Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА 7 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. E. M. Donaldson, P.Swanson, W.-K. Chan. 1 страница

Иначе говоря, создавшееся положение на Кубе не только могло слу­жить Соединенным Штатам предлогом для вмешательства, но и давало возможность представить свою вооруженную интервенцию в достаточно благовидном свете, скрывавшем подлинные цели.

Тем не менее Соединенные Штаты все еще не осмеливались на ре­шительные шаги. Требовалось время, чтобы демократы и республиканцы объединились в решении «кубинского вопроса». Это связывало руки пре­зидента-демократа Кливленда. Армия США не была готова к войне про­тив испанских ветеранов. Набор волонтеров требовал времени и дальней­шего подогревания антииспанских настроений. Можно было предполагать противодействие европейских держав, с тревогой смотревших на рост экономического могущества и экспансионистские устремления США. Ка­кое-то время казалось, что Вейлер будет удачливей Кампоса. Хосе Марти,


 

ИСПАНО-АМЕРИКАНСКАЯ ВОЙНА 1898 1 .

а после его смерти Антонио Масео и некоторые другие руководители вос­стания были против вмешательства США. Они знали о планах американ­ских экспансионистов, предвидели опасность, хотели добиться независи­мости своей страны собственными силами.

Война на Кубе затягивалась. В Соединенных Штатах круги, заинте­ресованные в отторжении острова у Испании, усиливали антииспанскую кампанию. Она давала плоды, тем более что жестокость Вейлера воз­растала, а всякая предпринимательская и коммерческая деятельность на острове замерла.

В августе 1896 г. вспыхнуло восстание еще в одном испанском коло­ниальном владении, на Филиппинских островах. Испания изнемогала, разбрасывая силы от Антлантического до Тихого океана за тысячи ки­лометров от метрополии.

В ноябре 1896 г. президентом США был избран республиканец Мак-кинли, чья предвыборная программа включала в качестве главной задачи энергичную и решительную политику в кубинском вопросе. Экспансио­нисты требовали немедленного объявления войны Испании.

В декабре погиб в сражении А. Масео. Эту трагическую для кубин­цев утрату проамерикански настроенный официальный представитель Кубы в США Эстрада Пальма использовал, чтобы ослабить в своей стра­не позиции противников военного сотрудничества с Вашингтоном. Все бо­лее проамериканской становилась позиция Великобритании в кубинском вопросе. Лондон хотел обеспечить этим свой тыл на случай столкновения с европейскими соперниками, отношения с которыми, особенно с Германи­ей, были весьма натянутыми. Закаленная армия Кубинской республики сковала противника в наиболее крупных городах. За их пределами власть находилась в руках Временного кубинского правительства. Иначе гово­ря, условия для американского вмешательства в войну кубинцев против Испании становились все более благоприятными.



У правительства США были основания надеяться, что оно сможет добиться многого давлением и угрозами, одновременно готовясь к войне, чтобы армия и флот могли сказать последнее слово. Дипломатические представители США в Мадриде делали испанскому правительству вызы­вающие и оскорбительные демарши. Флибустьеры проникали на Кубу, где участвовали в боях на стороне кубинцев или снабжали их оружием. Не­подалеку от Кубы курсировали военные корабли США. Американская пресса провоцировала и подогревала военную истерию.

Испания, переживая экономические трудности, усугубляемые полити­ческой борьбой между либералами и консерваторами, стояла на грани от­крытого народного возмущения политикой правительства. Перед лицом провалов на Кубе и Филиппинах она шла на все более существенные ус­тупки. В конце 1897 г. с Кубы был отозван Вейлер. Предоставленную Кубе автономию не признали ни кубинцы, ни Соединенные Штаты. Воен­ные действия на острове продолжались. В январе 1898 г. Белый дом на­правил в Гавану броненосец «Мэн», заявив, что это знак расположения к Испании. На деле это был провокационный вызов.



США рассчитывали, что терпение испанского правительства иссякнет и оно, спасая свое лицо, сделает шаг, снимающий с США ответственность за «вынужденную» военную акцию. Белый дом спешил. Он не желал до­пустить полного освобождения острова силами патриотов, революционное



II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


ИСПАНО-АМЕРИКАНСКАЯ ВОЙНА 1898 Г.



 


правительство которых в Вашингтоне не признавали все годы борьбы кубинцев за независимость.

Испания не приняла вызова и допустила «Мэн» на рейд Гаваны. Тог­да последовала новая провокация. В начале февраля 1898 г. было вы­крадено частное письмо испанского посла Дюпуи де Лома, содержавшее нелестную характеристику Маккинли. Письмо опубликовали и использо­вали как повод к разжиганию в США шовинистических настроений. По­сол подал в отставку. Правительство в Мадриде, чтобы охладить страсти, приняло ее.

Прошло несколько дней. 15 февраля жители Гаваны услышали силь­ный взрыв. «Мэн» накренился и пошел ко дну со всей командой. Причи­ны взрыва были неясны, но с первым известием о трагедии лозунгом пропаганды войны в Соединенных Штатах сделался девиз «Помни „Мэн"!». Американская комиссия, допущенная испанцами для расследова­ния, заявила о виновности испанцев '. Испано-американская война стала неизбежной.



В США завершились военные приготовления. 19 апреля конгресс принял резолюцию, требующую от Испании немедленно отказаться от власти над Кубой 2. Два дня спустя Испания отвергла ультиматум. Пре­зидент США отдал приказ о блокаде острова. 23 апреля Испания объя­вила войну Соединенным Штатам, которые 25 апреля объявили войну Испании. Последняя пыталась заручиться поддержкой континентальных европейских держав, однако ни одна из них не согласилась участвовать в заведомо проигранном деле.

Война была объявлена, у берегов Кубы крейсировала Атлантическая эскадра американского флота, но высадка войск на остров задержива­лась. Оказалось, что, начиная войну, США несколько поспешили. Во­лонтерские части еще формировались, не была налажена координация их действий с частями регулярной армии и флотом, в местах сосредото­чения войск царила неразбериха, вспыхивали эпидемии. Те, кто сочув­ствовал Испании, надеялись, что выигранное время поможет ей собраться с силами, найти союзника или договориться с кубинцами. Но 1 мая 1898 г. под покровом темноты американская Тихоокеанская эскадра адми­рала Дж. Дьюи ворвалась в бухту Манилы (столица Филиппин) и пусти­ла на дно стоявший там испанский флот адмирала Монтехо. При этом американцы не потеряли ни одного человека и обеспечили контроль над морскими коммуникациями во всем районе Филиппинского архипелага. Положение испанского гарнизона Манилы, осажденного с суши филип­пинскими повстанцами, а с моря американскими кораблями, было без­надежным. Правительство недавно провозглашенной Филиппинской рес­публики считало, что недалек час, когда оно приступит к управлению своей страной.

Неожиданные действия США в Тихом океане насторожили тех, кто поддался пропаганде американской прессы и заявлениям Белого дома о том, что война ведется ради освобождения Кубы. Что означали эти дей­ствия, хорошо понимали империалистические соперники США. Спохва-

1 Многие тогда считали (и многие считают сейчас), что расследование было при­
страстным, а катастрофа — результат взрыва котла от недосмотра или, может
быть, была подстроена самими американцами.

2 Foreign Relations, 1898, p. 740—741.


тившись, Германия послала к Маниле эскадру — формально для посред­ничества между воюющими сторонами. Посредничества американцы не приняли, а их решительность и силы превосходили немецкие. Последним пришлось ретироваться.

В Вест-Индии испанцы сами ускорили печальную для них развязку. На Кубу незамеченная американскими морскими дозорами прибыла из Испании эскадра адмирала П. Серверы. Она была почти небоеспособна,.

ВЫСАДКА АМЕРИКАНСКИХ ВОЙСК НА ФИЛИППИНАХ

но, опираясь на береговые крепости, могла служить охране побережья острова и подкреплением для сухопутных войск, действовавших против кубинцев, а также в случае американского десанта. Неосмотрительно Сер­вера вывел ее в открытое море, намереваясь перебазировать из Сантья­го, где она стояла под защитой береговых батарей, в Гавану. Американ­ские корабли перехватили испанцев. В бою, происшедшем 3 июля, эскад­ра Серверы бесславно пошла ко дну. Потери американцев: один убитый и 10 раненых.

Куба оказалась полностью отрезанной от метрополии. Испанские войска на острове, деморализованные своим бессилием в борьбе с патрио­тами, а также огромными потерями, вызванными эпидемией желтой лихо­радки, чувствовали себя в западне. Их командиры уже не помышляли о серьезном сопротивлении. Американцы, наоборот, были воодушевлены морскими победами и взвинчены шовинистической пропагандой. Начатая ими 22 июня робкая высадка неподалеку от Сантьяго развернулась те­перь — при самой активной поддержке Кубинской освободительной ар-


мии — в большую десантную операцию, завершившуюся полным окруже­нием города. Кубинские части играли роль авангарда наступавших сил и прикрытием их развертывания. Испанский гарнизон капитулировал. Ма­дрид признал свое поражение. 12 августа военные действия на острове прекратились. 14-го американские войска и филиппинские повстанцы ов­ладели Манилой. Война закончилась и на этом участке фронта. Начались переговоры о мире.

Мир между Испанией и Соединенными Штатами был подписан в Па­риже 10 декабря 1898 г.3 Испания отказывалась от прав на Кубу и дру­гие островные владения в Вест-Индии, а также от права на о-в Гуам (Ма­рианские острова), который был далеко от театра военных действий. К США переходили Филиппинские острова, за что Испания получила 20 млн. долл.

В договоре ни слова не говорилось о независимости Кубы, о сроках пребывания там американских войск, занявших к этому времени все важнейшие пункты на острове. Американцы вели себя как в завоеванной стране. Частям Кубинской освободительной армии было запрещено вхо­дить в оставляемые испанцами города. В целях окончательного подчине­ния острова США решили распустить кубинские вооруженные силы.

Глубокое возмущение кубинской армии и кубинского народа полити­кой США могло легко вылиться в восстание против новых поработителей. В Вашингтоне были обеспокоены. В январе 1899 г. президент Маккинли послал на остров своего эмиссара. Тот заверил генерала Масимо Гоме-са, что вскоре будет отдан приказ об эвакуации с острова американских войск и предоставлена возможность его населению учредить независимую республику. Не без колебаний кубинский главнокомандующий отдал при­каз о роспуске армии.

США объявили войну, чтобы иметь основания ввести на Кубу свои войска. Заключив договор с Испанией, они получили от нее формальное право на это и легко осуществили оккупацию острова, так как испанские войска по существу были уже разбиты Кубинской освободительной ар­мией, которая к тому же, считая американцев союзниками, помогала им в окончательном разгроме испанцев. С роспуском кубинских вооруженных сил американская оккупация стала очевидным фактом. Создание Кубин­ской республики, организация и вся жизнь которой не зависели бы те­перь от Соединенных Штатов, сделалось невозможным.

Когда содержание Парижского договора стало известно в Соединенных Штатах, немалая часть американцев была поражена: война, как они считали, за свободу Кубы, оказывается, привела к оккупации острова, а также к созданию американской колониальной империи в Атлантиче­ском и Тихом океанах. Прогрессивная часть американцев осудила такой оборот дела, считая это коварством и забвением того, что сами США возникли в результате антиколониальной революционной войны. Писатель Марк Твен, профессор Ф. Джиддингс, сенатор Р. Петтигру и бывший се­натор Дж. Гендерсон организовали Антиимпериалистическую лигу, кото­рая объединила почти полмиллиона людей самого различного обществен­ного положения. При обсуждении вопроса в конгрессе многие члены выс-

3 Treaties, Conventions, International Acts, Protocols, and Agreements Between the Uni­ted States of America and Other Powers, 1779^—1909, in twovolums/Comp. by W. M. Malloy. Wash., 1910. vol. 2, p. 1690.


 

ИСПАНО-АМЕРИКАНСКАЯ ВОЙНА 1898 Г.

шего законодательного органа страны горячо и убедительно разоблачали империалистическую направленность договора, его аморальность по от ношению к кубинцам и филиппинцам. Экспансионистам, которые разжи­гали и использовали шовинистические настроения, подогретые упоением легкой победы, удалось одержать верх. Тем не менее 6 февраля 1899 г. договор был ратифицирован конгрессом большинством всего в два голо-са. Этого было достаточно, чтобы пуэрториканцы и филиппинцы вновь

ФИЛИППИНЦЫ, ПОГИБШИЕ В БОЮ С ОККУПАНТАМИ

подпали под колониальное иго, а кубинская независимость оказалась под вопросом.

Филиппинский народ не признал американский суверенитет над своей страной. Началась героическая эпопея борьбы против оккупантов, кото­рая продолжалась до 1902 г. Чтобы подавить ее, американцы переняли испанскую систему «концентрации», а в жестокости не уступали «мяс­нику Вейлеру».

Оккупируя Кубу, США устранили все препятствия для проникнове­ния туда американских капиталов и подчинили своему контролю всю кубинскую экономику. После этого кубинцам разрешили составить кон­ституцию будущей республики и обещали вывести с острова американ­ские войска. 14 февраля 1901 г. кубинское Учредительное собрание одоб­рило текст конституции. Но 25 февраля в конгресс США сенатором Плат­том было внесено предложение, обусловливающее характер будущих отношений между Соединенными Штатами и Кубой. Сессия конгресса за­канчивалась. Поэтому предложение Платта было сформулировано как поправка к обсуждаемому вопросу об ассигнованиях на американскую армию и вошло в историю под названием «поправки Платта». Конгресс принял ее 2 марта 1901 г., тогда же она была утверждена президентом.


II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА

«Поправка Платта» вошла в силу 22 мая 1903 г., когда был подписан договор США с Кубой 4.

По условиям поправки Соединенные Штаты узурпировали право конт­роля над внешней политикой Кубы, ей было запрещено заключать догово­ры с иностранными державами и брать у них займы без санкции аме­риканского правительства. США присвоили также право контролировать внутреннюю политику Кубы, поскольку брали на себя полицейские функ­ции по установлению на острове порядка в случае возникновения там волнений, которые американское правительство сочтет нарушающими нормальную жизнь республики и вызывающими необходимость дипло­матической или военной интервенции. Куба обязывалась передать в арен­ду Соединенным Штатам определенные участки территории для созда­ния американских военно-морских баз. Фактически на Кубе устанавли­вался режим американского протектората. Явочным порядком США за­хватили лежащий в кубинских прибрежных водах о-в Пинос.

Кубинское Учредительное собрание отказывалось признать право­мерность «поправки Платта» как относящейся к кубинской конституции. Тогда Вашингтон пригрозил неограниченным продлением оккупации, что сломило сопротивление членов собрания, не располагавших силами для действенного отпора.

«Поправка Платта» и экономическое господство американского капи­тала на Кубе превращали страну в полуколонию США. Используя свое влияние, американцы контролировали первые президентские выборы на острове, обеспечив победу Эстрада Пальме, в преданности которого были совершенно уверены. 24 февраля 1902 г. он стал президентом Кубинской республики. 20 мая над страной взвились кубинские флаги. Американ­ские войска покидали остров. Но кубинскому народу, чтобы стать дейст­вительно свободным, предстояла еще долгая борьба.

Отняв у Испании Филиппины, Пуэрто-Рико и Гуам, подчинив Кубу, создав собственную колониальную империю, Соединенные Штаты начали передел уже поделенного мира. Для США испано-американская война стала исходным пунктом, от которого они начали бег к политике «боль­шой дубинки» и «дипломатии доллара».

В борьбе за передел мира США столкнулись не только с Испанией, но и с другими империалистическими и колониальными державами. Это столкновение не привело к расширению испано-американской войны, но сильно обострило присущие этим державам противоречия, противоречия конкурентов. Особенно серьезными оказались американо-германские противоречия — наиболее молодых и активных империалистических со­перников.

Акция у Манилы не принесла успеха германским империалистами. Однако, воспользовавшись сопротивлением, которое оказывали филиппин­цы американским оккупантам, безнадежной слабостью Испании и ее ка­тастрофическим финансовым положением, проявив напористость и лице­мерие, Берлину удалось расширить свои колониальные владения. Были куплены у Испании оставшиеся у нее после Парижского мира тихооке­анские владения: о-в Палау, Каролинские и Марианские (исключая Гуам) острова.


 

ИСПАНО-АМЕРИКАНСКАЯ ВОЙНА 1898 Г.

Испано-американская война выявила со всей очевидностью противоре­чия между империалистическими государствами и народами порабощае­мых и закабаляемых стран. Филиппинцы с оружием в руках героически боролись против новых колонизаторов. Кубинцы оказывали сопротивление установлению над островом американского протектората. В обоих случаях неудача борцов за свободу и независимость в немалой степени объясня­лась политикой местной компрадорской буржуазии и помещиков, кото­рые пошли на соглашение с империалистами ради своих корыстных клас­совых интересов.

Так война, начатая Соединенными Штатами якобы ради освобождения и независимости Кубы, явилась одной из «главных исторических вех но­вой эпохи мировой истории» 5, эпохи империализма.


4 Ibid., vol. I, p. 362.


5 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 30, с. 164.


Глава восьмая ТРЕСТЫ И МОНОПОЛИИ

Победа над Испанией в 1898 г. означала утверждение за Соединен­ными Штатами статуса колониальной державы, при этом достаточно ок­репшей экономически, и наступление нового, XX в. правящие круги от­мечали весьма пышно. Особенно отличился Нью-Йорк, финансовый центр страны, который именовался «имперским городом». Однако радужные на­строения финансово-промышленных магнатов быстро рассеялись. Уже во второй половине 1900 г.— первой половине 1901 г. обозначилось резкое понижение экономической конъюнктуры. Но особенно значительным ока­зался финансовый кризис 1901 г., которому предшествовала небывалая спекулятивная горячка: если ранее рекордом считалась продажа 400 тыс. акций в день, то в апреле 1901 г. число проданных за день акций на бир­же Уолл-стрит дошло до 3 1/4 млн.1 9 мая 1901 г. наступил перелом, це­ны на акции стали катастрофически падать. Американский экономист А. Д. Нойес отмечал, что в какие-нибудь несколько часов большая часть банкиров и промышленников на Уолл-стрит оказалась несостоятельной. А в 1903 г. экономический кризис охватил всю страну.

После недолгой передышки кризис повторился в 1907—1908 гг. и,, наконец, в 1913 г., накануне первой мировой войны. Однако из этих кризисов капитализму США еще удавалось выходить сравнительно лег­ко. Стоявшая до 1913 г. у власти республиканская партия во всех поли­тических платформах громко заявляла об улучшении экономической конъ­юнктуры (несмотря на кризисы) и приписывала успех своему «мудрому» правлению: победоносному завершению войны с Испанией, введению «зо­лотого стандарта» в прошлом, а в настоящем (т. е. в первое десятилетие века) — гибкой внутренней политике в отношении рабочего класса и на­ступательным акциям за пределами страны (главный пример — захват-зоны Панамского канала). Все эти мероприятия проводились в интересах крупного монополистического капитала, превратившегося в США к нача­лу века в ведущую силу экономического, а затем и политического разви­тия. Процесс объединения мелких предприятий в группы и дальнейшая концентрация производства интенсивно продолжались в новом столетии. Знамением века было создание Дж. П. Морганом гигантского «Сталь­ного треста» с капиталом почти 1,5 млрд. долл.2 О рождении нового тре­ста было объявлено 3 марта 1901 г. (как раз во время спекулятивной-горячки на бирже), т. е. в канун вступления Маккинли на пост президен­та на второй срок. Под контролем этого объединения оказалось 3/5 про­изводства стали всей страны, а поскольку тот, кто владеет производством-стали, может диктовать свои условия и железным дорогам и владельцам пре-

 

1 Noyes A. D. Forty Years of American Finance. N. Y., 1909, p. 301.
2 Точная цифра: 1 402 846 817 долл. Решив прибрать к рукам сталелитейную промыш­ленность, Морган заплатил колоссальную сумму Э. Карнеги и Рокфеллеру, пред­приятия которых влились в «Стальной трест», а кроме них, приобрел еще восемь» . компаний. См.: Allen F. L. The Great Pierpont Morgan. N. Y., 1949, p. 179—180.


 

тресты и монополии

дредприятий в других отраслях промышленности, то понятно, что влия-ние моргановской группировки колоссально возросло.

Банкирский «дом Морганов» соперничал с группой Рокфеллера, соз­дателя первой монополии — нефтяного треста «Стандард ойл», представ­лявшего наиболее яркий пример концентрации производства.

Капиталы, которыми располагали эти две группировки через свои банки, достигли огромных размеров. Банк Рокфеллера «Нэшнл сити бэнк»

владел основным капиталом в 25 млн. долл. и распоряжался деньгами своих вкладчиков на сумму 474 млн. долл. Морган контролировал два банка: «Ферст нэшнл бэнк» и «Нэшнл бэнк оф коммерс». Капитал пер­вого достигал также 25 млн. долл., а капиталы его вкладчиков -630млн. долл.3

Влияние этих гигантских группировок было огромным. Они владе­ли железными дорогами, нефтяными, металлургическими, машинострои­тельными, автомобильными и пр. концернами и компаниями, распоряжа­лись предприятиями, добывающими руду и уголь, речными пароходствами и т. п. Поистине эти и еще несколько менее сильных монополистических групп (группа Вандербилта и Гарримана, пенсильванская группа, груп­па Доджа и т. д.) контролировали большую часть добывающей и обра­батывающей промышленности, от них зависело благосостояние тысяч людей.

эту зависимость — экономическую — можно расценивать как непосред­ственную и опосредственную: непосредственную зависимость рабочего от работодателя и опосредственную зависимость от банка мелкого вкладчи-а, заложившего землю или дом. В годы экономических кризисов, как

3 Очерки новой и новейшей истории США: В 2-х т. М., 1960. т. 1, с. 405.


II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


правило, и рабочие, и мелкие собственники терпели лишения, нужду, ибо теряли работу или сбережения. Разорялись и мелкие промышленные фирмы и банки, а десятки тысяч акционеров лишались вкладов. Так бы­вало раньше, так было и в кризисные годы начала XX в. Устоять могли лишь мощные монополии, а такие, как Морган и Рокфеллер, располагав­шие колоссальными резервами, «поглощали» фирмы, испытывавшие фи­нансовые затруднения. Одним из наиболее ярких примеров такого «по­глощения» было приобретение «домом Морганов» (с согласия президента Т. Рузвельта) компании «Теннесси айрон энд стил» во время кризиса 1907-1908 гг.

С развитием монополистического капитализма появляется еще одна характерная черта: возникновение финансового капитала, сращивание банковского капитала с промышленным, их «личная уния», о которой пи­сал В. И. Ленин в труде об империализме 4. Те же две сильнейшие груп­пы Моргана и Рокфеллера — ярчайшее подтверждение этому. Причем, если Рокфеллеры вошли в ранг финансовых магнатов, начав с организа­ции монополии в промышленности (нефтяной), то Морган действовал иначе — скупал акции промышленных фирм и создавал так называемые держательские компании. Иногда эти операции требовали колоссальных затрат, которые были под силу только Моргану. Так, сделка со стальным королем Э. Карнеги при организации «Стального треста» обошлась свыше 490 млн. долл.

Крупные финансовые монополии могли оперировать огромными, ранее неслыханными суммами в силу того, что распоряжались деньгами акцио­неров. Сохраняя за собой контрольный пакет акций, финансовые магнаты распространяли мелкие акции среди населения. «Стальной трест» дейст­вительно в годы подъема выплачивал своим акционерам высокие дивиден­ды (до 7%), более мелкие тресты платили значительно меньше.

Вытеснение мелких предприятий корпорациями регистрировалось офи­циальной статистикой, отмечавшей из года в год рост числа банкротств. Если в 1900 г. произошло 10 774 банкротства, то в 1904 г.— 12 199, а в 1908 г. (годы кризиса) — 15 690 банкротств. В 1910 г. промышленная конъюнктура несколько улучшилась: число банкротств упало до 12 652, но в 1913 г. (кризисный год перед войной) достигло 16 036 5.

Однако на их месте появлялись новые мелкие и средние фирмы. Про­исходил непрерывный процесс разорения мелких фирм, поглощения их крупными и роста корпораций, а в то же время параллельно шло воз­никновение мелких капиталистических предприятий, владельцы которых отчаянно боролись за сyществование. При этом удельный вес промыш­ленной продукции, производимой крупными предприятиями, возрастал так­же неуклонно, как снижался удельный вес продукции мелких и средних фирм. Если в 1904 г. 71 147 мелких предприятий производили 1,2% про­мышленной продукции, то в 1914 г., хотя число их возросло до 97 061, удельный вес в выпуске продукции снизился до 1% 6. То же самое про-

 

4 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 27, с. 337.

5 Statistical Abstract of the United States, 1914. Wash., 1915, p. 611. 6 Для сравнения отметим, что за тот же период число крупнейших предприятий с капиталом свыше 1 млн. долл. возросло вдвое — с 1900 до 3819 — и их удельный вес в выпуске продукции увеличился с 38,9 до 48,6%. См.: Faulkner H. U.The Dec-Рте of Laissez Faire, 1897—1917. N. Y., 1951, p. 418—419. Фолкнер приводит данные no: Statistical Abstract of the United States.


 

ТРЕСТЫ И МОНОПОЛИИ

исходило и со средними и более крупными предприятиями: несмотря на некоторое увеличение числа таких фирм, удельный вес их продукции не-. уклонно снижался.

Как уже отмечалось, в XX в. возросли темпы образования корпориро-ванных предприятий. С 1 января 1899 г. по 1 сентября 1902 г. были со­зданы 82 крупных треста (включая «Стальной трест», «Амалгамейтед коп-пер компани», «Америкэн смелтинг энд рифайнинг компани» и др.); к 1904 г. в США насчитывалось 445 крупных корпораций (промышленныx, транспортных, телефонных, страховых и т. п.) с общим капиталом в. 20 379 млн. долл.7 Удельный вес продукции, выпускаемой корпорирован-ными промышленными предприятиями, неуклонно возрастал.

В 1904 г. корпорированные (и акционерные) фирмы, составлявшие 23,6% общего числа всех придпиятий в США, производили 73,7% всей продукции (по стоимости). В 1914 г. цифры соответственно равнялись, 28,3 и 83,2%. В то же время доля продукции, выпускаемой индивидуаль-ными владельцами, снизилась с 11,5 до 7,9%. Следует отметить, что в 1914 г. на на предприятиях крупных корпораций работали 80,3% рабочих, занятых в промышленности8. При этом характерно, что прибыли моно­полистических объединений росли из года в год: с 1904 по 1914 г. при­были корпораций возросли с 4.5 млрд. долл. до 8,09 млрд. (44%). Росла их доля в общей сумме прибылей предприятий (с 71,9 до 81,9%), в то время как доля доходов индивидуальных предпринимателей постоянно снижалась (с 13,1 до 9,1%).

Приведенные данные зарегистрированы официальной статистикой. Более наглядными могут быть такие примеры: в 1900 г. стальной маг-иат Э. Карнеги получил чистого дохода 23 млн. долл., не обложенных налогом. Для сравнения отметим, что ежегодный доход с недвижимого имущества королевы Виктории (большая доля которого заключалась в доходных домах лондонских трущоб) равнялся примерно 2225 тыс. долл.9 Такие более чем королевские доходы многие магнаты капитала тратили с «американским размахом». Известно, что Морган пристроил к своему до­му в Нью-Йорке роскошно декорированный зал на 2400 человек для сва­дебного бала дочери. Постройка Рокфеллером загородного особняка не­подалеку от Нью-Йорка стоила 2 млн. долл., а содержание имения обхо­дилось ежегодно в 0,5 млн.10

За бешеные деньги американские тузы скупали в Европе бесценные произведения искусства: картины, статуи, гобелены, мебель, целые замки. Дж. П. Морган пристрастился к коллекционированию старинных рукопи­сей и редких изданий. Его библиотека в особняке на Мэдисон-авеню (Нью-Йорк) хранила уникальные рукописи, которые он привозил из поездок по Европе. Г. Фрик «специализировался» на полотнах европейских масте­ров. Это было своеобразное помещение денег, приобретение собственности, не приносящей процентов на капитал, но никогда не падающей в цене. После гражданской войны нью-йоркские богачи облюбовали для отды­ха живописное местечко на берегу Атлантического океана — Ньюпорт (штат Род-Айленд), рядом с военно-морским колледжем. Строить ньюпорт-ские «коттеджи»Вандербилты, Белмонты и другие миллионеры приглаша-


Дата добавления: 2015-04-05; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.03 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты