Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Маленькие грустные монстры




Читайте также:
  1. Если у вас рука, у которой очень маленькие шансы на победу по двум системам или их нет вообще - значит она должна быть очень, очень сильной по одной системе.
  2. Клетки как маленькие человечки
  3. Маленькие игрушки большого секса

 

Яркая вспышка молнии расколола темный небосвод пополам, а последовавшие за ней раскаты грома заполонили все пространство над землей. Кай остановился перед искореженным ржавым забором, чувствуя, как обувь утопает в вязкой грязи. Мелкий дождик, моросящий над головой, грозился с минуты на минуту перейти в полноценный ливень, но парень все же стянул с головы промокший насквозь капюшон и прислушался. Ее прерывистое дыхание, чередующееся с надрывными всхлипываниями, отчетливо доносилось до его слуха.

Жнец подошел еще ближе к ограде и, прислонившись лбом к холодному металлу, провел ладонью по шероховатой поверхности, сдирая остатки облезлой краски.

– Лучше бы тебе начать убегать прямо сейчас, – на его лице появилась холодная самодовольная улыбка.

Плач по ту сторону затих. Скорее всего, она закрыла рот ладонью, стараясь не выдать себя, но это было бесполезно. Он чувствовал ее страх, как голодный волк, ощущающий волны испуга, исходящие от добычи.

– У тебя есть десять секунд прежде чем я открою эти ворота, – прошептал Кай, зная, что она и так сделает все, как хочет он. Спустя мгновение сквозь шелест дождя донесся топот ног, быстро движущихся вглубь двора. – Вот. Хорошая девочка…

Жнец сделал шаг назад и, закусив губу, огляделся. Жилые дома остались далеко позади, навязчиво маня светом в окнах. Но она выбрала наихудший из всех возможных вариантов, прибежав сюда. Этот заброшенный отель на окраине Эстфолда пустовал уже несколько десятков лет, и сейчас здесь не было ни души. Никого, кроме них двоих.

Ветер усилился и старые деревья, стеной ограждающие территорию, тревожно застонали. Звук, напоминающий протяжные песнопения хора призраков, пробирал до костей. Решив не терять больше времени, Кай решительно ухватился за ручку, и потянул створку ворот на себя.

Запущенный старый двор навевал весьма мрачные мысли. Повсюду громоздились кучи мусора, осколки стекла из давно разбитых окон, и обломки мебели. В грязных лужах, расползшихся среди высокой травы, утопали несколько старых телевизоров. В сердце этого хаоса мрачно возвышалось старое трехэтажное здание, вернее то, что от него осталось. Оконные проемы превратились в бесформенные дыры, штукатурка осыпалась, обнажая кирпичную стену, поросшую мхом. Приоткрытая входная дверь висела на одной петле, словно бросая вызов каждому, кто решиться сюда наведаться.



Переступив кучку старых матрасных пружин, Кай направился по тропинке к отелю. Поднявшись по разбитым ступеням на крыльцо, он осторожно открыл дверь настежь и исчез во мраке здания. Воздух внутри был весьма спертым, и в нем витали удушающие запахи сирости, плесени и мочи. Похоже, это место облюбовали в качестве пристанища бездомные и пьяницы…. Что ж, сегодня им лучше держаться подальше от своей обители. Копнув ногой бутылку от пива, Жнец покрутился на месте, разглядывая небольшой вестибюль, раз за разом освещаемый вспышками молний. Толстый слой пыли, укрывающей пол, заглушал шаги не хуже мягкого ковра. Пожелтевшие обои клочьями свисали со стен, а потолок скрывала обильная сеть паутины.

– Ты действительно думаешь, что я не найду тебя? – Громко спросил Кай. Его слова звонким эхом прокатились по помещению, отражаясь от пустых стен.

Лениво разминая шею, парень достал из кармана серебряный кинжал с причудливой рукояткой, переплетенной искусно выточенными побегами. Острое лезвие покрывали мелкие надписи на неизвестном языке, а возле рукояти была изображена крохотная пентаграмма. Крепко сжав артефакт в руке, Жнец шумно втянул воздух и принюхался.



Сперва ему в нос ударил навязчивый противный аромат, царящий в здании, а потом сквозь него проступили тонкие нотки ужаса, охватившего хрупкое тело девушки. Она скрывалась где-то наверху, возможно, на лестничном пролете или в каком-то подсобном помещении между вторым и третьим этажом. Она не знала, куда лучше прятаться, она не знала, что сделать, чтобы выбраться отсюда. Как и не знала, что эта игра в прятки в любом случае закончиться ее поражением.

Кай подошел к лестнице и, коснувшись кончиком клинка стены, начал медленно подниматься. Тишину здания пронзил скрежет металла. Таким образом, он хотел сообщить ей, что знает, где она, и что он приближается. Добравшись до третьего этажа, Жнец вошел в длинный узкий коридор. Девушка стоял в каких-то двадцати шагах от него, лихорадочно оглядываясь и ища пути спасения.

– Нет, пожалуйста, – сквозь слезы выдохнула она, разглядев оружие в руках Жнеца. Ее тело содрогалось от рыданий, холода и страха. – Не надо…

На вид ей было не больше двадцати. Рыжие волосы беспорядочными взлохмаченными кудрями ниспали на плечи, а голубые лаза на белом круглом от ужаса лице по размеру походили на чайные блюдца. Слезы ручьями стекали по лицу, а под носом надулся огромный пузырь соплей. Гадость.

Кай сделал шаг вперед и, девушка, подпрыгнув, сорвалась с места. Она неслась вглубь коридора, не осознавая, что выхода отсюда попросту нет. Жнец только ухмыльнулся. Он наслаждался. Наслаждался каждой секундой этой погони с того самого момента, как решил ее судьбу. Растягивая время до финального представления, он медленно и неумолимо шел за ней по темному коридору, стены которого зияли черными пропастями дверных проемов.



Молния вспыхнула в очередной раз, и дождь плотной стеной обрушился на Эстфолд. Парень подошел к комнате, которая когда-то была весьма комфортабельным номером, и застыл на пороге. Девушка была здесь. Он слышал ее тяжелое прерывистое дыхание и тихое испуганное поскуливание. Очередная вспышка молнии озарила помещение, позволив Каю увидеть свою жертву.

– Это моя игра, дорогая… – он вошел в комнату и, криво улыбнулся. – И ты проиграла.

Извиваясь, она громко кричала и царапалась, словно кошка. Ударив ее по лицу и, схватив за плечи, Кай злобно оскалился. Чудом извернувшись, девушка умудрилась укусить его предплечье прежде, чем он вцепился ей в шею. Тихо выругавшись, Жнец одной рукой поймал ее за волосы и, быстро намотав их на кулак, резко потянул на себя. Краем глаза Кай увидел висящее на стене зеркало. В покрытой пылью и грязью поверхности, он все же смог разглядеть свое отражение. По ту сторону зеркала стояла Анна. Она держала несчастную девушку и холодно улыбалась.

Кай проснулся и резко сел на диване. Жадно хватая ртом воздух, он вытер ладонью пот, проступивший на лице. Его дрожащие пальцы онемели и не слушались. Волна холода, скользнувшая вдоль спины, заставила волосы на затылке встать дыбом. Это был сон. Всего лишь ужасный, ужасный сон. Сдавленно выдохнув, парень выпутался из одеяла.

Проведя Грейс домой, он последовал совету Петры и лег спать в гостиной на диване. Он не хотел видеть Анну и уж тем более оставаться с ней в одной комнате. Отыскав очки на журнальном столике, он нацепил их на нос и потянулся. Все тело ныло от неудобной позы, которую ему пришлось принять на этом маленьком шедевре мебельного производства.

Из кухни доносилось позвякивание посуды и приглушенный голос Петры, что удивительным образом успокаивало. Жнец провел рукой по волосам и обнаружил, что они полностью слиплись от пота. Ему нужно было принять душ и переодеться. И если он мог воспользоваться душем подруги, то чистую одежду мог взять только в своей спальне. Вот черт! Пальцы дрожали, колени подгибались, но он взял себя в руки и поковылял в свою комнату.

Тяжелые облака укутали небо и угрожающе нависли над городом. Анна стояла у окна и отстраненно рассматривала улицу. Как только парень переступил порог, она обернулась и, удивленно изогнув брови, спросила ядовитым голосом:

– Чем обязана?

– Просто заткнись, – грубо отрезал Кай и, подойдя к шкафу, принялся искать подходящую одежду.

Стараясь не смотреть на демоницу, он до крови закусил губу. Чувство раздражения и отвращения стремительно нарастало, доходя до точки кипения. Преследуя ту несчастную девушку во сне, он ощущал удовлетворение, и сейчас его просто тошнило от этих воспоминаний. Но самым противным было ощущение того, что он и Анна, отражающаяся в зеркале – одно целое… Схватив вещи, он пулей выскочил из комнаты и понесся в душ, стремясь как можно быстрее смыть с себя это гадкое чувство единства с демоницей.

Проводив его взглядом, Анна лишь усмехнулась и вернулась к созерцанию улицы.

Жнец стоял под струями горячей воды, надеясь, что она поможет ему прийти в себя. Беспорядочные мысли крутились в голове, словно стая испуганных рыбок, раз за разом возвращаясь к ночному кошмару. Кто же эта рыжеволосая незнакомка? Что, если это очередная жертва Анны, которую еще можно спасти? Вдруг, у него еще есть время? И как всегда, количество вопросом значительно превышало количество ответов.

Разминая руками шею, Кай случайно задел предплечье и поморщился от боли. Удивленно осмотрев руку, парень отступил, врезавшись в стенку душевой кабинки. На раскрасневшейся коже был отчетливо виден насыщенно-фиолетовый след от укуса.

– Нет… – шепотом выдохнул Жнец и принялся с силой тереть синяк. – Нет, нет… Этого не может быть! Не может… Кай, очнись!

К сожалению, это уже был не сон, а пугающая реальность. Выключив воду, он схватил полотенце и, обмотав его вокруг бедер, выбрался из душевой. Ватные ноги дрожали и подгибались. Опершись руками на умывальник, парень бормотал под нос какую-то несуразицу, пытаясь убедить себя в нереальности происходящего. От мысли о том, что ночной кошмар, скорее всего, был явью, желудок скрутило, и Кая стошнило. Хорошо, что последний раз он поел еще вчера, так что рвотные позывы быстро отступили.

Выпрямившись, Жнец неуверенно поднял голову и посмотрел в зеркало. Точнее в то, что от него осталось. Он ожидал увидеть там не самый лучший вариант самого себя, ведь события последних дней порядком измотали его. Но, к своему удивлению, не увидел ничего. Его собственное отражение исчезло.

 

* * *

Войдя на кухню, Кай удивленно застыл на пороге. Повсюду были расставлены разноцветные флакончики, пучки засушенных трав и бумажные пакеты с неведомым содержимым. Петра крутилась возле плиты, колдуя над булькающим в котелке зельем, и не обращая никакого внимания на лысого кота, вальяжно развалившегося посреди обеденного стола.

Понадеявшись, что это очередное видение, Жнец несколько раз моргнул, но это не помогло – кот оставался на месте. Парень подошел к столу и, опустившись на стул, принялся пристально изучать животное. Узкая острая морда, поджарое тельце и полное отсутствие шерсти слегка пугали и вызывали неприятные чувства. Темно-серая, почти черная кожа, казалось, пышет жаром, но Кай не решался прикоснуться к ней, чтоб удостовериться в этом.

– О, вижу, вы уже познакомились, – сказала ведьма, на миг оторвав взгляд от своего варева.

– Ну, не то чтоб… – неуверенно протянул Жнец. Кот медленно повернул голову и уставился на парня тяжелым взглядом. Левый глаз животного был прищуренным, что придавало ему слегка удивленного вида. Словно для него это был вполне обычный день, пока рядом не заговорил камень.

– Это Джокер, – сообщила Петра, покинув колдовской пост и взявшись за кофеварку. – Будешь завтракать?

– Только кофе, – Кай поморщился, подумав, что способность нормально поглощать еду вернется к нему еще не скоро. – А где ты взяла это чудови… чудное создание?

Достав из буфета упаковку протеиновых батончиков, ведьма бросила один другу, а второй развернула и с аппетитом надкусила.

– Он нужен мне для одного ритуала, – ответила она, проглотив кусочек.

Глаза парня медленно круглились от удивления. Заметив это, девушка рассмеялась:

– Никаких жертвоприношений, Хансен. Все в рамках приличия, морали и любви к животным. Вчера я говорила с мамой, и она посоветовала мне обратиться к одному ведьмаку, который, по ее мнению, сможет помочь. Только загвоздка в том, что он живет в Амстердаме. Я не могу поехать туда, оставив Анну без присмотра, и у него нет возможности примчаться в Эстфолд… Так что я свяжусь с ним с помощью Джокера. Вернее, он на время переселится в его тело.

– А почему бы тебе просто не позвонить ему? Или связаться по скайпу? – Поинтересовался Кай.

– Ну, во-первых, он не слишком жалует современные средства связи, а во-вторых, тут крайне необходимо личное присутствие. Тело кота вполне подходит для этой цели…

Кофеварка закипела втрое быстрее обычного, и Петра, прервав объяснения, разлила по чашкам ароматный напиток. Кай недовольно покосился на небольшой черный прибор, весело помигивающий красным огоньком на передней панели. На месте ведьмы ему б пришлось станцевать ритуальный танец и призвать кофейного бога, и то лишь для того, чтобы заставить этот адский агрегат работать в нормальном режиме, не говоря уже про ускоренный.

Кофе оказался весьма крепким и слегка горчил. Сделав небольшой глоток, Жнец закрыл глаз и откинулся на спинку стула. К счастью, Алистер до сих пор не беспокоил его списками Жатвы, так что у него было свободное время, которое он мог посвятить более основательному изучению дела Эльзы Ларсен. Сейчас он был готов прочесть все записи от корки до корки, лишь бы занять себя делом и не думать об ужасном ночном кошмаре.

Синяк на предплечье пульсировал тупой болью, навязчиво убеждая Кая в том, что это все происходило на самом деле…. Но как? Это ведь невозможно! Он уснул и проснулся в своей гостиной. Он ведь не покидал ее… Или он просто ничего не помнит?

В коридоре послышались шаги и, спустя секунду, на пороге возник заспанный Мейсон. Его растрепанные волосы сейчас отчетливо напоминали воронье гнездо, а смятая темно-зеленая футболка гласила: «Большой ниндзя – большие проблемы». Потянувшись, он потер глаза и обвел кухню затуманенным взглядом. Так как в облике друзей не было ничего нового и интересного, его внимание сразу же привлек Джокер, который в свою очередь уставился на посланника Купидона. Трудно был сказать, в чьем взгляде было больше неприязни.

– Это еще что за злобная чупакабра? – Наконец, изрек Мейсон, опираясь плечом на дверной косяк.

– Это кот, – ответила Петра. Не удостоив друга взглядом, она вновь принялась возиться с зельем, булькающим на плите.

– А я-то думал, с нас вполне достаточно одного домашнего демона. Зачем понадобилось призывать этого гоблина?

– Это кот! – Злобно покосилась на него ведьма, стукнув ложкой по бортику кастрюли, но парень не обратил на этот красноречивый жест никакого внимания.

Достав из холодильника бутылку сока, он опустился на свободный стул возле Кая и принялся шумно потягивать напиток через трубочку.

– Возможно, когда-то был… Пока в Аду его не вывернули наизнанку.

– Мейсон! – Петра со звоном опустила на стол несколько флакончиков и обернулась. В ее голосе прозвучало нарастающее раздражение, и Каю захотелось убраться из кухни до того, пока она окончательно не выйдет из себя.

– Что? – Посланник Купидона удивленно развел руками. – Зато хоть кто-то в этом мире может похвастаться, что внутри он на самом деле белый и пушистый.

Ведьма громко фыркнула и снисходительно улыбнулась:

– Когда ты прекратишь меня доставать?

– Как только ты начнешь меня любить, – парировал Мейсон.

Каю показалась, что момент, когда он может незамеченным ускользнуть с кухни, как раз настал и, медленно поднявшись, он направился в сторону дверей.

Петра как раз открыла рот, чтоб озвучить достойный ответ Мейсону, но не успела. Весь дом, казалось, содрогнулся от чьего-то истошного визга. Анна здесь была явно ни причем, так как вопли доносились из общего коридора. Озадаченно переглянувшись, ребята выбежали из квартиры.

На лестнице толпились соседи, о чем-то переговариваясь и наблюдая за происходящим этажом ниже. Протиснувшись между людьми, Кай, Петра и Мейсон спустились по ступенькам и, остановившись возле квартиры Мэрион Станг, удивленно застыли. Стены у двери вредной соседки были разрисованы различными письменами и заковыристыми узорами, которых Жнецу ранее не приходилось видеть. Кое-где символы расплылись ярко-красными струйками, а удушающий металлический запах не оставлял сомнения, что в качестве краски была использована кровь. Госпожа Станг металась по коридору, словно загнанный в тупик зверь. Ее лицо было белым, словно мел, а выпученные глаза казались безумными.

Заметив в толпе Петру, она остановилась и, указав на девушку, завизжала:

– Ты! Это сделала ты! Ведьма! Я знаю… Это ты сделала!

Петра испуганно отступила, потеряв дар речи.

– Проклятая ведьма поселилась в нашем доме, – соседка не унималась, брызжа слюной и заламывая руки. – Люди, рядом с вами отродье зла! Посмотрите, что она натворила! Ты что, нечисть, собралась меня свести в могилу? Или ты продала мою душу? Говори!

– Эй! – Мейсон рявкнул так громко, что все вокруг притихли. – Не смейте так говорить с ней! Вы хоть понимаете, что несете? Или у вас крыша совсем поехала?

– Она сгубила мою грешную душу, – госпожа Станг опустилась на колени и, обхватив голову руками, принялась раскачиваться в разные стороны. Ее волосы, всегда уложенные в идеально гладкую прическу, теперь небрежно торчали в разные стороны, словно она пыталась их повыдирать.

– Мэрион, дорогая, вам нужно принять успокоительное и отдохнуть, – склоняясь над обезумевшей женщиной, произнесла госпожа Фоссе, проживающая в соседней квартире. – Вы, наверное, устали, вот вам и чудиться всякая ерунда.

– Ведьма! Эта ведьма расписала мои стены своими темными заклинаниями! – Прошипела госпожа Станг, дрожа от злости и испуга. – Я видела ее! Видела в стене лицо… Я закричала, и оно исчезло, растворилось…

– Без сомнения, это просто чья-то глупая шутка, – вмешался толстый усатый мужчина в черном халате и пушистых фиолетовых тапочках. Это был мистер Сульберг – владелец местной адвокатской конторы. – Я уже вызвал полицию. Уверен, они поймают негодяев, которые решили так поиздеваться над бедной женщиной. Госпожа Фоссе, пожалуйста, напоите Мэрион ромашковым чаем, и проследите, чтоб она успокоилась. А все остальные – идите домой, и не путайтесь у полицейских под ногами!

Закончив речь, он помахал руками, словно отгоняя стаю назойливых мух. Соседи медленно расходились по своим квартирам и Кай с Мейсоном, подхватив Петру под руки, увели ее с лестничной площадки. Девушка была совсем сбита с толку, напугана и расстроена. Оказавшись дома, она выразила желание побыть в одиночестве и, схватив Джокера, исчезла в своей спальне, громко хлопнув дверью.

– Лицо в стене… – Многозначительно взглянув на друга, вымолвил Кай.

– Ты думаешь, это дело рук Анны? – Мейсон рухнул на диван, покосившись на дверь комнаты Жнеца.

– Сейчас узнаю.

Кай распахнул дверь с таким остервенением, что та с грохотом врезалась в стену и оставила вмятину от ручки. Он уже приготовился лицезреть очередное шоу из иллюзий, которыми демоница любила время от времени себя развлекать, но в комнате было пусто.

– Анна? – Парень переступил порог и огляделся, ища хоть малейший намек на ее присутствие. – Мне нужно с тобой поговорить.

Ответом ему была лишь плотная тишина. Убедившись в том, что комната пустует, Жнец направился в ванную. Там не было ничего необычного, кроме разбросанных по полу осколков зеркала. Он не заходил в свою ванную с того самого вечера, как ему приснился его двойник с посланием, так что беспорядок прибрать было некому.

– Хватит уже, – процедил Кай сквозь зубы, чувствуя, как кровь леденеет от страха. Анна не стала б так долго прятаться… Как минимум, она бы уже высунулась из стены или шкафа, чтоб продемонстрировать парню неприличный жест.

Жнец дважды обошел комнату, заглядывая во все укромные уголки, но демоницы не было нигде. Присев на краешек кровати, он снял очки, и устало потер лицо ладонью. Что ж, теперь ситуация вышла из-под контроля и все катилось к чертовой матери. Анна изменила правила игры и больше не собирается делать вид, что ребята могут держать ее под замком или хоть как-то контролировать.

– Это моя игра, дорогая… И ты проиграла, – едва шевеля губами, Жнец повторил фразу из своего сна.

Нужно было сообщить Петре об исчезновении Анны, но он не спешил, зная, что подруга, при всем своем желании, не сможет ничего изменить. По крайней мере, сейчас. Стоило поговорить с Алистером – может, у него будут какие-то идеи, что делать дальше.

– Кай! – Громкий голос Мейсона ворвался в сознание, разогнав страшные мысли. – К тебе тут пришли…

Посланник Купидона торчал в дверном проеме, с интересом рассматривая неожиданную гостью, стоявшую в коридоре. Грейс Уотсон растеряно переводила взгляд между Мейсоном и лестницей, по которой поднялась сюда. В подъезде снова стоял гул, этажом ниже толпились полицейские, фотографируя разрисованную стену и опрашивая соседей.

– Грейс? – Жнец протиснулся мимо товарища и удивленно взглянул на девушку. – Что ты здесь делаешь?

– Я не… Мы можем поговорить? – Спросила она, нетерпеливо накручивая один из дредов на палец.

– Да, да, конечно, – спохватился Кай и, отпихнув с порога Мейсона, жестом пригласил девушку в квартиру. – Проходи.

Грейс показалась парню усталой и встревоженной. Просеменив мимо посланника Купидона, она вымучено усмехнулась, что не помешало ему нацепить на лицо самую обворожительную улыбку.

Девушка остановилась посреди гостиной и покрутилась, разглядывая интерьер. Больше всего ее внимание привлекла внушительна коллекция дисков с играми, но более детальное их изучение она решила оставить на потом. Кай выжидающе глядел на Грейс и, заметив это, она смущенно посмотрела на Мейсона, улыбка которого стала уж совсем идиотской.

– Ах, да… Мейсон, исчезни, – сказал Жнец, когда, наконец, сообразил, что именно девушка пыталась сказать ему своим взглядом.

– Что? – Посланник Купидона оторопел так, словно ему по затылку стукнули чем-то тяжелым.

– Сию же минуту, – Кай бесцеремонно указал в сторону кухни.

– Но… Ты что, даже не соизволишь представить меня этой очаровательной леди? – Сейчас он своими большими умоляющими глазами откровенно напоминал Жнецу кота из «Шрека».

– Убирайся!

– Ладно-ладно, – Мейсон гордо задрал подбородок и промаршировал к двери. – Но имей в виду, сейчас я иду готовить завтрак и непременно приглашу твою гостью отведать его вместе с нами. И ты не сможешь меня остановить!

С этими словами посланник Купидона вышел из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь, которую сроду никто не закрывал.

– Прости. Он не всегда так себя ведет, – Кай жестом указал Грейс на диван, а сам опустился на журнальный столик напротив.

– Он кажется славным, – вновь улыбнулась девушка.

– Так оно и есть… Но если ты расскажешь ему, то я буду все отрицать, – Кай осторожно взял ее за руки. Обычно нежная и теплая кожа девушки сейчас была непривычно сухой и холодной. – Что случилось?

Грейс тяжело вздохнула и, высвободив ладони, потянулась к своей неизменной сумочке:

– Я сегодня складывала книги и, нашла сборник Андерсена, который давала тебе… В общем, может, мне не стоило приходить, но то что я в нем нашла, весьма меня удивило. И я просто не могла дождаться нашей встречи, чтобы расспросить тебя…

В руках Грейс оказалась фотография Эльзы, и Кай вспомнил, что достал его из папки, чтоб показать Петре и Мейсону, но не успел и неосторожно засунул в книгу Андерсена. Взяв снимок, он едва не выругался, пытаясь придумать, как это объяснить. Мысли в голове беспорядочно закрутились, но на ум не приходил ни один правдоподобный вариант лжи.

– Эта девушка, Эльза, – Грейс первой нарушила неловкую тишину. – Откуда ты ее знаешь?

– Я… – начал было Жнец, но внезапно замолчал, кое-что сообразив. Выпрямившись и расправив плечи, он перевернул фотография, чтоб убедиться в том, что сзади она не подписана. – Стоп. А ты ее откуда знаешь?

Грейс откинулась на спинку дивана и, демонстративно скрестив руки на груди, сказала:

– Я первая спросила.

– Да, но…

– Это мое фото! – Неожиданно прервал их Мейсон, который материализовался на пороге словно по мановению волшебной палочки. Подойдя к Каю, он забрал снимок и принялся на ходу выдумывать весьма достоверную историю. – Понимаешь, мы с Эльзой в детстве были очень близкими друзьями. Но потом моим родителям пришлось на время покинуть город, и меня отправили на родину, в Польшу, к бабушке и дедушке. Когда я вернулся в Эстфолд, то оказалось, что она уехала. Тебе наверняка известно, что Кай стажируется в полиции, так что я попросил помочь отыскать ее. И ему удалось нарыть эту фотку и пару строк весьма обобщенной информации. Вот…

Кай удивленно приоткрыл рот, но быстро спохватился и закрыл его. Мейсон лгал так искусно и убедительно, что не поверить ему было трудно. Только вот он никак не мог узнать о переезде девушке, если только не читал дело! Кай снова мысленно выругался – как можно быть таким идиотом и оставить дело в машине? Разрываясь между желанием задушить друга в благодарных объятиях и просто задушить, Жнец лишь кивнул в подтверждение.

– А-а… – выдохнула Грейс, не скрывая своего облегчение. – Мы с Эльзой учились в одной школе. Я входила в число школьных репетиторов, которые помогали ученикам из младших классов, когда у тех возникали какие-то проблемы в учебе. И Эльза была моей ученицей. Так как ей трудно давались точные науки, мы занимались дважды в неделю после уроков. Она была весьма способной девочкой, но иногда уж слишком витала в облаках. Через некоторое время мы подружились и постепенно перенесли наши занятия к ней домой… Должна отметить, то у нее замечательная семья. А ее мама готовит просто невероятного лосося. – Девушка перевела дыхание и продолжила. – Потом Эльза переехала в соседний городок Бердсбрен и некоторое время я о ней ничего не слышала. Я писала ей электронные письма, но она так ни разу и не ответила мне… Адреса и ее нового телефона я не знала. Спустя некоторое время мне написала ее мама и рассказала, что с Эльзой произошло несчастье. Они не знали, что именно стало причиной, но Эльза начала вести себя очень странно. Она… Она начала ходить с ума. Ее положили в специализированную клинику, но потом так случился пожар, и Эльза умудрилась сбежать. С тех пор о ней ни слуху ни духу. Это все, что я знаю.

Кай и Мейсон переглянулись. Они-то знали эту историю, но не знали, где еще можно было б собрать полезную информацию. До сих пор.

– Теперь вы понимаете, почему я так удивилась, когда нашла в книге этот снимок? – Грейс задумчиво перебирала пальцами.

– Да… – кивнул Кай.

– Мне очень жаль, что все так случилось, – девушка сочувственно взглянула на посланника Купидона. – Эльза никогда ничего не рассказывала и своей личной жизни, а я и не спрашивала. Это печально… Видимо, она очень много значила для тебя, если ты до сих пор ее ищешь.

Кай собирался что-то сказать, но Мейсон не дал ему открыть рот. Громко хлопнув в ладоши, он обратился к Грейс:

– А теперь ты знаешь, где она жила?

Грейс кивнула, и парень просиял от счастья. Похоже, в его голове родился какой-то план.

– Слушай, ты могла бы мне помочь? Ты можешь съездить с нами в Бердсбрен и поговорить с ее родителями? Меня они наверняка уже не помнят, но вот ты… Может, они смогут что-то еще рассказать о судьбе Эльзы? Пожалуйста…

Девушка некоторое время колебалась, переводя взгляд между ребятами. История Эльзы Ларсен касалась и ее самой, и вряд ли она хотела бередить старые раны.

– Ладно, – наконец, согласилась она, вставая с дивана. – Но только если мы вернемся к одиннадцати вечера. И музыку по дороге выбираю я.

– Не вопрос, – кивнул Мейсон, едва не подпрыгивая от радости. Кай подумал, что друг уж слишком вжился в роль Ромео… Но черт возьми, его игра заслуживала Оскара.

Бросив Каю ключи, посланник Купидона сказал, что ему нужно пару минут, чтобы собрать немного еды в дорогу, и последовал на кухню. Кай попросил Грейс подождать его у машины и, поспешил за другом. Была одна вещь, и хоть ему ужасно не хотелось говорить об этом, выбора не было. Подойдя к Мейсону вплотную, он тихо произнес:

– Анны нет в комнате… Надо сообщить Петре.

Мейсон помрачнел и долго молчал, глядя на Жнеца. Когда пауза стала уж совсем невыносимой, он ответил:

– Ты иди. Я сам ей скажу.

 

* * *

Городок Бердсбрен, как и Эстфолд, располагался в подножии горного хребта протяжностью в сотни километров. Вершины гор были укутаны толстым слоем снега, ведь большую часть года здесь царили довольно низкие температуры. Погода решила не радовать теплым майским солнышком, встретив гостей проливным дождем.

Склонив голову набок, Кай разглядывал проплывающие мимо миниатюрные домики, магазинчики и небольшие площади. В этом населенном пункте было чуть больше десятка улиц, которые, переплетаясь, петляли между строениями. Приятная музыка, доносившаяся до его ушей из автомагнитолы, несколько приглушала рокот мотора, шуршание дворников, смывающих крупные капли с лобового стекла, смех Грейс и голос Мейсона, который рассказывал об их чудаковатом соседе Барни. Жнец отметил, что эти двое общаются так легко и непринужденно, словно знакомы всю жизнь, и его сердце слегка сжалось от непроизвольной ревности.

– Ну, куда теперь? – Спросил посланник Купидона, притормаживая на перекрестке и вглядываясь в мигающий красным светофор.

Грейс достала из кармана пальто телефон и еще раз сверилась с адресом, который ей когда-то прислала мама Эльзы.

– Улица Ингваль, 65, – ответила девушка, выйдя из почты и включив программу навигации. – Судя по картам, сейчас тебе нужно свернуть влево и проехать до конца улицы. Но сначала остановись возле вон того магазинчика, мне нужно кое-что купить. – Она указала на яркую витрину продуктового магазина.

– Хорошо, – Мейсон дождался зеленого света и повернул в нужном направлении. Подъехав к магазину, он заглушил мотор и толкнул Кая локтем, глядя в зеркало заднего вида. Натянув капюшон на голову, Грейс открыла дверцу и, уже, ступив одной ногой на мокрый асфальт, спросила:

– Вам что-то нужно?

– Нет, солнышко, ничего, – улыбнулся посланник Купидона. – Только не слишком увлекайся шопингом, если хочешь вернуться домой к одиннадцати.

Девушка в ответ только хмыкнула и покинула салон, хлопнув дверкой.

– Черт возьми, что с тобой такое? – Не выдержал Мейсон, обращаясь к другу.

Кай резко выпрямился и, привычным жестом поправив очки, повернулся к другу, стараясь не замечать его укоризненного взгляда.

– Прости, я просто задумался. Мы так долго стремились побольше узнать об Анне и ее прошлом, а теперь все происходит так быстро, что я не успеваю за этими изменениями. Кстати, спасибо, что помог мне выкрутиться. Вряд ли бы мне удалось придумать что-то лучше, чем твоя история о несчастной любви.

Мейсон понимающе кивнул и, поудобней откинувшись на спинку сидения, отозвался:

– Не знаю, где т откопал эту лесную фею, но послушай специалиста своего дела… Прекрати вести себя словно болван, иначе не успеешь оглянуться, как она исчезнет в поисках какого-то слащавого фея вместо Жнеца Смерти.

– Буду иметь в виду, – усмехнулся Кай. – А вот тебе советую придумать, как объяснить родителям Эльзы, кто ты такой и почему они не помнят, что у их дочери был ухажер по имени Мейсон.

Посланник Купидона лениво махнул рукой:

– Ай, не парься. С мамой никаких проблем не будет. Ты же знаешь, как я действую на женщин – она поверит каждому моему слову, как только я улыбнусь. Немного шарма, мой друг, и все козыри в наших руках.

– А если отец Эльзы начнет все отрицать? – Не унимался Жнец.

– Не думаю, – Мейсон сделал паузу. – Он ведь окажется в ситуации, когда четыре человека, включая его жену, настаивают на том, что я был знаком с Эльзой. Вряд ли он захочет выставлять себя идиотом с провалами в памяти.

Кай, взглянув в окно, увидел, как из магазина выбежала Грейс с небольшим пакетом в руках. И проливной дождь сразу же окутал ее плотной стеной.

– Вижу, ты все предусмотрел, – Жнец привстал и, перегнувшись через сидение, открыл заднюю дверь, чтобы девушка побыстрее забралась в теплый сухой салон. Как только она оказалась внутри, Мейсон повернул ключ зажигания, и машина мягко покатилась вниз по улице под рокот мотора, больше напоминающий рев разъяренного носорога.

– Что там у тебя? – Поинтересовался Кай, глядя на пакет.

– Ты ведь не думаешь, что мы можем так просто заявиться в гости с пустыми руками? – Удивилась Грейс, не скрывая насмешливого тона и, подмигнув, вытащила картонную коробку. Судя по всему, там находился большой и наверняка очень вкусный шоколадный торт.

– Ну конечно, – рассмеялся Кай, – кто же не любит торт!

Тем временем машина уже подъехала к концу улицу, которая заканчивалась Т-образным перекрестком и разветвлялась на две длинные, напоминающие парковые, аллеи.

Дом под номером шестьдесят пять был самым последним на этой улице, замыкая чреду весьма симпатичных строений. Он выглядел довольно старым, но был весьма ухоженным. Аккуратно подстриженные газоны превратились в лужи, грозящиеся перерасти в полноценное озеро.

– Готова? – Мейсон вытащил ключи и повернулся к Грейс. – Если ты передумала, то ничего страшного, мы можем вернуться.

Девушка лихорадочно замотала головой и несколько дредов ударили ее по лицу. Внимательно осмотрев дом, она опустила взгляд вниз и глубоко вдохнула, собираясь с силами. Кай едва удержался от того, чтобы обнять ее. Сейчас Грейс была такой хрупкой и беззащитной, что хотелось спрятать ее в своих объятиях от всего мира. Он впервые пожалел, что они с Мейсоном настояли на путешествии в Бердсбрен.

– Оставь нас на минутку, – тихо попросил Жнец посланника Купидона.

– Буду ждать на крыльце, – кивнул тот и, покинув салон, направился к дому, перепрыгивая лужи.

Развернувшись, Кай наклонился вперед и, протянув руку, осторожно коснулся подбородка Грейс. Приподняв ее лицо, он внимательно вгляделся в ее глаза.

– Ты боишься, – он приблизился почти вплотную, и его теплое дыхание мягко защекотало губы девушки. – Но я буду рядом. Обещаю. Столько, сколько ты захочешь… – Его пальцы мягко коснулись ее щеки. – Так долго, как ты позволишь…

– Правда? – Грейс шумно втянула воздух, которого ей стало не хватать. Волна холода промчалась вниз по спине, покрывая кожу мурашками.

Кай не ответил. Он поцеловал девушку и, наконец, сделал это так, как хотел сделать впервые – бережно и нежно, едва касаясь. Он почувствовал, как она, полностью доверившись ему, расслабилась и обмякла в его руках. Ее хрупкие руки обвились вокруг шеи Кая и растрепали его волосы. Внутри парня все перевернулось, казалось, желудок сделал несколько немыслимых пируэтов вкупе с двойным сальто. Только Грейс могла заставить его почувствовать себя обычным, совершенно нормальным парнем, который был живее всех живых и которому снова двадцать лет, а не двести. Проведя ладонью по ее лицу, он неохотно оторвался от ее губ и произнес:

– Грейс Уотсон, ты просто невероятная.

Девушка попыталась сдержать улыбку, но не смогла и рассмеялась.

– Пошли, – сказала она, кивая на крыльцо, где нетерпеливо топтался Мейсон. – Чем скорее мы покончим с этим, тем лучше.

Тяжелые капли дождя мягко били по разгоряченному лицу, растекаясь по коже и даря вожделенную прохладу. Несколько капель попали за шиворот, заставив Кая зябко поежиться и ускорить темп. Поднявшись по ступенькам, он взглянул начала на Мейсона, потом на Грейс, ожидая сигнала к тому, чтоб постучать в дверь. Посланник Купидона нацепил на свое лицо одну из самых очаровательных улыбок и кивнул, показывая, что готов к судьбоносной встрече.

– Давай, – подхватила Грейс, удобнее перехватывая в руках пакет с тортом.

Глухой стук таким громким эхом разнесся по дому, что казалось, стекла в окнах задрожали. Прошло не менее минуты, чем по ту сторону послышались шаги, и дверь медленно открылась. На пороге стояла невысокая пухлая женщина, одетая в протертые джинсы, свободную белую рубашку, поверх которой была наброшена зеленая мягкая шаль. На вид ей было немного за сорок. Длинные темные волосы были слегка подобраны заколками в незамысловатую прическу. Большими выразительными глазами и мягкими чертами лица она напоминала Анну, которая когда-то была Эльзой и дочерью этой женщины.

– Я могу вам чем-то помочь? – Поинтересовалась она, изучая гостей. Удостоверившись, что парней она видит впервые, женщина перевела взгляд на Грейс и нахмурилась, словно пыталась вспомнить знакомое лицо. Девушка потупила взгляд, расценивая это как нежелание хозяйки видеть ее на своем пороге. К счастью, она ошиблась.

– Не может быть! – Наконец, просияла мама Эльзы. – Неужели это ты, Грейс?

– Здравствуйте, госпожа Ларсен, – пролепетала Грейс, смущенно улыбаясь.

Радостно всплеснув ладонями, госпожа Ларсен бросилась вперед и крепко обняла гостью. Лицо Грейс удивленно вытянулось, ведь она ожидала менее теплый прием.

– Дорогая, ты даже не представляешь, как я рада тебя видеть! – Приговаривала женщина, поглаживая девушку по спине. – Каким ветром? У тебя дела в Бердсбрене?

Осторожно высвободившись из объятий госпожи Ларсен, Грейс открыла рот, чтобы что-то сказать, но тут женщина махнула рукой и, с интересом, глядя на ребят, затараторила:

– Погоди, погоди… Поговорим в доме. Проходите скорее, а то сегодня погода ужасная. О, Господи, что ж это я держу вас на пороге… Проходите!

Благодарно кивнув, ребята пропустили вперед хозяйку, которая тянула Грейс за руку, и вошли следом. Изнутри домик был весьма уютным, видимо, жильцы его очень любили. Каждая деталь здесь гармонично дополняла друг друга, начиная с нежных пастельных тонов интерьера и заканчивая сладким запахом пряностей, тянувшимся из кухни.

– Я так понимаю, вы друзья Грейс, – в знак приветствия госпожа Ларсен протянула Жнецу свою пухленькую руку. – Зовите меня Катрина.

– Кай Хансен, – ответив на рукопожатие, представился парень и сразу же пожалел об этом. На лице Катрины промелькнула такая смесь страха и боли, словно кто-то изо всех сил отвесил ей пощечину, но она быстро овладела собой и сосредоточила внимание на Мейсоне, который тут же пустил в ход свое обаяние.

Поняв, в чем дело, Жнец едва удержался, чтобы не выругаться и не стукнуться головой об стену. Как он раньше не сообразил! Ведь наверняка госпожа Ларсен уже слышала это имя от своей дочери, когда та звала его в припадках безумия. И теперь он стоял в этом доме, словно жуткий призрак из пугающего прошлого.

Тонкие девичьи пальцы мягко коснулись его запястья.

– С тобой все в порядке? – прошептала Грейс, сжимая его ладонь. – Ты побледнел.

– Конечно… все хорошо, – ответил парень, надеясь, что его голос прозвучал не слишком испуганно.

Стоило отметить, что Мейсон Возняк был профессионалом своего дела. Мама Эльзы очень быстро забыла и о Кае, и о чайнике, который поставила, чтоб сделать гостям чаю, с воодушевлением рассказывая о своем садике, о мистере Ларсене, который сегодня на работе и о непослушном котике.

При упоминании о домашнем любимце посланник Купидона брезгливо сморщил нос, наверняка представив лысое гоблинообразное существо, которое ждало дома в компании Петры.

За беззаботными вежливыми разговорами с кружкой чая и тортом прошел примерно час, и Грейс решила, что хорошего понемножку, и пришло время поговорить о том, за чем они, собственно сюда явились.

– Катрина, – произнесла она, поставив опустевшую чашку на журнальный столик. – Наверное, вам будет тяжело… Но нет ли каких-то новостей об Эльзе? Как продвигаются поиски?

Женщина тяжело вздохнула, словно все это время только и ждала, когда кто-то первым коснется этой темы. Ее ясное добродушное лицо помрачнело, уголки губ едва заметно задрожали, а все радушие как ветром сдуло. Но она казалась не разгневанной или недовольной, а скорее измотанной и уставшей. Это было вполне естественно, ведь для матери нет ничего более страшного, чем потеря собственного ребенка. Уже год госпожа Ларсен томилась в неведении, и это сводило ее с ума.

Немного помедлив, она все же собралась и мыслями и ответила:

– К сожалению, нет… – Ее звонкий голос сменился и теперь звучал тускло и хрипло. – Мы все еще тешим себя надеждой, что Эльза вернется… Но полиция и спасатели, которые прочесывали местные леса в один голос твердят, что шансов нет. Они уверены, что выжить она не могла и склоняются к тому, что моя девочка утонула в озере Фарштад, которое находиться неподалеку от больницы. В любом случае, она числится пропавшей без вести.

В горле Кая застрял тугой удушающий комок. Как рассказать убитой горем матери, что ее любимая дочь мертва и жива одновременно? Как объяснить, что в хрупком теле Эльзы поселился ужасный монстр, способный уничтожить целый город и имя ему Анна?

Парень промолчал, не зная, что и сказать, лишь отметил про себя, что нужно побольше узнать о Фарштаде. В личном деле Эльзы ничего не было об озере, а это могло быть хоть какой-то зацепкой.

Мейсон тут же подхватил тему и принялся красноречиво описывать свою детскую дружбу с Эльзой. Госпожа Ларсен немного удивилась и, казалось, не совсем понимала, о чем идет речь, но все же постоянно кивала, подтверждая каждое слово посланника Купидона. Внимательней присмотревшись к женщине, Кай увидел, что ее взгляд слегка затуманен, словно она погрузилась в какое-то подобие транса. Жнец никогда не интересовался в механизм действия чар Амура, но не раз замечал, какой поразительный они имеют эффект.

Хвала небесам, что Мейсон был довольно благородным и слишком влюбленным в Петру, чтоб бездумно дурить головы девушкам ради собственной выгоды..

– А ее комната, – продолжал тем временем Мейсон, – она все еще ждет возвращения хозяйки? Мы можем взглянуть?

– Конечно! – Госпожа Ларсен вскочила с дивана, жестом позвав ребят за собой. – Я ничего там не трогала… Лишь время от времени протираю пыль и чищу ковер. Эльзе не понравится, если кто-то будет я копаться в ее личных вещах.

Кай с Мейсоном многозначительно переглянулись и Жнец сказал:

– Мы только посмотрим. Обещаем, что оставим все, как есть.

Ребята, следуя за Катриной, поднялись по лестнице на второй этаж. Оказавшись в узком коридорчике, женщина подошла к одной из дверей и, достав из кармана небольшой медный ключ, вставила его в замочную скважину и дважды повернула. Послышался щелчок, и дверь распахнулась, радушно приглашая гостей войти.

Грейс вошла за хозяйкою, парни последовали за ней. Комната Эльзы выглядела весьма обычной, как и сотни других комнат, принадлежащих молодым девушкам. Возле окна разместился рабочий стол, на котором стояла настольная лампа и закрытый ноутбук. У дальней стены ютилась кровать, возле нее стояла тумбочка с ночником, старинным будильником и стопкой книг. Напротив располагался туалетный столик с широким зеркалом, на столешнице которого стояло огромное количество различных косметических средств. Над столиком висели полки, заставленные книгами, фотографиями в рамочках и керамическими фигурками. Здесь было столько мелочей, что взгляд никак не мог сосредоточиться на чем-то одном.

Подойдя поближе. Кай вгляделся в снимки, на которых была изображена Эльза со своими друзьями. Судя по всему, их у девушки было немало, и на каждой фотографии она радостно улыбалась, обнимая кого-то из товарищей то в парке, то в школе, то на какой-то вечеринке. Она выглядела такой счастливой, что оставалось только диву даваться, как эта девушка может иметь что-то общее с той ужасной демоницей, которая вот уже целый год отравляла жизнь Жнецу.

Внезапно внимание парня привлекла фарфоровая кукла, стоявшая в дальнем уголке полки. Ее темны, почти черные глаза, казалось, следят за ним невидящим взглядом. Она была одета в милое платьице, судя по всему, сшитое или Эльзой или ее мамой, а длинные темные локоны свободно ниспадали ей на плечи, слегка прикрывая личико. Взяв находку в руки, Кай повертел ее, пристально изучая. Бледная красота куклы казалась такой же холодной и неприятной, как фарфор, из которого она была сделана.

– О, в детстве Эльза обожала эту куколку, – произнесла Катрина, наблюдая за Жнецом.

Кай ощутил легкий укол разочарования. Он надеялся, что найдет в спальне Эльзы хоть что-то интересное, кроме горы всяких девичьих штучек, бессмысленных безделушек, к которым ему не хотелось даже приближаться. Похоже, единственным результатом этой поездки стало упоминание об озере Фарштад, но не факт, что обезумевшая Эльза добралась до него. И опять он в тупике, не зная, что делать дальше.

Госпожа Ларсен тем временем продолжала:

– Помню, она везде носила эту куклу с собой. Сколько раз я предлагала ей поиграть с другими игрушками, сколько я покупала ей всяких мишек и зайчиков… Но Эльза всегда была верна лишь Анне. Так она ее называла.

Сердце у Кая замерло. Пальцы невольно разжались, и кукла полетела вниз, благо он успел ее подхватить в нескольких сантиметрах от пола.

– Простите, – пролепетал он.

– Ничего страшного, – улыбнулась Катрина. – Просто поставь ее на место. Давайте спустимся вниз, я заварю еще чая.

И не дожидаясь ответа, женщина потянула за рукав Мейсона, который был озадачен не меньше своего друга, и вместе с Грейс они медленно вышли из комнаты.

Кай кивнул и перевел взгляд на куклу, собираясь поставить ее на полку. Фарфоровая Анна медленно повернула прежде обращенную вбок голову и, встретившись с парнем взглядом, злобно улыбнулась.

 


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.09 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты