Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



И низко стелется туман




Читайте также:
  1. Ангелы летают низко
  2. Быстропеременные региональные поля или (в других источниках литературы) переменные низкочастотные поля.
  3. Вопрос 26. Полезное использование низкопотенциальных энергоресурсов. Теплонасосные установки
  4. Г - участок низкой проводимости
  5. Глава 2: В Тумане 1 страница
  6. Глава 2: В Тумане 2 страница
  7. Глава 2: В Тумане 3 страница
  8. Глава 2: В Тумане 4 страница
  9. Защитных устройств на стороне низкого напряжения
  10. Зоряні скупчення та асоціації. Туманності

 

Когда Кай вернулся домой, у него не было и мыслей о сне. Увиденное в больнице настолько потрясло его, что он никак не мог найти себе места и бесцельно наматывал круги по гостиной. Его мысли настолько перемешались, что если бы могли материализоваться, то были б похожи на клубок запутанных гирлянд, что накануне Рождества достают из коробки и, чертыхаясь, пытаются распутать, забавляя Гринча [11], который весь год ехидно хихикал, переплетая метры дьявольских дротиков.

Парень отчаянно пытался расставить все по своим местам ровно до того момента, пока в его сознание не постучалась тяжелая головная боль. Опустившись на диван, он откинулся на спинку и обвел комнату усталым взглядом. Мейсон беззаботно спал в своей комнате, о чем свидетельствовал его громкий храп, больше напоминающий брачный призыв оленя, а вот вернулась ли Петра домой, Кай не знал. Он не решался это проверить, как не решался войти в свою спальню, где его ждала Анна. Он боялся, что слетит с катушек и в который раз попытается убить эту демоническую сучку, при этом осознавая, что это бессмысленно.

Его взгляд остановился на журнальном столике, где сиротливо лежала раскрытая книга. Видимо, Мейсон пытался дождаться друга, чтоб сразу же узнать все подробности поездки с Алистером, но не смог победить сон и отправился спать, оставив книгу здесь. Краешки темно-синей с серебристыми узорами обложки сверкали и переливались в приглушенном свете настольной лампы, настойчиво маня парня к себе. Недолго думая, Кай взял в руки книгу и позволил себе полностью погрузиться в сказочные миры, созданные Андерсеном. Страницы пролетали незаметно, оплетая сознание волшебными нитями, и все глубже затягивали его в калейдоскоп событий, происходящих в историях. Увлекшись чтением, Кай и не заметил, как за окном посветлело, солнце, выкарабкавшись из-за линии горизонта, упрямо поднималось все выше и выше, то тут, то там проглядывая в прорехи между тяжелыми серыми тучами, плотно затянувшими небо. Молочно-белый туман повис в воздухе плотной пеленой, тщательно окутав город.

Когда часы показали половину одиннадцатого, Кай добрался до последней сказки, и узнал, наконец, о какой Герде говорила ему Грейс. Перелистнув последнюю страницу, он снял очки и потер ладонью раскрасневшиеся глаза.



– Дай угадаю: сегодня ты даже не ложился? – Прозвучал голос Мейсона, опершегося на дверной косяк на пороге гостиной. На нем была выцветшая футболка с весьма неприличным принтом на груди и коричневые пижамные штаны. Непричесанные волосы торчали во все стороны, но смотрелись весьма гармонично и стильно, вызывая у Кая легкую зависть, ведь его прическа по утрам напоминала пожеванный и выплюнутый привередливой коровой пучок прошлогоднего сена. А вот Мейсона, без лишних сомнений можно было лепить на обложку мужского журнала «GQ» [12] сразу после того, как он протер глаза… О, эта жизнь местами так несправедлива!

– Да я и так бы не смог уснуть, – ответил Кай после минутной паузы и сладко потянулся.

Мейсон прикрыл глаза и понимающе кивнул. Что-то в друге его настораживало, наталкивая на мысль, что ему есть о чем рассказать. И скорей всего, это будет что-то не очень приятное.

– Я с радостью выслушаю отчет о твоих ночных похождениях, но только после завтрака, – посланник Купидона направился в кухню, поманив друга за собой.– Сегодня шеф Мейсон порадует ваши желудки своим фирменным блюдом, так что рекомендую не отставать!



Кай за сутки изрядно проголодался, так что намек понял и охотно последовал за другом. Пока Мейсон, гремя посудой и рассыпая повсюду муку, колдовал над своими знаменитыми блинами, Ангел Смерти занялся приготовлением кофе. Видавшая виды кофеварка, которая лучше бы смотрелась на свалке, чем на кухне, ни в какую не поддавалась на уговоры и яростные нажатия на кнопки. Выторговать порцию чудодейственного ароматного напитка, способного вернуть вымученному бессонной ночью телу бодрость и нормальное функционирование, никак не удавалось. Древняя упрямая машина не слушалась, упорно грозно шипя и выпуская струи горячего пара, норовившие попасть в глаза. Прошло немало времени, прежде чем Каю удалось сменить воду и засыпать кофе в нужный отсек. Не успел он возрадоваться, как возникла новая проблема – вода отказалась закипать. Парень готов был поклясться, что чем дольше он смотрит на нее, тем холоднее она становится. Проклятая кофеварка! Чувствуя, что еще немного и вода покроется корочкой льда, Кай с досадой отвернулся.

– Петра дома? – Спросил он у Мейсона, который держа сковородку в руке, ловко подбросил блин в воздух и искусно его поймал через секунду.

– Понятия не имею, – пожал он плечами. – Я не заглядывал к ней в комнату. В принципе, она могла вернуться и раньше меня, но это маловероятно… Хоть и не исключено.

– Ты уже рассказал ей о... – Кай запнулся и, достав с полки две чашки, вновь взялся за кофеварку, вода в которой вроде как начала нагреваться.

– О Могильщике? – Закончил за него Мейсон.

Кай в ответ лишь кивнул, наблюдая, как друг, соорудив на тарелке целую башню пышных блинов, аккуратно несет ее к столу.



– В какой-то мере, – несколько виноватым тоном признался Мейсон. – Я написал ей смс, но она так и не ответила. Ну… Ты ведь понимаешь, что я должен был это сделать? Ты ведь мой лучший друг и ее тоже… Скрывать такое от Петры было б несправедливо.

– Знаю, – Кай триумфально поставил чашки с наконец-то добытым кофе перед другом и уселся на шаткий стул. – В общем, забудь. Просто забудь об этом. Ладно? Я клянусь, что со мной все в порядке. Я больше не собираюсь носиться по улицам с оружием в руках и… Да и у Петры достаточно хлопот с Анной… я не хочу, чтоб…

– Кай, я понял. – Прервал его Мейсон на полуслове. – Если ты говоришь, что с тобой все в порядке, значит, так оно и есть. И я попробую убедить ведьму, чтобы она не связывала тебя заклинаниями и не запирала где-то в каморке, пока и она тебе не поверит, – он улыбнулся, накладывая себе на тарелку парочку душистых блинов. – А теперь рассказывай: куда и какого черта Алистер тащил тебя ночью?

С аппетитом поедая горячий завтрак, Кай рассказал Мейсону все до мелочей. Чем ближе его рассказ подходил к своему жуткому финалу с именем на стене, тем больше округлялись глаза друга. Когда он закончил, Мейсон уже сидел с разинутым ртом, а рука с зажатой в ней вилкой, застыла в воздухе.

– Святая корова! – Выдохнул посланник Купидона и, отхлебнув кофе. – То есть, насколько я понял, эта девица в самом деле слиняла с психушки? Замечательно! Мало того что она демон, так еще и умалишенная! Умалишенная демоница, просто отпад! Ты уже с ней говорил? С Анной?

– Не смог. Да и не думаю, что из этого разговора вышел бы какой-то толк. Анне явно не понравится, что мы знаем о ней то, что она предпочла скрыть. Мне нужно, чтоб Петра была дома, на случай, если Анна решит устроить очередной спектакль.

Мейсон небрежным жестом отбросил прядь волос с глаз и, грустно вздохнув, спросил:

– А тот врач… Ну, который передал дело Анны Алистеру… Тебе он его не дал?

Кай попытался что-то сказать, но не смог, поскольку только что впихнул в себя половину блинчика и, подняв указательный палец, жестом попросил друга подождать.

– Обещал завтра, если я зайду к нему, – наконец пробормотал он и с любопытством покосился на открытую дверь, прислушиваясь. Из коридора как раз доносился топот босых ног, уверенно направляющихся на кухню.

– Хвала небесам, ты здесь! – Просияла Петра, взглянув на Мейсона, и с невинным видом протянула ему свой мобильный, который настойчиво вибрировал в ладони. Судя по всему, она ночевала дома, а поскольку на ней была надета мешковатая рубашка с мультяшными героями, и лицо светилось какой-то зеленой гадостью, которую она называла увлажняющей маской, то парни лишились счастья наблюдать Томаса этим утром.

– Нет! – Мейсон медленно перевел взгляд с телефона на подругу. – Я больше не буду этого делать! Я не буду изображать твоего парня, маньяка, друга-гея, фею Тинкербелл [13], Санту [14] и еще фиг знает кого. Разговаривай сама со своей мамой!

– Мейс, ну пожалуйста! – Горестно простонала девушка, переминаясь с ноги на ногу. – Ну я не могу сейчас с ней говорить… Тем более, если она припрется сюда, то никому из нас не позавидуешь. Она ведь куда более сильная ведьма!

– Тогда я требую печенек и совушку из Хогвартса.

– Вот об этом можешь попросить ее, – Петра настойчиво ткнула телефон ему под нос. – Ну, давай… Ты ведь хочешь этого. Я бы попросила Кая, но он не подходит на эту роль.

– Позволь донести до твоего сведения, что я нахожусь здесь, – напомнил о себе Ангел Смерти.

– Ой, Кай, да ладно тебе! – Фыркнула Петра, закатив глаза. – Ты себя когда в последний раз в зеркале видел? Даже если б я попросила тебя сыграть маньяка, ты бы бегал по улице с коробкой конфет и раздавал бы их всем желающим. Кроме того, ты и так плохо разбираешь ее австралийский акцент. Мейсон, ну пожалуйста…

В ответ Мейсон только демонстративно скрестил руки и поднял брови.

– Черт с тобой, будут тебе печеньки, – прошипела Петра.

– И совушка… Из Хогвартса, – посланник Купидона протянул руку к телефону, вопросительно глядя на ведьму.

– Что-нибудь придумаю, – Петра с трудом отчеканила каждое слово, сдерживая раздражение.

– Урашеньки! – Мейсон удовлетворенно подмигнул ей и, наконец, взял мигающий телефон. Поднявшись со стула, он театрально повернул голову и, нажав на кнопку приему вызова, направился в гостиную. – Госпожа Лаваскес, здравствуйте!

Петра вздохнула с таким облегчением, словно только что удачно отклонилась от летящей в нее ракеты. Взяв с тарелки последний блинчик, она надкусила его и, взъерошив Каю волосы, спросила:

– Вчера Мейсон прислал мне одну занятную смс… Мне стоит волноваться за тебя?

– Брось. Со мной все в порядке, – Кай улыбнулся и, вставая из-за стола, положил руку подруге на плечо. – А когда я высплюсь, то все будет просто прекрасно. Пойдем, а то сейчас Мейс таки уговорил твою маму переслать сюда коалу контрабандой. Ты ведь знаешь, он без ума от этих мишек.

Петра рассмеялась и, легонько толкнув парня в бок, сообщила:

– Тут, кстати, звонила Оливия фон Вокруг Меня Мерзкие Жалкие Людишки. Пожаловалась, что не может дозвониться тебе на мобильный и просила, чтоб ты перезвонил ей, когда вернешься. Неужели в наших лесах сдохло что-то огромное? Или ты с ней виделся недавно?

– Да вчера угораздило встретиться с ней в супермаркете, – ответил Кай, зевая, отчего последнее слово прозвучало как «супермаааайкете». – У нее там тоже была Жатва.

– Жаль, что ты не разрешил мне тогда сломать ей руку, – разочарованно сказала Петра, прислоняясь головой к плечу друга. – Ты расскажешь, где ты был всю ночь? Судя по тому, что ты во вчерашней одежде, а под глазами у тебя круги, словно фингалы, смею предположить, что дома ты не ночевал и вернулся под утро.

– Он тебе все расскажет, – Кай кивнул в сторону Мейсона, вальяжно развалившегося на диване и увлеченно болтающего с мамой Петры. – Извини, я очень устал… Пойду приму душ и попытаюсь немного вздремнуть.

– Когда тебя разбудить? – Поинтересовалась ведьма, зная, что в основном Кай работает ночью.

– Я сам проснусь… У меня выходной, – ответил парень и, потянувшись, пересек гостиную и направился в свою спальню.

Удивительно, но Алистер сегодня настоял, чтоб парень отдохнул и спокойно переварил всю информацию об Эльзе, не отвлекаясь на выполнение обязанностей Жнеца. За это Кай был очень ему благодарен, и уже успел размечтаться о теплой кровати, как вдруг диванная подушка врезалась ему прямо в затылок с такой силой, что очки едва не слетели с носа. Медленно повернувшись, он гневно взглянул на посланника Купидона.

– Покер, – прошептал Мейсон, прикрывая телефон рукой. – Сегодня вечером. – Дождавшись кивка Кая, он великодушно взмахнул рукой, повелевая другу идти, куда шел, и вернулся к беседе с госпожой Лаваскес.

Анна стояла в центре комнаты, подняв голову и рассматривая потолок. По ее платью расползлись свежие пятна крови, на кончиках волос колыхались язычки пламени, местами обвивая пряди и поднимаясь вверх, а ноги по колено запорошило пеплом, который сыпался с потолка, словно неудачна пародия на снег. Температура воздуха здесь была на порядок ниже, чем в других комнатах.

– Ты вернулся, – девушка медленно опустила голову и, взглянув на парня, растянула красные губы в улыбке. – Правда, красиво? – Она вернулась к разглядыванию потолка, подставив свое обманчиво милое лицо под импровизированный «снегопад».

Кай остановился, чувствуя, как нарастает внутри раздражение, разливаясь по телу колким теплом. Глядя на Анну, он видел несчастную девушку, которая лишилась рассудка лишь для того, чтоб демоница могла занять ее тело. Это ведь было чудовищно. Чудовищно и мерзко. Брезгливо скривившись, Кай молча подошел к шкафу, намереваясь достать чистые вещи. Все-таки он весьма переоценил свои силы и выдержку, решив, что вполне сможет пребывать с этим монстром в одной комнате, и тем более спать здесь.

– Кай? – Позвала Анна. В ее голосе едва уловимо ощущались нотки растерянности.

Парень стоял к ней спиной и перебирал вещи. В его сознание настойчиво постучалось понимание того, что он вряд ли сможет сдержать себя, если эта тварь сейчас же не заткнется. Еще лучше, если б она просто исчезла. Бесследно и бесповоротно. В памяти промелькнули обрывочные воспоминания тех времен, когда он устраивал охоту на демонов, скрывающихся в человеческих обличьях… А никто не верил ему, отвергая даже вероятность того, что исчадия Ада могут захватывать тела людей, полностью подчиняя их себе. По неясной причине никто не чувствовал этого, не видел их истинных обликов, кроме Кая… И даже Анна не смогла стать доказательством его правоты. Для всех она была лишь досадным исключением из правил.

Тихо выругавшись, парень развернулся и впился в Анну ненавидящим взглядом. Пока он копошился в шкафу, она беззвучно приблизилась, и теперь они находились так близко, что едва ли не касались кончиками носов. Девушка была почти на голову ниже его, так что ей пришлось повиснуть в воздухе. Выражение ее лица было пустым и отстраненным, а черные глаза выглядели причудливо и неестественно на фоне мертвенно-бледной кожи.

– Кай… – Беззвучно повторила она, едва пошевелив губами.

На этот раз он отреагировал на звучание своего имени, словно бык на красную тряпку. Перед глазами опять предстала жуткая больничная палата, каждый сантиметр площади которой навязчиво звал его, будучи исписанным одним-единственным словом…

Издав громкое рычание, Кай с молниеносной скоростью схватил Анну за горло и с такой силой впечатал в дверцу шкафа, что на ней образовалась вмятина и во все стороны поползли трещины.

– Что? Хочешь поговорить со мной, Эльза? – Выдохнул он сквозь сцепленные от злости зубы, пристально вглядываясь ей в глаза. В глубине этих бездонных дыр промелькнул испуг, но через секунду он бесследно исчез, подобно тому, как исчезают круги на воде, после того, как бросить в нее камень.

– Меня зовут Анна, – произнесла она, покусывая нижнюю губу, и разразилась холодным звонким хохотом. – О, как мне нравиться такой Кай… Настоящий Кай… А я то все думала, когда же я увижу тебя без маски доброго самаритянина? Злость… А ведь правда, она опьяняет, делая тело невесомым и всесильным? В тебе есть Тьма, Кай. Я — твоя Тьма.

Парень сильнее сжал ее горло и, приблизив губы к ее уху, прошептал:

– Тогда я убью тебя… Как делал это с другими, подобными тебе.

– Мне нет подобных, и ты прекрасно это знаешь.

– Я уничтожу тебя, – процедил Кай, в который раз сожалея, что под рукой нет ничего, что могло бы ему помочь в этом.

Анна плавно обвила руками его талию, еще больше сократив расстояние между ними, которое он сохранял.

– Опять неверный ответ. В таком случае ты так и не узнаешь, живет ли в этом теле та девчонка, Эльза. А может… – Она облизала пересохшие губы. – Может, я и есть она. Что ты на это скажешь?

Кай молчал. В висках пульсировала ноющая боль, а тело просто таки дрожало от напряжения. Его нервы казались ему оголенными проводами, натянутыми, словно струны. Еще чуть-чуть и они с треском лопнут и наполнят пространство вокруг этой искрящейся злостью. Не отдавая себе отчета в своих действиях, Кай подался вперед и впился в губы Анны.

Этот поцелуй оказался неожиданно уверенным и слегка грубоватым. Сначала он коснулся ее шеи, потом опустил ладони вниз, скользнув по ключицам, и с невероятной силой сжал хрупкие плечи, впиваясь в кожу тонкими пальцами. Девушка, задыхаясь, попыталась что-то прошептать, но Кай прикусил ее губу, сначала нежно и осторожно, а потом все сильнее и сильнее. Он не остановился, пока не ощутил во рту металлический привкус крови. Резко отстранившись, он прохрипел, тяжело дыша:

– Докажи. Докажи мне, что Эльза все еще жива. Твои глаза… Покажи мне ее, и тогда я поверю.

Сбитая с толку демоница ошеломленно смотрела на него, раскрыв рот. Каю хватило и одной секунды, чтоб все понять.

– Ты блефуешь, – осклабился он и резким движением свернул ей шею. Подняв руки, он позволил ей камнем упасть на пол. Он знал, что это не убьет Анну, но, по крайней мере, гарантирует несколько спокойных часов, как раз чтобы принять душ и поспать.

Переступив через безвольное тело, он вытер тыльной стороной ладони окровавленные губы и скрылся за дверью ванной комнаты.

 

* * *

За окном раздался такой яростный раскат грома, что казалось, небо раскололось на части, и вот-вот обрушится на землю. Непрерывные струи дождя беспощадно били по стеклам, застилая вид из окна непроглядной пеленой. Жутковатый полумрак, царящий в комнате, время от времени разгоняли яркие вспышки молний, пронизывающих небосвод тонкими изломанными линиями.

Очередной удар грома разбудил Кая, и он, тяжело вздохнув, отбросил одеяло и сел на краешек кровати. Стоило ему опустить ноги на пол, он вздрогнул, почувствовав, как босые ступни коснулись чего-то липкого и холодного.

– Что за… – Прошептал парень и щелкнул выключателем настольной лампы, но свет так и не зажегся. Нащупав на столике свои очки, он надел их и осторожно встал. Ноги прочно увязли в непонятной субстанции, покрывавшей весь пол и достигавшей щиколотки. Принюхавшись, он ощутил неприятный, с металлическими нотками, запах и от мрачной догадки по спине пробежал холодок.

Очередная вспышка молнии лишь подтвердила его догадку. Это действительно была кровь. Более того, тяжелые темно-красные капли парили в воздухе, медленно поднимаясь вверх. Они заполонили всю комнату, кроме пространства перед Каем, больше похожего на узкий коридор, в конце которого кто-то стоял.

– Анна? – Тихо позвал Кай, но фигура впереди даже не шевельнулась. Если демоница успела прийти в себя, то непременно отыграется за свернутую шею, устроив какое-то мрачное представление. Только вот внутренний голос подсказывал Каю, что впереди стоит не Анна. То, что стояло в конце кровавого коридора, было значительно выше и крупнее хрупкой девушки.

Тяжело дыша, парень сжал кулаки, облизал пересохшие губы и сдвинулся с места. Кровь неприятно хлюпала под ногами, да и ступать приходилось осторожно, чтобы не поскользнуться. Сердце в груди стучало, словно отбойный молот, заданием которого было проломать ребра. Из-за грозы парень ничего не слышал, и не мог быть уверен, что друзья дома и смогут ему помочь.

Сделав несколько шагов, он приблизился к таинственной фигуре. Хоть в комнате было довольно темно, но он все-таки смог разглядеть ее лицо.

Это был он сам. Собственное отражение, точно такое же, что скалилось недавно на него из зеркала, стояло напротив, и на этот раз их не разделяла холодная стеклянная гладь. И ничто не могло помешать прикоснуться к нему.

– Кто ты? – Шепотом спросил Кай, пристально вглядываясь в лицо своего двойника. Оно было болезненно-бледным, под покрасневшими глазами залегли глубокие тени. Обескровленные посиневшие губы растянулись в кривой ухмылке, и он отрицательно покачал головой.

Кай, сглотнув, терпеливо повторил вопрос, но отражение не произнесло ни звука, лишь протянуло ладонь. Без лишних раздумий Кай повторил этот жест. Двойник достал из кармана осколок стекла, подмигнул Каю, и, сжав его ладонь в своей, принялся что-то царапать на его коже острым концом. Жнец наблюдал, как багровая кровь стекает между пальцев, не чувствуя боли. Спустя несколько мгновений он прочел на руке: «Кто я?»

– Кто я? – Кай удивленно взглянул на своего двойника. Тот утвердительно кивнул и жестом потребовал вторую руку.

Парень покорился, и вскоре на второй ладони появилась выцарапанная надпись: «Анна». Он испуганно отступил, чувствуя, как ноги предательски подгибаются.

– Нет! НЕТ! – Сдавленное рычание, вырвавшееся из его горла, перешло в громкий крик. – КТО ТЫ? ЧТО ТЫ, МАТЬ ТВОЮ, ТАКОЕ?

– Двойник разразился беззвучным хохотом и, запрокинув голову, начал выцарапывать что-то у себя на лбу. Когда он закончил и взглянул на Кая, тот остолбенел, не веря своим глазам. Кровь тонкими струйками стекала по лицу на шею и скрывалась под воротничком футболки, а он все не прекращал хохотать. Надпись на его лбу гласила: «Убийца».

Кай сжал кулаки с такой силой, что побелели костяшки пальцев. С истошным воплем он бросился на своего двойника и… проснулся.

Ему понадобилось несколько секунд, чтоб сообразить, что он стоит в собственной ванной. Зеркало на стене перед ним было покрыто сетью трещин, кое-где кусочки стекла отпали, усыпав пол мелкими осколками. На тех частях, что остались на стене, было выведено кровью: «Убийца». Испуганно отпрянув, Кай сделал несколько шагов назад и уперся спиной в прохладную стену. Он был весь мокрый от пота, и одежда неприятно липла к телу, а дрожащие руки болели так, словно с них кто-то заживо содрал кожу.

Только сейчас он заметил, что его ладони крепко сжаты. На пол со звоном упал осколок зеркала и парень обнаружил, что выцарапанные во сне слова никуда ни делись, отчетливо проступая сквозь потемневшую кровь.

Тяжело дыша, Кай безвольно сполз по стене вниз.

В голове пульсировала тупая боль, а перед глазами все поплыло. Он отчаянно пытался вспомнить, что происходило после того, как он поцеловал Анну, но ничего не получалось. Принял ли он душ? Когда он лег в постель? Сколько времени он проспал?

Он бы долго сидел так на полу, но через несколько минут понял, что кто-то настойчиво стучит в дверь его спальни. Утерев со лба пот тыльной стороной ладони, Кай медленно поднялся и вышел в комнату. Анна все так же лежала на полу возле шкафа с неестественно повернутой головой. Остановившись возле нее, он убедился, что девушка дышит и, подняв ее на руки, перенес на кровать.

– Что это было? – Взволнованно выпалила Петра, как только Кай открыл дверь. Она была бледной и испуганной. Осмотрев друга с ног до головы, она привстала на цыпочки, пытаясь заглянуть в комнату, но он предусмотрительно оставил щель довольной узкой, чтоб его окровавленные руки и лишенная сознания Анна на кровати не были видны.

– Что именно? – Спросил Кай, стараясь придать своему голосу как можно более равнодушный тон.

– Так я у тебя и хочу узнать, – Петра нервно переминала пальцы. – Внезапно свет по всему дому начал мигать, температура воздуха резко упала… По всему дому, понимаешь? Наша квартира находится под действием стольких заклятий, что Анна, в принципе, не может пакостить вне этих стен. А тут… И я не могла открыть эту чертову дверь ни одним известным мне способом! Что происходит?

Кай демонстративно зевнул и пожал плечами.

– Наверное, я слишком крепко уснул и ничего не заметил… Извини, я не хотел, чтоб ты волновалась. А Анна спокойно сидит в своей излюбленной стене, – соврал он, и для большей правдоподобности добавил. – Я только что ее видел. Она высунулась, продемонстрировала мне средний палец и снова исчезла.

Петра молчала, сверля друга тяжелым взглядом, и он все больше убеждался, что она не поверила ни единому его слову. Пытаясь что-то сказать, ведьма только открыла рот, как в коридоре нарисовался запыхавшийся взъерошенный Мейсон с ломом в руках.

– Вот... Нашел… – Прокряхтел он. – Тю, Кай уже сам открыл…

– Тебя только за смертью посылать, – пробормотала Петра, недовольно взглянув на посланника Купидона. В ответ тот указал пальцем на Кая, намекая, что живя в одной квартире со Жнецом, за этим далеко ходить не надо.

– А я и не знал, что у нас есть лом, – сказал Кай, пытаясь ухватиться за зыбкую возможность сменить тему.

Мейсон как-то странно посмотрел на Петру и, поспешно развернувшись, направился в гостиную, бормоча себе под нос:

– Ну, у нас его, вообще-то, нет.

Ведьма не сдвигалась с места, усердно буравя Кая злобным взглядом. Он знала, что он ей солгал, и он это понимал, так же, как и понимал, что врать Петре – это все равно, что добровольно нанять тюремного надзирателя.

Чувствуя, что еще немного и она просверлит в его голове сквозную дыру, парень улыбнулся.

– Да все в порядке… Просто я очень устал за последние сутки и…

– Мейсон мне все рассказал.

– Я и не сомневался, – кивнул Кай и, склонив голову, прижался к дверному косяку. Он надеялся, что сейчас не очень уж страшно выглядит, а то вдруг ведьма набросится на него, скрутит калачиком и натянет смирительную рубашку.

– Ты снова начнешь принимать лекарства, – произнесла Петра тоном, не терпящим никаких возражений. – И кстати… У нас в квартире не осталось ни одного целого зеркала… – С этими словами она повернулась и ушла, оставив парня одного.

Вздохнув, Кай закрыл дверь. К сожалению, ему не было кому рассказать обо всем том, что он снова начал видеть и чувствовать в последние дни. О демонах, скрывающихся под человеческими личинами, о ночных кошмарах и странных видениях, которые все чаще посещали его, отодвигая реальность на задний план. Если он хоть словом кому-то обмолвится, его запрут в сумасшедшем доме… Так что единственный вариант – это делать вид, что ничего особенного не происходит и самому попытаться разобраться в этом дерьме, что казалось глупым и невозможным. Ведь у него на кровати лежит девушка, которая раньше жила нормальной жизнью, пока одно мерзкое адское отродье не свело ее с ума и не превратило в Анну.

Кай чувствовал, что он должен выяснить причины всего этого.

Опустившись на край кровати возле Анны, он растерянно потер ладони, раны на которых уже затянулись, не оставив и следа.

– Что же случилось с тобой, Эльза? – Прошептал он, бережно заправив прядь волос ей за ухо. – Кто сделал это с тобой?

Бедняжка Эльза не могла ответить на этот вопрос, а Анна не станет ничего говорить. Кай вспомнил, что Мейсон запланировал на сегодня ночь покера и решил не заставлять друга ждать, иначе тот непременно вломится сюда и силой заставит его присоединиться.

За окном стояла непроглядная темень, так что время, скорее всего, было довольно поздним. Остановившись у двери ванной, он долго не решался войти, но все-таки ему надо было хотя бы вымыть окровавленные руки.

Осторожно переступив порог, он взглянул на разбитое зеркало и снова ошарашено замер. На уцелевших осколках, висящих на стене, его уже ждал ответ. И он гласил: «Ты».

 

[11] – «Гринч — похититель Рождества» – семейная комедия 2000 года с Джимом Кэрри в главной роли, выпущенная компанией Universal Pictures. Фильм был снят Роном Ховардом по книге, написанной в 1957 году Доктором Сьюзом.

[12] – GQ (Gentlemen’s Quarterly) – ежемесячный мужской журнал. Издание о моде и стиле: бизнес, спорт, истории успеха, мода, здоровье, путешествия, женщины, эротика, автомобили и технические новинки.

 


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.037 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты