

Машина остановилась, и Кай со вздохом облегчения выбрался на улицу и принялся помогать Морису, для которого процесс покидания салона оказался куда более сложной задачей. Когда беднягу наконец удалось извлечь, он выглядел весьма помятым, а и без того невысокий уровень его харизматичности опустился еще на несколько пунктов.

– Ну, могло быть и хуже, – удовлетворенно сказал Морис, разглаживая на себе одежду. – Мы могли добираться сюда на автобусе… Это занимает вдвое больше времени, плюс ты никогда не знаешь, кто окажется на соседнем сидении. Однажды мне пришлось выслушивать разгневанную испанку… Я ни черта не понял, но держу пари, что она поведала мне план какого-то убийства. Уж слишком зловеще звучали некоторые ее слова…

Кай в ответ только хмыкнул и направился к Мейсону, который уже успел открыть багажник и теперь ковырялся там с весьма серьезным видом. Достав блокнот, посланник Купидона еще раз сверился с сегодняшними записями и, отыскав в багажнике среди всякого барахла, стопку уже отсортированных пакетиков с таблетками в форме сердечек, принялся распихивать их по карманам.

– Сегодня здесь работают Амбер и Мо. Так что большую часть вечера ваш покорный слуга будет к вашим услугам, – воодушевленно произнес он и, подмигнув, продолжил. – Как и к услугам тех красоток, которые так настойчиво смотрят на нас.

Он едва заметно кивнул куда-то за спину Кая. Оглянувшись, парень увидел двух симпатичных девушек, которые, хихикая и переговариваясь, раз за разом бросали на ребят игривые взгляды.

Пока парни возились возле машины, к ним подошла Петра, всем своим видом выражая свое недовольство – уж слишком долго, по ее мнению, они там копошились. Ее новая пассия тащилась следом, шаркая ногами и подозрительно рассматривая ребят. Что-то подсказывало Каю, что этот качок с косматой бородой и суровой физиономией, не отмеченной печатью интеллекта, рано или поздно припомнит их, а затем припомнит и им.

– Ну что, мы идем? Или я чего-то не знаю, и вечеринка будет происходить прямо здесь? – Спросила Петра, нахмурив брови. Сегодня она надела черные латексные штаны, тесно облепляющие ее упругие бедра и длинные стройные ноги, темно-серую футболку, частично открывающую разноцветную татуировку на ключицах и коротенькую кожаную курточку, что делало ее саму похожей на заядлую любительницу мотоциклов.

– Мейсон, – посланник Купидона пропустил мимо ушей слова подруги и, представившись, протянул руку детине. Тот на миг заколебался, но все же ответил на рукопожатие и сдавленно выдавил:

– Томас.

– Приятно познакомится, Томас. Это Морис и Кай – мои лучшие друзья, проверенные временем, неприятностями и уже известным тебе несчастьем, которое некоторые называют Петрой. – Криво улыбнувшись в ответ на испепеляющий взгляд подруги, он беззвучно, лишь одними губами произнес: «Война» и, шутливо козырнув, прошмыгнул мимо. – Эй! Пошевеливайтесь! Иначе будете здесь торчать…

Теоретически, до открытия «Стрекозы» оставалось еще довольно много времени, но, несмотря на это, перед входом уже выстроилась немалая очередь. Мейсон, невзирая на возмущенные возгласы, без особого труда проложил себе дорогу к коренастому охраннику. Бритоголовый темнокожий мужчина, в дорогом элегантном, идеально сидящем на нем костюме, стоял за символической оградкой, роль которой исполняла хитроумно сплетенная веревка, прикрепленная к кованым столбикам и преграждающая вход.

– До восемнадцати вход воспрещен, – прогудел охранник, нахмурив косматые брови, обращаясь к пареньку, стоящему перед ним, во главе очереди.

– Мужик, я уже совершеннолетний! – Отозвался тот и Кай заметил, как предательски дрогнул у него голос. Парень на вид едва дотягивал до шестнадцати, а смешной пушок над верхней губой и непростительно устаревшая стрижка «под горшок» лишь усугубляли положение и делали все его протесты бессмысленными.

– Конечно. Если ты совершеннолетний, то я розовый фламинго, – хохотнул охранник, а потом, стерев с лица улыбку, грозно добавил. – Сгинь отсюда, иначе я могу тебе в этом помочь.

Скорчив кислую мину и, прошипев под нос парочку проклятий, парень покорно поплелся прочь, разочарованно опустив голову.

– О, да это же старина Мейсон! – Охранник снова расплылся в улыбке, с готовностью отстегивая веревку, чтоб пропустить новоприбывших.

– Ти Джей, рад тебя видеть, – посланник Купидона по-дружески обнял здоровяка, похлопав его по спине, и Кай краем глаза заметил, как весьма крупная купюра переместилась из ладони друга в карман Ти Джея, а сам Мейсон что-то шепнул ему на ухо. Охранник, согласно кивнув, отступил.

– О, Петра, давненько я тебя не видел. Неужели ты нашла новое интересно местечко, позабыв о старой-доброй «Стрекозе»? – Поинтересовался он, рассматривая ведьму.

– Конечно же нет! Не говори глупостей, – кокетливо возмутилось Петра. Подмигнув, она погладила охранника по могучей груди и потащила Томаса вглубь клуба, пока он не успел ничего сообразить.

В последний раз Кай был здесь очень давно и не был знаком с Тим Джеем, так что, сдержанно пожав ему руку, он двинулся вслед за Мейсоном, который сверлил тяжелым взглядом затылок Томаса. Мысленно поблагодарив высшие силы за то, что друг не обладает испепеляющим взглядом в прямом значении этого слова, он обернулся убедиться, что Морис не потерялся где-то в толпе и остолбенело застыл на месте. Ти Джей неотрывно смотрел на Кая, только теперь его лицо уже не было человеческим лицом. Противоестественно удлинившись, его нижняя челюсть словно отсоединилась от верхней и повисла на уровне груди, как будто обремененная силой тяжести, зубы вытянулись в длинные острые клыки, а кожа посерела и местами потрескалась. Зрачки его черных глаз покраснели и светились в приглушенном свете, словно два раскаленных уголька.

– Что же ты наделал… – хрипло произнесло чудовище, и за этими словами последовал низкий гортанный рык, переходящий в бульканье.

– Что? – Задохнулся Кай.

– Я спрашиваю, все ли нормально? – Прозвучал голос, принадлежавший уже собственно охраннику.

Кай напряженно сглотнул и прикрыл глаза, а уже следующее мгновение перед ним стоял все тот же Тит Джей в своем дорогом костюме с немым вопросом на лице.

– Да… Да, все в порядке, – парень кивнул и поспешно исчез в небольшом коридоре, ведущем в первый зал ночного клуба. Морис плелся где-то позади, а Мейсон, Петра и ее косматый кавалер уже давно исчезли из поля зрения.

Коридор, за исключением пола, был полностью зеркальным. Парень опустил голову, стараясь не смотреть на свое отражение, и прибавил скорости. От только что увиденного голова грозилась взорваться, а фраза «Что же ты наделал…» монотонным эхом звенела в ушах. Он еле сдерживался, чтобы не вернуться и не наброситься на Ти Джея. Ведь все это могло привидеться, он в последнее время и не отдыхал нормально, волнуясь по поводу Анны. Остановившись на твердом намерении поговорить с Мейсоном, парень вошел в зал.

Внутри было весьма многолюдно, несмотря на то, что мало кто из посетителей удостоился чести быть пущенным внутрь до открытия. Просторное помещение зала было разделено на секторы разными по цвету столиками, которые ютились вокруг танцпола с небольшой сценой по центру. Приятное оформление в минималистическом стиле не напрягало ни глаз, ни мозгов, что свидетельствовало об отличном вкусе дизайнеров и владельцев клуба.

Осмотревшись, Кай отыскал наконец Петру и Томаса, которые, сидя за столиком, мило ворковали и Мейсона, вальяжно развалившегося возле барной стойки и беседующего с Мо и Амбер – такими же посланниками Купидона. Мо был высоким подтянутым парнишкой, лет девятнадцати на вид, с картинно правильными чертами лица, огромными светло-голубыми глазами и густой копной волос цвета спелой пшеницы. Амбер, молодая женщина на вид лет двадцати восьми, относилась к тому типу женщин, которых обычно называют «роковыми», и это было совершенно точное определение, ведь она была невероятно красивой. Ее иссиня-черные волосы ниспадали на плечи ровными прямыми прядями, ангельское личико, вводящее в заблуждение своими изящными чертами, умело подчеркнутыми косметикой, способно было вскружить голову любому мужчине.

Кай без лишних церемоний оттащил Мейсона от стойки и, убедившись, что их никто не слышит, растерянно прошептал:

– Я видел Могильщика. Только что…

Повисла напряженная пауза, казалось, даже воздух вокруг сгустился, а движения окружающих людей замедлились. Мейсон неожиданно оборвал эту иллюзию, быстро затараторив и так отчаянно завертев головой, что Кай на миг испугался, как бы она не отвалилась.

– Нет, дружище, нет! Это совершенно невозможно, абсолютно! Ты больше не можешь видеть никого из них. Никого, кроме Анны! Разве ты забыл? – Замолчав на миг, чтоб перевести дыхание, он продолжил. – Скажи, только честно… Ты все еще принимаешь те лекарства, которые дает тебе Алистер?

– В этом ты можешь не сомневаться… – Не дрогнув, соврал Кай. Он не принимал лекарство уже больше недели и до сих пор чувствовал себя превосходно. До сегодняшнего дня, никто, кроме Анны не беспокоил его, и это успело вселить хоть зыбкую, но все же, надежду.

Мейсон с облегчением вздохнул.

– Это хорошо. Кай, ты – Ангел смерти, но ты не сама Смерть. Не забывай об этом. Не тебе решать, кому жить, а кому умереть… И неважно, касается это людей или какой-либо нечисти. Ты лишен права вершить правосудие и выносить смертные приговоры. Для этого есть более высшие инстанции. Так что выбрось этот бред из головы и больше никогда не возвращайся к этой теме. Надеюсь, тебе не составить труда припомнить, что произошло в последний раз, когда ты возомнил себя Богом. Надо же… Могильщик… И это твое видение тебе что-то сказало?

Кай отчаянно хотел рассказать другу все, как есть, но понимал, что это лишено смысла. В любом случае Мейсон продолжит твердить свое, и, в конце концов, отправит его домой, а то и вовсе накачает лекарствами прямо здесь. Тем более, последние слова друга попали прямиком в цель и не на шутку разозлили парня. Он все прекрасно помнил и терпеть не мог, когда кто-то бил его по больному месту. Так что, заверив Мейсона, что демон промолчал, явившись лишь на миг, Кай уселся за дальний столик и мрачно уставился на собственное отображение в металлическом подсвечнике. Его лицо, слегка искаженное выпуклой формой этого предмета интерьера, выглядело донельзя довольным и, одобрительно покивав головой, исчезло.

Кай потерял счет времени, отстраненно наблюдая за людьми, которые прыгали, танцевали и дергались в такт транс-музыке, которую неутомимо крутили со сцены ди-джеи. Весьма ярко и в какой-то степени даже вульгарно разодетая девица несколько минут назад пыталась его склеить, но он недвусмысленно отшил ее, и теперь она неподалеку демонстративно покачивала облаченным в коротенькие шортики задом в ритм мелодии. Она знала, что Кай не сможет не увидеть ее, и для большего эффекта ей оставалось разве что залезть на столик перед ним. Закатив глаза и тихо фыркнув, парень перевел взгляд на Мориса, который, развалившись в соседнем кресле, потягивал энный по счету коктейль. Удивительно, но он не выглядел ни пьяным, ни даже слегка выпившим, что навело на мысль о безалкогольном напитке.

Петра и Томас давно исчезли в неизвестном направлении, а Мейсон занимался своими амурными делишками. К разговору о Могильщике он больше не возвращался и лишь изредка тревожно поглядывал на друга, но Кай каждый раз подавал знак, что с ним все в порядке и можно не волноваться.

Злость на Мейсона развеялась и понемногу сменилась гнетущей скукой, и Кай уже начал подумывать, не воспользоваться ли предложением незнакомки, которая до сих пор выписывала танцевальные пируэты перед его столиком. Его размышления прервал все тот же Мейсон, причалив к столику в компании пяти хохочущих девушек. Ласково попросив их оставить его на некоторое время, он тяжело опустился на кресло возле Мориса. Как ни крути, а это было одной из суперспособностей Мейсона, как Ангела Любви – где бы он не появился, ему было гарантировано повышенное внимание прекрасной половины человечества… Девушки слетались на него, как пчелы на мед… Мо и Амбер, а так же и другие его собратья были точно такими же.

Стоит отдать должное – Мейсон никогда не злоупотреблял своими способностями и не использовал его для своей выгоды. В этом городе существовала лишь одна-единственная девушка, не попадающая под действие его чар и именно ее он желал больше всего на свете… И конечно же, в этом он не признавался даже самому себе, но Кай знал его слишком долго и давно все сам понял.

– Мейсон, ну как тебе это удается? – Перекрикивая грохот музыки, сказал Морис. – Я тоже хочу, чтоб девушки вот так вились вокруг меня!

– А ты больше их игнорируй, – ответил Мейсон, добродушно похлопывая друга по плечу. – Слушайте, а у меня тут идейка возникла… Давайте устроим завтра ночь покера! Что скажете?

Кай не успел ответить. В кармане джинсов претензиознно завибрировал мобильник, и парень вытянулся, чтоб достать его. От сообщения, которое высветилось на дисплее, в горле пересохло, а по телу пробежала легкая волна дрожи. Подняв глаза на Мейсона, он произнес:

– Нашли Фреда Марлоу...

Еще несколько мгновений он неподвижно сидел, глядя на друга, а потом резко вскочил и бросился в сторону выхода. Мейсон, пробормотав что-то Морису на ухо, поспешил вдогонку.

Кай бесцеремонно протискивался сквозь бурлящую толпу, усердно работая локтями и оттаптывая ноги посетителям, которые лишь вяло огрызались. Пробежав мимо Ти Джея, и изо всех сил стараясь не взглянуть не него, он помчался вверх по крутой лестнице. Мейсон позади что-то кричал, но сейчас это было куда менее важным.

Детектив Ласло указал в сообщении и адрес, и Каю не терпелось поскорее добраться туда, с Мейсоном или без. На полной скорости он вылетел из парадной двери «Андромеды» и неожиданно налетел на девушку, которая как раз собиралась туда войти. Она врезалась в его грудь с такой силой, что он невольно поморщился и отпрянул, лишь в последний момент схватив ее за руку, чтоб удержать от падения.

Девушка подняла голову, потирая ушибленный нос и огромные зеленые глаза ошарашено уставились на Кая, а маленький аккуратный ротик изобразил удивленное «О». Спустя мгновение Грейс Уотсон сомкнула губы и сделала несколько шагов назад.

– Извини… – только и успел шепнуть Кай, прежде чем рядом возник Мейсон и, схватив за руку, потащил его к своей машине.

 

* * *

Дом, в котором нашли Фреда Марлоу, находился на улице Фолхеймен. Это была одна из окраинных улочек Эстфолда, сразу за которой же следовала опушка, а далее начинался густой дремучей лес. Полицейские машины полукругом стояли у старого пятиэтажного дома, который выглядел пустым и давно заброшенным. Ближайшие дома тоже опустели, но уже по той причине, что их любопытные жители выбежали на улицу, привлеченные обилием стражей порядка. Зеваки стояли за желтой лентой, которой предусмотрительно оградили место преступления.

Мейсон припарковал машину возле соседнего дома, и Кай, первым выкарабкавшись из салона, тревожно осматривал окрестности. Здесь было значительно холоднее, чем в другой части города, и резкие порывы ветра пробирали до костей, заставив парня съежиться и поплотнее закутаться в куртку. Не тратя ни минуты, Кай направился сквозь возбужденно галдящую толпу. Мейсон покорно шагал позади, бросая на спину товарища обеспокоенный взгляд. Если Кай снова видит демонов, или как он их там называет, помимо Анны, то дела плохи…

Обрывки фраз горожан, доносящиеся до ушей, звучали неразборчиво и никак не клеились в хоть какую-то общую картину. Никто из них толком не знал, что же привело сюда такое количество полицейских. Кто-то утверждал, что здесь нашлось какое-то украденное барахло, другие говорили о разборках местных уличных банд, третьи высказывали еще какие-то догадки, но все это было лишено каких-либо подтверждений.

Кай уверенно подошел к тучному патрульному, который вместе с парочкой коллег бродил туда-сюда, стараясь отогнать чрезмерно любопытствующих людей, явно желающих пробраться за ограду и сунуть нос куда не надо. Мужчина узнал Кая и, приветственно кивнув, приподнял ленту. Все, что знал о нем Кай, так это то, что имя его Ганс, он увлекается поеданием пончиков и ненавидит всех, кто не разделяет этой его ведущей к ожирению страсти.

– Третий этаж, Хансен. И смотри под ноги, – посоветовал Ганс, вглядываясь в Мейсона, подныривающего под ленту. – Эй, а этому нельзя сюда!

– Все в порядке, он со мной, – терпеливо ответил Кай, наблюдая, как на широком лице Ганса разворачивается внутренняя борьба, так как такая идея ему была явно не по душе, но и разбираться потом с Ласло и Алистером, поручившемся за парня, желания не было. Заскрежетав зубами, Ганс все же отступил, давая Мейсону пройти.

Приближаясь к злосчастному дому, парни все более отчетливо ощущали гадостно-сладковатый душок разлагающейся плоти вперемешку с запахом серы. Под ногами хрустело разбитое стекло, усыпавшее большую часть дорожки, ведущей к парадному входу. Поднявшись по шаткой и невероятно скрипучей лестнице на третий этаж, ребята оказались в длинном узком коридоре. Трое из четырех находящихся здесь дверей были заперты, а отсутствие электричества с лихвой компенсировали развешанные полицейскими фонарики. Давно уже перевалило за полночь и приходилось довольствоваться таким способом освещения, чтоб криминалисты могли выполнить свою работу, не пропустив ничего важного.

С единственной открытой настежь двери доносились голоса. Кай безошибочно узнал Ласло, а его собеседником, сухо и монотонно отвечающим на встревоженную речь детектива, без сомнения, был Алистер. Судя по удивленно округлившимся глазам Мейсона, посланник Купидона тоже его узнал.

– Мейс, можешь подождать на улице. Тебе совсем не обязательно быть здесь, – прошептал Кай, взглянув на друга. Глубоко в душе он отчаянно желал, чтобы Мейсон остался, ведь именно сейчас друг, сам того не ведая, был его страховкой. Но и посланника Купидона стоило пожалеть, ведь казалось, что его вот-вот стошнит.

– Ну да, конечно, – пробормотал Мейсон, закрывая нос рукой, – и пропустить все безудержное веселье… Пошли, я хочу узнать, что здесь забыл Алистер до того, как задохнусь.

Со вздохом облегчения Кай кивнул и направился к двери. За порогом начиналась большая комната, без какой-либо мебели. По центру стояли Алистер и детектив Ласло, возле которых крутились двое криминалистов. Один, прилепившись к фотоаппарату с огромным объективом, делал снимки, а второй ползал на коленях в усердных поисках отпечатков пальцев. Кай застыл на пороге, осматривая помещение. Его сердце заколотилось в ускоренном темпе, а кровь с такой силой принялась хлестать по венам, что казалось, сейчас прорвет их.

Температура в комнате была на несколько градусов ниже, чем на улице, словно кто-то решил устроить здесь филиал морозильника. Стены и потолок покрывали глубокие трещины, и в некоторых местах они были столь широкими, что туда без труда влезла б и ладонь. На полу валились камни самых разных размеров: от крохотных камешков до огромных глыб, которые вряд ли бы пролезли через дверь. Фред Марлоу повис в воздухе, прямо в эпицентре этого хаоса. Его тело безвольно застыло примерно в двадцати сантиметрах над землей. При жизни это был мужчина примерно тридцати семи лет, с выдающимся пивным животом и лисиной на всю макушку, а сейчас его тело было полностью иссушенным, словно кто-то высосал из него все соки. Острые шипы, видневшиеся на пожелтевшей коже то тут, то там, прорывали плоть, но из ран не вытекло ни капли крови. Глаза и рот его были плотно сомкнуты, но Кай знал, что будь он жив, то уже оскалил бы длинные острые клыки, а вместо человеческих глаз на присутствующих бы глядели две черные пустые дырки…. Без всяких сомнений, Анна попыталась превратить беднягу в Пожирателя Снов, но попытка перевоплощения потерпела неудачу.

– А зачем было его подвешивать? – Чуть слышно прошептал Мейсон над ухом Кая. Парень едва разобрал его слова, так как Посланник Купидона еще плотнее закрыл рот ладонью. – Я понимаю, весь этот жуткий декор вполне в стиле Анны, но крепить его тросами к потолку… Слишком много работы для нее, тебе не кажется?


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.085 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты