Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Свет не найдет тебя




Читайте также:
  1. Б. Ищите в чтении, найдете с медитацией
  2. БИЛЕТ№9. Средневековая философия. Патристика и схоластика. (Найдете лучше ,будет лучше))

– А ты рано, – оторвав взгляд от ноутбука, произнес Алистер, когда Кай вошел в его кабинет. – Не ожидал тебя раньше двенадцати... – слегка виновато добавил он, критически осмотрев царящий вокруг беспорядок. Кипы старых пожелтевших бумаг и выцветшие фолианты – такие древние, что казалось, стоит взять их в руки, и они тут же превратятся в прах – громоздились по периметру стола, словно стены неприступной крепости. Похоже, Алистер пытался каталогизировать все эти книги и документы и внести хоть толику ясности в свои архивы.

– И я в кои-то веки неплохо выспался, – солгал Кай, делая несколько шагов вперед. – Помощь нужна?

– Нет, что ты! Я сам тут разберусь, – небрежно махнув рукой, заверил его Алистер. – Найди себе место, чтобы присесть, и дай мне еще несколько минут, – с этими словами он сосредоточился на экране монитора, быстро стуча пальцами по клавиатуре.

Кай кивнул и направился к двум кожаным креслам, расположенным перед столом наставника. Аккуратно переставив стопку пыльных папок с какими-то документами на пол, он тяжело опустился в кресло, от которого исходил запах затхлости, старого хлама и плесени. Положив книгу Грейс на колени, он немного поерзал, устраиваясь поудобней, и вальяжно откинулся на спинку.

Прежде чем появиться в кабинете Алистера, Кай сделал немалый крюк, чтоб наведаться к дому Грейс и убедиться, что с ней все в порядке. Отсутствие полиции и перепуганных соседей его немного успокоило. Понаблюдав за домом несколько минут, он даже хотел воспользоваться небезызвестным буком на заднем дворе, чтоб взглянуть в окно девушки и окончательно убедиться, что она безмятежно спит в своей комнате, но вовремя оглянулся на соседние дома. Окна в них были расположены так, что как бы парень ни старался остаться незаметным, он все равно оказался бы на виду у всех. Соседи вполне могли вызвать копов, и тогда Каю пришлось бы изрядно попотеть, чтобы выкрутиться из этой ситуации, не наложив на себя клеймо «вора», «извращенца» или «маньяка». Да и сама Грейс Уотсон вряд ли будет в восторге от лицезрения незваного гостя, который ночью крутился у ее дома, а утром решил и вовсе взобраться на дерево и заглянуть в ее окно. В любом случае она немедленно обзаведется газовым баллончиком, а то и топором, опасаясь преследований Кая. Так что с идей покорения буковых вершин и подглядывания в окна пришлось в срочном порядке расстаться.



Вздохнув, парень осмотрелся. Личный кабинет Алистера всегда напоминал ему одно из отделений исторической библиотеки. Вдоль стен тянулись стеллажи с книгами, достигающие высокого потолка, и чтоб достать какой-либо фолиант с верхней полки, приходилось пользоваться лестницей, которая сейчас мирно покоилась в уголке. Возле нее стоял огромный древний глобус, карта на котором устарела на добрых пятьсот лет.

Прикрыв на миг глаза, Кай с удовольствием отметил, что здесь, как всегда, витает непревзойденный аромат миндаля и кофе. Видимо, это запах просачивался из прихожей Алистера, где его доброжелательная секретарша Ингрид любезно угощала кофе других Жнецов, ожидающих встречи с наставником.

– Ну, как самочувствие? – Поинтересовался Алистер, взглянув на парня поверх монитора.

– Не жалуюсь, – отозвался Кай, пожав плечами.

– А стоило бы начать, – язвительно хмыкнув, парировал мужчина и, захлопнув ноутбук, сложил на нем руки. Впившись взглядом в Жнеца, он выдержал многозначительную паузу, которую сам же и нарушил. – Выглядишь даже хуже чем Кентервильское привидение [19]. Ты не…



– А ты что, видел Кентервильское привидение? – Парень прервал его на полуслове и, удостоившись утвердительного кивка, выпрямился в кресле. – А я думал, что это выдуманный персонаж...

Алистер задумчиво пригладил свои усы.

– Кай, ты так и не принимаешь лекарства? – Перешел он сразу к сути дела, оставив на потом обсуждения книжных персонажей.

Парень шумно вздохнул и, приподняв очки, потер переносицу. Он прекрасно знал, что оказавшись здесь, не избежит этого разговора. Цена за папку с личным делом Эльзы действительно была высокой, но оно стоило того.

– Нет, Жнец покачал головой, – и не собираюсь. Я не сошел с ума, верите ли вы все в это или нет… Это все – работа Анны. Алистер, послушай, ты ведь признаешь, что Анна – демон, вселившийся в человеческое тело, и вижу ее не только я. А значит, существуют и другие. Это она… Она хочет, чтоб я их видел. Не знаю, каким образом ей это удается, но это точно ее рук дело.

– Анна – исключение, и мы обсуждали это сотни раз, – мужчина тяжело вздохнул. – Да пойми ты, Кай, ты стал причиной смерти нескольких людей! Ты отнял их жизни раньше положенного срока! Ты знаешь, чем это чревато… Кай, я очень не хочу запирать тебя в сумасшедшем доме, но если у меня не будет другого выхода, я не буду долго колебаться… Хорошенько подумай об этом, – Алистер замолк и, откинувшись назад, открыл верхний ящичек стола. Достав из нее желтый пластиковый пузырек, заполненный продолговатыми таблетками, мужчина поставил ее на стол перед Каем. – И я очень надеюсь, что ты проявишь благоразумие и примешь верное решение.



Затевать спор с наставником было абсолютно бессмысленно, потому что в любом случае все закончиться так, как хочет Алистер. Провести вечность, будучи запертым в сумасшедшем доме было не самой радужной перспективой, учитывая, что эта вечность будет скрашена компанией Анны, которая никуда не денется просто так.

Ангелами Смерти становились души, которые за свою земную жизнь не успели заслужить теплого местечка на Небесах, и в то же время не успели слишком напакостить, чтобы отправиться прямиком в Ад. Им давался шанс поправить свою карму, поработав в качестве проводников умерших в потусторонний мир. Если справишься на «отлично» – попадешь наконец в Райские Кущи, а нет – навеки застрянешь на Земле. На первый взгляд, подобный вариант может показаться не слишком-то плохим, но по истечении парочки столетий бессмертие весьма надоедает. Жизнь чертовски надоедает, а учитывая, что такому бессмертному существу приходиться неоднократно наблюдать за смертями тех, кто ему близок и дорог – становиться и вовсе не выносимой. Так что на самом деле этот вариант ничем не хуже Ада – по крайней мере, по мнению Кая. Тем более что в его случае он будет сдобрен присутствием демоницы, чья способность придумывать все более изощренные способы, как свести его с ума, не знает никаких границ.

Так что пришлось пойти старым проверенным путем – подыграть Алистеру.

– Понимаю, – задумчиво ответил парень, поджав губы. Взяв пузырек в руки, он повертел его и скривился. От одного только вида таблеток горло сжал тугой ком. Каю было очень сложно пересилить себя и вернуться к медикаментозной поддержке, поскольку он был уверен, что это лишнее. Принимая таблетки, он не сможет видеть демонов, но это не означает, что они куда-то исчезнут. А рядом с Анной всегда стоит быть начеку и видеть все, что демоница задумала учудить.

Алистер тем временем оперся на стол, пристально изучая игру эмоций, проступающую на лице подопечного. Взгляд его темно-серых глаз пронизывал до костей, не оставляя никаких сомнений в серьезности его намерений относительно Кая в случае, если парень ослушается.

– Ты ведь не первый, с кем происходит подобное, – произнес Алистер, медленно откинувшись на спинку кресла. – До тебя у троих Жнецов были… – он на секунду замешкался, подбирая слова, – похожие проблемы.

– И что же с ними случилось впоследствии? – Грустно усмехнулся Кай. – Вот об этом ты никогда не распространялся.

Алистер склонил голову набок.

– Мне это не известно, – коротко бросил он.

– Да, конечно, – пробормотал Жнец, недовольно нахмурив брови. Конечно же, Алистер все прекрасно знает, просто не хочет говорить. Да и он никогда не станет рассказывать о чем-то, в чем до конца не уверен.

Кай поднялся, подбрасывая пузырек в руке:

– Вообще-то, я пришел, чтобы забрать папку Эльзы… Если это все, я могу идти?

Наставник молчал. Сосредоточенно барабаня пальцами по подлокотнику кресла, он что-то так напряженно обдумывал, что на лбу проступила капля пота и медленно покатилась вниз.

– Хорошо, – Алистер жестом велел парню сеть. – Те Жнецы… Они все еще живы и находятся под замком в одной из психиатрических больниц Ирландии. Они под полной опекой главврача – доктора Айвери, которая помимо этой работы, занимает высокую должность среди Жнецов, как и я. Ей так и не удалось установить, что конкретно стало причиной возникновения подобных психических расстройств у этих несчастных. Кай, ты прекрасно знаешь, что никакие физиологически заболевания и тяжелые травмы вам не страшны, поскольку вы уже давно мертвы… Жнецы фактически не являются людьми, хотя вам присущи некие потребности – сон, питание и так далее… Но все же, вы не люди, а в какой-то мере сверхъестественные существа, обладающие бессмертием и способностью к полной регенерации… Ваше тело неуязвимо… Но что тогда влияет на вашу психику? Что вызывает галлюцинации и весь этот бред? Откуда появилась эта Анна и кто она такая на самом деле? Ни у кого из тех Жнецов, запертых сейчас в больнице, не было персонального демона, который бы при первой возможности терроризировал целый город и убивал бы людей. И тут напрашивается логичный вопрос: почему ты? Что в тебе есть такое, что привело к появлению Анны? Я имею в виду ее появлению во плоти, а не как видение…

Каю закусил губу. Ему пришлось приложить немало усилий, чтобы обуздать желание рассказать о том странном сне и о послании, оставленном на разбитом зеркале в его ванной комнате. Он понимал, что это только подольет масла в огонь и у Алистера появится еще парочка аргументов в пользу того, чтобы прямо сейчас заказать ему билет в один конец в Ирландию. Так что парень прикусил язык и вопросительно взглянул на наставника.

– У меня нет ответов на все эти вопросы, – Алистер беспомощно развел руками. – Все, что я могу – это лишь помочь тебе остаться здесь и дальше спокойно заниматься своей работой. Если, конечно, ты примешь эту помощь… Доктору Айвери понадобилось немало времени, чтоб разработать лекарства. Пожалуйста, не отказывайся от возможности быть …

– Нормальным, – шепотом закончил Кай. – А как насчет тех Жнецов? Если есть лекарства и ты так уверен в их эффективности, то почему они до сих пор торчат там?

Судя по тому, как Алистер изменился в лице, стало понятно, что этого вопроса он весьма побаивался. Замешкавшись, он прочистил горло и неуверенно ответил:

– Ну… Их лечение началось гораздо позже твоего… Прошло очень много лет, прежде чем удалось найти лекарства, позволяющие сохранять Жнецам ясный разум при подобных расстройствах. Но для тех троих уже было слишком поздно. Лечение помогало им только частично… А со временем заболевание начало резко прогрессировать. Галлюцинации стали неотъемлемой частью их мира. Они больше не способны отличить реальность от вымысла, настоящее от призрачного, людей от порождений воображения. Более того, они иногда не могут узнать и осознать самих себя. Кай, я очень не хочу, чтобы такая судьба постигла и тебя. Пожалуйста, ради меня – сделай это, начни принимать лекарства… А с Анной мы справимся. Мы избавимся от нее. Обещаю, я приложу все усилия, чтоб отправить эту чертовку туда, откуда она явилась. Хорошо?

Парень, молча кивнув, потупил взгляд и спрятал пузырек с лекарством во внутренний карман куртки. Столь искренняя забота наставника поразила его, как и отчаянная просьба принять лекарство ради него. По крайней мере, это отбило любое желание протестовать и отстаивать свою позицию.

– Я рад, что мы сумели найти общий язык, – со вздохом облегчения сказал Алистер. Потерев руки, он потянулся к другому ящичку стола. – Так… Я пересмотрел дело Анны, вернее Эльзы, и должен отметить, что больше ничего странного не обнаружил.

– Ты имеешь в виду, ничего более странного, чем ее палата? – Осторожно уточнил Кай, взяв папку в руки и перелистнув несколько страниц. К третьей странице было аккуратно прикреплено фото Эльзы, такое же, как Алистер дал ему несколько дней назад. Ее светло-карие с легким медовым отливом глаза смотрели с невероятной нежностью. Скорее всего, снимок был сделан человеком, которого Эльза очень любила. С трудом верилось, что эта милая девушка по какой-то немыслимой причине превратилась в жестокого демона, а в теплый взгляд этих красивых глаз сменился маслянистой чернотой.

Осознавать, что он к этому как-то причастен, было для Кая невероятным мучением. Парень быстро перевернул лист, не в силах смотреть на фото.

– Именно так, – кивнул Алистер. – Откуда она знала твое имя, еще будучи Эльзой – это один из бесчисленных вопросов, на которые пока нет ответов. К счастью, я получил все бумаги, связанные с Эльзой от Ульва еще до встречи с ним. Представь себе, как бы он удивился, если б появились мы с тобой, интересующиеся девушкой, которая не поленилась расписать каждый квадратный сантиметр своей палаты твоим именем. Совпадение? Ох, не смеши… Он бы ни за что в это не поверил. Так что ты планируешь дальше делать?

– Сначала изучу все, что есть здесь, а потом решу, – честно признался Кай, закрывая папку и засовывая ее за пазуху вместе с книгой Грейс. – И мне еще очень много надо обдумать… Так что я, пожалуй, пойду.

Алистер встал и протянул руку:

– Конечно… Я постараюсь дать тебе еще немного времени, не обременяя Жатвой. До завтра ты точно свободен.

– Спасибо. Я действительно ценю твою заботу, – Кай пожал ему на прощание руку и направился к выходу из кабинета.

– Надеюсь, сынок, с тобой все будет хорошо… Очень надеюсь, – произнес Алистер так тихо, что Жнец его уже не услышал. Хотя, скорее всего, и не должен был.

В приемной Ингрид весело щебетала с Матиасом и Оливией, вальяжно восседающими на диванчике около входной двери. На низеньком столе перед ними среди кип журналов и разных рекламных буклетов возвышался кофейник и две чашки, источающие непревзойденный аромат. Как только Кай показался в дверях, любезная секретарша засуетилась в поисках коробки со своим фирменным домашним печеньем, которым она любила угощать гостей. Собственно, она считала своим гостем каждого, кто переступал порог приемной с целью посетить Алистера. Это было весьма милым, если конечно, ты любишь песочное пенье, только вот Кай, к сожалению, терпеть его не мог.

– Кай, солнышко, ты видел себя в зеркале? Ты ведь совсем исхудал! – Отыскав коробку с печеньем, Ингрид театрально закатила глаза и приложила руки к груди. – Тебе нужно срочно позаботиться о своем здоровье!

Кай едва удержался, чтоб не разразиться хохотом. Все его здоровье покинуло его вместе с жизнью боле ста лет назад, так то заботиться попросту не о чем… Но травмировать нежную душу этой любезной женщины средних лет такими подробностями он не собирался, и лишь выдавил из себя виноватую улыбку. Ингрид была простой смертной, и понятия не имела, с кем на самом деле работает. В ее обязанности входила работа с документами и организация встреч Алистера с населением Эстфолда, поскольку он входил в число местных властей. И все Жнецы, работающие в Эстфолде – Кай, Матиас, Иен, Оливия, Свен и Ева – были для нее всего лишь ассистентами, помогающими Алистеру в разных мелких делах. Ну, по крайней мере, этот вариант был наиболее близок к истине.

– О, Хансен, давненько я тебя не видел! – Прогудел Матиас, поднимая чашку с кофе в знак приветствия. Этот крепкий парень под два метра ростом, с коротко остриженными волосами и угловатым лицом без каких-либо признаков интеллекта занимал большую часть дивана. Его непропорционально маленькие глазки, придающие удивительное сходство с поросенком, впились в Кая с жадным любопытством. В ответ парень уже собирался продемонстрировать в знак приветствия несколько иной недвусмысленный жест, но вовремя спохватился и передумал, не желая выглядеть в глазах Оливии обиженным неудачником. Прошло ведь столько времени, а Кай до сих пор не мог понять, что она нашла в этом громиле. Ведь именно ему она отдала предпочтение, решив бросить Кая… Не удостоив девушку даже секундным взглядом, Жнец расплылся в обманчиво милой улыбке, и ядовитым голос произнес:

– Алистер вас ждет.

– Ты уверен? – Недоверчиво спросила Ингрид, неуемно протягивая парню коробку с печеньем.

– О, без сомнений, – подмигнул Кай и вежливо отказался от предложения, ссылаясь на то, что еще не завтракал и не хочет перебивать аппетит сладкой домашней выпечкой.

– Прекрасно! – Матиас залпом осушил чашку и, поднявшись, грузно потопал мимо Кая к двери кабинета. Оливия не спешила составить ему компанию, но он заметил, что подруга осталась сидеть на диване, лишь взявшись за ручку. Озадаченно потерев затылок, он уставился на нее. – Э… Олли, ты идешь?

– Да, конечно, – улыбнувшись, проворковала девушка. – Подожди меня у Алистера, я через минутку присоединюсь.

Поняв, то задумала Оливия, Кай поспешно попрощался с разочарованно перебирающей отвергнутое печенье Ингрид и пулей вылетел из помещения. Он избегал беседы с бывшей девушкой вчера, да и сегодня не имел никакого желания оказаться один на один в ее компании. Узкий коридорчик вывел его к винтовой лестнице, закрученной головокружительной спиралью. Стоило парню опуститься на первую ступеньку, как дверь в конце коридора распахнулась и из нее выбежала Оливия.

– Кай, подожди! – Крикнула она, бросаясь вдогонку.

– Нет-нет-нет, даже не надейся, – пробубнил парень под нос, проклиная заковыристую лестницу, по которой приходилось медленно и осторожно спускаться, держась за перила. Быстро спуститься по ней можно было только кубарем.

За спиной глухо стучали каблуки, свидетельствующие о неумолимом приближении девушки.

– Да погоди ты! – Запыхавшись, прошипела она, добежав до лестницы.

– Отстань! – Грубо бросил Кай. Наплевав на осторожность, он перепрыгивал через несколько ступенек подряд. Хоть голова и закружилась от такого темпа, беседа с Оливией казалась ему более страшной частью, чем стремительное падение.

– Хансен, да не будь ты таким козлом! – Крикнула Оливия. Эта фраза вырвалась у нее быстрее, чем успела оформиться в виде мысли. Кай остановился так резко, словно наткнулся на невидимую преграду. От полета кувырком вниз его спасло лишь то, что он крепко держался за перила.

Развернувшись, парень положил папку и книгу на ступеньку и уверенно направился вверх, сокращая расстояние, которое еще минуту назад так старательно стремился увеличить. На его лице застыла беспристрастная маска без каких-либо эмоций, и это не на шутку испугало девушку. Сейчас парень напомнил ей питона, и, казалось, вот-вот он доберется до нее, равнодушно обовьет ее тело, и с таким же ледяным спокойствием прикончит. Испуганно попятившись, Оливия вжалась в стену и молча наблюдала за приближением Жнеца.

Он подошел к ней вплотную и, опершись ладонями на стену по обе стороны девушки, слегка подался вперед.

– Повтори, что ты только что сказала? – Тихо велел он, едва не касаясь губами ее лба. От нее исходил приятный аромат лавандового мыла и парень задержал дыхание, стараясь не вдыхать этот до боли знакомый запах.

– Прости… Я не… Я просто хотела поговорить, – съежившись, словно нашкодивший щенок, пролепетала девушка.

Его холодный тон полностью довершал его жутко спокойный вид. Лучше б уж Кай взорвался, накричал на нее, только б не вел себя, как хладнокровный серийный маньяк.

– Мне кажется, я абсолютно четко дал тебе понять, что не имею ни малейшего желания с тобой разговаривать, – отрезал Жнец, все еще возвышаясь над ней. – Или нет?

– Да, но…

– Какие еще могут быть «но», Оливия? – Он отчеканил каждое слово. – Ты сделала свой выбор. И теперь, будь добра, оставь меня в покое… Ты поняла?

В ответ девушка сначала судорожно закивала, а потом ее лицо исказила гримаса злости и, оттолкнув от себя парня, она побежала вверх по лестнице.

Кай покачал головой и, тяжело вздохнув, направился вниз. Бог свидетель, он не хотел быть с ней слишком грубым или вот так ее пугать, но она сама виновата. Он продолжительное время всячески избегал Оливию, надеясь, что она сама все поймет. Но она не понимала и его терпение лопнуло...

Подобрав книгу и папку, он медленно вышел на залитую солнцем улицу. По дороге неспешно катились автомобили, около дюжины туристов прохаживались между магазинами, фотографируя все на своем пути, а где-то вдали слышался протяжный гудок парохода, судя по всему, отчалившего от пристани.

Прохладный воздух приятно ободрил парня, прогнав все тяжелые мысли. Постояв несколько минут у ограды и вдыхая полной грудью живительную прохладу, парень почувствовал себя значительно лучше. Запустив руку в карман куртки, он извлек телефон. На дисплее высветилось уведомление о пятнадцати пропущенных звонках от Петры, а восемь смс-сообщений красочно расписывали всевозможные изощренные способы убийства, которые она грозилась применить к Жнецу, как только до него достанется.

Сообщив Петре новость о том, что Анна может беспрепятственно покидать его комнату и разгуливать по городу, Кай испарился прежде, чем ведьма успела это осмыслить и налететь с вопросами. Да и сейчас он никак не желал вдаваться в объяснения и заверения в своей нормальности, так что просто отключил звук, позволяя всему плыть по течению. Петра вряд ли поверила в свободное перемещение Анны, списав все на галлюцинации… И конечно же, демоница уже развернула обширную кампанию по отрицанию своих прогулок! Да ну их к черту! Пусть сами разбираются.

Понимая, что в ближайшие пару часов путь домой был заказан, Кай тяжело вздохнул. Повертевшись на месте, он заприметил через дорогу небольшое кафе. Подойдя ближе, он довольно улыбнулся – заведение выглядело весьма уютно и вообще производило приятное впечатление, чему немало способствовал аромат свежеиспеченной сдобы. И посетителей, к счастью, было довольно мало: пожилая пара, трое школьников и лысый мужчина в очках, сосредоточенно разгадывающий кроссворд в утренней газете. На экране огромного плазменного телевизора, расположенного в конце зала, сменялись кадры какого-то старенького фильма, название которого Кай не мог вспомнить.

Заняв свободный столик у окна, парень заказал несколько тостов и апельсиновый сок. И как только официантка направилась к барной стойке, чтобы передать заказ, Кай положил на стол книгу, телефон и, немного поколебавшись, открыл папку.

 

Эльза Ларсен

Возраст: 17 лет

Дата рождения: 31.11.1995

Место жительства: Бердсбрен, Норвегия.

Дата поступления: 18.03.2013р.

Первичный диагноз: маниакально-депрессивный синдром

Вторичный диагноз: тяжелая форма шизофрении

Главный врач: Абрахам Ульв

 

Пациентка доставлена в больницу родителями, которые были обеспокоены внезапным ухудшением ее эмоционального состояния. По их словам, у девушки отчетливо появились признаки депрессии, сопровождающиеся апатией и полной потерей интереса к окружающему миру. Также периоды депрессии чередовались с моментами беспричинной радости и чрезмерной эмоциональной активности, в течение которых Эльза была склонна проявлять агрессию по отношению к своему окружению.

Родители Эльзы Ларсен отмечают, что ранее у их дочери не было никаких симптомов заболевания. Можно предположить, что причиной возникновения подобных расстройств стал переезд семьи в другой город. Будучи вырванной из привычной среды, Эльза оказалась в стрессовой ситуации, с которой не смогла справиться. Отсутствие дружеских связей и близкого окружения (за исключением семьи), которое могло бы помочь разделить пациентке сложности адаптации в новой социальной среде, могло стать причиной появления первых депрессивных симптомов.

– Ваш заказ, – голос официантки, возникшей перед столиком словно из ниоткуда, прозвучал так неожиданно, что Кай чуть не подпрыгнул на месте. Читая материалы медицинской карты, он так увлекся, что позабыл обо всем на свете.

– Ах, да… Спасибо, – пролепетал он и отхлебнул из стакана сок. Официантка, доброжелательно улыбнувшись, поспешила за заказом к соседнему столику, оставив Жнеца в одиночестве. Тосты, аккуратно разложенные на огромной тарелке, божественно пахли сыром и беконом, но он не мог на них сосредоточиться, ведь все его мысли вертелись вокруг прочитанного. Неужели обыкновенный переезд из одного города в другой мог стать толчком к развитию у Эльзы, прежде совершенно здоровой девушки, таких тяжелых проблем? И при чем здесь он? Никогда прежде ему не приходилось встречать эту девушку, и, тем не менее, именно она одной ужасной ночью заявилась в его дом, называя себя Анной. Что это за чертовщина?

Лихорадочно пролистав большую часть страниц, Жнец остановил взгляд на последней записи, после которой шли уже малоинформативные списки медикаментов, которые применяли в лечении Эльзы, и перечень медперсонала, работавший с девушкой.

09.07.2013.

Эльза Ларсен не поддается лечению и терапии.

Пациентка потеряла всякую связь с реальностью, полностью погрузившись в вымышленный мир, в котором называет себя Анной. Девушка ведет себя крайне агрессивно. Она враждебно настроена к каждому, кто пытается приблизиться к ней. Поскольку сама Эльза и все ее действия представляют угрозу здоровью и жизни как работников, так и пациентов заведения, было принято решение поместить ее в изолятор. Как и прежде, пациентка не оставляет попыток совершить побег. Могу предположить, что причиной ее стремлению к свободе является одна из составляющих ее галлюцинаций. «Кай» – именно так девушка называет бредовое видение, которое по моим наблюдениям, является неизменным элементом ее измененного нового «Я».

Главный врач: Абрахам Ульв

– Ничего не понимаю, – прошептал Кай, тяжело вздохнув. До последнего момента в нем теплилась надежда, что личное дело Эльзы хоть немного прольет свет на ситуацию, но вместе этого у парня только прибавилось вопросов.

Порывшись еще немного, он отыскал небольшой листик, приклеенный к последней странице. Эта запись, датированная одиннадцатым июля, гласила, что Эльза сбежала из больницы во время пожара. Анна заявилась к Каю примерно девятнадцатого июля прошлого года. И как она его нашла? Ладно, этот вопрос пока что не был самым главным и даже не входил в топ- пятерку… Большое всего парня волновало то, как Эльза – несчастная нездоровая девушка, с кучей проблем превратилась в Анну – жесткого демона, обладающего невероятной силой.

Взяв стакан, Кай сделал глоток и скривился, чувствуя, как апельсиновый сок неприятно пощипывает язык и обжигает горло кислинкой.

– Вчера на берегу фьорда было обнаружено тело тридцатилетней Глории Юхансен. Как сообщает полиция, женщина была жестоко убита. На месте преступления работают эксперты, но по их словам, злоумышленник не оставил следов, а значит, до сих пор на свободе. Полиция просит жителей города и туристов быть максимально осторожными, держаться группами по три-пять человек и избегать ночных прогулок до тех пор, пока убийца не будет пойман, – монотонный голос ведущего новостей, спецвыпуск которых прервал фильм, ворвался в сознание Кая так неожиданно, что парень подавился соком.

Закашлявшись, он закрыл лицо руками и навалился на столешницу.

– Сэр, вам плохо? – озабоченно поинтересовалась официантка, подбежав к столику Кая прямо с кофейником в руках. – Может, вызвать врачей?

– Нет, нет, – выдохнул Жнец, вытирая слезы и лихорадочно покачивая головой. – Все в порядке… Спасибо.

Анна вчера покидала квартиру. Анна вчера бродила по городу. Анна снова это сделала.

Голову пронзила острая боль, а на едва высохшие глаза вновь навернулись слезы. Кай откинулся на спинку кресла, пытаясь выровнять тяжелое дыхание. Дисплей телефона, лежащего перед ним на столе, замигал. Парень сначала был уверен, что это опять Петра и хотел проигнорировать сообщение, но над белым конвертиком высветилось имя Мориса.

«Пожалуйста, скажи, что это сделал не ты. Если ты не понимаешь, о чем я, включи новости!» –гласило сообщение. Каю даже почудилось, что он слышит умоляющий голос друга.

– Проклятие! – Процедил Жнец сквозь зубы. Конечно же, это не он! Вчера он даже близко к берегу фьорда не подходил… В лесу – да, он был, и то лишь благодаря козням Анны, но не берег. Он никого не убивал. Даже те Безликие остались живы-здоровы и, без сомнения, кряхтели над новым планом, как лучше надрать его ангельскую задницу.

«Клянусь, это не я. Более того, вполне реальная девушка Грейс Уотсон сможет подтвердить, что вчера я виделся с ней, и у меня не было времени бегать к фьорду» – написал Кай. Морис явно не заслуживал того, чтоб изнывать от неизвестности.

Прошло всего несколько мгновений, и дисплей снова замигал, сообщая о новом сообщении. На сей раз друг обошелся без слов, прислав лишь изображение поднятого вверх пальца, давая понять, что ответ его полностью удовлетворил.

Кай перевел взгляд на экран телевизора и больно прикусил язык, чтобы не выругаться. За столом ведущего сидела Анна. Увидев, что Жнец наконец-то обратил на нее внимание, она приветливо помахала ему рукой.

– Всегда мечтала оказаться на телевидении. Как я тебе? – Спросила демоница, кокетливо наматывая прядь волос на указательный палец. Поскольку посетители кафе не подняли шума и продолжали заниматься каждый своим делом, парень понял, что видит и слышит ее только он.

Отвечать ей он не собирался. Со стороны это выглядело бы так, словно он разговаривает сам с собой. После этого сердобольная официантка наверняка бы вызвала врачей. Достав из папки фото Эльзы, Кай повертел его в руках, ненавязчиво продемонстрировал Анне так, чтобы не привлекать внимания других людей.

Ее лицо исказила недовольная гримаса.

– Кай, ты меня огорчаешь, – трагически вздохнув, произнесла она. – А когда я огорчена, с людьми случаются плохие вещи… Не замечал этой взаимосвязи?

Парень закрыл глаза, отгоняя навязчивое желание запустить в телевизор стаканом, а еще лучше столом. Телефон опять замигал, и на этот раз внимания Кая добивался Мейсон. Поколебавшись мгновение, Жнец, все же, ответил на звонок.

– Ты мой должник, – великодушно сообщил посланник Купидона.

– Объяснить не хочешь? – Поинтересовался Кай, не сводя глаз с Анны, которая сейчас напевала жуткую песенку, до боли напоминающую ту, что она распевала ночью в лесу.

– А тебе еще и объяснять надо? Я спас тебя от ведьмы, причем в прямом смысле этого слова. Думаешь, можно вот так брякнуть Петре, что Анна может выбираться из комнаты, и тихонечко свалить как не в чем не бывало? Да я когда пришел домой, она уже воздвигала посреди гостиной гильотину, и это не шутка. Так что, дружок, ты мой должник.

– Ага, конечно… Мейсон, ты там случайно нимбом потолок не царапаешь? – Громко фыркнул Кай. – И вообще, чего тебе?

В ответ Мейсон рассмеялся.

– Ладно, – произнес он сквозь смех. – Через час встретимся в «Андромеде»… У меня там есть дело, а Петра, пылая праведным гневом, хочет доказать тебе, что наша ручная демоница не способна выйти за пределы твоей комнаты. Если надо, могу подъехать за тобой… Скажи только куда.

Жнец поправил непослушно вылетевшие из папки бумажки и положил фото в книгу Грейс, чтобы сразу показать друзьям. Личное дело Эльзы он собирался продемонстрировать только после того, как сам прочтет его от корки до корки.

– Не надо, – ответил он, доставая деньги и расплачиваясь за заказ. – Я был у Алистера, и пешком прогуляюсь к «Андромеде».

– Как знаешь. Тогда до встречи, – сказал Мейсон и положил трубку.

Последний раз взглянув на Анну, любопытно взирающую с экрана телевизора, он перевел взгляд на книгу Грейс. Он посидел так еще минуту, дожидаясь, пока официантка принесет сдачу с крупной купюры, а потом, оставив несколько банкнот чаевых, потянулся к внутреннему карману куртки. Вытащив пузырек с лекарствами, он достал одну таблетку, и некоторое время рассматривал ее, а потом прошептал:

– Знаешь что, Анна… Катись ты к черту! – И проглотил лекарство.

 

* * *

Ярко-желтый фольксваген-жук уже битый час стоял неподалеку от входа в «Андромеду». На фоне более габаритных автомобилей, припаркованных рядом, он выглядел так же неуместно, как мог бы выглядеть до безобразия счастливый хомяк среди динозавров. Посланник Купидона развалился на капоте машинки, безуспешно пытаясь пригладить волосы, которые топорщились во все стороны от резких порывов ветра. Кай помахал ему рукой, как только оказался на парковке, но Мейсон был слишком занят, изображая из себя Рапунцель, чтоб заметить это.

– А вот и наш камикадзе, – язвительно принес он, когда Жнец неторопливо подошел к машине. – Что это у тебя? – Амур прищурился, разглядывая край папки, которую Кай держал под мышкой вместе с книгой Грейс.

– А где Петра? – Поинтересовался Жнец, игнорируя вопрос. Он не хотел показывать друзьям дело Эльзы до тех пор, пока сам не прочтет его от корки до корки. Вдруг среди нескольких десятков страниц обнаружится крохотная деталь, которая сможет подсказать ему, каким образом он связан с Анной.

Мейсон пожал плечами, покосившись в сторону развлекательного комплекса, возле которого крутилось огромное количество молодежи. В основном это были высокие подтянутые парни, которые громко беседовали на немецком, время от времени взрываясь хохотом. Петры среди них Кай так и не углядел, но сразу понял, куда клонит Мейсон. Позади толпы парней стоял междугородний автобус, красочная эмблема которого сообщала, что эти ребята – немецкие баскетболисты. Собственно, спортсмены не были слабостью Петры, но ей ничего не стоило сменить свои приоритеты. Кто знает, что на уме у этой ведьмы.

– Я сегодня видел Оливию, – сказал Кай, пытаясь сменить тему и отвлечь друга от переживаний, которые явно начали одолевать его. – Наткнулся на нее вместе с Матиасом в приемной Алистера. Она хотела о чем-то поболтать, но, увы, я не стал ее слушать. К тому же, пришлось ей это объяснить… Правда, я немного погорячился, но она сама в этом виновата.

– Чувак, ты вчера пропустил целое шоу, – ухмыльнулся Мейсон. – Баронесса Оливия фон А Что Собственно Происходит безумно расстроилась, когда Морис, вернувшись без тебя, поведал о таинственной девушке, укравшей твое сердце да и тебя в придачу… Стоит отдать ему должно, он так красочно все описывал, что еще немного и я бы не поверил ему. Кстати, может, расскажешь, кто она, эта загадочная Грейс?

– Может, ты разрешишь мне пока что оставить это в тайне?

– И не надейся, – потер руки посланник Купидона. Он только собирался еще что-то добавить, но голос, раздавшийся позади, не дал ему это сделать.

– Доброе утро, молодые люди!

К сожалению, этот низкий сухой голос был ребятам очень хорошо знаком. Мейсон соскочил с капота, словно ужаленный, а Кай, задержав дыхание, медленно и плавно обернулся, явно не желая беседовать с его обладательницей. Высокая костлявая женщина лет пятидесяти, возвышающаяся возле багажника, буравила парней недобрым взглядом. Ее темные волосы с нитями седины были собраны на затылке в тугой аккуратный пучок, из которого не выбивалось ни одной волосинки, а острое бледное лицо не выражало никаких эмоций, только правый уголок губ едва заметно подернулся брезгливой улыбкой. Госпожа Мэрион Станг являлось соседкой ребят, и проживала этажом ниже. Каю она напоминала старую мышь, что следила за всем и всеми, притаившись в углу, и немного – Дарта Вейдера. Теплых чувств к ребятам Мэрион никогда не испытывала, а Петру и вовсе откровенно презирала. Жнец предполагал, что эта женщина явно подозревает, что девушка ведьма. Чрезмерная религиозность госпожи Станг давно граничила с фанатизмом, и она бы с радостью возглавила инквизицию, если б это течение дожило до наших дней.

– Здравствуйте, мэм. – Ответил Мейсон, стараясь избегать ее колючего взгляда.

– Могу ли я узнать, что вы здесь делаете? – Спросила она, презрительно поджимая губы. – В это время вы должны быть на учебе.

Кай почувствовал, как локоть Мейсона толкнул его под ребро. Видимо, таким образом друг давал понять, что пришла его очередь отвечать.

– У нас весенние каникулы, – солгал Жнец, надеясь, что его голос прозвучал достаточно убедительно. – Сейчас мы работаем над курсовыми роботами, которые нам задали еще зимой.

Госпожа Мэрион прищурилась, тщательно рассматривая ребят. Вряд ли она поверила Каю, но и возразить не могла.

Кай и Мейсон внешне никак не менялись на протяжении многих лет, и взросление со старостью им не грозило. Это вполне могло принести массу неудобств, так как вечно скрывать свою молодость они не могли, но все было решено за них. Все люди, которые встречали Кая или Мейсона, никогда не задавались вопросом, когда они видели их в последний раз: вчера или десять лет назад? Для них парни всегда оставались двадцатилетними ребятами, которых они встретили сегодня, даже если это «сегодня» было полвека назад, и никто не удивлялся их возрасту. Такое свойство имели чары Жнецов и Ангелов, которым приходилось работать и жить среди людей. Погибнув в свои двадцать лет и став посланником Смерти, Кай словно застрял во временной петле, которая растягивала один день вот уже на двести лет.

Обучение в университете для молодых парней являлось лучшим объяснением их времяпровождения, а «подработок» у Алистера объяснял наличие у ребят финансов. Конечно, своих Жнецов Алистер полностью обеспечивал, но это нельзя было назвать подрабатыванием в привычном смысле этого слова.

– Вот как, – недоверчиво отозвалась Мэрион, потирая свои длинные тонкие пальцы. – Кстати, давно хотела спросить: вы что, завели собаку?

Ребята помрачнели, и Мейсон, переглянувшись с Каем, спросил:

– Собаку? О чем вы?

– Я часто слышу из вашей квартиры странные звуки, словно кто-то скребет когтями по полу. И еще – тяжелый топот и сопение… Вы уверенны, что если я зайду к вам, то не наткнусь на огромного отвратительного пса? Вы помните, что в условиях аренды жилья был запрет на содержание домашних животных?

Кай едва удержался, чтоб не фыркнуть. Если б госпожа Станг решила наведаться к ним в гости, то наткнулась б не на собаку, а на самого настоящего Цербера.

– Абсолютно уверены – заверил он соседку, лихорадочно закивав головой. – Возможно, это с трубами какие-то проблемы? Может, вам стоит вызвать сантехника во избежание неприятностей? Ведь если трубу прорвет, то…

– Спасибо за совет, Кай, – перебила его госпожа Станг на полуслове. – Я обязательно ему последую. А сейчас извините, мне пора.

Сдержанно кивнув, она гордо прошагала мимо ребят, высоко подняв голову. Жнец не сразу понял, что стало причиной столь быстрого исчезновения соседки, которая никогда не упускала случая поморочить ребятам головы и прочесть пару-тройку лекций о достойном поведении, но когда обернулся, увидел Петру, которая спешила к ним со стороны главного входа в «Андромеду».

– Хансен, твое счастье, что ты все еще жив, – вместо приветствия сказала девушка, многозначительно изогнув брови.

– Вообще-то, я давно уже мертв.

– Могу помочь еще раз пережить дивные мгновения смерти! – Нахмурилась ведьма, уперев руки в бока. – Что это вообще за бред насчет Анны? Она не может покидать твою комнату! Я проверила… Причем трижды! И поверь, ей это ой как не понравилось. Настоятельно рекомендую несколько последующих дней спать в гостиной на диване.

– Прекрасно, – вздохнул Кай, поправляя очки на носу. – Послушай, я видел ее на улице. Клянусь! А сегодня в утренних новостях рассказывали о девушке, которая была убита вчера ночью. Я уверен, что это сделала Анна! Не знаю как, но ей удается обводить нас вокруг пальца. Она просто позволяет нам верить, что мы контролируем ее, хотя, на самом деле, это она контролирует нас.

Петра долго молчала, буравя друга тяжелым взглядом.

– Я проверила. Трижды, – выдохнув, произнесла она.

– Знаю.

– Я не хочу быть слишком назойливой, – девушка виновато склонила голову. – Но я должна... Кай…

– Где я был вчера вечером? – Жнец сам озвучил то, что она собиралась спросить, ведь этот вопрос легко читался в ее глазах. Ведьма только согласно кивнула.

– Прости, – добавила она спустя несколько секунд.

– Ничего, я все понимаю, – парень грустно улыбнулся. – Морис рассказал вам правду – вчера я был с девушкой по имени Грейс. И она не плод моей бурной фантазии, если ты об этом. Более того, вот ее книга, которую я должен отдать ей сегодня вечером. Если ты так хочешь, я могу вас познакомить…

Тон, с которым он это произнес, оказался довольно грубым, но постоянные подозрения в том, что он сорвался и снова начал охотиться на демонов, которых все, кроме него, считали людьми, измучивали и раздражали. Конечно, он не был до конца искренним, так как Грейс он встретил случайно и провел с ней не так уж много времени. А рассказывать о Безликих, Хатхи, и видениях в ночном лесу, какими мучила его Анна, он не собирался. По крайней мере, сейчас, когда его друзья не склонны верить его словам.

– Я не хотела обидеть тебя, – потупившись, начала было Петра, но Кай ее снова перебил:

– Я знаю, что ты за меня волнуешься, – он крепко прижал папку и книгу к телу. – Так что забудь. Лучше расскажи, что случилось? Зачем я вам здесь нужен?

Петра указала рукой на развлекательный комплекс позади себя:

– Я хотела провести один обряд, чтобы доказать, что Анна не может выбираться из дома. Но я не слышала об убийстве… В любом случае, у меня все готово, и если ты позволишь, я проверю все еще раз. Хорошо?

– Ладно, пойдем, – улыбнулся Кай.

– Чудненько, – Мейсон радостно похлопал руками, и, взглянув на часы на запястье, засуетился. – Только давайте поторопимся. У меня через полчаса здесь работа: должен поспособствовать судьбоносной встрече двух одиноких сердец, и я не могу это пропустить.

Закатив глаза, Петра направилась в сторону «Андромеды», жестом поманив ребят за собой. Проходя мимо баскетболистов, провожающих девушку заинтересованными взглядами, она игриво им подмигнула и, повернувшись к Мейсону, спросила:

– Мейсон, вот объясни мне, почему у некоторых парней такая внешность, что я хочу их украсть, запереть в подвале и называть «Моя Прелесть»?

В ответ парень только смерил подругу странным взглядом, но так ничего и не сказал.

Внутри было очень шумно и многолюдно. Сочный аромат пиццы, витающий в воздухе, заставил Кая пожалеет о том, что он так и не притронулся к тостам, которые заказал в кафе.

Спустившись по лестнице, ведущей в подвальное помещение развлекательного центра, Петра прошла немного вперед, и, не доходя до «Стрекозы», нырнула в малозаметную нишу. Металлическая дверь была сверху донизу обклеена различными плакатами и афишами шоу, которые должны были состояться в ночном клубе, так что Кай ни за что бы не догадался, что здесь скрывается вход в крохотное тесное помещение.

Как только дверь за ребятами захлопнулась, повсюду вспыхнули десятки свечей. Они были расположены на всевозможных поверхностях, а некоторые даже парили в воздухе над головами. Несколько свечей разного размера образовывали на полу небольшой круг, в центре которого стояла сумка Петры, доверху набитая различными магическими штучками.

– И как ты вообще отыскала это место? – Поинтересовался Мейсон, оглядываясь вокруг. – А хотя, знаешь, не отвечай. – Быстро добавил он, с любопытством уставившись на гору хлама, нагроможденного в углу.

Девушка хмыкнула и, пройдя в центр круга, опустила на пол и принялась что-то искать в сумке. Вытащив из нее колоду карт Таро, несколько фиолетовых кристаллов и деревянную коробку, в которой что-то дребезжало от малейшего движения, ведьма сказала:

– Садитесь, – она указала пальцем на свободные от свечей участки пола. – Мейсон, ты слева от меня, а Кай – справа.

Честно говоря, Жнец сомневался, что у Петры получится выведать что-то такое, чего бы она еще не знала. Кто-кто, а Анна не позволит его друзьям узнать больше, чем ей нужно. Если раньше она и не думала, что кому-то станет известно об Эльзе, то теперь она точно буде готова. Положив книгу и дело несчастной Эльзы на тумбочку, Кай послушно опустился на пыльный пол.

– Ну что, ж, начнем, – Петра открыла коробку и достала из нее тонкую продолговатую бутылочку, наполненную темно-синей жидкостью и миниатюрную металлическую чашу. Откупорив емкость, она вылила содержимое в чашу и, закрыв глаза, начала что-то нашептывать на незнакомом ребятам языке. Свечи вокруг ведьмы вспыхнули и затрещали, а танцующие язычки пламени подскочили на добрых полметра вверх.

Кай почувствовал дуновения холодного ветра, хотя двери были плотно закрыты, а окон в каморке не было, так что сквозняк исключался. Петра и глазом не моргнула, нараспев читая заклинание. Колода Таро внезапно сорвалась с места, не на шутку испугав Мейсона, который ошарашено подскочил. Карты разлетелись и, образовав в воздухе круг, начали медленно кружить вокруг ведьмы по направлению против часовой стрелки. Жидкость в чаше забурлила и вспенилась, а потом медленно сменила цвет на изумрудно-зеленый.

– Готов поспорить, что она выпускница Слизерина, – прошептал посланник Купидона, наклонившись к Каю.

Жнец только неодобрительно покосился на друга.

– Что? Все что она сейчас делает, выглядит ну очень жутко. Я еле сдерживаюсь, чтоб не смыться отсюда прямо сейчас. У меня даже волосы на руках встали дыбом. Вот, посмотри…

Мейсон уже закатал рукава рубашки, чтоб доказать правдивость своих слов, но так и не успел продемонстрировать вздыбленные волосы, так как вмешалась Петра.

– Кай, подойди ко мне и сядь рядом, – произнесла она, глядя на парня. Радужки ее глаз переливались неестественным насыщенно-желтым цветом, пугая и одновременно притягивая взгляд. Карты не прекращали кружить вокруг ведьмы, словно она обладала собственным гравитационным полем.

Осторожно переступив через свечи, Жнец вошел в круг и молча опустился возле подруги. Эта затея с обрядом нравилась ему все меньше с каждой секундой.

Взяв чашу в руку, Петра повернулась так, чтоб быть к другу лицом. Обмакнув пальцы в жидкость, она коснулась его лба и принялась медленно выводить заковыристые линии. Видимо, этот хитроумный символ был важной составляющей ритуала. Доведя рисунок до конца, она начертала несколько причудливых знаков у себя на ладони и тихо спросила:

– Ты готов?

– Я, собственно, и не знаю, к чему надо готовиться, – признался Жнец, с недоверием глядя на ее руки.

– Я попробую узнать, что именно ты видел вчера… Кай, мне нужно увидеть все твоими глазами. Ты связан с Анной, и если сейчас все получиться, я пойму, в чем именно состоит эта связь. Только позволь мне проникнуть в твое сознание…

Кай горько усмехнулся:

– Ну что ж… Давай покончим с этим прежде, чем Мейсон поседеет от страха.

– Эй! – Возмутился посланник Купидона. – Вы бы со стороны себя видели… Да Морис на моем месте уже трижды бы потерял сознание!

Петра проигнорировала негодование друга, не сводя глаз со Жнеца. Когда он утвердительно кивнул, она коснулась его лба ладонью, испещренной символами.

В каморке было слишком тихо и темно. Кай несколько раз моргнул и попытался пошевелиться, но его тело не послушалось, полностью онемев. Он ощущал прохладную руку подруги у себя на лбу, но уже не мог разглядеть ни ведьму, ни Мейсона. Он попытался позвать друзей, но с его губ так и не сорвалось ни единого слова. Он был полностью парализован, за исключением глаз, которые уже начали слезиться от бесплодных попыток рассмотреть хоть что-то.

Потухшие свечи внезапно опять вспыхнули, и перед глазами Жнеца развернулась картина, которую он желал вообще стереть из памяти. Петра сидела рядом, сосредоточив взгляд в одной точке перед собой, а по ее бледным щеками стекали струйки кровавых слез. Из приоткрытого рта ведьмы, извиваясь и шипя, медленно выполз коралловый аспид. Рептилия сползла вниз и обвивалась вокруг шеи ведьмы. На тонкой коже девушки проступили темные набухшие вены, которые едва заметно пульсировали.

– Зря она сунулась сюда, – недовольно щелкнув языком, произнесла Анна, внезапно возникшая позади ведьмы. Коснувшись головы Петры ладонью, демоница принялась гладить ее светлые волосы, пропуская пряди между пальцами. Кай хотел закричать, чтобы Анна не смела прикасаться к его подруге, но был бессилен что-либо сделать.

– Она не верит тебе, Кай, – усмехнулась Анна. Подойдя к парню, она опустилась на колени перед ним. – Никто тебе не верит… Кроме меня, – она еще ближе придвинулась к нему. – Давай убьем их! Их всех…

Жнец хотел так лихорадочно покрутить головой, что ни будь он парализован, то наверняка свернул бы себе шею. Единственное, что ему оставалось – это гневно сопеть, буравя демоницу тяжелым взглядом.

– Ты создал меня и оставил здесь. Ты сделал это для себя, я знаю, – продолжила Анна, ее больше сократив расстояние между ними. – Я твоя тьма, Кай. Я принадлежу тебе, а ты – мне. Вместе мы можем доказать им, насколько сильно они ошибались, считая тебя сумасшедшим. Никто не имеет права сомневаться в том, кто приносит Смерть. Ты и я… Ты мой Ангел, и как только твое сердце замерзнет, я заберу его себе. Когда все пойдут против тебя, тебе надо будет только обернуться – и я буду позади… Вместе с тобой… Когда наступит время, мы уничтожим всех, кто станет у нас на пути. – Ее глаза, полные непроглядной черноты, жадно смотрели на парня. – Как только придет время…

Замолчав, Анна несколько секунд еще смотрела на парня, а потом схватила руку Петры и резким движением оторвала ее от его лба. В следующий миг все вокруг заполонил истошный нечеловеческий крик.

Как только звон в ушах немного утих, Кай услышал красноречивую брань Мейсона. Посланник Купидона тарахтел без умолку, и от этого у Жнеца начала кружиться голова. По телу разлилась небывалая тяжесть, наполняя собою каждую мышцу. С трудом приоткрыв налитые свинцом веки, парень понял, что лежит на полу. Мейсон крепко обнимал Петру, пытаясь успокоить. Ведьма отчаянно сопротивлялась и норовила вырваться, бормоча под нос что-то непонятное.

– Все хорошо, все хорошо, – словно мантру повторял парень, еще крепче сжимая объятия.– Я не знаю, что это была за чертовщина, но все закончилось. Теперь все будет хорошо….

– Да отпусти ты меня, – прошипела ведьма, судорожно хватая воздух ртом. – Мне нужно уйти отсюда!

– Не знаю, что ты там видела, но сейчас тебе надо успокоиться! У тебя идет кровь из носа, так что перестань брыкаться и позволь тебе помочь! – Посланник Купидона резко встряхнул девушку и перевел взгляд на Жнеца. – Кай! Ты как там, живой? Эй, скажи хоть слово…

Кай собрался с силами, и медленно поднялся на локтях. Поправив очки, сползшие вниз, он облизал пересохшие губы и хрипло спросил:

– Что случилось?

– Я надеялся, что это вы меня просветите, – прокряхтел Мейсон, пытаясь утихомирить ведьму. – Ради всего святого! – Не сдержавшись, рявкнул он и припер Петру к стене. – Да хватит уже! Дыши глубже… Все хорошо, слышишь? Ты в безопасности…

– Никто не в безопасности! Никто! – Лихорадочно закрутив головой, выпалила девушка и покосилась на Кая. – Ты чуть не убил меня! То есть, не ты, а Анна… Она не просто твой демон. Я… Я видела такое… Ты ее создал. Но как? Анна – это ты, ты это Анна. Вы словно две стороны одной медали, и я даже не знаю, кто из вас хуже!

Ошеломленно уставившись на подругу, Жнец встал и отбросил с глаз волосы, мокрые от проступившего холодного пота.

– И что ты видела? – Спросил он, когда понял, что Анна показала Петре совсем не то, что ему.

Ведьма молчала, закрыв глаза и тяжело дыша. Мейсон, не теряя времени, достал из кармана носовой платок и осторожно вытер кровь с ее лица.

– Она и есть Смерть, Кай, и ты – ее Посланник. – Наконец, произнесла Петра дрожащим голосом. – Если все, что я видела – правда, а не видение, которым Анна пыталась меня запугать, то ты не солгал… Ни одно заклятие не удержит ее…

– Мне жаль, что тебе пришлось пройти через все это, – вздохнув, искренно отозвался Кай. Оглянувшись, он отметил, что свечи превратились в огарки, а карты Таро валялись по всей каморке.

– А мне жаль, что я был здесь один, когда началось это ваше фрик-шоу с воплями, кровью и отсутствием гравитации, – мрачно сказал Мейсон. – Я не знаю, как иначе объяснить момент, когда все в комнате воспарило в воздух и зависло.

– Может, ты отпустишь меня, в конце концов? – Поинтересовалась Петра, успокоившись и прекратив трепыхаться.

– А может, ты признаешь, что на самом деле не хочешь, чтобы я отпускал тебя? – Воспользовавшись моментом, посланник Купидона вновь завел старую песенку.

Скорее всего, Мейсон пытался таким образом отвлечь девушку от произошедшего, но она не оценила его усилий и, смущенно пробормотав что-то непонятное, ловко вывернулась из его крепких объятий и принялась собирать в сумку свои разбросанные магические принадлежности.

– Иногда ты такой…– произнесла она, подобрав с пола несколько карт и взглянув на парня.

– Невероятно потрясающий и фантастически привлекательный? – Мейсон картинно поклонился. – Обладающий магическим шармом и непревзойденным чувством юмора? Мечта всех девушек…

– Осел, – закончила Петра его красочное описание и рассмеялась, вытирая слезы ладонью. – Спасибо, Мейс.

– Всегда к вашим услугам, – подмигнув, просиял парень. – Давайте поскорее свалим отсюда, ведь от этого места у меня мороз по коже. К тому же, как я уже говорил, у меня здесь работа.

– Конечно, конечно, – кивнул Кай и принялся помогать подруге собирать вещи.

Покинув каморку, друзья быстро поднялись по лестнице в холл «Андромеды» и направились на залитую полуденным солнцем улицу. За все это время Петра не произнесла ни слова, следуя за ребятами и тщательно что-то обдумывая. После этого жуткого обряда она выглядела болезненно бледной и истощенной, что не на шутку тревожило Кая. Мейсон, похоже, беспокоился еще больше, раз за разом бросая на девушку встревоженный взгляд.

Когда они оказались на парковке, он дал Жнецу ключи от машины и поспешил по своим амурным делам, попросив дождаться его.

Ведьма забралась в салон и, откинувшись на спинку заднего сидения, устало потянулась.

– Мне нужно посоветоваться с мамой, – произнесла она спустя несколько минут. – Возможно, она сможет помочь… Или хотя бы подскажет, кто может помочь.

– Сначала тебе нужно отдохнуть, – Кай посмотрел в зеркало заднего вида и, встретившись с девушкой взглядом, добавил. – Спасибо, что пытаешься мне помочь, несмотря ни на что. Ты замечательный друг, Петра.

– Да брось ты… Я стараюсь спасти не только твою ангельскую задницу, но и наши тоже.

Прикрыв глаза и сладко зевнув, ведьма дала понять, что пока она не настроена беседовать и обсуждать случившееся. Кай опустил стекло и слегка высунулся, подставив лицо свежему весеннему ветру, позволяя его мягким дуновениям освежить кожу и взъерошить волосы. Теплые солнечные лучи дарили приятное тепло, а ненавязчивый шум города расслаблял и убаюкивал.

Телефон в кармане Кая настойчиво завибрировал. Пребывая в твердой уверенности, что это Мейсон или Морис, парень неспешно вытащил мобильный, и немало удивился, увидев на экране имя Ласло. Тихо открыв дверцу, он выскользнул из салона и неуверенно нажал на «Ответить».

– Кай? – Прозвучал в трубке встревоженный голос детектив. – Парень, у тебя все в порядке? Я пытаюсь связаться с тобой со вчерашнего вечера…

– Э-э-э… Да, сэр, – ответил он, озадаченно потирая затылок. Скорее всего, Ласло пытался дозвониться, когда Кай бродил по лесу, пребывая в плену видений Анны. – У меня телефон разрядился. Что-то случилось? – Он сразу перешел к делу, догадываясь, что детектив звонит из-за вчерашнего убийства на берегу фьорда.

– Ты видел новости? – Ласло закашлялся, прочищая горло. – Здесь нашли еще одно тело… Почерк указывает на работу Тени. И все бы ничего, но на этот раз убийца оставил послание. Ты представляешь? Этот псих оставил нам подсказку! Правда, ужасную подсказку… Нормальный человек такого не сможет сделать… Я не понимаю, чего он хотел добиться, но я очень надеюсь, что скоро разберусь во всей этой бредятине…

Кай застыл, словно соляной столб, чувствуя, как по спине расползается волна жуткого и липкого холода.

– И что за подсказка? – Едва шевельнув губами, спросил он.

– Хмм… Минутку. Эй, Карлсен! Принеси-ка мне те мерзкие фотографии с места преступления!

В трубке послышался шорох, отдаленные голоса, а через несколько мгновений Ласло сказал:

– Слушай, это надо видеть собственным глазами. Надеюсь, ты сейчас ничего не ешь?

– Нет… – Удивился Кай.

– Твое счастье. Ладно, сейчас пришлю, жди.

– Хорошо, – ответил Жнец и отсоединился.

Секунды ожидания сообщения растянулись до часов, так что когда телефон завибрировал, парень подскочил на месте. Дрожащими руками он нажал на кнопку «Открыть сообщение» и застыл. Теперь он понял, почему Ласло интересовался насчет трапезы. Фотография с места происшествия запечатлела искалеченную обнаженную женщину, лежавшую на животе. На спине несчастной и было выцарапано послание:

Ангел мой, ты так жесток

В душе твоей таится Тьма

Где свет упустит тебя – начнется Рай

Ты не сбежишь, мой милый…

Жнец до крови закусил губу, чтобы подавить стон. Сколько времени нужно детективу и его напарникам, чтобы понять, что это послание – обращение к Каю?


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.121 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты