Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ЛЕКЦИЯ 5. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В XVIII В.

Читайте также:
  1. I. При каких условиях эта психологическая информация может стать психодиагностической?
  2. K1] 8. Философская мысль России
  3. XVI – XVIII вв).
  4. XVI- ші ғасыр мен XVIII басындағы қазақ мәдениеті.
  5. XVI-ші ғасыр мен XVIII басындағы Қазақ хандығының әлеуметтік-экономикалық дамуы.
  6. XVII - XVIII вв.
  7. XVII-ші ғасыр мен XVIII басындағы Қазақ хандығының саяси тарихы.
  8. XVIII в.
  9. XVIII в.
  10. XVIII век

 

В этом веке, как и в предшествующем, продолжали расшатываться феодальные устои, при этом все более укреплялись капиталистические отношения (Англия, Франция, Германия и др.). Расширялось и крепло движение, названное Просвещением. Суть этого движения заключалась в убеждении о возможности силой познания просветить насквозь все существующее. Такой путь может привести человечество к процветанию и торжеству добра и справедливости. В различных странах эта идея приобретала различную тональность.

Наиболее ярко идеи Просвещения выразились в Англии, Франции и России.

В Англии физик и математик И. Ньютон (1643 – 1727) создал новую механику, которая стала образцом и идеалом точного знания. На данные идеи опирались очень многие ученые этого времени.

По образцу ньютоновой картины природы английский врач Дэйвид Гартли (1705 – 1757) попытался представить психический мир человека. Он изобразил его продуктом работы организма как «вибраторной машины». По мнению Гартли, вибрации внешнего эфира посредством вибраций нервов вызывают вибрации мозгового вещества, которые переходят в вибрации мышц. Параллельно этому в мозгу возникают, сочетаются и сменяют друг друга психические корреляты этих вибраций – от чувствования до абстрактного мышления и произвольных действий. Все это происходит на основе закона об ассоциациях.

Понятие об ассоциациях использовалось для объяснения связей идей. Однако они считались связями «второго сорта», иными, чем те связи между мыслями, которые устанавливаются разумом. Гартли придал ассоциации характер всеобщего механического закона, применимого ко всем формам психической деятельности, уподобив его закону всемирного тяготения Ньютона.

В своем труде «Размышления о человеке, его строении, его долге и упованиях» Гартли доказывал, что психический мир человека складывается постепенно в результате усложнения первичных сенсорных элементов посредством их ассоциаций (т.е. в силу смежности этих элементов во времени и частоты повторений их сочетаний). Что касается общих понятий, то они возникают, когда от прочной ассоциации, неизменной в различных условиях, отпадает все случайное и несущественное. Совокупность этих постоянных связей удерживается благодаря слову, которое выступает как фактор обобщения.



Наряду с познавательной функцией, слово (его физический базис – опять-таки вибрация) выполняет также и волевую функцию. При этом организацию поведения регулируют две мотивационные силы: удовольствие и страдание. По законам ассоциации они соединяются с различными объектами. Задача воспитания как раз и сводится к закреплению у людей таких связей, которые бы отвращали от безнравственных дел и доставляли удовольствие от совершения нравственных, социально ценных поступков.

Влияние этой теории и в самой Англии, и на континенте было исключительно велико, причем оно распространялось на различные отрасли гуманитарного знания: этику, эстетику, логику, педагогику.

По-иному истолковали принцип ассоциации два других английских мыслителя – Джордж Беркли (1685 – 1753) и Дэвид Юм (1711 – 1776). Они считали первичным не физическую реальность, не жизнедеятельность организма, а феномены сознания. Их главным аргументом было признание того, что источником знания служит образуемый ассоциациями чувственный опыт. Понятие опыта в различных философских контекстах меняло свое содержание. Согласно Беркли, опыт – это непосредственно испытываемые субъектом ощущения: зрительные, мышечные, осязательные и др. В «Опыте новой теории зрения» Беркли детально проанализировал чувственные элементы, из которых складывается образ геометрического пространства как вместилища всех природных тел.



Этот вывод неотвратимо склонял к солипсизму (от лат. «солус» – единственный и «ипсе – сам) – отрицанию любого бытия кроме собственного сознания. Объясняя факт различного восприятия субъектами одних и тех же внешних объектов, Беркли апеллировал к особому божественному сознанию, которым наделены все люди.

В своем конкретно-психологическом анализе зрительного восприятия Беркли высказал несколько ценных идей, указав, в частности, на участие осязательных ощущений в построении образа трехмерного пространства (при двухмерности образа на сетчатке).

Д. Юм занял иную позицию. Вопрос о том, существуют ли физические объекты независимо от нас, он полагал теоретически неразрешимым. Допускал в то же время, что эти объекты могут способствовать возникновению у человека впечатлений и идей.

Учение о причинности, по мнению Юма, – не более чем продукт веры в то, что за одним впечатлением (признаваемым причиной) появится другое (принимаемое за следствие). На деле же это прочная ассоциация представлений, возникшая в опыте субъекта. Да и сам субъект – это всего лишь сменяющие друг друга связки или пучки впечатлений.

Мнение Юма о том, что понятие о субъекте может быть сведено к пучку ассоциаций, было направлено своим критическим острием против представления о душе как особой, дарованной Всевышним сущности, которая порождает и связывает между собой отдельные психические феномены. Согласно Юму, душа есть нечто вроде театральных подмостков, где проходят чередой сцепленные между собой сцены.

Учения об ассоциациях английских мыслителей XVIII века, как в материалистическом, так и в идеалистическом вариантах, направляли научные поиски многих западных психологов двух последующих веков.

Гартлианская линия вошла в ресурс научного объяснения психики в новую эпоху, когда рефлекторный принцип был воспринят и преобразован И.М. Сеченовым и его последователями.

Нашла своих последователей на рубеже XIX-XX вв. и линия, намеченная Д. Беркли и Д. Юмом. Ее продолжили не только философы-позитивисты, но и психологи, сосредоточившие усилия на анализе элементов опыта субъекта в качестве особых, ни из чего не выводимых психических реалий.

Самыми радикальными критиками любых учений, допускающих влияние на природу и человека сил, ускользающих от опыта и разума, выступили французские мыслители. Они объединились вокруг 35-томной «Энциклопедии, или Толкового словаря наук, искусств и ремесел» (1751 – 1780), освещающей новейшие достижения человеческого знания (поэтому их принято называть энциклопедистами). В энциклопедии с материалистических позиций излагались и вопросы психологии.

Крайним сенсуалистом был философ Этьен Бонно де Кондильяк (1715 – 1780). Для наглядности он предложил образ «статуи», которая по началу не обладает ничем, кроме способности ощущать. Стоит ей, однако, получить извне первое ощущение, хотя бы самое примитивное (например, обонятельное), как начинает действовать вся психическая механика.

В отличие от «статуи» Кондильяка, Жюльен Ламетри (1709-1751) предложил образ «человека-машины». Именно так он озаглавил свой выпущенный под чужим именем трактат. В нем было сказано, что наделять организм человека душой столь же бессмысленно, как искать ее в действиях машины. Он считал, что выделение Декартом двух субстанций – «стилистическая хитрость», придуманная для обмана теологов. Если Декарт устранил душу из организма животных, то Ламетри доказывал, что не нуждается в ней и человеческий организм, с которым сопряжены психические способности; они – продукт его машиноподобных действий.

Клерикалы опротестовали данный трактат, как лишающий смысла все религиозные вероучения и добились его сожжения.

Другими лидерами движения за новое мировоззрение выступили К. Гельвеций (1715 – 1771), П. Гольбах (1723 – 1789) и Д. Дидро (1713 – 1784). Отстаивая принцип возникновения мира духовного из мира физического, они трактовали наделенного психикой «человека-машину» как продукт внешних воздействий и естественной истории.

Завершающий период в развитии французского материализма представлен врачом-философом Пьером Кабанисом (1757 – 1808). Ему принадлежит формула, согласно которой мышление – это функция мозга. Свой вывод Кабанис подкреплял наблюдениями, подсказанными кровавым опытом революции. Говоря о сознании как функции головного мозга, Кабанис имел в виду, что к внешним продуктам мозговой деятельности относится выражение мысли словами и жестами; за самой же мыслью скрыт неизвестный нервный процесс.

В целом французские материалисты эпохи Просвещения сыграли позитивную роль в интеллектуальной жизни Европы. Они отстаивали идею целостности человека, нераздельной связи его телесно-духовного бытия с окружающей средой – природной и социальной, культивировали веру и способность чувственного опыта служить единственным гарантом рационального знания о неисчерпаемом внешнем мире, верили в нераздельность психологических явлений и нервного субстрата, который их производит. Доказывая необходимость перехода от умозрительного изучения этой нераздельности к ее эмпирическому исследованию, призывая искать в доступной для скальпеля и микроскопа нервной ткани корни явлений, считающихся порождением бестелесной, соединяющей человека с Богом души, энциклопедисты подготовили почву для движения научной мысли следующего столетия в новом направлении.

В России психологические идеи стали развиваться еще в X – XV вв. На основе этих предпосылок в XVIII веке сформировались достаточно целостные концепции, которые дали начало развитию материалистических традиций в психологии.

Социальную базу российской психологии в этот период составлял феодально-крепостной строй. Прогрессивная часть русского общества активно отстаивала идею полного уничтожения крепостничества. В XVIII в. в России развернулось широкое просветительское движение, выдающимися представителями которого были: Д. С. Аничков, П. С. Батурин С. Е. Десницкий, Я. П. Козельский, Н. И. Новиков, Н. Н. Поповский, Г.С. Сковорода, В. Н. Татищев, Д. И. Фонвизин, и др.

Имевшее ярко выраженную антикрепостническую направленность, ведущее борьбу с господствующими в официальной науке идеализмом и теологией, просветительское движение выдвинуло в центр проблему человека. В этих условиях материалистическое решение основных психологических проблем приобретало форму борьбы за гуманизм, за освобождение от предрассудков и суеверий.

Украинский мыслитель Г. С. Сковорода (1722 – 1794) обратил внимание на самосознание человека.

В связи с признанием роли науки и просвещения в развитии общества, В. Н. Татищев (1686 – 1750) утверждал идею о зависимости умственного развития от просвещения и обучения: источник индивидуального ума – опыт других людей, усваиваемый через язык и письменность.

Н. И. Новиков (1744-1818) – крупный организатор издательского дела в России – в печати отражал наиболее спорные вопросы о природе души, ее смертности или бессмертии.

Основы материалистической русской психологии заложил М. В. Ломоносов (1711-1765), великий русский ученый – энциклопедист, физик, химик, историк, философ, поэт и писатель, создатель первой грамматики русского языка, основоположник системы русского стихосложения, выдающийся организатор русской науки и просвещения в XVIII в.

Психологические воззрения Ломоносова развиваются в связи с научными исследованиями (природы, русского языка и др.). Материалистически объясняя ощущения как продукт воздействия внешнего мира (при этом считая одинаково объективно существующими как первичные, так и вторичные качества) на органы чувств и подчеркивая роль мозга в различении раздражений, М. В. Ломоносов в своей работе «Слово о происхождении света» (1757) выдвинул трехкомпонентную теорию цветового зрения.

Особенно богата психологическими идеями работа «Краткое руководство к риторике» (1744). Здесь Ломоносов развивает мысль о воображении, о представлениях, страстях (природа, борьба со страстями и роль ума), о психологии речи.

Идеи М. В. Ломоносова развивали Я. П. Козельский (ок.1728 – ок.1794) – философ-материалист, выступавший против крепостничества и религиозной морали, боровшийся за справедливое общественное устройство, и А. Н. Радищев (1749 – 1802), также резко обличавший в своих трудах самодержавие и крепостничество.

В условиях усиления крепостного гнета А. Н. Радищев со всей остротой попытался разрешить проблему человека. Он ссылается на труды Гоббса, Декарта, Спинозы, Пристли, Локка, французских материалистов, обобщает успехи естествознания – труды Линнея, Бюффона, опирается на знания по медицине. Базой его научных идей было революционно-демократическое мировоззрение. Однако, не меньше, чем материалистические взгляды, психологию А.Н. Радищева определяла гуманистическая этика.

Радищев отрицал существование души как самостоятельной субстанции: «То, что называют обыкновенно душой, то есть жизнь, чувственность и мысль, суть произведения вещества единого, коего начальные и составительные части суть разнородны и качества имеют различные…». Психика, с его точки зрения, является функцией известных органов тела – нервов и мозга, и без него невозможна.

Большое место в трудах А. Н. Радищева занимает проблема развития психики и, в связи с этим, сравнение психики человека и животных. Выдвигается положение о специфичности образа жизни человека, проявляющейся в способности человека преобразовывать природу, прямохождении и владении речью. Подчеркивается особая роль руки, высокое развитие мозга. Особая роль принадлежит занятиям искусством, позволяя расширить возможности органов чувств «до беспредельности». Велика роль языка и речи в формировании индивидуального сознания.

Особо А. Н. Радищев отмечает роль воспитания в развитии разума, воздействие общества на человека. Большое внимание уделяется также проблеме способностей. Именно человек, обладая способностями способен либо реализовать их, либо нет.

Вопросу о бессмертии души Радищев посвятил философский трактат «О человеке, о его смерти и бессмертии», в котором он приходит к выводу о неразрушимости специфически человеческой особенности – «мысленности». Допуская определенную непоследовательность в своих рассуждениях, он пытается выявить силу, которая обеспечивает единство – «сцепление» – всех составляющих человека частей и сил.

Радищев критикует сенсуализм Гельвеция, в своих взглядах обращаясь к мышлению. Он подчеркивает активную природу человеческого мышления, которая проявляется через внимание. Власть человека распространяется не только на мысль, но и на желания, страсти, и на собственное тело. Все это приводится как доказательство бессмертия души.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что психологические проблемы, развиваемые в науке XVIII века, дали начало материалистическим и демократическим традициям отечественной и зарубежной философии и психологии XIX века.

 


Дата добавления: 2015-04-04; просмотров: 6; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ЛЕКЦИЯ 4. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В XVII ВЕКЕ | ЛЕКЦИЯ 6. ЗАРОЖДЕНИЕ ПСИХОЛОГИИ КАК НАУКИ
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.016 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты