Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Плохие парни делают это лучше




Читайте также:
  1. Melior condicio nostra per servos fieri potest, deterior fieri поп potest (D. 50.17.133). - Наше положение может становиться лучше при помощи рабов, но не может становиться хуже.
  2. Анализ наилучшего и наиболее эффективного использования как этап процесса оценки.
  3. БИЛЕТ№9. Средневековая философия. Патристика и схоластика. (Найдете лучше ,будет лучше))
  4. Взаимоотношения природы и общества. Парниковые газы и парниковый эффект. Возможные последствия (глобальное изменение климата). Киотский протокол.
  5. Воспроизводство населения страны. Экономические и правовые меры по улучшению демографического положения страны
  6. Все организмы ведут между собою борьбу за существование (и чем они родственнее, тем ожесточеннеее борьба). Удерживается только то, что к этой борьбе лучше приспособлено.
  7. Выбор наилучшего решения с учетом отношения ЛПР к риску
  8. Выбор управленческих решений по улучшению финансового состояния организации
  9. Главная цель капитала – не добыть как можно больше денег, а добиться, чтобы деньги вели к улучшению жизни”. Генри Форд
  10. ГРАМПИ И ПАРНИШКА

 

Анна беззвучно кралась по коридору. Подойдя к спальне Кая, она, словно тень, проскользнула внутрь и закрыла за собой дверь. Коснувшись пальцами контуров сдерживающей пентаграммы, демоница ехидно улыбнулась и обернулась. Поначалу ее забавляла эта игра в заключенную, ведь рядом был Кай, но в последнее время правила изменились, и все зашло слишком далеко. К тому же, убежденность этой самоуверенной ведьмы в том, что какие-то каракули могут сдержать или остановить ее, Анну, начала раздражать.

Закрыв глаза, девушка принюхалась, улавливая тонкие нотки аромата ладана, парящего в воздухе. Глубоко вдохнув и грациозно развернувшись на месте, она осторожно подошла к кровати. Жнец спал, и на первый взгляд, весьма беззаботно, не подозревая о возвращении демоницы. Его дыхание было спокойным и размеренным, только крепко сжатые кулаки выдавали внутреннюю тревогу.

– Кай… Мой милый Кай – Анна опустила на колени, прижалась головой к плечу парня и, облизав пересохшие губы, коснулась его руки легким поцелуем. Тепло его тела неприятно согревало, отгоняя исходящий от демоницы холод. – Ты слишком уж жив, как для мертвого, – ее тихий голос звучал вкрадчиво и зловеще, словно шипение змеи.

Температура в комнате опустилась ниже нуля и, Анна, отстранившись от парня, довольно наблюдала, как кровать медленно покрывается инеем, а на окнах вырисовываются причудливые морозные узоры. Зябко поеживаясь, Жнец пошевелился и натянул одеяло себе на нос. Каждая мышца его тела напряглась, пытаясь опираться холоду, заполнившему комнату.

– Тише, тише, – прошептала девушка, поглаживая его по голове. – Все хорошо, Кай. Ты привыкнешь, вот увидишь. Привыкнешь, как привыкла я. Просто расслабься и впусти меня… – ее губ коснулась улыбка. – Тебе понравиться.

Демоница поднялась и оторвалась от пола, повиснув в воздухе, словно бестелесный призрак. Подол ее платье трепетал, а волосы извивались вокруг головы, будто девушка находилась под водой. Ринувшись вперед, она нависла над Жнецом. Ее лицо было так близко, что они едва не касались носами. Полные чернильной мглы глаза впились в него жадным взглядом.

– Почему ты не любишь меня, Кай? – Спросила она, зная, что не получит ответа. – Ты ведь принадлежишь мне. Я покажу тебе всю красоту той тьмы, что нас связывает. Я затащу тебе в ад… Я подарю тебе новую жизнь. Я научу тебе любить меня.



Протянув руку, она коснулась подушечками пальцев его век. Кай вздрогнул и на мгновение недовольно нахмурил брови, но так и не проснулся.

Анна не могла не заметить, что когда она наблюдает за ним, ее преисполняет блаженный трепет, словно она смотрит на самое известное и ценное произведение искусства в мире. В какой-то степени так и было, ведь Кая являлся произведением ее собственного искусства – такого прекрасного в своей жестокости и такого темного, как все ее естество.

– Пойдем со мной, Кай, – продолжила она и изо всех сил прикусила губу. На месте укуса проступила густая красная капля. – Ты сам невольно указал мне этот путь. И поверь, я поведу тебя до конца.

Склонившись, демоница впилась в губы Жнеца поцелуем, привнося в его сон горечь и вкус крови. На миг тело парня конвульсивно изогнулось, а затем обмякло и он, не открывая глаз и не просыпаясь, ответил на поцелуй. Его руки поднялись и скользнули по ткани ее платья, застыв на талии. Холод ее тела очаровывал и манил, обещая подарить вожделенный покой его уставшей душе, и он еще ближе и сильней привлек демоницу к себе.



Анна испуганно отпрянула и, вырвавшись из его объятий, отскочила от кровати. Тяжело дыша, она ощетинилась и застыла, прислушиваясь к собственным ощущениям. Ей не понравилась та легкая дрожь, пронзающая тело и наполняющая его желанием… вернуться и продолжить? А непонятное щекотание внизу живота и вовсе встревожило ее, так как раньше такого ей не приходилось испытывать. Она сделала еще несколько шагов назад и уперлась в стену. Эмоции, яростно вырывающиеся наружу, были недоступны ее пониманию, ведь они не принадлежали ей. Это все исходило от Эльзы… Но, к сожалению, она не оставила Анне инструкций, как жить в ее теле.

Посмотрев на Жнеца, демоница увидела, что он сидит на кровати и пристально вглядывается в нее. Только вот выражение его лица было каким-то отстраненным, а сам взгляд стеклянным и расфокусированным. На губах виднелись капли крови, и он провел языком, слизывая их.

– Если б я знала, что все так просто, – немного придя в себя, Анна шумно втянула воздух. –

То с самого начала дала бы тебе немного своей крови. Представь, как бы это сэкономило наше время… Хотя, так даже интересней.

Кай не отвечал. Сейчас он походил на сомнамбулу, утратившего связь с реальностью и застрявшего в эфемерном мире своих сновидений. Подойдя к нему, Анна протянула руку:

– Пойдем, Кай. Я обещаю, что позабочусь о тебе.

Крепко сжав в своей ладони ее хрупкие пальцы, он поднялся с кровати, и на его губах заиграла странная улыбка.

 

* * *

Кай сцепил зубы, и с невероятным усилием сделал еще один шаг. Он не успел отойти далеко от берега, но ледяная вода фьорда Согне уже достигала ему по пояс. Холод пронзал до костей, а легкие, казалось, ужались до невероятно маленьких размеров и больше не вмещали в себя воздух, заставляя парня задыхаться. Все тело онемело и постепенно теряло чувствительность. Он медленно перебирал ногами, но совершенно не ощущал их, поэтому не знал, как долго еще будет касаться дна. В любой момент под ним могла оказаться пропасть в несколько десятков метров, ведь Согне славился своими глубинами.



Если внимательно вглядеться в водную гладь, можно было заметить, как в черноте фьорда отражается безоблачное звездное небо. Жнец провел рукой по поверхности, заворожено наблюдая, как мириады звезд колышутся на шелковистых волнах. Он никак не мог вспомнить, как оказался здесь, но все происходящее казалось таким правильным и логичным, словно иначе и быть не могло.

Тупая пульсирующая боль разрывала голову, к горлу подступала тошнота, желудок свело судорогой, и парень поморщился, ощутив горечь во рту… Зачем он пришел сюда? Когда он проснулся? Как он ушел из дому и почему его никто не остановил?

Неожиданно под толщей воды возникло его собственное лицо, и Кай резко отшатнулся, едва удерживаясь на плаву. На мертвенно-бледной коже отчетливо проступали тонкие вены, а раскрасневшиеся и обезумевшие глаза с вызовом глядели на парня. Его двойник, не предпринимая никаких попыток вынырнуть, сжимал в крепких объятиях до смерти перепуганную Анну. Девушка сначала тщетно пыталась высвободиться, а потом умоляюще взглянула на Жнеца и протянула руки, пытаясь ухватиться за него. Но он дрейфовал слишком высоко над ними, и ей не удалось даже прикоснуться к его ноге.

Кай ошарашенно наблюдал, как они медленно идут ко дну, скрываясь в темноте. Лишь спустя несколько минут он понял, что это была не Анна… Его двойник тонул вместе с Эльзой!

– Эй! – Крикнул Жнец, изо всех сил ударив ладонью по воде. Руку обожгло, а мелкие брызги залили стекла очков, превратив все вокруг в размытое пятно. К счастью, для того, что он собирался сделать, они были совершенно не нужны. Сняв очки, парень небрежно засунул их в карман и, сделав глубокий вдох, скрылся под водой.

Первые несколько секунд Каю пришлось прикладывать невероятные усилия, чтоб удержать воздух и не закричать. Холод был просто невероятный. Виски словно сдавило железным обручем, а сердце стучало, как отбойный молот. Он нырнул довольно глубоко, и тьма плотно окутала его со всех сторон. Он не видел ничего дальше своего носа и беспорядочно крутился, стараясь уловить хоть малейшее движение под водой, хоть что-то… Но ничего…

Время не стояло на месте и в груди начало невыносимо жечь. Парень уже собирался вынырнуть, но внезапно краем глаза заметил внизу бледное лицо Эльзы. Она была похожа на приведение, всего на миг вырвавшееся из потустороннего мира в робкой попытке спастись. Но Кай – тот другой Кай – не отпускал ее, увлекая за собой в темную пучину. Перевернувшись в воде, Жнец опустился еще ниже, намереваясь добраться до девушки и вытащить ее на поверхность.

– Кай, очнись! – Знакомый голос прозвучал в его голове на удивление отчетливо.

Он отмахнулся от этих слов и уверенно продолжил свой путь. Внизу вновь мелькнуло лицо Эльзы, но он не был уверен, что это не плод его воображения. Беспросветная тьма вокруг сыграла с ним злую шутку, и он не мог уже понять, где здесь верх, а где низ. Опускается ли он ко дну или движется куда-то в сторону? Где же находиться поверхность и спасительный воздух, так ему сейчас необходимый?

– Кай! – Снова тот голос ворвался в сознание, и на этот раз его спутницей была дикая боль, разом пронзившая обе руки. Ладони пекли так, словно с них заживо сдирали кожу.

Впереди забрезжил неясный свет и Жнец, недолго думая, ринулся туда. Наконец! Вот, он увидел ее! Увидел Эльзу. Увидел отчетливо и ясно, ведь это она излучала призрачное сияние. Подол платья развивался вокруг нее, делая девушку похожей на сказочную водную нимфу. Прекрасное создание, которое никак не может найти покоя… Позади Эльзы находился его двойник, крепко держа ее за талию. Она снова протянула к Жнецу тонкие руки, безмолвно моля о спасении. Кай устремился к ней изо всех сил. Он должен. Должен забрать ее отсюда. Ведь разве не за этим он здесь?

Их ладони почти соприкасались. Нужен всего один рывок, чтоб схватить ее. Он поднапрягся… И тут кто-то со всей дури влепил ему пощечину.

– Да очнись же ты! – Петра сидела на корточках возле Жнеца и испуганно смотрела на него.

Парень растерянно моргнул и перевел взгляд на Мейсона, который сидел под другую сторону и глядел на друга так, словно перед ним был призрак.

Оглядевшись, Кай обнаружил, что сидит на полу своей ванной комнаты. Какого черта он здесь делает? Жгучая боль напомнила о себе такой яркой палитрой ощущений, что хотелось закричать. Опустив взгляд вниз, он увидел, что его руки полностью в крови. Какая-то ее часть уже успела запечься, но несколько глубоких порезов, которые не успели затянуться, все еще кровоточили.

Мусорное ведро возле раковины было перевернуто, а все его содержимое вытряхнуто на пол. В правой руке Кай все еще сжимал осколок зеркала, которое сам же недавно разбил. От удивления он разжал пальцы, и зеркальный кусочек со звоном упал на пол. Осколки, казалось, были повсюду, сложенные в дивном порядке, словно мозаика. И только он мог понять, что они взывают к нему, одной-единственной безмолвной фразой: «Спаси меня».

 

* * *

Яркий диск солнца коснулся краем линии горизонта, давая понять, что этот день, наконец, близится к концу. После того как Кая растормошили посреди ночи на полу собственной ванной, где он окровавленными руками, словно одержимый, сам себе составлял послание, он больше не рискнул ложиться спать. Более того, сама мысль о путешествии в сладкое царство Морфея, вызывала у него приступ паники.

Налив себе очередную чашку кофе. Жнец сел за компьютер в гостиной, дабы убедиться, что Алистер не прислал ему новый список имен. Сейчас он как никогда был бы рад приступить к работе, чтоб отвлечься от тяжелых мыслей. Ожидая загрузки операционной системы, парень взял со стола телефон и наткнулся на новое смс от Грейс. Девушка хотела увидеться сегодня вечером, да и он бы не отказался от встречи. Вернувшись из Бердсбрена, Кай проводил ее прямо до порога, так как хотел лишний раз убедиться, что рядом с ее домом не ошивается Анна или науськанные ею монстры.

– Это просто кукла, – вздохнув, произнесла Петра, отрывая парня от размышлений, и положила фарфоровую игрушку перед ним. Кай самым бессовестным образом стащил ее из дома Ларсенов, узнав, каким именем маленькая Эльза называла свою подружку. К тому же, после того, как игрушечная Анна улыбнулась ему, он просто не мог ее там оставить. Без сомнений, ни Мейсон, ни Грейс, ни Катрина не видели этого, иначе, они вряд ли бы сдержали свои эмоции.

– Ты уверена? – Жнец откинулся на спинку кресла и взглянул на ведьму. На ее плечах, словно неудачная пародия на воротник, растянулся Джокер. Лениво помахивая лысым хвостом, кот измерил парня презрительным взглядом и отвернулся.

– Абсолютно, – девушка пожала плечами. Я уже попросила о помощи Козефа – ведьмака из Амстердама, о котором я тебе рассказывала. Кстати, он до сих пор в теле Джокера, так что можешь поздороваться… Так вот, мы провели несколько ритуалов для того, чтоб обнаружить следы демонических или любых других потусторонних сил в этой кукле. И ничего… Похоже, с Анной – я имею в виду настоящей Анной – ее не связывает ничего, кроме имени.

– Вот и прекрасно, – Кай схватил куклу и изо всех сил швырнул ее на пол. Часть головы игрушки, в том числе и лицо, с приглушенным звоном разбились на мелкие осколки. Парень искренне надеялся, что этот деструктивный акт хоть как-то поможет ему отогнать злость и чувство собственного бессилия, но он ошибся. Отвратительные ощущения никуда не делись, более того, они еще интенсивней зашевелились в душе, словно клубок ядовитых змей.

Шумно втянув воздух, Жнец закрыл глаза, желая отгородиться от всего мира, а еще лучше исчезнуть. Он рассказал друзьям о том странном сне, с которым были связаны выложенные на полу осколки, но умолчал об убийстве девушке, которое приснилось ему днем ранее. Он был уверен, то натолкнется на стену молчаливого непонимания и разговоры о медикаментозном вмешательстве, но, к его удивлению, этого не произошло. Похоже, ввод Анной новых правил игры заставил Мейсона и Петру пересмотреть свои убеждения насчет его сумасшествия.

– Все будет хорошо, – внезапно сказала ведьма и сделала то, чего Кай ожидал от нее меньше всего. Она склонилась и так крепко обняла его, что он едва мог дышать. Девушка уткнулась носом в его шею и продолжила. – Мы придумаем, как помочь тебе и избавиться от Анны. Я обещаю, я сделаю все, что в моих силах.

Парень благодарно кивнул и обнял подруг в ответ, игнорируя презрительное фырканье кота, которому не понравилось, что Жнец вмешался в его личное пространство, чем он сейчас считал всю ведьму. Жнец не был знаком с Козефом, и не имел представления, каким ведьмак обладает нравом, но все же, был уверен, что в кошачьем теле действуют кошачьи правила поведения.

– Эй, есть кто дома? – От входной двери послышался запыхавшийся голос Мейсона.

– Господи, я не чувствую своих рук, – простонал входящий за Амуром Морис.

– Секунду! – Воскликнул Кай и, удивленно переглянувшись с Петрой, поспешил к друзьям, которые торчали в коридоре, бессильно упираясь в дверной косяк. Они так тяжело пыхтели, словно без остановки пробежали пятикилометровый марафон. В руках у каждого было по два огромных пакета, доверху забитых продуктами и другими вещами из списка покупок, который они составляли раз в неделю. Вручив Жнецу часть пакетов, Мейсон и Морис собрались с силами и затащили все остальное в коридор.

– Ненавижу магазины, – пожаловался посланник Купидона. Проскользнув в гостиную, он вальяжно развалился на диване и, издав блаженный стон удовольствия, добавил. – Ненавижу бесконечные очереди! Ненавижу сварливых продавцов…

– Мы поняли, – перебила его ведьма, выходя из гостиной. Развернувшись на месте, она взмахом руки велела Каю и полуживому Морису отойти в сторонку. Ребята послушно отступили и уже в следующий миг тяжелые пакеты, оторвавшись от земли, поплыли вслед за ведьмой.

– Проклятье! – Возмутился Мейсон. – И почему я взял с собой не тебя, а Мориса? Насколько бы мне было легче…

– Мечтать не вредно, – в голосе Петры послышалась насмешка.

Оставив их пререкаться, Кай вернулся к компьютеру и открыл электронную почту. Увидев письмо от Алистера, он сначала обрадовался, но потом опять сник, ведь в списке жатвы был всего один человек. Негусто, но лучше чем ничего. Хоть в этом есть и свои плюсы, ведь после работы он может спокойно встретиться с Грейс. Взглянув на часы в правом углу монитора, он увидел, что осталось не так много времени, и стоит поторопиться, если он хочет вовремя добраться до указанного в письме места. Залпом допив остывший кофе, Жнец встал и принялся натягивать куртку.

– Не знал, что у вас есть хомяк, – произнес Морис, склонившись и разглядывая что-то на полу.

– Понятия не имею, что ты там нашел, но лучше затолкай это обратно под диван, так как никакого хомяка у нас нет, – отозвался посланник Купидона, не удостаивая парня взглядом.

Морис озадаченно взглянул на Кая, пожимавшего плечами, и легким пинком засунул находку куда подальше. В этот момент на пороге комнаты вырисовался Джокер, и Мейсон, приподнявшись на локтях, брезгливо сморщил нос, уставившись на бедного кота испепеляющим взглядом.

Что-то подсказывало Каю, что этот кот, а вернее, одолживший его тело Козеф, тоже был не промах, и животное тут же подтвердило эти догадки. Внимательно изучив всех присутствующих, Джокер грациозно продефилировал через всю гостиную и, усевшись в углу, фыркнул и взглянул на Мейсона так, словно тот был плесенью на дне его миски.

– А ты все еще здесь, – недовольно проворчал парень, не прерывая зрительного контакта. – И где только Петра откопала тебя, лысая мелюзга?

– Вы забыли купить стиральный порошок, – подала голос ведьма, закончив разбирать покупки.

– Меня бесит этот психованный кот, – бесцеремонно заявил Мейсон, пропуская ее слова мимо ушей.

– С чего бы это? – хмыкнула Петра. – Он же не бросается на тебя.

– Ага, он всего лишь сидит себе тихонько в углу, рисует лапой пентаграмму и пытается попасть домой, в Ад, – съязвил посланник Купидона.

Джокер секунду неподвижно обдумывал услышанное, а затем поднял лапу и выпустил всего один коготь. Жест вышел весьма красноречивым и недвусмысленным. Бедняга Мейсон не знал о том, что в теле животного обитает Козеф и был полностью ошарашен весьма несвойственным для кота поведением.

– Какого..? – Вновь обретя дар речи, выдохнул он и повернулся к друзьям.

Ответа не последовало, так как Петра, Кай и Морис разразились громким смехом.

– Ладно, – отсмеявшись, выдохнул Кай. – Я, пожалуй, пойду… А то еще на Жатву опоздаю.

– Погоди, – ведьма достала что-то из заднего кармана штанов и, подойдя к парню, надела ему на шею оберег на тонкой черной веревке. По размеру он был не больше пятицентовой монетки и напоминал ловец снов. – Это немного успокоит твою душу, – сказала она в ответ на вопросительный взгляд Кая и грустно улыбнулась.

 

* * *

Брита Ингвальдсен игриво пожала плечами и, взобравшись на высокий бордюр, отделявший пешеходную зону от проезжей части, развела руки. Быстро переставляя ноги, она пыталась удержать равновесие и не упасть. В принципе, это уже никоим образом не могло навредить ей, ведь Кай забрал ее душу уже добрых двадцать минут назад. Смерть Бриты показалась парню до смешного нелепой – переходя дорогу, она споткнулась и, упав, ударилась головой об острый камень, в гордом одиночестве лежавший на ровной чистой трасе. Удар пришелся как раз на висок, и девушка даже не успела ничего понять. Возможно, это было и к лучшему.

Чтоб закончить работу и провести душу Бриты дальше, Каю были нужны двери. Для того чтоб открыть вход в потусторонний мир, подошли бы любые, но, как назло, здесь не было ничего, кроме холмов и полосы леса, который тянулся параллельно трассе. Почему Бриту Ингвальдсен вечером занесло на окраину Эстфолда, и для чего она направлялась в лес, оставалось лишь только догадываться. До ближайших домов было около получаса пути, а там проблем с дверями не должно было возникнуть.

Отправляясь на Жатву, Кай знал, что идти придется далеко, но решил не брать машину Мейсона. Он хотел прогуляться и немного освежить голову, более того, это отличный способ взбодриться, если готовишься к бессонной ночи. После ряда ужасающих снов, граничащих с не менее ужасной реальностью, сама мысль о том, чтоб беззаботно провалиться в сон, вызывала нервную дрожь.

– Как ты это делаешь? – Неожиданно спросила Брита, спрыгнув на тротуар и уставившись на парня своими огромными зелеными глазами. В сумерках, которые медленно вступали в свои права, окутывая небо темным покрывалом, они неестественно блестели, навевая мысли о пришельцах из далекого космоса.

– Что ты имеешь в виду? – Удивился Жнец, подходя к девушке. С самого момента ее смерти он плелся позади и не пытался завязать беседу, чтоб дать ей возможность самой осознать, что произошло.

– Ну-у, – нетерпеливо протянула девушка, – ты ведь Смерть, правда?

– Не совсем, – хотел поправить ее Кай, но Брита даже ухом не повела.

– А где твоя знаменитая коса? И не обижайся, – девушка скептически осмотрела его с головы до ног. – Но будь ты похож на скелет в черном балахоне, как тебя принято изображать – впечатления от встречи с тобой были б куда более яркими. Слушай, тебе надо поработать над имиджем! Стоит сделать это ради тех, кто увидит тебя только раз в жизни, пардон, в смерти. И я, конечно, понимаю, что большинство девушек тащатся от парней, которые выглядят так, словно не спали целый год, но для Смерти это слишком дешевый трюк. Тебе так не кажется?

Вздохнув и выдержав паузу, чтоб убедиться, что Брита закончила свой монолог, Кай ответил:

– Во-первых, я не Смерть, а всего лишь Мрачный Жнец. Не в моей юрисдикции решать, кому жить, а кому – нет. Я выполняю лишь определенные обязанности Смерти, а именно: провожу души из этого мира в другой. Во-вторых, таскаться с косой лишь для того, чтоб душа, за который ты пришел, ощутила страх и священный трепет перед тобой? Серьезно? Ты из какого века?

Парень заметил, как Брита недовольно сморщила лоб, обдумывая его слова. Но что поделать, трудно удержаться и не ответить наглостью на наглость, ведь все-таки он Жнец, а не дешевая няня.

– Ладно, ответ принят,– кивнула девушка. – Но все же, как это все происходит? Просвети меня, о, великий гуру.

Кай не сдержал улыбку. Редко, очень редко ему встречались души, которые б интересовались еще чем-то, кроме себя самих. Конечно, ничего удивительного в этом не было, ведь они только что распрощались с жизнью, и никак не могли осознать, что все происходящее не дивный сон. Большинство пребывало в состоянии крайнего шока, некоторые бормотали себе под нос что-то вроде: «Не может быть! Это мне снится! Просто снится…», а еще кто-то без устали упрашивал Кая исполнить для них последнее желание. В любом случае, Жнец за время своей работы наслушался и насмотрелся немало.

– Зачем тебе это? – Ответ на этот вопрос его действительно интересовал.

Брита опустила глаза и попыталась копнуть камень, но он не сдвинулся ни на миллиметр. Переступив его, девушка опять посмотрела на парня, который теперь шел рядом.

– Боюсь, что если не узнаю сейчас, то там, куда я отправлюсь, мне будет уже не до того, – она поморщилась, словно откусила кусок лимона. – Особенно, если там меня встретит тетя Ада. Ох, какая это надоедливая карга была, ужас просто…

– Что ж, справедливо, – сказал Кай, оглядываясь. На миг ему показалось, что за ними кто-то идет, но дорога позади пустовала.

До города оставалось не более семи минут ходьбы, и если он собирался рассказать все девушке, то лучше начать прямо сейчас. Закатав рукава куртки до локтей, парень продемонстрировал Брите внутреннюю сторону руку, полностью покрытую разноцветными рисунками. На первый взгляд все это напоминало весьма разноплановую татуировку, но присмотревшись внимательнее, девушка увидела всю композицию. Центральное место рисунка занимала пресловутая коса: длинный деревянный черенок и изогнутое острое лезвие. До изобретения газонокосилок это было единственное средство для скашивания травы, сейчас же она стала менее распространенной.

Брита непонимающе моргнула и вновь уставилась на Жнеца.

– У каждого из нас должно быть орудие для Жатвы. То, что оборвет связь между телом и душой… и что принадлежит тому, от чьего имени мы приходим. Для Смерти коса – это атрибут, а для Жнецов символ. Так что мы можем свободно выбирать, в какой именно интерпретации носить ее с собой… Это может быть татуировка, кулон, серьга, пуговица – без разницы. Главное, чтоб она всегда была с нами. А мне достаточно протянуть тебе руку, позвать тебя пойти со мной и, приняв ее, ты покинешь этот мир.

– Хитро, – улыбнулась Брита.

– Удобно, – Кай указал на дома, видневшиеся в нескольких сотнях метров. Если не ошибаюсь, там есть магазин… Когда мы подойдем к нему, я открою дверь и, переступив порог, ты отправишься туда, где тебя уже ждут.

– И все? – Брови девушки удивленно поползли вверх. – Ты не пойдешь со мной?

Жнец покачал головой.

– Я не могу. Пока мне не разрешат, я должен оставаться здесь и выполнять свою работу.

– И долго ты живешь?

– Ну, я не совсем живой, – Кай сунул руки в карманы. – Я умер уже довольно давно… А почему я остался здесь и стал Жнецом – это совсем другая история, и я бы не хотел сейчас об этом говорить.

Брита присвистнула, но промолчала.

Небольшая продуктовая лавочка, к счастью, работала допоздна и встретила ночных визитеров ярким светом и приглушенным гулом голосов. На стойке, за которой возвышался полусонный продавец, стоял ноутбук, проигрывая какой-то фильм.

– Ну что… Тебе пора, – Жнец подошел к двери и взялся за ручку.

– Наверное, я не буду очень оригинальной, если скажу, что мне немного страшно? – Призналась девушка, глядя на парня.

– Пожалуй, не будешь, – улыбнувшись, согласился он. – Брита, тебе нечего бояться. Самое худшее, что может с тобой случиться – это если ты навсегда застрянешь здесь. В мире, которому ты больше не принадлежишь. Поверь, это самое ужасное, что может произойти с душой.

– А ты умеешь успокаивать, – закатив глаза, фыркнула Брита. – Ладно, открывай эти свои двери. Я готова попасть в загребущие лапы своей тетушки Ады.

Кивнув, Кай потянул дверь на себя и сделал шаг назад. Перед ним расстилались бескрайние зеленые холмы, поросшие высокой, примерно до груди, травой. Присмотревшись, он увидел, что возле порога трава шевелится, словно кто-то бродит в ней. Кто-то довольно низкого роста, чтоб полностью скрыться в зеленых зарослях.

– Брита! – Позвал девушку приятный женский голос. – Брита, обед уже на столе! Где же ты, маленькая непослушная девчонка?

Жнец обернулся и посмотрел на стоявшую рядом девушку. Услышав свое имя, Брита, похоже, забыла обо всем на свете, в том числе и о своем страхе.

– Мама? – Прошептала она и перешла на крик. – Мама, я здесь! Я здесь…

Сорвавшись с места, она нырнула в густую траву, а через мгновения оттуда послышался радостный смех.

Жнец осторожно закрыл двери. На сегодня его работа была полностью выполнена.

Мобильный в кармане завибрировал, и на дисплее высветилось имя Грейс. Было уже достаточно поздно, и парень успел смириться с тем, что сегодняшняя встреча не состоится. Отправляясь на Жатву, он надеялся быстро со всем справиться, но за разговорами и дорогой туда и обратно не рассчитал времени.

– Скажи мне, что ты не спишь, – прошептала девушка, когда парень взял трубку.

– А тебе трудно отказать, Грейс Уотсон. Я не сплю, – рассмеялся Кай. Отойдя от магазина, он направился в сторону центральной части города. – Но почему ты говоришь шепотом?

Грейс тяжело дышала в трубку, что очень не понравилось парню.

– Мне кажется, кто-то крутиться возле моего дома, – пролепетала она после минутной паузы. – Клянусь, я видела, как кто-то заглядывал в окно гостиной. Я вызвала полицию, они походили туда-сюда, вроде как все осмотрели и не найдя ничего подозрительного, посоветовали мне ложиться спать, а то вдруг из-под кровати вылезет Бугимен. Козлы!

Кай остановился. Улыбка мигом сползла с его лица, а пальцы так сильно сжали телефон, что побелели костяшки.

– Грейс, – произнес он, облизывая пересохшие губы. – Ради всего святого, скажи, что ты не одна дома…

– Папа утром уехал на какую-то конференцию, – заговорила она еще тише. – И вернется не раньше, чем через три дня. Проклятие! Кажется, я что-то слышала… Кто-то у входной двери. Кай, я перезвоню.

– НЕТ! – Закричал парень прежде, чем она положила трубку. – Грейс, не подходи к дверям! Ни в коем случае! Сядь и сиди в своей комнате! Слышишь? Я сейчас буду!

Сорвавшись с места, он помчался в сторону центральной части города. Мысли в голове преисполнились ядом, старательно вырисовывая худшие варианты развития событий. Если пугающим визитером Грейс является Анна, то она расправиться с девушкой раньше, чем Кай пробежит и половину пути к дому Уотсонов.

Дома вдоль дороги слились в сплошную мелькающую полосу и проносились мимо с такой скоростью, что голова начинала кружиться. В ушах шумело, в груди невыносимо пекло, а сердце так сильно стучало, что будь Кай жив, у него б наверняка случился сердечный приступ. Он бежал так быстро, что перестал ощущать дорогу под ногами. Наверное, если б за ним гнались все демоны Ада, он и то не смог бы развить подобную скорость. Пот заливал лицо, а язык, казалось, присох к нёбу.

Спотыкаясь и корчась от острой боли в боку, Жнец, наконец, свернул на нужную улицу. Добежав до дома, возле которого, на первый взгляд никого не было, он влетел на крыльцо и изо всех сил забарабанил в дверь. Он хотел позвать девушку, сообщить, что это он, Кай, но не смог выдать ничего членораздельного. Издав рык, весьма похожий на звук двигателя машины Мейсона, он копнул дверь и сбежал вниз.

Возле дома было тихо и пусто. Парень решил осмотреть двор и, сойдя с дорожки на газон, быстро обогнул здание. В приглушенном желтоватом свете фонарей, стоявших вдоль проезжей части, огромный бук, возвышающийся у дома, напоминал причудливого инопланетянина, который распростер свои лапы-ветви с твердым намерением все здесь разрушить.

В окне комнаты Грейс было темно, равно как и в остальных окнах. Беззвучно выругавшись, Кай подошел к дереву, намереваясь повторить тот путь, который временами проделывала девушка, возвращаясь домой втайне от отца. Вытерев со лба пот, он уже прикоснулся к могучему стволу, но тут услышал позади себя мягкие шаги. Он резко обернулся, и лишь отличная реакция уберегла его голову от удара бейсбольной битой.

– Господи, – только и пискнула Грейс, когда парень схватил ее единственное оружие. Ей понадобилось несколько секунд, чтоб сообразить, что перед ней стоит Кай, а не таинственный маньяк или грабитель, и, выдохнув, она бросилась к нему в объятия. Не находя в себе сил что-то сказать, парень просто обвил руки вокруг ее талии и крепче прижал к себе. Она была жива. Она была цела и невредима, а все остальное сейчас не имело значения.

– Я же просил тебя сидеть в своей комнате, – наконец, с укором прохрипел он, не отпуская девушку.

– Я и была там до тех пор, пока кто-то не начал ломиться в дверь, – она запустила руки в его волосы. – Ты весь вспотел… Пойдем в дом, а то простудишься. Я найду тебе чистую одежду.

Кай неохотно отстранился и вздохнул. Как же хорошо снова дышать полной грудью, никуда не спеша и ни за кого не волнуясь!

– Ты, наверное, не смотришь фильмы ужасов, если бросаешься с битой на тех, кто по ночам ломится к тебе в дом, – поцеловав девушку в лоб, произнес он и огляделся, изучая темноту вокруг. – Больше ничего необычного не заметила?

– Да вроде нет, – Грейс взяла его за руку и потащила к дверям.

Осмотрев все комнаты и убедившись, что демоницы здесь нет, Кай принял душ и переоделся в чистую одежду, которую принесла Грейс.

– Это моего старшего брата, – объяснила она, склонив голову набок и разглядывая рисунки на руках Жнеца. – Он сейчас учится в Лондоне… Ого, сколько же у тебя татуировок?

– Судя по всему, достаточно, чтоб привлечь твое внимание, – улыбнулся парень, опираясь на стену возле ее спальни. – Грейс, тебе нужно поспать. Ложись, а я буду низу и прослежу, чтоб никто не потревожил твой сон.

Девушка ничего не ответила, только нахохлилась, словно испуганный воробушек. Бросив недоверчивый взгляд на кровать, она прошептала:

– Останься здесь, пожалуйста. Уже несколько дней меня мучат кошмары. Стоит только закрыть глаза, как все мои страхи вылезают наружу и берут надо мной верх. Иногда у меня складывается впечатление, что если все это не закончиться в ближайшее время, я попросту сойду с ума. Знаешь, я дико боюсь пауков, а во сне они повсюду…

– И давно это началось? – Парень почувствовал, как все его мышцы напряглись.

– Примерно неделю назад, – Грейс пожала плечами. – Но две последние ночи я вообще почти не сплю… Так ты побудешь со мной?

Кай кивнул и, зайдя в ее комнату, закрыл дверь. Девушка благодарно улыбнулась и быстро шмыгнула под одеяло. Выключив свет, Жнец несколько мгновений поколебался, но все же, опустился рядом с ней. Это была далеко не самая лучшая идея, ведь он и сам мог уснуть, а сейчас это было бы весьма неуместно.

Повозившись немного с подушкой, Грейс подвинулась к парню вплотную и повернулась спиной. Она снова была так близко, что он ощущал тепло ее тела и сладковатый аромат ее шампуня с тонкой кокосовой ноткой. Не удержавшись, Кай обнял девушку и зарылся носом в копну ее тонких дредов. Нежно поглаживая ее по голове, он думал, как побороть усталость и не поддаться сну. И тут Грейс сама подсказала ему выход, обернувшись и поцеловав его.

Прикосновение ее губ было таким нежным и пьянящим, что все посторонние мысли разом вылетели из его головы, оставив место лишь ощущениям и чувствам.

Медленные поцелуи девушки становились все более настойчивыми, и если она не остановится…. Кай приподнялся на локтях и подвинулся так, что Грейс оказалась под ним. Ее руки скользнули под футболку и погладили его четко прорисованный пресс, заставляя мышцы напрячься. Если еще какое-то мгновение назад он задумывался о необходимости контролировать себя, то сейчас все его самообладание как рукой сняло. Каждая клеточка его тела сгорала от вожделения, сладкая истома ломила кости, а кровь, казалось, вот-вот закипит. Грейс Уотсон, сама того не ведая, одним своим присутствием возвращала Каю то, что он потерял более века назад – жизнь.

Жизнь вновь бурлила в его венах, заставляя забыть об Анне, обо всех этих чертовых демонах. Больше сотни лет он служил посланником Смерти, чувствуя ее тлетворное влияние во всем, что его окружало, но теперь, благодаря Грейс, все это куда-то подевалось. Ее звонкий смех странным образом заставлял его сердце замирать, и ему нравилось это чувство. Его мысли постоянно возвращались к Грейс, хотел он того или нет. Когда он мчался к ней, его душа корчилась от страшного неведения, и он просил все существующие силы, всех богов, о которых хоть когда-то слышал, чтоб с ней все было в порядке. В этот момент Кай четко понял, что пропал. Он достиг точки невозврата и спасения для него уже не будет.

С трудом оторвавшись от губ Грейс, он опустился вниз и принялся покрывать поцелуями ее шею, сгорая от желания. Девушка изогнулась и, с силой впишись в его спину тонкими пальцами, тихо застонала. Его ладонь мягко скользнула по ее телу вниз, погладила грудь, талию и направилась к бедрам. Жар ее тела явственно ощущался сквозь тонкую ткань пижамы, еще больше распаляя его. Каждое прикосновение к ней пронизывало его, словно легкие разряды тока, но ему нравилось это ощущение. Это все было слишком хорошо. Но при этом недостаточно, чтобы ощутить ее сполна… Его тело вновь напряглось от сладкого предвкушения. Задыхаясь от нахлынувших чувств, Кай стянул сначала свою футболку, а потом ее пижаму и еще сильнее прижался к девушке, пытаясь ощутить ее тепло как можно ближе. Еще немного и он почувствует, что она принадлежит ему… Что они единое целое.

В сладкое забвение ворвался пронзительный виг тормозов, а за ним последовал удар такой силы, что в окнах задрожали стекла. С трудом оторвавшись друг от друга, Кай и Грейс несколько секунд осовело смотрели друг на друга, а потом сорвались с кровати, на ходу натягивая одежду.

Вылетев из дома, они оказались на абсолютно пустой улице. Нигде не было никаких следов аварии или хоть чего-то, что могло потревожить сон местных жителей.

– Какого черта? – Раскрасневшееся лицо девушки бледнело с каждой секундой, пока она крутилась на месте, пытаясь увидеть источник того ужасного звука. – Ты ведь тоже слышал это?

– Да. Лучше нам вернуться в дом, – быстро произнес Кай и, схватив Грейс за руку, потянул ее к двери.

Поднимаясь по ступенькам на крыльцо, он заметил под кустом роз бейджик, блестевший в свете фонарей. Он готов был поклясться, что на нем была эмблема школы, в которую они с Грейс проникли несколько дней назад. Решив лишний раз не пугать и без того дрожащую от страха девушку, он ничего не сказал и только запер дверь на все замки и защелки.

Грейс заснула не сразу. Вцепившись в парня, она уткнулась носом ему в плечо и долго пыталась унять накатывающую волнами дрожь. Поглаживая ее по спине, Жнец отстраненно разглядывал причудливо изогнутые ветки бука за окном, и вовсю опирался дремоте, заползавшей в его сознание, словно коварная змея. Веки становились все тяжелее, а ясность мыслей улетучивалась с каждой секундой. Нельзя спать… Нельзя спать… Ему нельзя…

Тихое шуршание дождя мягко пронзило сознание, заставив Кая широко открыть глаза. Тяжелые холодные капли стекали по лбу, заливая глаза. Вся его одежда промокла и неприятно липла к телу. Щурясь от неестественно яркого, как для дождливого утра, света, парень осторожно поднялся и сел. Неподалеку прозвучало несколько тяжелых «бом», судя по всему, доносившихся из церкви и извещавших о начале воскресной мессы. Голова вновь взорвалась невыносимой болью, и Кай еле удержался, чтоб не застонать. Желудок скрутило, к горлу подступили рвотные позывы, и он прикрыл рот ладонью, пытаясь удержаться. В этот миг рядом с ним что-то с глухим звоном упало на траву.

Жнец осторожно встал на колени и огляделся. Он находился на детской игровой площадке в парке, расположенном в центре города. Вокруг были только качели, карусели, высокие деревья и широкие лужи. Опустив глаза вниз, парень опешил, отчего его накрыла новая волна тошноты. Вся его футболка и руки были в крови, а предмет, упавший рядом, оказался длинным кухонным ножом. Окровавленное лезвие попало в лужу и окрасило мутную воду в красный цвет.

Кай пошатнулся. Еще один ночной кошмар? Верно? Это ведь очередной кошмар? С силой хлопнув себя по лицу, парень с ужасом обнаружил, что не спит. Господи, он не спит. Как он здесь оказался? Почему он весь в крови? Дрожащими руками парень похлопал себя по карманам и нащупал что-то в кармане штанов. Что-то прямоугольное и плоское. Телефон! Точно! Он позвонит друзьям, и они помогут ему! Вытащив мобильник, он увидел, что на дисплее претензиознно мигает значок непрочитанного сообщения. Не совсем понимая, что он делает, Кай открыл его. Сообщение было от Алистера. Он прислал подопечному информацию по новой Жатве. Место, время… и имя. Имя, гласившее: «Грейс Уотсон».

 


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.044 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты