Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



В конце концов, мной может быть кто-то другой.

Читайте также:
  1. I. в эксперименте может быть вызвано
  2. I. При каких условиях эта психологическая информация может стать психодиагностической?
  3. II. ПРЕДЕЛЬНО ДОПУСТИМЫЕ КОНЦЕНТРАЦИИ (ПДК) ХИМИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ В ПОЧВЕ
  4. Lt;variant>может, если обвинитель будет настаивать на обвинении
  5. Melior condicio nostra per servos fieri potest, deterior fieri поп potest (D. 50.17.133). - Наше положение может становиться лучше при помощи рабов, но не может становиться хуже.
  6. PR-концепция как базовый документ PR-проекта
  7. А. Рабочее движение в конце XIX в. Морозовская стачка (1885 г.)
  8. АВТОМАТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ КОНЦЕНТРАЦИЕЙ РАСТВОРОВ МИНЕРАЛЬНЫХ УДОБРЕНИЙ
  9. АВТОРСЬКА КОНЦЕПЦІЯ
  10. Агрегатный индекс может быть преобразован а среднеарифметический и среднегармонический индекс при отсутствии исходной информации для расчета агрегатной формы индекса.

– Проклятье! – Прибавляя шаг, сквозь зубы процедил Кай. Несмотря на все его попытки догнать Анну, расстояние между ними не сокращалось. Несколько раз он срывался на бег, но и это не помогло – девушка все так же неторопливо плыла по улице далеко впереди.

– Анна, прекрати эти фокусы! – Прокричал парень и, подняв с дороги камень, швырнул его в сторону демоницы. Камень описал в воздухе идеальную дугу и с глухим стуком брякнулся в нескольких метрах от нее. Девушка лишь оглянулась и, улыбнувшись, продолжила свой путь. Она точно знала, что он будет следовать за ней, следовать до самого конца.

Кай опять вытащил телефон из кармана штанов и, наверное, в сотый раз попытался дозвониться до кого-либо из друзей и сообщить о побеге Анны. Он понятия не имел, как демонице удалось обойти заклятия Петры, ведь раньше они считали, что это абсолютно не возможно. Но факт оставался фактом: Анна была здесь, на улице, в нескольких километрах от дома. Лихорадочно тыкая в дисплей телефона, парень набирал знакомые номера, но ответом ему были лишь короткие гудки, равнодушно сообщающие, что на противоположном конце линии абоненты слишком заняты, болтая с кем-то по телефону. Это было весьма странным, так как Петра и Мейсон были вместе, когда Кай уходил из дома, да и Морис уже давно должен был к ним присоединиться. Не менее странным было и то, что никто не позвонил ему, чтобы узнать, куда он подевался. Да и если б Петра обнаружила пропажу Анны, то немедленно бы связалась с ним. Тут что-то не то… Хотя, неизвестно, что им наплел Морис, когда вернулся.

Оставив бесплодные попытки дозвониться, парень поспешно написал им СМСки и опять сосредоточился на преследовании Анны.

Девушка не спеша двигалась дорогой, уверенно прокладывая маршрут между улиц, напоминая бестелесный призрак из ночных кошмаров. Ее волосы свободно ниспадали на плечи, как всегда колеблясь в незримых воздушных потоках, а босые ноги выглядывали из-под платья, подол которого постоянно менял свою длину. Это платье было единственной вещью в ее гардеробе, и она с особой любовью украшала его то кровавыми пятнами, то языками пламени, то какой-то неизвестной черной гадостью, напоминающей смолу. Она рвала его, раздирала в клочья, а потом опять возвращала несчастной одежке прежний вид, и все начиналось сначала. Но в любом случае она выглядела невероятно зловеще.



– Как же ты это сделала? Как ты выбралась? Эй! – В который раз прокричал Кай.

Ответом ему было все то же невыносимое молчание. Демоница не торопилась с ответом, хотя, впрочем, в этом не было ничего странного. Покорно следуя за ней, Кай обнаружил, что они уже на окраине города. Впереди виднелась конечная автобусная остановка и несколько одиноких невзрачных домиков, за которыми начинался лес. Предчувствие беды не покидало парня с момента их встречи на перекрестке, все больше разрастаясь и достигая своего пика. Он сжал кулаки и облизал пересохшие губы, лихорадочно размышляя над тем, как вернуть Анну домой прежде, чем она успеть кому-то навредить… Если она уже этого не сделала. Эта мысль острой иглой пронзила его сознание, заставив волосы на всем теле встать дыбом. Сколько же времени она свободно шлялась по городу до того, как он ее увидел? Узнала ли она о Грейс..? Как много она видела?

– Кай давно ты здесь? – Громко спросил он.

– Достаточно, – холодно произнесла демоница, снизойдя, наконец, до ответа. Она остановилась и развернулась, так что Кай теперь мог видеть ее лицо, не выражающее никаких эмоций. – Ты обидел меня. Я вот захотела обидеть тебя, но потом передумала.



– Неужто тараканы в твоей голове проголосовали против? – Сухо отозвался парень, изо всех сил пытаясь скрыть свое волнение. В любом случае ему не понравится то, что она задумала… Перед Анной он был бессилен, поскольку не мог ее уничтожить. Впрочем, она также не могла его убить, и все, что ей оставалось – втягивать его в свой Сумашествиль и держать там, пока ей не надоест играть. И все, что мог сделать Кай – это только оттягивать момент падения в кроличью нору.

Анна растеряно захлопала ресницами, не сводя с него своих черных маслянистых глаз.

– Почему ты оставил меня здесь, Кай? – Спросила она, касаясь пальцами лица. – Почему?

– Что ты имеешь в виду? – Удивился парень, не понимая, о чем идет речь.

– И почему Кай последовал за Снежной Королевой, если он хочет Герду?

Вопрос, на первый взгляд, был вполне в ее духе, но он выбил весь воздух из его груди. Никогда раньше она не упоминала эти сказки… А сейчас это значит только одно.

Он сделал несколько шагов в ее сторону, намереваясь медленно подойти и снова свернуть ей шею. Он был готов делать это снова и снова, если это поможет хоть ненадолго удержать ее от злодеяний, пока не придумает, как от нее избавиться.

– Как давно? – Голос Кая переломился и прозвучал так, словно никогда ему не принадлежал. – Как давно ты выходишь из комнаты? Из дома… Как давно, Анна.

Она только пожала плечами, пытаясь изобразить невинную улыбку. Получилось это у нее довольно плохо и больше напоминало попытку акулы сказать перед фотокамерой «сы-ы-ыр». Кай резко бросился вперед, с твердым намерением схватить ее, но Анна внезапно замерцала, словно поврежденная голограмма, и растворилась в воздухе. Через миг она материализовалась возле последнего дома, и, ехидно оскалившись, направилась в сторону леса.

Кай выругался и побежал за ней, зная, что снова не сможет ее догнать.

За опрятным двором последнего в этой части города домика обнаружилась огромная поляна, по периметру которой возвышались сосны, словно могучие молчаливые стражи. В тусклом свете луны они напоминали причудливых чудищ, которые только в любой момент могли расправиться с любым, кто посмеет нарушить их покой.

Кай бежал так быстро, как только мог. Обувь скользила по сырой траве, которая постепенно сменялась таким же мокрым ковром мха. Тьма вокруг все больше сгущалась, и парень уже не ориентировался в пространстве, то и дело спотыкаясь и с трудом удерживая равновесие. Анна быстро исчезла в зарослях, и парень поспешил вперед, боясь потерять ее из виду. Выставив вперед руки, чтобы защититься от колючих ветвей, он нырнул в кусты, за которыми маячило белое платье.

Воздух здесь был свежий, пьянящий, щедро насыщенный кислородом, прохладой, запахом древесины и сырой земли. Глубоко вдохнув, парень сделал несколько шагов и огляделся. Белое платье исчезло из вида, но он кожей чувствовал, что Анна где-то рядом. Он насторожился, пытаясь уловить хоть какой-то звук, но ночной лес отвечал ему лишь зловещей тишиной. Холодного лунного света, пробивающегося сквозь ветви деревьев, было недостаточно, и парень вытащил из кармана телефон. Включив фонарик, он осветил пространство вокруг себя. Это мало чем помогло, но все же, было лучше, чем ничего. Вокруг были только деревья, кусты и огромный, обросший мхом валун.

– Анна… – позвал он, неуверенно ступая вперед. Ему показалось, что впереди хрустнула сухая ветка, и он направился на звук, надеясь, что это не плод его разыгравшегося воображения.

Нет, этот звук все-таки реален. Тихий ритмичный стук, хруст веток, опять ритмичное постукивание, скрип сухой ветки и несколько глухих ударов. Стоп. Опять: тихое ритмичное постукивание, хруст веток, постукивание, скрип и удары. Стоп. Снова. Это странный набор звуков все повторялся и повторялся, пока не обрел очертания мелодии, в которую медленно вливалось пение свирели. Эта протяжная, страдающая песня разливалась по лесу, и казалась какой-то потусторонней, не принадлежащей этому миру.

Кай тяжело сглотнул и застыл. Что бы это ни было, оно казалось настолько первобытным и диким, что он едва удержался от того, чтобы поскорее удрать отсюда. Но парень не мог оставить Анну, так что сделав над собой усилие, он продолжил путь.

Мелодия не прекращалась, а лес вокруг оживал, и грозно шелестел, словно выражая свое недовольство визитом непрошеного гостя. Парень мог поклясться, что он слышал чей-то приглушенный шепот, но так и не смог разобрать произнесенных слов. Тьма вокруг сгустилась и безжалостно сдавливала свои мрачные тиски, заставляя бежать не останавливаясь.

И Кай бежал, то и дело натыкаясь на колючие ветки, больно царапающие незащищенные одеждой участки кожи и норовящие выколоть глаза, путаясь в густой паутине и спотыкаясь об огромные корни, больше похожие на застывших змей. Анны нигде не было видно, но парень явственно ощущал ее присутствие.

Прошло немало времени, прежде чем он, окончательно выбившись из сил, остановился и оперся на ближайшее дерево. Немного отдышавшись и, собрав все силы в кулак, он произнес так громко, как только мог:

– Где ты?

– Я здесь, Кай… – Тихий отчужденный голос прозвучал прямо у него за спиной, так близко и так неожиданно, что парень подпрыгнул и развернулся. – А вот где ты? – Спросила она, внимательно вглядываясь в его лицо. В скупом свете телефонного фонарика девушка еще больше была похожей на мрачный, ужасающий призрак из ночных кошмаров.

– Хватит… Просто прекрати все это, – едва сдерживаясь от желания наброситься на нее, попросил парень обманчиво мягким голосом. Но Анна, словно чувствуя, что у него на уме, сделала несколько шагов назад. Что ж, во второй раз свернуть ей шею будет не так просто…

– Что? Я ведь ничего не делаю, – девушка пожала хрупкими плечиками. – А может, все это – твоих рук дело? Об этом ты не думал? Это ведь ты создал меня… Ты сделал меня такой! ТЫ!

Кай сглотнул и склонил голову набок, едва сдерживая дрожь в руках.

– Ты хочешь мне что-то рассказать? – Немного подумав, он, словно утопающий, решил ухватиться за ту тоненькую соломинку, надеясь, что Анна наконец, разболтает, кто она такая и почему никак не оставит его в покое. Но девушка, не оправдав его ожиданий, сухо отрезала:

– Нет. Не сегодня.

От нее веяло могильным холодом, и Кай вскоре почувствовал, что начинает замерзать. Переминаясь с ноги на ногу, он тихо произнес:

– Ты демон, Анна…– он на мгновение запнулся. – Мой демон… Ты сеешь лишь хаос, разрушение и смерть. Ты убиваешь невинных людей, пытаясь превратить их в себе подобных тварей. Ты просто играешь со мной… Я не смог бы создать такое чудовище даже в худших своих кошмарах…

– Ауч! – Девушка дернулась и сморщила нос, словно от пощечины, демонстрируя, что эти слова задели ее за живое. – Знаешь, Кай, демоны для того и созданы, чтобы мучить. Я лишь выполняю свою работу. И заметь – очень старательно выполняю.

Кай не успел ничего ответить. Анна криво улыбнулась и принялась наматывать вокруг него круги, распевая незатейливую песенку:

 

Кай замерз и стал жесток,

Тилли-вилли – раз.

Может, он сошел с ума?

Тилли-вилли – два.

Он из льдинок сложит "смерть",

Тилли-вилли – три.

В зеркале его вдруг не найти,

Тилли-вилли – ты!

Всюду слышит голоса,

Тилли-вилли – без конца.

Алых роз померкнет цвет,

Тилли-вилли – не ответ.

Шаг за шагом в темноту,

Тилли-вилли – я иду.

Где же Герда, милый Кай?

Тилли-вилли – угадай ...

 

Кай побледнел и впервые обрадовался царящей вокруг тьме, в которой этого нельзя было увидеть. Его ладони вспотели, а сердце лихорадочно затрепыхалось в груди, словно испуганная птица. Когда он осознал смысл этой дурацкой песенки, у него пропал дар речи...

Демоница тем временем остановилась позади него и, уткнувшись носом в его спину, шумно втянула воздух.

– И кто она? – Спросила Анна, выдыхая. – Хотя, без разницы. Я буду называть ее Герда. Ты ведь не будешь возражать?

Парню понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя. Страх сменился медленно закипающим раздражением, приятным теплом разлившимся по телу. Он хмыкнул, резко развернулся и схватил девушку за запястье.

– Вообще-то, я буду возражать. – Он положил свободную руку Анне на затылок и, грубо схватив за волосы, заставил ее поднять голову. – Запомни: если ты хоть раз коснешься ее, клянусь, я сделаю так, что ты будешь умолять о смерти!

В ответ Анна сначала лишь холодно хихикнула, а потом зашлась громким хохотом.

– Как скажешь… – Вдоволь насмеявшись, произнесла она. – Только вот это сделаю не я. Это сделаешь ты.

Кай, одарив ее испепеляющим взглядом, покачал головой:

– Чтоб не вынуждать тебя ждать, я начну прямо сейчас.

Он не обманул – дальше все произошло поразительно быстро. Кай сжал ее плечи и с силой толкнул на соседнее дерево. Как раз одна из его ветвей находившаяся довольно низко, была сломана и выглядела достаточно острой, чтобы пронзить тонкое девичье тело. Послышался неприятный чавкающий звук, Анна вскрикнула, и на ее белом платье в районе живота расползлось кровавое пятно.

– Ты… – хватая воздух ртом, прошипела демоница, протянув руки, но парень сделал шаг назад, увертываясь от ее цепких пальцев.

– Что? Разгневал тебя? Разочаровал? Сделал больно?

– Испортил мне платье, козел! – Ответила она, критически осматривая себя.

– Интересно, что будет, если снести тебе голову… – Тяжело дыша, прокряхтел Жнец, беспомощно озираясь вокруг, словно надеясь обнаружить под кустом топор. – Знаешь, я долго думал, что еще смогу вернуть ту несчастную девушку, чьим телом ты воспользовалась, и даже не рассматривал такой вариант. Но теперь меня ничего не останавливает.

– А я бы не спешила с выводами, – усмехнулась Анна, указывая пальцем куда-то ему за спину.

Кай обернулась и остолбенел. Стоявший неподалеку старый раскидистый бук вспыхнул ярким пламенем. Огненные языки, казалось, вырвались из самого ада и принялись плясать вокруг ствола в ритм гипнотизирующей мелодии, которая все это время и не думала прекращаться. Свет от пламени разогнал мрак, и теперь Кай видел, что они стоят на краю небольшой полянки. С густых зарослей, за которыми все так же царила непроглядная темень, вынырнул огромный бурый медведь. Взгляд его колючих темных глаз остановился на парне, и он принялся с интересом изучать гостя.

– Поздоровайся, Кай, – произнесла Анна. Она уже умудрилась спрыгнуть с проткнувшей ее ветки и теперь беззаботно шагала навстречу зверю. – Ты ведь не хочешь показаться невоспитанным?

– Какого черта, Анна? – Осторожно произнес он. – Ты… Да ты просто ненормальная!

Глядя на медведя, Кай сделал маленький шажок влево. Зверь оскалился. Все ясно, придется торчать на месте, пока не придумает, как выпутаться из этой ситуации. Если придумает. Мысли лихорадочно вертелись в голове, но ни одна из них не могла быть сейчас хоть чем-то полезной. Да, просто так убить Кая невозможно, ведь он уже давно мертв, да и вообще не человек. Все раны на его теле мгновенно заживают, но что будет, если его просто порвут на куски? Что будет, если с ним проделают то, что он хотел приберечь для демоницы? В такие тонкости бессмертия его пока что никто не посвящал… Вот проклятие!

Анна тем временем вплотную приблизилась к животному, которое словно дожидалось ее под горящим деревом. Она протянула и руку и осторожно погладила его. Зверь прикрыл глаза и покорно склонил голову.

– Это Хатхи – хозяин этого леса. – Объяснила она, словно снисходительная учительница нерадивому ученику. – Ты должен с ним поздороваться, иначе он решит, что здесь тебе не место. И я не думаю, что смогу убедить его в обратном.

– Доброй ночи… сэр… – Чувствуя себя последним дураком, невнятно пробормотал Кай. Вот уж он не ожидал, что еще придется здороваться с медведями. Гневно раздувая нос, он перевел разъяренный взгляд на девушку. – Не знал, что можно приводить с собой домашних любимцев.

Медведь угрожающе зарычал, так что пришлось прикусить язык. Кай решил попробовать перевести разговор в другое русло и спросил:

– Анна, как ты сломала заклятие Петры?

Демоница выдержала напряженную паузу, перед тем как небрежно бросить:

– Никак.

– Объясни…

– Можно пытаться закрыть двери неподходящим ключом. Можно даже думать, что ты их закрыл. Но они все равно будут открыты. Так ведь? Впрочем, мне не пришлось ничего ломать. Меня здесь нет, Кай… Оглянись вокруг… Где ты?

– Прекрати! – Больно прикусив внутреннюю сторону щеки, прошипел парень. – Ты не запудришь мне мозги! Не в этот раз! Я не сумасшедший и ты это знаешь! Это все твои фокусы… Ты пытаешься сделать все, чтобы я поверил, что я не в своем уме! Но это не так… Я знаю, кто ты! Хватит!

– На твоем месте так сказал бы каждый, – Анна вздохнула. – Даже Герда.

Кай шумно втянул воздух.

– Я сказал – хватит! – Повторил он, четко делая акцент на каждом слове.

Вот черт! Если эта тварь доберется до Грейс, она без раздумий убьет ее. Или попробует превратить в одного из своих сородичей, лишь бы сделать Каю больно. От этой мысли в горле образовался тугой ком, и принялся душить его. Пытаясь успокоиться, он мотнул головой и перевел взгляд на зажатый в руке телефон. Из-за постоянно включенного фонарика, аккумулятор почти разрядился и красненькое изображение батарейки в правом верхнем углу экрана тревожно мигало. Он в который раз попытался дозвониться до Петры, но опять его попытки оказались безуспешными. В лесу сеть отсутствовала.

– Кай, – холодно улыбнулась Анна. – Я позабочусь о тебе. Пойдем со мной… – Она приблизилась и протянула руку, ожидая, что парень протянет свою.

Несколько мгновений ничего не происходило, а потом, внезапно, ее бледная ладонь пошла трещинами, сквозь которые начала просачиваться черная жижа, похожая на слишком жидкую смолу. Она тонкими маслянистыми струйками стекала между пальцев, падая на землю. У парня закружилась голова, и он пошатнулся, едва удерживая равновесие. Лес закружился в безумном круговороте, а все звуки внезапно стали намного громче, объемней и словно обрели форму, растекаясь в пространстве и пытаясь заполонить собой все вокруг. У звуков нет формы… Что за глупости….

Кай тряхнул головой, пытаясь отогнать это наваждение, и ошарашено уставился на деревья. Они также не остались в стороне этого безумия, оживая и протягивая к парню свои колючие ветки, пытаясь обвиться вокруг него. Они словно пытались удержать его на месте, не дать ему уйти, захватить его в колючий деревянный плен. Все тот же странный непонятный шепот слышался отовсюду, и Кай все так же не мог понять ни слова.

Голова разболелась и налилась свинцом, вызывая непреодолимое желание плюхнуться прямо здесь и уснуть среди веток и корней, и пусть они здесь, танцуют, поют, шепчут… Он поправил сползшие на нос очки и, вытерев пот со лба, посмотрел сначала на Анну, а потом на Хатхи, что возвышался за спиной девушки, словно гора. Все это время зверь безучастно наблюдал за происходящим, лишь изредка прищуриваясь и принюхиваясь.

Кай крепко зажмурился, надеясь, что когда откроет глаза, весь этот кошмар исчезнет, а сам он проснется дома в теплой кровати, без Анны, Хатхи и этого ужасного леса.

– Пойдем, – терпеливо повторила девушка.

Что ж, если это единственный способ подобраться до демоницы, то Кай готов. Он протянул руку, схватил ее за растрескавшуюся ладонь и резко потянул на себя. Анна, сдавлено ахнув, рухнула в его объятия… и прошла сквозь него. В последний момент он обернулся и схватил ее за подол платья. Ткань с жалобным треском порвалась и в руке парня остался лишь маленький клочок. Как так? Анна ведь не могла этого делать… Стены, пол, предметы – да, в них она могла раствориться, словно призрак. Но не люди, тем более не Ангелы, пусть и Смерти.

Кай ошеломленно поднял глаза, но теперь на месте Анны стоял Мейсон.

– Дружище, что-то ты плохо выглядишь, – сказал он, озабочено рассматривая товарища с ног до головы.

– Кай, ты не контролируешь себя… Это обычные люди, а не демоны. Люди, слышишь? Люди! – Послышался поблизости голос Петры.

– Возможно, ты просто видишь то, что тебе хочется видеть, – наполнил из мрака голос Алистера. – Ее звали Эльза. Эльза Ларсен.

– Она стала называть себя Анной, – эхом раздался между деревьями голос доктора Абрахама.

Пространство вокруг задвигалось, словно складывающийся кем-то кубик Рубика. Лево и право то и дело менялось местами, земля оказалась на месте неба и опять опустилась вниз. Кай почувствовал, что еще немного и его стошнит.

– Анна… Мне надоели эти игры, – он попятился, обхватив голову руками. Боль становилась невыносимой, беспощадно давя на виски. – Прекрати это! ПРЕКРАТИ!

Парень попятился и через несколько шагов ощутил, что наткнулся на что-то мягкое. Он сразу понял, что это медведь, который как раз сел на задние лапы. От его могучего тела исходило уютное тепло, а мягкая шерсть пахла сырым лесом и сосновой смолой.

Кай застыл и зажмурился, приготовившись ощутить на себе когти лесного хозяина. Каким же было его удивление, когда Хатхи поднял передние лапы и бережно обнял парня, прижав к себе и оградив от демоницы.

– Эй, медвежонок, а я думала, что мы с тобой друзья, – гневно процедила сквозь зубы Анна, успевшая вернуть свой обычный облик. Странно, способность к смене внешнего вида была ей ранее недоступна… Или она просто хотела, чтоб Кай так думал?

Анна еще что-то говорила, но ее слова расплылись, превратившись в однотонный невнятный гул. Кай уже не обращал на нее внимания, прислушиваясь к спокойному размеренному дыханию Хатхи, которое каким-то странным образом, успокаивало и его самого. Он даже позволил себе расслабиться, и все его переживания, страх, раздражение разом схлынули, а уставшее тело обмякло и навалилось на зверя. Мягкая шерстка заботливо окутала его со всех сторон, позволяя утонуть в аромате дикой, нетронутой природы, который она источала. Парень все больше прижимался к Хатхи, пока не почувствовал, что полностью стал им.

* * *

 

Что-то теплое и влажное защекотало ухо. Кай вяло махнул рукой, пытаясь отогнать это навязчивое что-то, но оно и не подумало исчезать, оставив липкий след на щеке. Жнец с трудом разлепил глаза и уперся взглядом в черный блестящий нос, с интересом обнюхивающий его лицо. Небольшая лохматая собачка кружила вокруг парня, забавно виляя куцым хвостиком.

– Эй, дружок… Перестань, мне щекотно, – Кай сел и огляделся в поисках своих очков. Их нигде не было видно, но пошарив рукой в траве, он быстро нашел заветный оптический прибор. К счастью они были целы и невредимы, иначе близорукому Жнецу пришлось бы туго. Как жаль, что вместе с бессмертием он не смог обрести идеальное зрение. Протерев стеклышка краем футболки, парень натянул их на нос и, наконец, смог разглядеть небольшой домик и опрятный двор, сразу за которым начинался лес. Прохладный утренний воздух быстро взбодрил его и отогнал сладкую сонливость, привнеся в мысли ясность. Небо на востоке только-только прорезал золотистый луч, а утренние птицы, предвкушая рассвет, заливались радостным пением.

Воспоминания о событиях нескольких последних часов накатили на парня, словно ведро ледяной воды. Быстро поднявшись на ноги, Кай достал из кармана телефон. Странно, никаких пропущенных звонков и СМСок от друзей, только навязчивое сообщение о почти разряженном аккумуляторе. Кай растерянно почесал затылок, глядя на дисплей. Этого не может быть… Анна не могла ускользнуть незамеченной. Петра и Мейсон уже должны были заметить, и об этом они б немедленно доложили Каю, а не они, так Морис. Разве что… Они не могут этого сделать… И почему он сразу об этом не подумал?

Испугавшись собственных мыслей, парень нажал «исходящие звонки» и шумно втянул воздух. В журнале звонков значилось, что последний раз он звонил друзьям вчера вечером, за несколько часов до тех страшных событий. Как так? Он ведь хорошо помнил, как пытался связаться с ними, преследуя Анну в лесу. Значок батареи еще раз угрожающе мелькнул красным, сообщая о наступлении своей кончины, и в следующий момент экран погас. Шепотом выругавшись, Кай обошел дом, на прощание почесал игривого щенка за ухом и, покинув двор, вышел на безлюдную улицу.

Прокручивая в памяти события минувшей ночи и пытаясь их понять, он добрался до автобусной остановки, подавив желание плюнуть на все и помчаться домой изо всех сил. Эта часть города была плохим местом для старта подобного забега, ведь он живет на другом конце Эстфолда и подобная пробежка займет куда больше времени, чем ожидание и поездка на автобусе вместе взятые.

Тяжело плюхнувшись на лавку, Кай подумал, что, наверное, в жизни каждого человека бывают моменты, когда кажется, что ты еще успеешь. Стоит только сорваться с места и бежать, бежать так быстро, чтобы ноги едва касались земли, а глаза слезились от ветра, и ты непременно успеешь. Ты появишься в самый последний момент, и тогда буквально доли секунды будет достаточно, чтоб изменить ВСЕ. Даже если ВСЕ случилось еще вчера… Но, к сожалению, это заблуждение… Такое бессмысленное желание догнать вчерашний день. И этот соблазн одновременно слишком сладкий и слишком горький. А на деле, единственное что остается – проглотить его и остановиться, попытаться принять, что бежать некуда…

Погрузившись в столь мрачные размышления, парень не сразу заметил нарисовавшийся на горизонте автобус. Вот он почти бесшумно притормозил в паре метров от Кая и гостеприимно открыл ярко-желтую дверцу, приглашая в теплый уютный салон, где, кутаясь в куртки, уже сидело несколько сонных пассажиров.

Внутри витал запах машинного масла с примесью аромата приторно-сладких духов, от которого закрутило в носу. Парень занял место у окна и, прислонившись к прохладному стеклу, безучастно смотрел на проплывающий мимо город.

Утренний Эстфолд был прекрасен. Заснеженные верхушки гор утопали в густых молочно-белых облаках, которые укутывали их будто морские волны, а густой туман, принесенный ветром от сонных вод фьорда, низко стелился по земле, словно пушистое одеяло. Тихие улицы медленно наполнялись почти летним теплом и людьми, которые спешили по своим делам, даже не подозревая, что зло затаилось совсем рядом. И имя ему Анна.

Мысли, вертящиеся в голове, с каждой минутой ставали все более дрянными. Неведение сводило с ума даже больше, чем осознание присутствия в этом мире демонов и Анны. Он попытался хоть немного не думать о друзьях и, ковыряясь в памяти, столкнулся с… Грейс. Воспоминания об этой встрече могли бы быть самыми сладкими, но они были омрачены злорадными угрозами демоницы. Прикрыв глаза, Жнец снова попытался найти какую-то зацепку, которая смогла бы немного пролить свет хоть на один из мучавших его вопросов: сколько времени он провел без сознания? Как он выбрался из леса? Куда подевалась Анна? Как давно она нашла способ выбираться из комнаты? Что она сделала с Мейсоном и Петрой? Столкнулся ли с ней Морис? Количество вопросов достигло критической массы. Не выдержав их давления, он дернулся и, резко поднявшись, принялся растерянно ходить туда-сюда по салону, цепляясь за поручни. Поскольку пассажиров было мало, и всем им не было дела до нервного парня, никто ему не мешал наматывать круги.

Изучая аккуратные домики, мелькающие за окном, Кай поймал себя на мысли, что на первый взгляд, никаких признаков беды в городе не наблюдается. Все спокойно и обычно: заспанные прохожие бредут на работу, поклонники здорового образа жизни пробегают по тротуарам, владельцы собак выгуливают своих любимцев в скверах, дворники медленно подметают дороги. Все как всегда.

Прошло еще десять невыносимо длинных минут, прежде чем автобус притормозил на нужной Каю остановке. Стремглав вылетев из него, парень бросился по улице. Уже подбегая к своему дому, он со вздохом облегчения отметил, что не видно ни полиции, но машин скорой помощи, ни испуганных соседей, ни репортеров, распинающихся о жестоком убийстве. Также, он внимательно осмотрел дом, но не заметил ничего, что могло хоть как-то его потревожить. Юркнув в подъезд и взлетев по скрипучей лестнице, Кай нащупал в кармане ключ и дрожащими руками вставил его в замочную скважину. Сделав два поворота он, помедлил, готовясь к худшему, но потом, глубоко вдохнул и, открыв дверь, проскользнул в квартиру.

Его сердце колотилось так громко, что заглушало все остальные звуки и на миг ему показалось, что в квартире стоит абсолютная тишина. Но только на миг, потому что прислушавшись, он услышал приглушенные голоса друзей, доносящиеся из кухни, и грозовые тучи в его душе развеялись. Вздохнув с облегчением, Кай дал себе еще минуту, чтобы успокоится и направился на звук разговоров.

Застыв на пороге и прислонившись к дверному косяку, Жнец удивленно округлил глаза, любуясь развернувшейся перед ним картиной. По всей видимости, за время его отсутствия игра в покер приобрела новые правила.

Мейсон сидел за столом в одном белье и демонстративно стягивал единственный оставшийся на ноге носок. Петра с Морисом, сидящие напротив, заговорщицки переглянулись, едва сдерживая смех. В отличие от посланника Купидона, одежды на них было намного больше.

– А я тебя предупреждала, – ехидно напомнила ведьма, провожая взглядом носок, который Мейсон швырнул в угол, где уже лежал ворох его остальной одежды.

В ответ парень громко фыркнул и, опираясь локтями на стол, приподнялся и приблизился к Петре.

– Если тебе уж так сильно хочется меня раздеть, – произнес он, глядя ведьме в глаза. – То не забывай, что существует масса куда более интересных способов.

Девушка гневно насупилась, собираясь что-то ответить, но не успела, так как Морис, заметив, наконец, Кая, так резко сорвался со стула, что едва не перевернул весь стол. Фишки и мелкие монетки, которыми, судя по всему, Мейсон пытался отыграться, с тихим звоном посыпались на пол и раскатились по всей кухне.

– Посмотрите, кто вернулся! – Воскликнул Морис, едва сдерживая вздох облегчения вперемешку с нервным смешком. Было заметно, что ожидая друга, он весьма извелся от волнений и напряжения.

– Ну, и как ее зовут? – Откинувшись на спинку стула, поинтересовался Мейсон.

Кай не знал, что пришлось выдумать Морису, чтобы объяснить его отсутствие и уберечь от неприятностей. Пока он лихорадочно размышлял, как сформулировать ответ, чтобы не выдать спасительную ложь друга, вмешалась Петра:

– Ты представь себе, как мы удивились, когда Морис, вернувшись с пиццей, рассказал, что ты уже умудрился подцепить какую-то девицу. Так что давай, поведай нам все, Хансен! Кто она? – Ведьма вопросительно изогнула бровь и уставилась на товарища.

Кай на миг растерялся и окинул взглядом кухню. Только сейчас он заметил пустые коробки от пиццы, аккуратно сложенные стопкой возле мусорного ведра. Итак, Морис додумался даже вернуться за заказом, чтобы ситуация не выглядела слишком подозрительной. Так же он сподобился выдумать историю с девушкой, чтоб отсутствие Кая не было столь подозрительным. Уловив обеспокоенный взгляд Жнеца, парень виновато улыбнулся и потупился. Что ж, поддержать такую легенду будет несложно.

Вздохнув и взъерошив волосы, Кай выдержал паузу, прежде чем ответить.

– Ее зовут Грейс, – наконец, сказал он, подумав, что девушка ему и так должна за то ночное приключение. – И она не «девица». Я имею в виду, что это слово из твоих уст звучит как-то вульгарно.

– О, извини. И именно поэтому ты вернулся домой под утро? – Петра склонила голову, ехидно улыбаясь. – Так чем же ты тогда занимался все это время?

Обернувшись, Кай скользнул взглядом по коридору, в конце которого виднелась дверь его спальни, и почувствовал, как на него накатывает новая волна тревоги. Дожидается ли Анна его в комнате? Вернулась ли она после своих ночных похождений? Пожав плечами, он придал своему лицу как можно более бесстрастное выражение и вернулся к разговору.

– Я все расскажу вам, но только после того, как приму душ и позавтракаю. Так что вам придется подождать, и очень надеюсь, что одеться, – Жнец многозначительно посмотрел на Мейсона.

– Чувак, я ведь не виноват, что нравлюсь ей, – посланник Купидона язвительно улыбнулся и перевел взгляд на ведьму. – К тому же, позволь напомнить, что покер на раздевание – это твоя идея. И если учесть, что Морис до сих пор одет, то выводы напрашиваются сами собой.

Петра измерила его холодным взглядом и, закрыв глаза, сказала:

– Не знаю, в каком мире счастливых котят ты родился и вырос, но реальность тебе явно не понравиться, Репоголовый.

Мейсон громко рассмеялся, уверяя девушку, что ей нечем опровергнуть его аргументы. Клюнув на эту удочку, она начала отстаивать свою позицию, и между ними опять завязался спор. Воспользовавшись возможностью увернуться от расспросов, Кай малозаметным жестом позвал Мориса и направился в гостиную. К счастью, ни Мо, ни Барни, ни Оливии нигде не было видно. Похоже, Петре таки удалось выпроводить их.

– Я твой должник, – сказал Кай, когда Морис вошел в комнату.

– Пустяки… Рад, что с тобой все в порядке, – парень устало улыбнулся. – Я безумно волновался за тебя, но не мог рассказать им правду. Ты ведь четко дал понять, что с тобой не будут церемониться, если поймут, что происходит. Мне кажется, это весьма несправедливо, поэтому…

– Я очень ценю это, Морис, – похлопав друга по спине, сказал Кай. – Если я могу что-то для тебя сделать, если тебе понадобиться моя помощь… То ты только скажи, хорошо?

Морис кивнул и потянулся за своей курткой, лежащей на диване. Бессонная ночь не прошла бесследно, так что парень выглядел весьма помятым и уставшим. Сладко зевнув, он оделся и сказал:

– Только не заставляй меня об этом пожалеть, – и, кивнув на прощание, поплелся в сторону входной двери.

Кай провел друга взглядом и направился в свою спальню.

Рисунок сдерживающей пентаграммы, созданный Петрой на двери, выглядел вполне целым и исправным. Повернув ручку, парень вдохнул и перешагнул порог.

Анна была в комнате. Она зависла над его кроватью вниз головой, сложив руки на груди, словно летучая мышь. Ее босые ноги были плотно прижаты к потолку, а подол платья не ниспадал ей на голову вопреки всем законам гравитации. Волосы гипнотически колыхались в незримых энергетических потоках, которые источала сама демоница. Черные маслянистые глаза, полные тьмы и первозданного хаоса, жадно впились в Кая, словно иглы.

– Что ты с ней сделала? – Безжизненным голос спросил парень, закрывая дверь.

– С кем? – Анна попыталась изобразить искреннее удивление, но получилось это у нее плохо.

– Вчера, – тщательно подбирая каждое слово, продолжил Кай, – ты покинула эту комнату и вышла на улицы города. И не притворяйся, что не знаешь, о чем я говорю.

– Я и не притворяюсь, Кай. Я действительно не знаю, о чем ты говоришь.

– Анна, отвечай! – Испепеляя ее взглядом, процедил сквозь зубы Жнец.

– Твоя подружка-ведьма держит меня под замком, – демоница сложила руки за спиной. – Я не могу покидать эти стены. Ты ведь это прекрасно знаешь.

Кай больно закусил губу, выслушивая этот бред. Он знал, что Анна лжет. Ведь это она завела его в тот лес и устроила целое шоу, пытаясь доказать, что он выжил из ума. Но она сознается в этом… Стоит лишь правильно попросить.

Жнец не произнес больше ни слова. В два шага он оказался возле кровати и, запрыгнув на нее, обхватил девушку и потянул вниз. Оторвавшись от потолка, демоница зашлась в громком хохоте и рухнула вместе с ним на пол.

Кай навалился на Анну всем телом, припечатав ее к земле, и крепко зажал ее руки над головой.

– Говори… – Шепотом велел он. – Куда ты пошла, после того, как оставила меня в лесу?

– Я не была ни в каком ле…

– Говори!

– Ты делаешь мне больно!

– Ну же, говори! – Рыкнул Жнец, чувствуя, как мышцы в теле сводит от напряжения. Он был в бешенстве и не отдавал себе отчета о том, насколько сильно вдавил в пол хрупкое тельце.

– Я же сказала: ты делаешь мне больно! – Рявкнула Анна. Мощная силовая волна отбросила парня и, перелетев всю комнату, он больно врезался спиной об книжный шкаф. Несколько книг шмякнулись ему на голову. Чертыхаясь, Жнец схватил увесистый томик Диккенса и метнул его в демоницу. Она грациозно уклонилась, а книга, пролетев мимо нее, вспыхнула ярким пламенем и исчезла.

Кай поднялся, потирая спину, но тут же застыл. Стены его комнаты начали кровоточить. Кровь растекалась от центра потолка и растекалась в разные стороны, образуя чудовищные узоры. Между пугающих завитушек начали проявляться буквы, проступая из-под штукатурки… И все они складывались в имя Анны. Но только одно слово бросалось парню в глаза – «Грейс».

– Это ты привел меня в этот мир, Кай, – прошипела Анна, беззвучно крадучись, словно кошка. – Это ты разрешил мне существовать… И я буду в этом мире, хочешь ты того или нет. Если ты разрешишь, я кое-что тебе покажу. – Она вынырнула рядом, словно тень, которая появляется, стоит лишь солнцу в сумрачный день найти прореху в облаках.

Кай не сдвинулся с места, не отшатнулся и даже не оттолкнул демоницу. На него внезапно навалилась такая невероятная усталость, что он еле удержался на ногах. Точеная девичья рука легла ему на плечо, а другая нежно обхватила вокруг талии. Сладкий шепот Анны ворвался в изможденное сознание, как слабый луч света.

– Ты зеркало, Кай… Зеркало между мирами…. Чувствуешь? Ты очень хрупкий. Ты можешь в любой момент рассыпаться на сотни осколков, стоит только ударить посильнее. Пожалуйста, не заставляй меня делать это, – в ее голосе проскользнули нотки улыбки. – Ты теперь можешь видеть все таким, каким оно есть на самом деле. Не правда ли, я тебе сделала чудесный подарок? Заметь – я, а не она… Присматривай получше за своей Гердой, а то кто ведает, куда ты ее приведешь.

Теперь он точно знал. Он знал, что не ошибся, не выжил из ума, и что Анна была с ним вчера.

– Катись к черту, – тихо ответил Кай. Освободившись из ее объятий, он подошел к шкафу, взял чистую одежду и покинул комнату, громко хлопнув дверью.

Кай принял душ в комнате Петры, пока она возилась на кухне с каким-то зельем. Мейсон укатил куда-то по своим амурным делам, оставив ведьму в паршивом настроении. Видимо, где-то в глубине души она понимала, что он был прав со своими утренними заявлениями, но еще была не готова это признать.

Горячий душ прогнал усталость и придал сил, которых Каю так не хватало. Переодевшись, он зашел в комнату ведьмы. Повсюду были развешаны различные магические амулеты, талисманы, разложены пучки трав, целые розетки кристаллов и древние фолианты. Рассматривая доску для спиритических сеансов и разложенную на ней колоду Таро, парень задумался о том, куда же она могла запрятать конфискованное у него оружие. Вне всяких сомнений, выбросить его она не могла, поскольку это был артефакты, наделенные магической силой. Так куда же она его дела.

Прислушавшись к доносящемуся из-за приоткрытой двери грохоту посуды, Кай быстро осмотрел несколько выдвижных ящиков, шкаф, заставленный книгами и всякой мелочью, заглянул под кровать, но так ничего и не нашел. Оружие было ему необходимо, потому что если Безликие найдут его – а они его найдут – надо быть готовым. Покрутившись на месте, он остановил свой взгляд на мягком кресле, стоявшем возле книжного шкафа и, подойдя, поднял подушку сидения. Бинго! Прямо перед ним лежал серебряный кинжал с причудливой рукоятью, украшенной рельефом в виде переплетенных побегов.

На остром лезвии были выгравированы крохотные надписи и маленькая пентаграмма у рукояти. Этот артефакт Кай умудрился достать на eBay [18]. Какой-то подросток из Новой Зеландии и не догадывался, что продает не просто красивый раритетный кинжал, который бы стал отличным экземпляром в домашней коллекции антиквариата, а очень даже могущественное оружие, способное убивать демонов.

Обмотав лезвие долгожданной находки тонким шарфиком, позаимствованным из шкафа Петра, Кай спрятал кинжал за пояс и вышел в гостиную. Проверив почту, Жнец убедился, что новый заданий от Алистера нет. Значит, у него есть свободное время, чтобы наведаться в его офис и забрать дело Эльзы, которое отдал доктор Абрахам Ульв. Забрав со стола «Сказки» Андерсена, он зашел на кухню.

– Послушай, у меня телефон разрядился, – обратился он к Петре, доставая из холодильника вчерашние сэндвичи, – а времени ждать, пока зарядиться нет. Не поможешь?

Петра, даже не глядя в его сторону, протянула руку за его мобильным. Девушка сосредоточено изучала голубое варево в кастрюльке, только-только начавшее закипать. Огромная деревянная ложка, словно живая, сама по себе помешивала жидкость, вращаясь то по часовой стрелке, то против нее. Кай вручил подруге телефон, и принялся наблюдать за устройством. Мобильный, радостно пиликнув, включился, и значок батареи дважды мигнув красным, сменил цвет сначала на оранжевый, а потом и на успокаивающий зеленый, свидетельствующий о полном заряде аккумулятора.

– Далеко собрался? – Поинтересовалась ведьма, все так же не сводя взгляда с зелья.

– Надо заскочить к Алистеру, пробормотал Кай, пряча телефон в карман. Откусив половину сэндвича, он вышел в коридор и остановился. Мгновение поколебавшись, он прожевал вожделенную пищу и произнес:

– И еще кое-что…

– Хм? – Послышалось с кухни.

– Я не знаю как, но Анна может выходить из дома.

Кастрюлька с грохотом полетела на землю, но парень даже не обернулся. Он безумно устал находиться между молотом и наковальней, между людьми и демонами, между безумием и реальностью. Пришло время им повстречаться без посредников. Не давая Петре времени прийти в себя и наброситься на него с расспросами, Кай накинули на плечи джинсовую куртку, и вышел из квартиры.

 

[18] eBay – крупнейший интернет-аукцион, принадлежащий американской компании eBay Inc. Основной идеей eBay является предоставление продавцам интернет-платформы для продажи любых товаров. Сама фирма eBay выступает лишь в роли посредника при заключении договора купли-продажи между продавцом и покупателем. Оплата товара и его пересылка происходит без участия eBay. За использование платформы продавцы платят взнос, обычно складывающийся из сбора за выставление лота и процента от цены продажи. Для покупателей использование eBay бесплатно.

 


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 9; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Ангелы летают низко | Свет не найдет тебя
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.053 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты