Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Английское Просвещение и историческая мысль. Шотландская школа




Читайте также:
  1. А. Наука и просвещение
  2. А. Просвещение и наука
  3. А/ Историческая справка
  4. Австрийская школа маржинализма
  5. Австрийская школа маржинализма
  6. Австрийская школа предельной полезности
  7. Австрийская школа. Теория предельной полезности
  8. Агрошкола А.А. Католикова
  9. Административная школа управления
  10. Американо-французская школа философии техники.

На протяжении всего XVIII в., особенно во второй его половине, капитализм в Ан­глии развивался чрезвычайно быстро. Бур­жуазная революция во многом устранила тормозящее влияние феодальных отноше­ний и абсолютизма. Активная внешняя торговля и энергичная колониальная эк­спансия способствовали накоплению зна­чительных богатств в руках имущих клас­сов. Процесс «первоначального накопле­ния» привел к созданию большой армии рабочей силы, искавшей применения. На основе этих предпосылок с 70—80-х годов XVIII в. в стране развернулась промыш­ленная революция — огромный скачок производительных сил, преобразивший ан­глийскую экономику. Переворот в сред­ствах производства вызвал решающие пе­ремены в социальной сфере, а вслед за тем и в политическом устройстве.

Хотя промышленная буржуазия не участвовала непосредственно в управле­нии страной и в законодательстве, но две партии имущих классов — тори и виги, сменявшие друг друга у власти на протяжении века, были связаны с торговлей и промышленностью и ревностно отстаи­вали свои интересы. Основное различие между ними состояло в том, что виги были более тесно связаны с торговлей, финанса­ми и промышленностью, а тори — с землев­ладением.

Основные черты английского Просве­щения.Большую роль в общественной мысли Англии XVIII в., как и всей Европы, играли идеи Просвещения, направленные против феодализма и могущества церкви. Правда, английское Просвещение отлича­лось от других, например, от француз­ского. В Англии оно носило более уме­ренный характер. Это понятно: буржуаз­ная революция была в прошлом, феода­лизм в Англии был в основном сломлен и условия для развития капитализма бо­лее благоприятны, чем во Франции.

Сильным оружием против клерикализ­ма в руках просветителей была наука, исходящая из представления о господстве в природе естественных законов. Филосо­фы и историки эпохи Просвещения утвер-

89 Буонарроти Ф. Заговор во имя равенства, именуемый заговором Бабёфа. М., Л., 1948. Т. II. С. 158—159.

90 Бабёф Г. Соч. Т. 4. С. 61.

91 Буонарроти Ф. Заговор во имя равен­ства... Т. II. С. 142.

ждали, что для объяснения окружающего мира и истории нет никакой необходимости в постоянном вмешательстве высших сил: так, бог, создав мир, предоставил даль­нейшее естественному ходу вещей. Это относится и к истории общества. Они вы­ступали за свободу научного исследова­ния, отстаивали веру в силу человеческого разума. «Мыслящий рассудок,— по сло­вам Ф. Энгельса,— стал единственным ме­рилом всего существующего» '. Возникала и крепла идея прогрессивного развития человечества, и теряло влияние представ­ление о «золотом веке», оставшемся якобы в далеком прошлом.



Английские просветители, как и их еди­номышленники на континенте, были убеж­дены, что миром, правят идеи, и поэтому для победы сил разума достаточно разъ­яснить людям ошибочность существующих представлений, на которых держатся уста­ревшие и вредные учреждения. Переворот во взглядах, по их убеждению, неизбеж­но приведет к полному общественному перевороту. Из этих идеалистических по­сылок вытекал дидактизм. В работах ис­ториков XVIII в., в том числе историков-просветителей, большое место занимали вопросы этики. Историки искали в про­шлом моральные поучения и назидатель­ные примеры. Английский мыслитель Болингброк в сочинении «Письма об изучении и пользе истории» определял историю как «философию», которая учит нас с помощью примеров» 2. При этом мыслители того вре­мени исходили из убеждения, что принци­пы нравственности везде и во все времена остаются вечными и неизменными. Пред­ставление об историческом характере и эволюции этических ценностей, об их связи с эпохой еще не сложилось.



Известный философ и историк Д. Юм считал, что история — это неограниченный по своим размерам склад, из которого мож­но черпать факты, иллюстрирующие зако­ны социальных наук. Вера просветителей во всемогущество знания побуждала их к тому, чтобы сделать свои произведения интересными и понятными широкому кру­гу читателей, и они облекали свои мысли в яркую литературную форму.

Состояние исторического знания.В ан­глийской историографии на протяжении XVIII столетия наблюдался заметный про­гресс. Активная торговля, которую вела Англия, ее энергичная колониальная поли­тика, в особенности на Востоке, способ­ствовали расширению горизонта историче­ского знания, в частности географических рамок исследований (изучение истории и культуры стран арабского мира и Индии). Одновременно расширялась тематика исторических работ. Появлялся интерес к истории экономики. В 1764 г. вышла рабо­та А. Андерсона «Историческое и хроноло­гическое исследование происхождения тор­говли» 3.

В XVIII в. в английском обществе под­держивался интерес к отечественной сред­невековой истории и памятникам антично­сти. Из собираемых коллекционерами ве­щественных памятников, рукописей, книг складывалось обобщенное представление о прошлом, которое преломлялось через призму культурных ценностей, господство­вавших в обществе эпохи Просвещения. В 1707 г. в Лондоне было воссоздано обще­ство антикваров. Члены этого общества, любители старины, занимались поисками и публикацией старинных документов и ма­териалов главным образом по средним векам. Иногда издавали материалы и по другим периодам. Так, среди этих доку­ментов особое место занимает опублико­ванное в 1742 г. семитомное издание «Госу­дарственных бумаг Терло» (Терло был государственным секретарем в период про­тектората Кромвеля). В этих бумагах осве­щалась внешняя политика протекто­рата.



В середине XVIII в. в британской про­винции в среде просвещенного дворянства также начали возникать антикварные об­щества, члены которых проводили раскоп­ки, занимались изучением местных памят­ников истории, составляли историко-топог-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. С. №.

2 Болингброк Г. Письма об изучении и по­льзе истории. М., 1978. Письмо II. С. 11.

3 Anderson A. Historical and Chronological Deduction of the Origin of Commerce. L., 1764. V 1-3

рафические описания графств. В эпоху Просвещения в стране появились первые общественные музеи. В 1753 г. в Лондоне открылся Британский музей. Его основу составили коллекции антикваров XVII— XVIII вв. и Королевской библиотеки. В 1759 г. при музее образовалась Британ­ская библиотека рукописей и книг. , В 1780 г. в Эдинбурге состоялось открытие : шотландского Национального музея древ­ностей.

Накопление антикварами массива письменных и вещественных источников, разработка процедур их отбора и система­тизации, анализа и публикации способ­ствовали совершенствованию процесса исторического познания. Достижения ан­тикваров в области археологии и вспомога­тельных исторических дисциплин создава­ли возможность для более глубокого изуче­ния отечественной истории. В середине XVIII в. заметно возросло внимание антик­варов к коллекционированию и изданию документов эпохи Английской революции и «славной революции» 1688 г. В 40—70-е годы XVIII в. в стране были осуществлены многотомные публикации парламентских источников, бумаг из архива Кларендона, памфлетов XVIII в. и др.

Отмечая прогресс исторического зна­ния на протяжении этого столетия, нельзя не признать и его слабостей. По-прежнему основным источником для исторических со­чинений были свидетельства очевидцев, современников и участников. Они пользо­вались непререкаемым авторитетом; доку­менты еще не приобрели большой важно­сти в глазах историков. Разработка мето­дов научной критики источников на Евро­пейском континенте делала только первые шаги. Но в Англии она сильно отста­вала.

Авторы исторических сочинений на пер­вое место ставили повествование, инте­ресный, уснащенный любопытными дета­лями рассказ. Иллюстрацией к сказанному о невысоком качестве тогдашних историче­ских работ могут служить сочинения на исторические темы известного поэта и пи­сателя О. Голдсмита. Ему принадлежали «История Британии», «История Рима» и «История Греции». В свое время они были популярными. Но их автор не имел пред­ставления об исторической точности и достоверности. Он даже не компилировал свой рассказ, а просто списывал все, что ему попадало под руку, присочиняя развле­кательные подробности.

В XVIII в. в историографии утверди­лась традиция подразделения всемирной истории на древнюю (классическую), сред­невековую и новую. Древняя история была зависимым придатком классических язы­ков и литературы. Отсчет новой истории (просветители нередко относили к ней и подчиненную ей историю средних веков) велся от падения Западной Римской импе­рии (47 г. н. э.). Древнюю историю изучали привилегированные слои общества, полу­чая классическое образование, а новую историю изучала преимущественно бур­жуазно-дворянская элита. Новая история развивалась в русле просветительского социально-гуманитарного знания и своди­лась в основном к политической и консти­туционной истории.

В 1724 г. в английских университетах —; Оксфорде и Кембридже — были учреждены профессорские кафедры новой истории. Предполагалось, что учреждение этих ка­федр будет способствовать улучшению подготовки будущих дипломатов и работ­ников государственных служб. Однако вплоть до второй половины XVIII в. профессура исторических кафедр обхо­дилась без чтения лекций. Преподавание истории велось на невысоком уровне. Ос­новным предметом в английских универси­тетах по-прежнему оставалось богословие, царили затхлость и рутина. Эта атмосфера была враждебна научному познанию и не терпела свежей мысли. А. Смит был в 1741 г. исключен из Оксфорда за чтение книги Д. Юма «Трактат о человеческой природе», поскольку это произведение счи­талось вольнодумным.

Сходные нравы царили в Тринити — колледже в Дублине, выполнявшем фун­кции подготовки правящей англо-шотлан­дской протестантской элиты в Ирландии. Жесткие религиозные тесты, проводимые в отношении преподавателей и учащихся, превращали университет в интеллектуаль­ный заповедник протестантизма.

Ведущее положение в шотландских университетах занимали умеренные пре­свитериане. Этим университетам были при­сущи некоторые особенности в преподава-

нии и подготовке кадров для государ­ственного аппарата и церкви (система регентства, прагматизм в выборе учебных дисциплин, преимущественная ориентация на точные и естественные науки). В первой половине XVIII в. профессорские историче­ские кафедры были организованы в уни­верситетах Глазго (1716), Эдинбурга (1719), Сент-Эндрюса (1747). К середине века всемирная (всеобщая) история стала занимать важное место в университетском образовании Шотландии.

Бурный экономический подъем, кото­рый переживала Шотландия со второй половины XVIII в., во многом обусловил и быстрый подъем научного знания в этом регионе. Деятельность шотландских уче­ных была связана с практическими по­требностями общества. Не случайно изо­бретатель паровой машины Джеймс Уатт начинал свою деятельность в лаборатории университета в Глазго. Расцвет научной и культурной жизни снискал Эдинбургу наименование «Северных Афин».

Д. Юм. Видным английским философом и историком был Дэвид Юм(1711 —1776), автор философских работ «Трактат о чело­веческой природе» (1739) и «Исследование человеческого разумения» (1748). В этих произведениях Юм обосновывает свою фи­лософию агностицизма. По его мнению, мы не знаем и не можем знать, существует ли объективный мир, ибо человек воспринима­ет его лишь как свои представления и сам строит причинную связь между вещами и явлениями. Философия Юма во многом смыкается с субъективным идеализмом.

Подобно другим просветителям Юм враж­дебно относился к богословию и церкви, решительно осуждал проявления религи­озного фанатизма и суеверий. Деист по своим убеждениям, он не видел различий между католиками и протестантами, резко критиковал пуритан за религиозную нетер­пимость. Эпоху средних веков Юм рассмат­ривал как период варварства, он видел в ней перерыв в духовном развитии челове­чества. Находясь под сильным влиянием идей французского Просвещения, Юм представлял историю как процесс, на кото­рый оказывают воздействие разнообраз­ные факторы — география, климат, эконо­мика, государственные учреждения, зако­нодательство, религия.

Основной исторический труд Юма — восьмитомная «История Англии от вторже­ния Юлия Цезаря до революции 1688 г.» 4, по существу, первая попытка дать полную и связную историю страны. В центре внимания автора — события политической! истории, хотя он уделяет внимание рели­гии, нравам эпохи, культуре и явлениям духовной жизни. В основе периодизации у Юма — царствования династий и коро­лей. Движущую силу общественного раз­вития Юм видит в прогрессе идей, знания и морали.

Стремясь сделать свой труд как можно более доходчивым и таким образом уси­лить воздействие книги на широкую публи­ку, Юм постарался придать своему сочине­нию наиболее привлекательную форму. Хо­рошо продуманное и аргументированное повествование, отличный язык, яркие кар­тины — все это способствовало популярно­сти труда Юма, который более столетия оставался для англичан главным источни­ком знаний по истории их страны.

Однако в научном отношении труд Юма страдал существенными недостатками. Как правило, он удовлетворялся переска­зом других исторических сочинений, без критики часто воспринимал любые свиде­тельства. В изложении истории революции середины XVI в. Юм, хотя и был чужд религиозного фанатизма, во многом близок

4 Hume D. History of England from the Invasion of Julius Caesar to the Revolution of 1688. L., 1752—1762. V. 1—8.

Кларендону, автору реакционного сочине­ния «История мятежа». В целом его работа представляла собой попытку новой торийской интерпретации, которая учитывала некоторые положения вигской историогра­фии XVIII в.

Э. Гиббон.Крупнейшим английским историком эпохи Просвещения был Эдуард Гиббон(1737—1794), который оказал вли­яние не только на современников, но и на многие последующие поколения. Духовное формирование Гиббона прошло под воз­действием французской культуры. Он не­сколько лет провел во франкоязычном швейцарском городе Лозанне и был лично знаком со многими деятелями французско­го Просвещения, с некоторыми из них — Дидро, Д'Аламбером и др.— постоянно поддерживал связь.

Главный труд Гиббона — «История упадка и гибели Римской империи» 5. Тему своего исследования он определил после долгих поисков. В автобиографии Гиббон рассказывает, как пришел к ней: решение исследовать историю Римской империи яви­лось у него во время пребывания в Риме. Величественные древности этого города и богатая его история произвели на него сильное впечатление и разбудили вообра­жение. Однако есть основания полагать, что на решение Гиббона оказали влияние и другие, более глубокие соображения. История Римской империи побуждала к размышлениям над судьбами империй во­обще, в том числе и Британской. Напом­ним, что в 60-е годы XVIII столетия на­чался конфликт между правительством Ан­глии и жителями английских колоний в Северной Америке, выросший в войну и приведший к отделению этих колоний. Труд Гиббона рисовал бренность великих империй.

«История упадка и гибели Римской империи» — по содержанию и форме один из лучших образцов просветительской историографии. Не случайно это произве­дение на протяжении многих десятилетий пользовалось популярностью: еще при

5 Gibbon E. The History of the Decline and Fall of Roman Empire. L., 1776-1788. V. 1—7; — Русск. пер.: Гиббон Э. История упадка и разру­шения Римской империи. М., 1883 — 1886. Т. 1

жизни автора оно было переведено на мно­гие европейские языки, в том числе на русский, и неоднократно переиздавалось.

Сочинение Гиббона охватывает боль­шой отрезок времени: изложение начина­ется со II в. н. э. и завершается падением Константинополя в 1453 г. В центре внимания автора — история политических собы-1 тий и религия. Меньше внимания уделено) другим проблемам, в том числе экономике и социальным проблемам. Работа Гиббона выгодно отличается от других сочинений По истории того времени еще и тем, что автор опирался на обширный круг источников, привлек буквально все доступные ему тру­ды и научные издания по данной теме.

Одна из причин огромного успеха и длительного влияния сочинения Гиббо­на — его блестящая литературная форма. Язык Гиббона стал предметом подражания для многих английских ораторов и полити­ческих деятелей, в том числе для У. Чер­чилля. Однако главное достоинство труда Гиббона заключалось в его содержании. Автор доходчиво и последовательно выра­зил и развил важнейшие идеи своего времени. Он считал Римскую империю грандиозным памятником человеческого гения, а эпоху империи — периодом истории, когда положение человеческого рода было самым счастливым и процветающим. Главную причину гибели Римской империи ; он усматривал в христианстве. Подобно другим деятелям Просвещения, Гиббон видел в средних веках варварство и мрак, ; именуя эту эпоху «кровавым и преступным ; безумием». Гиббон ярко рисовал мертвя

щее влияние церкви и монашества на ду­ховную власть в те времена. Особенно резко он нападал на нетерпимость и фана­тизм церкви, а деятелей Реформации осуж­дал за нерешительность и половинчатость, за то, что они пошли на компромисс с цер­ковью и восприняли у нее те же нетерпи­мость и фанатизм. Духовенство и церков­ники ненавидели Гиббона, обвиняя его в атеизме. В действительности он был де­истом и считал религию полезной и необхо­димой для морального совершенствования человечества, но хотел «очистить» ее от суеверий и заблуждений.

В своих политических взглядах Гиббон был недостаточно последовательным. Он считал буржуазию самой полезной и ува­жаемой частью населения страны. Однако он полагал, что власть должна принадле­жать не буржуазии, ,а дворянству и аристократии. Позиция Гиббона в какой-то мере отражала неподготовленность ан­глийской буржуазии того времени к само­стоятельной политической роли.

Шотландская философско-историческая школа.Значительный вклад в британ­скую историографию XVIII в. внесли шот­ландцы. К этому времени вокруг Эдинбург­ского университета сформировалась философско-историческая школа, представите­ли которой (А. Фергюсон, Д. Миллар, У. Робертсон и др.) оказали огромное идей­ное влияние на развитие европейской про­светительской мысли. Выступая поборника­ми исторического прогресса, в основу кото­рого была положена идея развития разума, шотландские просветители включили в по­литико-юридическую «философию исто­рии» комплекс историко-экономических и социальных проблем. Интерес к последним обусловливался главным образом стремле­нием объяснить экономический рост, ха­рактерный для страны, вступившей в эпоху промышленной революции.

Попытки деятелей шотландской школы создать целостную «науку о человеке», ис­ходя из главенства точных и естественных наук над гуманитарным знанием, отража­ли важное направление общественной мысли эпохи Просвещения в Великобрита­нии. Шотландские просветители использо­вали конкретно-исторический материал в качестве иллюстрации к глобальным историко-социологическим построениям и конструируемым ими законам «социальной механики». Широким признанием у шот­ландских просветителей пользовался Мон­тескье. Следуя за ним, шотландские исто­рики избегали абстрактных построений и стремились опираться на факты. Развитие общества они рассматривали как законо­мерный результат естественных процессов.

Эта черта особенно четко прослежива­ется в работах Адама Фергюсона(1723— 1816), занимавшего кафедру профессора «моральной» философии в Эдинбургском университете. В своем труде «История гражданского общества» 6 Фергюсон, по­добно Монтескье, стремился открыть об­щий закон, управляющий общественным развитием. Он исходил из мысли, что реша­ющую роль в развитии общества играет закон прогресса, ведущий к совершенство­ванию человеческого рода. При этом он подчеркивал большую роль социальных противоречий и конфликтов и считал рево­люционные изменения в развитии обще­ства вполне закономерным явлением. Он также одним из первых применил к изуче­нию истории сравнительный метод: для понимания истории древних германцев времен Тацита привлек описания жизни и быта индейских племен Северной Америки.

Другой шотландский историк — Джон Миллар(1735—1801) в книге «Наблюде­ния о различных общественных состояни­ях» 7 и в неоконченном труде «Историче­ский взгляд на английское правитель­ство» 8 ставил своей задачей понять связь между материальной жизнью общества, с одной стороны, и учреждениями, закона­ми, нравами и духовной жизнью — с дру­гой. Чем объясняется, спрашивал Миллар, разнообразие законов, действующих в раз­личных странах и даже в одной и той же стране на разных этапах ее развития? Для понимания этого, отвечал он, «мы должны, очевидно, прежде всего обратиться к раз­личию в положении, которое подсказывало жителям разных стран различные взгляды

6 Ferguson A. History of Civil Society. Edin-burg, 1765.

Millar J. Observations Conserning the Distinction of Ranks in Society. Glasgow, 1771.

8 Millar J. An Historical View of the English Goverment from the Settlement of the Sa­xons in Britain to the Accession of the House of Stewart. L., 1787.

и мотивы действий». Сюда он относил «плодородие или скудость почвы, характер продуктов, виды труда, необходимые для поддержания существования, численность людей, объединенных в обществе, их навы­ки, преимущества, которыми они пользу­ются, вступая во взаимные отношения и со­храняя эти отношения между собой». Эти различия в жизни народов, писал Миллар, «дают определенное направление их склон­ностям и деятельности и порождают со­ответствующие обычаи, характер и спосо­бы мышления».

Возникновение культуры он связывал с ростом материального благосостояния общества. Появление богатства, по Миллару, сопровождалось его неравномерным распределением между отдельными члена­ми общества и вело к неравенству их гражданского положения. Происхождение власти он связывал с возникновением со­бственности, а различные формы власти прямо выводил из распределения собствен­ности. Англия и другие страны Западной Европы, по мнению Миллара, прошли к концу XVII в. через две стадии — период феодальной аристократии, когда вся власть была сосредоточена в руках круп­ных феодалов, и через этап «феодальной монархии», когда вся полнота власти пере­шла в руки короля. Затем под влиянием развития торговли и промышленности Ан­глия вступила в третий период, который характеризуется «развитием духовной сво­боды».

Высказывания Миллара свидетельству­ют о том, что перед нами оригинальный мыслитель. Однако, несмотря на отдельные глубокие мысли о роли и влиянии матери­альных условий на историю человечества, которые носили характер догадок, Милла­ра нельзя назвать материалистом, как счи­тают некоторые историки. Первоосновой исторического процесса он считал духов­ные явления, а источником всего сущест­вующего — бога.

Виднейшим представителем шотланд­ской исторической школы был Уильям Ро-бертсон(1721 —1793). Его самая крупная работа — «История Шотландии» 9 (доведена до 1603 г.). В отличие от Юма, Робертсон активно использовал архивные материалы английских и шотландских хра­нилищ. Он с большой разборчивостью от­носился к свидетельствам документов и первым из британских (или шотландских) историков стал оформлять научный аппа­рат в виде отсылок и сносок, помещая их в конце каждой главы.

В 1792 г. Робертсон опубликовал «Историческое исследование о знаниях, ко­торые в древности существовали об Индии и о прогрессе торговли с этой страной» . Автор отмечал древность и богатство ин­дийской культуры и высказывал надежду, что его сочинение будет способствовать ознакомлению англичан с Индией и улуч­шению положения индийского народа. Ро­бертсон придавал большое значение эконо­мическим факторам в истории. Он писал: «Отыскивая в истории прошлого поучи­тельный материал, жестоко разочаровыва­ешься, убеждаясь, что подвиги завоевате­лей, которые опустошали землю, и причуды тиранов, которые делали народы не­счастными, зарегистрированы с тщатель­ной и зачастую отвратительной точностью, в то время, как изобретения, сделанные в полезных искусствах, и развитие наибо­лее благодетельных отраслей коммерции историки обошли молчанием и позволили им погрузиться в забвение» ". Признание Робертсоном важности материального фактора делает его концепцию более исто­ричной.

В отличие от Юма и других просветите­лей, он находил в средневековье определенные элементы развития, подготовляв­шие переход европейских народов «от вар­варства к утонченности»: эволюцию зако­нов, рост городов, торговли и другие явления. Большое внимание Робертсон уделял усилению буржуазии, в особенно­сти купечества. С развитием последнего автор связывал освобождение городов от гнета феодалов, смягчение нравов, зарож­дение парламента. Робертсон подчеркивал

9 Robertson W. History of Scotland During the Reign of Queen Mary and of King James VI till His Accession to the Crown of England. L., 1759.

Robertson W. An Historical Disquisition Concerning the Knowledge which Ancient Had of India and Progress of Trade with that Country Prior to Discovery of the Passage to If by the-Cape of Good Hope. L., 1792.

11 Robertson W. Works. L., 1840. V. 8. P. 177.

свою идейную близость к французским просветителям. Невзирая на свой сан свя­щенника, он открыто называл себя учени­ком Вольтера.

Робертсон уделял большое внимание форме своих сочинений. Идеалом, к кото­рому он стремился, были сочинения Свиф­та и Дефо. Следуя этим мастерам англий­ской прозы, Робертсон добился большой выразительности, ясности и точности язы­ка, избегая риторики и пышности.

Исторические взгляды Ад. Смита.К шотландской школе принадлежал и круп­нейший экономист, создатель теории тру­довой стоимости Адам Смит(1723— 1790). Его исторические взгляды оказали большое влияние на общественную мысль. Получив образование в университетах Глазго и Оксфорда, с 1748 г. он начал чтение лекций сначала в Эдинбургском университете, затем в Глазго. Итогом яви­лась книга «Теория нравственных чувств». Далее, покинув кафедру, Смит несколько лет посвятил работе над своим основным произведением «Исследование о природе и причинах богатства народов» 12. Обе книги Смита связаны единством замысла: в пер­вой он исследует внутренний мир человека, принципы его нравственной жизни, во вто­рой — внешнюю среду, в которой он вра­щается. Смит хотел разработать систему, охватывающую все стороны жизни обще-

12 Smith A. Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations. L., 1776. V. 1—2; Смит. А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1962.

ства и отдельного человека, но этот гранди­озный план ему завершить не удалось.

Смит исходил из идеи объективной за­кономерности в деятельности как человека, так и общества в целом. В мире этики человеком движет симпатия или, по выра­жению Смита, «участие к тому, что случа­ется с другими людьми», а в обществе — эгоизм, личные интересы отдельных людей. Таким образом, Смит рассматривал жизнь общества и человека как проявление неких общих законов и исключал вмешательство извне, т. е. влияние «божественных сил».

По мнению Смита, человечество в своем развитии проходит четыре стадии, которые соответствуют главным способам добыва­ния пищи: охотничью, пастушескую, сель­скохозяйственную и торговую напервой стадии частная собственность и государ­ство отсутствуют. «Пока нет собственно­сти,— утверждал Смит,— не может быть и правительства, ибо главная цель послед­него — обеспечить богатство и защищать богача от бедняка». На второй, пастуше­ской, стадии появляется «неравенство бо­гатства» в виде частной собственности на скот. На третьей стадии собственность, а с ней и правительство получают дальнейшее развитие. Четвертый этап характеризуется разделением и специализацией труда и об­мена, а правительство принимает свою окончательную форму.

Таким образом, Смит, как и Миллар, делает попытку связать развитие обще­ственных форм с эволюцией материальной жизни общества. Концепция Смита исхо­дит из представления о «неизменных зако­нах развития»: отношения, присущие капи­талистической системе, ему, как и другим идеологам буржуазии, представлялись «естественными». «...Классики,— указы­вал В. И. Ленин, имея в виду классиков буржуазной политической экономии — А. Смита, Д. Рикардо и др.,— нащупывали и нащупали целый ряд «естественных зако­нов» капитализма, не понимая его преходя­щего характера, не видя классовой борьбы внутри его» |3.

В очерке экономической истории Ев­ропы Смит прослеживает процесс сосредо­точения земельной собственности, эволю-

13 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 25. С. 42.

цию форм труда от рабства и крепостниче­ства к свободному труду, рост городов, тор­говли. С позиций буржуазного фритредер­ства он решительно осуждает всякое вме­шательство государства в экономику. Сми­ту принадлежит ряд глубоких замечаний, свидетельствующих о его большой прони-

цательности. Так, он показывает э,кономй| ческую невыгодность рабства, объясняй этим его исчезновение, угадывает экономи­ческое содержание феодализма, усматри­вая его в господстве крупной земельной собственности. Он подчеркивал революци­онную роль городов.


Дата добавления: 2015-04-04; просмотров: 26; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.053 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты